Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Коммуникации
Что в имидже твоем, ПР? Опыт этимологического исследования в форме шахматной партии. Ход 5. Проблема языковой адаптации. Ход 6. Разговор о правописании
(№16 [254] 05.11.2012)
Автор: Андрей Богоявленский
Андрей Богоявленский

Продолжение. Начало см. в №№ 248 (05.07.2012), 251 (05.09.2012), 252 (25.09.2012) и №253 (15.10.2012)

 

Миттельшпиль

 

ПРо оПРеделения ПР

 

Правильная постановка вопроса свидетельствует о некотором знакомстве с делом. 

Френсис Бэкон

 

Ход 5. Проблема языковой адаптации 

 

Марксизм не признаёт внезапных взрывов в развитии языка, внезапной смерти существующего языка и внезапного построения нового языка.

И.В. Сталин

…И вырвал грешный мой язык

А.С.Пушкин

У меня к русскому языку вопросов нет.

В. С. Черномырдин

 

Идея связи истории языка с гражданской историей России принадлежит А.А. Шахматову – лингвисту, текстологу, историку древних славянских литератур и языков, действительному члену Императорской Академии наук (1899), впоследствии – Российской академии науки[1]. В России в первой трети XX века философия языка прошла два этапа: потебнианский (строгая сравнительно-историческая этимология, где место творца языка предоставляется фольклору) и марристский (т. н. «яфетическая теория», «новое учение о языке»[2]), оцененный лингвистами того времени в контексте  «необходимости беспощадной борьбы с реакционной идеологией космополитизма»[3]. По мнению современников, «Н. Я. Марр подверг уничтожающей критике реакционные основы методологии индоевропеистики, показал ее расистскую, антинародную сущность», а потому «советские языковеды с благодарностью перечитывают эти замечательные слова ученого-патриота, нанесшего сокрушительный удар буржуазному языкознанию и построившего передовую историко-материалистическую науку о языке на основах марксизма-ленинизма»[3]. В настоящее время наследие Н.Я. Марра оценивается неоднозначно. С одной стороны, признается, что «Н.Я. Марр был великим организатором науки, на редкость последовательным, бескомпромиссным и страстным исследователем, обладающим глубоко системным мышлением»[4], с другой, пишется, что «Н.Я. Марр в «Новом учении о языке» вместо строгой сравнительно-исторической этимологии предложил этимологию вульгарную (т.е. народную) по случайным созвучиям слов и по наделению этих созвучий теми значениями, которые нужны для подтверждения того или иного вымысла. В 1950 г. выступление И. Сталина, отвергшего «труд – магическую тарабарщину» [5], засвидетельствовало начало третьего «сталинского» периода в истории Российской лингвистики ХХ века. Показательно, что И.Сталин написал свою работу «Марксизм и языкознание», в которой он подверг уничтожающей критике позицию лингвиста, лишь спустя 16 лет после смерти  Марра» [6]. 

Полагаем, однако, что, несмотря на очевидные разногласия в подходах, общим следствием  советской идеологизированной языковой доктрины становится изоляция, в частности, буржуазной экономической лексики. 

Реабилитация «космополитического подхода» и активное «прирастание языка» за счет иноязычной лексики происходит в перестроечные и постперестроечные  годы. Нынче этот непростой процесс анализируется не только лингвистами, но и популярными писателями [7]. 

О содержании научного поиска на современном этапе написано немало, но все же проиллюстрируем философские аспекты  «постперестроечного периода» языкознания подборкой размышлений М. Задорнова. «Вообще "язычество" – очень хорошее слово. Оно означает "я зычу естество – то есть "я озвучиваю природу". Но впоследствии наши предки, попав под "пиар" Запада, предали эту философию. Из верующих и свободомыслящих они превратились в косно-религиозных. Сохранил элементы былой мудрости лишь русский язык. Правда, мы не всегда замечаем эту мудрость, а подчас извращаем до полной неузнаваемости» [8]. 

К сожалению, этимология, используемого М. Задорновым  значения «пиар» не уточнена. А жаль, поскольку примеров «элементов мудрости» и ее «извращений» известный писатель приводит немало. Так,  «тех, кто лечил болезни, называли – «лекари», а тех, кто рассказывал как лечить, много при этом говорил, значит, врал – «врачи». И, кстати, была удивительная поговорка. Она дошла до нас. Но только сейчас я понял ее смысл: «Главное для больного – своевременный уход врача». <…>. 

Теперь все хотят быть похожими на бизнесменов. На торгашей! 

В древности их причисляли к низшему сословию, как и разбойников. Называли – товарищи! Потому что, нападая на караваны и на суда, они убивали людей и кричали «товар-ищи!». Так что «товарищи» – это оскорбление! Благородным это слово стало считаться, когда «товарищам» со временем стало недостаточно грабить суда. Они решили грабить народы – пошли в политику. Но самое интересное, в древних государствах тоже были таможни. На реках стояли. На волоках. Они сволакивали товар. Поэтому называли таможенников – «сволочи». Но это древние таможенники – сволочи. Наши не сволочи. Наши – товарищи!» [8] и т. д. 

Среди причин, ведущих к обогащению  лексики, современные исследователи выделяют два магистральных направления: языковые заимствования[9] и языковые упрощения. Эти два направления могут быть детализированы и систематизированы по особым основаниям. Так, в книге «Русский язык на грани нервного срыва» [10] директор Института лингвистики РГГУ М. Кронгауз утверждает, что «стремительно развивающийся современный язык в России иногда искусственно делится на четыре основных языковых среды: гламурную, заимствованную, бранно-матершинную и интернетовскую» [11].  По мнению авторитетного исследователя, «пиар – действительно яркий пример того, как русский язык осваивает иностранные слова, а русский человек – европейский образ жизни. Однако американец или англичанин, приезжая в Россию, не воспринимает пиар как свое слово. В русском «исполнении» оно изменилось и внешне, и по смыслу. У нас слово охватывает гораздо больше явлений, чем в английском языке» [11]. 

Согласившись (с оговоркой [12]) с таким видением (и дополнив, что нередко четыре языковых ручейка сливаются в единую и неделимую заимствованную гламурно-бранно-матершинно-подонковско-интернетовскую полноводную реку, размывающую культурный слой русской словесности), все же предположим, что главная причина такова – язык прирастает за счет языка более развитых цивилизаций. 

Однако эта, отнюдь не крамольная мысль нередко смущала умы даже лучших представителей отечественной культура, а целесообразность введения новой лексики всегда вызывала горячие споры. В качестве иллюстрации допустим небольшой исторический экскурс. 

 

ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ

1. См.: Шахматов А.А. Исследование о языке новгородских грамот XIII и XIV вв. // Исследования по русскому языку. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1886. Т. I. С. 131-285;   Шахматов А.А. Исследования в области русской фонетики // Русский Филологический Вестник. 1893. Т. 29, № 1-2; Т. 30, № 1-4; 1894. Т. 31, № 1.; Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908; Шахматов А.А.  Очерк древнейшего периода истории русского языка. Пг.: Тип. Имп. Акад. наук, 1915. L, 369 с. (Энциклопедия славянской филологии; Вып. 11.1 / Имп. Акад. наук. Отд-ние рус. яз. и словесности; Под ред. орд. акад. И. В. Ягича);  Шахматов А.А. Повесть временных лет. Пг.: Археогр. комис., 1916. Т. I: Вводная часть. Текст. Примечания. VIII, LXXX, 403 с. (Летопись занятий Археогр. комис.; Вып. 29); Шахматов А.А.  Очерк современного русского литературного языка. Л., 1925. (4-е изд. М., 1941). 

Шахматов А.А.  Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. / АН СССР. Ин-т лит-ры. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1938. 372 с.; Шахматов А.А. Историческая морфология русского языка / АН СССР. Отд-ние лит. и яз. М.: Учпедгиз, 1957. 400 с. 

2. В отличие от индоевропейской. теории происхождения языка, Н.Я. Марр утверждал, что никакого праязыка не существовало. Развитие языка, по Марру, шло от первоначальной. раздробленности и закончится созданием единого языка единого человечества. Он считал язык надстроечной категорией и классовым явлением. Положения "нового учения" о языке вызывали со стороны ряда ученых скептическое отношение.Н.Я. Марр «Новое учение о языке» . 

3. Десницкая А. В. Н. Я. Марр и задачи исторического языкознания /  А. В. Десницкая. // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. - Т. VIII. - Вып. 5. - М., 1949. - С. 467-473.

4. См.: П. Мурадян. Шотландец на перекрестке веков / Мурадян П. // Мир Языка - персональный сайт профессора В.А. Курдюмова (yazyk.net/index.php?)

5. См.: Рождественский Ю.В. Принципы современной риторики./ Ю.В Рождественский (evartist.narod.ru/text7/34.htm).

6. См.: Назаров И.А. Теория языкознания Марра и марксизм. / И.А. Назаров. // Мир Языка - персональный сайт профессора В.А. Курдюмова (yazyk.net/index.php?).

7. См. напр. Веллер М. Слово и судьба / М. Веллер. – М. :  АСТ, 2008. – 576 с.; Задорнов М. Третье ухо. (www.zadornov.net) и пр.

8. Задорнов М. Третье ухо. (www.zadornov.net).

9. На это обстоятельство обращено внимание в основополагающей работе М. Сводеша (См.: Сводеш М. Лексикостатистическое датирование доисторических этнических контактов / М. Сводеш. В сб. “Зарубежная лингвистика” вып.1. Ред.: Звягинцева В.А., Чемоданова Н.С. М.: Прогресс, 1999. С. 7-36). . Он заметил, что, например, в английском языке практически половина лексики может считаться заимствованной, но из ядра лексики заимствованными оказываются лишь 6% слов (за 2 тыс. лет): цит. по Соловьев В.Д. Модель распространения языковых признаков // В.Д. Соловьев, В.Н.Поляков (fccl.ksu.ru/fcclpap.htm).

10. Кронгауз М.  Русский язык на грани нервного срыва / М. Кронгауз. – Издательства: Языки славянских культур, Знак, 2008 г. – 232 с.

11. Цит. по: Владимир Емельяненко  Язык развивается так, как нужно нам. //  Русский мир.ru №6 2008. (http://www.russkiymir.ru/ru/magazine/062008/?id4=332...;i4=5)

12. Несколько ранее исследователи отмечали, что  «в основном … обновление лексики русского языка происходит за счет словосложения: авиамагистраль, античастица, атомоход, биотопливо, велоспорт, нефтегазохранилище, ракета-носитель, диван-кровать и т.п. В этом процессе важную роль играют греко-латинские корни (анти..., био..., теле... и т.п.), составляющие общий фонд европейских языков (см.: Горбачевич К. Дано ли нам предугодать? (О будущем русского языка) / К. Горбачевич. // Русистика. - Берлин, 1990. –№ 2. – С. 70-80.).

 

Ход 6.  Разговор о правописании

 

Не противлюсь и в сем, что этимология, или произведение слов, есть нечто не малое для ученых людей. Итак, кто из ученых знает что то или иное слово, есть греческое, или другого какова языка; тот ведает и орфографию его, то есть, из каких оно состоит букв, и потому,  знает и знаменование его: буде ж не знает; то станет доискиваться». 

В.К. Тредиаковский. Разговор о правописании

 

Обращая взор в историю Государства Российского, и, размышляя о путях проникновения иностранной лексики, А. Пушкин писал: «Г-н Лемонте напрасно думает, что владычество татар оставило ржавчину на русском языке. Чуждый язык распространяется не саблями и пожарами, но собственным обилием и превосходством. Какие же новые понятия, требующие новых слов, могло принести нам кочующее племя варваров не имеющее ни словесности, ни торговли, ни законодательства <…>.  Как бы то ни было, едва ли полсотни татарских слов перешло в русский язык. Войны литовские не имели также влияния на  судьбу нашего языка; он один оставался неприкосновенною собственностию несчастного нашего отечества.

В царствование Петра  I   начал он примерно искажаться от необходимого введения голландских, немецких и французских слов. Сия мода распространяла свое влияние и на писателей, в то время покровительствуемых государями и вельможами; к счастью, явился Ломоносов» [1]. 

О том, что заимствования из иноземных языков имеют древнюю традицию, сам М.В. Ломоносов размышлял так: 

  1.  «Иностранные слова пришли к нам с первыми нашими тремя князьями, как берлога, и проч.
  2. С православною греческою верою: поп, пономарь, риза.
  3. От купечества с пограничными персами, китайцами, англичанами.
  4. От владения татарского.
  5. Чрез собщество и частые войны с поляками.
  6. От введения наук в Российское государство чрез г[осударя] и[мператора] П[етра] В[еликого].
  7. Сверьх того все пограничные россияне имеют много слов от пограничных народов…

С греческого языка имеем мы великое множество слов русских и славенских, которыя для переводу книг сперьва за нужду были приняты, а после в такое пришли обыкновение что бутто бы сперьва в российском языке родились» [2]. Но уже А. Сумароков давал резкую отповедь внедрению иностранной лексики: «Чужие слова всегда странны будут, и знаменования их не так изъяснительны, и следовательно введут слабость и безобразие в сильный и прекрасный язык наш» [3]. В Тредиаковский восклицал: «На что ж нам претерпевать скудость и тесноту французскую, имеющим всякородное богатство и пространство славенороссийское?» [4]. Против языкового «чужебесия» едко выступал и Н. Новиков. Устами г-на Выдумщика был «озвучен» «способ для приохочивания молодых российских господчиков к чтению русских книг. Оной в том состоит, чтобы русские книги печатать французскими литерами» (Живописец», 1772. – Лист 6) [5 : 300]. Создатель, «Трутня», «Живописца», «Кошелька» предлагал также «шуточное, но,  однако ж отчасти и полезное дело», когда «всякий из нас за каждое иностранное в российском разговоре, без крайния нужды, вымолвленное слово повинен заплатить двадцать пять копеек. А казна сия  по прошествии каждого месяца должна быть собрана и отправлена в Воспитательный дом в подаяние» («Кошелек», 1774. – Лист первый) [5 : 478]. Видится, черту под извечным спором западников и славянофилов подвел  было в 1845 году В. Белинский. Великий критик рассуждал: «В русский язык  по необходимости вошло множество иностранных  слов, потому что в русский язык вошло множество иностранных понятий и идей. Подобное явление не ново <…>. Изобретать свои термины для выражения чужих понятий очень трудно, и вообще этот труд редко удается. Поэтому, с новым  понятием, которое один берет у другого, он берет и само слово, лишь бы верно передавало заключенное в нем понятие! <…> Из двух сходных слов, иностранного и родного, лучшее есть то, которое вернее выражает понятие» [6]. И по сей  день мысль В. Белинского не потеряла своей актуальности. По мнению управляющего директора лондонского агентства «Today Translations» Ю. Зилинискене, «переводишь не только с одного языка на другой, но и из одной культуры в другую, а иногда эквивалента той или иной идеи в другой культуре попросту не существует» [7]. Но, в случае с обозначением «паблик рилейшнз», сохраняя иноземный «термин для выражения чужого понятия», мы наблюдаем параллельное существование не всегда удачных сокращений, языковых заимствований и необоснованных языковых калек (в данном случае ударение ставится на первом слове, хотя, вероятно, допустимо и на втором). Очевидно, что и сама интерпретация разных вариантов переводов, серьезным образом затрудняет нахождение приемлемой терминологии. Так, В. Лейчик пишет об этом следующим образом: «…англо-американские аббревиатуры начали писать в прессе и в большинстве специальной литературе, а затем и в художественной литературе. Самой распространенной аббревиатурой является пиар – PR(Public Relation). Сам термин и его написание вызывает огромное количество споров – как у журналистов, так и у лингвистов. Прежде всего, потому, что его значение не совсем понятно. Почему связи с общественностью? Почему же все-таки не общественные связи? Вообще первоначально это понятие звучало как «отдел по связям с общественностью. С каждым изменением приобретается новое значение…»[8].

Думается, что, допуская смешение корректных профессиональных обозначений и «художественной» транслитерации «пиар», В. Лейчик   невольно инициирует  дискуссию о правомерности такого подхода. Представим наше видение сложившейся ситуации.

В Россию значение «пиар» широко шагнуло в девяностые годы прошлого века вместе с книгой С. Блэка «Паблик рилейшнз: Что это такое?» [9]. Узаконила написание декан факультета журналистики СПбГУ М.Шишкина, повелев: «инструмент  PR именовать как пиар» [10]. Менее чем за  десять лет слово «пиар», построенное по принципу транслитерации[11] (от транскрипции аббревиатуры PR = Public Relation), как лингвистический феномен не только прочно вошло в русский язык, но даже успело занять почетное место среди сомнительной гордости великороссов – универсальных кратких ругательств и их производных (ср.: «черный пиар», «отпиарить», «пиарист» и более хлесткое «пиараст»). Но еще более удивительно то, что уже от этих кратких ругательств нынче образуются даже научные термины (ср. термин А. Короченского «пиарналистика»[12],). Полагаем, что в современной российской лексической среде  происходит размежевание семантики бытового значения «пиар» (употребляемого чаще всего в смысле «ньюзмейкинг» или  «паблисити» и имеющего чаще всего нейтральный или негативный подтекст) и  профессионального термина «паблик рилейшнз» («ПР»),  понимаемого у С. Блэка как искусство и наука достижения гармонии, основанное на взаимопонимании и полной информированности[13]. Внешне это схоже с тем,  как вроде бы из вежливого обращения «cher ami» – «шер ами» [14] возникает браное слово «шаромыжник» («шерамыжник») – здесь важен контекст. Вот как пишет об этом М. Горький: «После 1812 года два французских слова «шер ами» остались в нашем языке  как одно «шерамыжник», сделанный по типу: подвижник, книжник и т.д. Шерамыжник значит попрошайка, надоедник, обманщик, вообще – жалкий и ненадежный человек, и в этом смысле заключено сложное впечатление, навеянное пленными французами» [15].

К сожалению, своеобразно проведенная  приватизация, ложная демократизация, грязные политические технологии  90-х годов ХХ века в нашей стране маскировалось множеством новых и, образно говоря,  «взятых в плен» терминов, таких как  «электорат», «ваучер»», «консенсус» и др. Среди них было и слово «паблик рилейшнз» и, образованное от него по принципу «шерамыжник», – «пиар». Именно вследствие этого «новоязовского»/«гласноязовского» процесса значение «пиар» проникает не только в бытовую сферу, но и  в политический (политтехнологический) дискурс, приобретая дополнительные негативные коннотации. 

 

Сноски и примечания

1. Пушкин А.С. О предисловии г. Лемонте к переводу басен И.А.Крылова./А.С.Пушкин. – Полн. собр. соч. – в 16 т. – Т XI. – М.: Изд. АН СССР, 1937. – С. 32-33.

2. Ломоносов М.В. 1570 годы, (о переводах)/ М.В.Ломоносов. – Полное собрание сочинений. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1952.– Т.VII.– С.608-609.

3. Сумароков А.П. О коренных словах русского языка. /А.П.Сумароков. – Полное собрание сочинений. – Т.  IX. –  М.: Изд. Н.Новикова, 1781-1782. – С. 284. 

4. Тредиаковский В. К. Из предисловия к Тилемахиде / В. К. Тредиаковский. – Сочинения. – Т. II. – СПб.: Изд. А Смирдина, 1849. – С. LXIII.

5. Сатирические журналы Н.И. Новикова./ Редакция, вступит статья и комментарии П.Н. Беркова. – М.: Изд АН СССР, 1951.

6. Белинский В.Г. Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка, издаваемый Н.Кирилловым. / В.Г.Белинский. – Полное собрание сочинений: под. ред. С.А.Венгерова (Т.Т. I –XII, 1900-1926) и В.С.Спиридонова (Т.Т. XII –XIII  – М.-Л.: ГИЗ. – 1926-1948).– Т.IX.– С.375.

7. Кошмар переводчика// Домино. – 2004. - № 42 (650)  – С.57. 

8. Лейчик В. PR и не только /В. Лейчик. // Рекламный мир. – 2002 - № 2. – С. 23.

9. Блэк С.  Паблик рилейшнз: Что это такое? / С.Блэк. – М.: 1990. – 239 с.

10. Ульяновский А.В. Маркетинговые коммуникации : 28 инструментов миллениума / А.И. Ульяновский. – М. : Эксмо, 2008 – С.6. (432с.)

11. А. Кривоносов полагает, что термин «пиар» образован как макроним (заимствование звучания без перевода).

12. Ср.: напр.: «В связи с этим, исследователи поднимают ряд проблем, ставшие причиной обособления журналистики от литературного процесса. Это такие проблемы, как  политизация медиа, политическая ангажированность современной российской прессы, влияние той или иной идеологии на позицию журналиста, трансформация журналистики в пиарналистику <…>. Симкачева М. В. Профессионализм журналиста: трансформация понятия, модели практического воплощения/ Автореферат дисс… канд. филол. наук./ М.В. Симкачева – Казань, 2006. – С.15.

13. Корректная идентификация ПР зависит от множеством характеристик, таких, как модель ПР, исторический период, сфера применения и т.д.

14. Милый друг (франц).

15. Горький М. О Бойкости / М Горький. Собрание сочинений в тридцати томах. М Горький – Т.27. – М.: Гослитиздат, 1953. –  С.155.

 

Продолжение следует

_____________________________

© Богоявленский Андрей Евгеньевич

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum