Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Новости от "Новой"
Анонсы трех номеров "Новой газеты" за 3-е, 5-е и 12 февраля, подготовленные сотр...
№02
(370)
10.02.2020
Творчество
Линия жизни. Стихи
(№4 [260] 10.03.2013)
Автор: Галина Беспамятнова
Галина Беспамятнова

Время века – на исходе.

Все гадают  - кто на чем.

Но таинственной природе

Эти страсти нипочем.

 

Как и встарь, с неясным стоном

Реет парус над волной.

А любовь моя бутоном

Распустилась над тобой.

 

Это  лучшая защита

От тоски и от потерь,

Как шатер из неолита,

Где любая полость – дверь

 

В  мир двоих и мир без меры –

Без границ и берегов,

Где свободны капитаны

От решеток и оков.

 

Всюду – мостик или рубка,

Рулевое  колесо…

Пусть блаженная  улыбка

Снова ляжет на лицо,

 

Осветит глаза, разгладит

Эти  складки над бровями.

Словно горный мостик свяжет,

Скроет пропасть  между нами.

                                                

ПРОСТИ

Какой-то дух витает надо мною.

Его не знаю, только слышу я

Биенье  сердца  днем. Порой ночною –

Тепло руки. Дыханье затая,

 

Его ищу, блуждая по дорогам,

Где только пустота и неуют.

К каким-то экзотическим берлогам

Дурные ноги вновь меня несут.

 

Кругами ада этот  путь измерен,

Бесчисленными ранами души.

Но выход, видно, навсегда потерян

В том лабиринте. Свечи потуши,

 

Залей костры и загаси софиты.

Лучами звезд сияй мне в темноте.

На их язык другие «алфавиты»

Не претендуют. Только в пустоте

 

И в хаосе рождается мгновенье,

Что времени дает начало. Код

Живого чувства и свободной воли

Союза радостей и болей хоровод.

 

Прости, что тех огней не понимаю,

Прости, что не внимаю их  лучам,

Прости, что эти боли причиняю

Тебе, кому молюсь я по ночам.

 

Прости, что не умею быть счастливой

Лишь оттого, что ты на свете есть.

Я научусь. Я стану справедливой.

Я постараюсь боль твою прочесть.     

                                  

ИЛЛЮЗИЯ

Показалось, почудилось. Мнилось -        

Что-то светлое реет вдали.

Словно  теплая зыбкая милость

Разливалась с восходом зари:

  

Обнимала суровые склоны,

Целовала седые поля.         

К этой  неге, томясь благосклонно,

Вся в росе  устремлялась земля.

 

К ней несла полноводные реки,

К ней тянулись побегов листы.

Распахнув удивленные веки,

Все озера светились чисты

 

И спокойны, глубины скрывая,

Золотясь, голубели леса.

Словно дверь поднебесного рая

Отворилась на четверть часа.

 

Ненадолго. Манило. Сияло.

Веселило и грезы несло.

Но холодные ветры восстали

И в мгновение все разнесло.

 

Оголились урваны и скаты,

Растрепались  холмы и леса.

Оказалась на суть небогатой

 Иллюзорная эта краса.

 

ТОСКА

Радость – золотая, словно налитая:

Зрелая пшеница реет на ветру.

Вера – голубая как вода святая

Плещется в колодце чистом поутру.

         

А тоска какая? Сердцем завитая,

Долгая разлука омутом манит.

То засеребрится, тишиной пугая,

Далью фиолетовой песню отвратит.

              

Словно бы похитит, словно бы обманет,

Словно пожалеет, словно бы спасет

От тщеты туманной.  И мечтой заманит

В неземные выси. Ветром унесет.

                  

И вечерний сумрак как отрава-зелье

В щели заползает, душу холодит.

В хохоте русалок  злобное веселье,

В плаче Ярославны эхом прозвенит.

                         

И спиралью вьется, душу отнимая,

Разбивая в щепки  легкую ладью.

Солнце заслоняет, свечи зажигая,

Шепчет, угрожая: «Я люблю. Убью».

                                                    

ДЕКАБРЬ

Померкли краски. Свет унылый

Залил пространство, не спеша.

В щемящей стылости заныла

Остекленевшая  душа.

 

Графит земли покрыт порошей.

Деревья тянут станы тел,

Изогнутых воздушной ношей

Холодных ветров,  в тот предел

 

Где свет не брезжит, а мерцает,

Искрится нежной синевой.

И бесконечность обещает

Вернуть порыв стократ – с лихвой.

 

Взаимно грустное объятье

Нагих ветвей с пустыней сфер.

И словно для венчанья платье

Земле из неба сыплет флер

 

Снежинок  шлейф вуали вместо

Таинственный жених. Она

Как безупречная  невеста

В себя извне погружена.

 

Глаза озер пушистый иней

Прикрыл. Да бледность  разлилась

В лугах. И только  леса синий

Прозрачен контур. Убралась

 

Земля  к обильной тризне

На пышный одр как под венец?

Сама не знает, соки жизни

Пошлет иль заберет творец?


ВРЕМЯ

Мы считаем секунды, любовь торопя.

Убиваем часы одинокой тоски.

Тащим дни на себе, если сердце,  скорбя,

Гонит стрелки беды с той игральной доски,

 

Где фигуры судьбы  на позиции «мат».

Годы счастья в мгновенье свиваются вдруг,

Коль  недели угрозы в ворота стучат.

Ну а миг озаренья  как  ласковый друг

 

Неожиданно стрелки уносит назад.

И  тягучее время теряет свой ритм.                     

Здесь чечетку свою отбивает набат

Ликованья, сплетенный из новеньких рифм.

 

И слова, обретя новый смысл и судьбу,

Жизнь толкают вперед. Новый день настает,

Оттеснив  пустоту, маяту и борьбу

И мечтой отправляя секунды в полет.



*   *   *

Сегодня – первый день разлуки.

И я не знаю, отчего

Твои загадочные муки

Уже не значат ничего.

 

Да нет! Я лгу, себе не веря,

Что ты не выдержал дуэт

Разочарованного зверя

И той, которой равных нет.

 

Я из мечты. Ты это знаешь.

Но только поезд опоздал.

И ты печально озираешь

Ночной перрон. Пустой вокзал.

 

Туман в глазах. Лицо застыло.

И ожиданью нет конца.

Все это не было иль было?

Под стук колес стучат сердца.   


* * *                     

Тот первый вечер, словно кадр из фильма

Моей души. Один  из лучших дней.

И ты – смущенный, искренний, из дыма

Стихов возникший в комнате  моей.

 

«Забудь года, ты – вечная девчонка,

Как Афродита…» В пене  той морской

Я в мир вошла, и в образе ребенка

Любви эфир струился надо мной.

 

Он жег, лелеял, радовал и мучал,

Лишал покоя, бодрости и сна.  

Как будто этот  очень странный случай

Мне птица Феникс в клюве принесла.

 

Сегодня новый фильм снимает Мастер.

Он утончен, изящен и игрив.

В нем есть сюжет. Но карты разной масти

На пол упали, изменив мотив               

Той первой песни…

 

* * *

Линия жизни извилистой веткой

Тянет к запястью судьбы поворот.

В этих узорах таинственной меткой

Горе таится и счастье  живет.

 

Ласка ладоней и боль от удара:

Можно наотмашь, а хочешь – ребром.            

Пальцев касанье – и струны гитары

Вздрогнут и выдохнут, свившись ужом.

 

Сколько в ладонях живительной силы:

Локон поправить, слезу осушить.

И на щеке, приютившись,  так мило

Радостью нежно лицо озарить.

 

Руки веселые, руки живые,

Нежные, грубые, трудовые…

Неповторимые лики ладоней

В звездных  морщинках судебных агоний.


*** 

Радости и беды,

Страсти и печали         

На каких качелях

Вы меня качали?

   

То взлетала в небо

Как воздушный шар,

Спутав быль и небыль,    

Нежная душа.                 

 

То, заледенелая,

Словно снежный ком,

В лунное сплетение

Падала ничком.

 

Жарко или холодно,

Горько или сладко

Этот  «шар серебряный»                                          

Треплет лихорадка.

 

Странно: жизни вечной

Маленький клубок

Во вселенной бьется

От смешных тревог.


* * *

 

Нам жизнь измерена, отмерена.   

Нить путеводная потеряна.

Бреду по жизни неуверенно,

Сметая вехи на пути.            

 

Ищу дороги неоткрытые,

Вскрываю истины избитые,

Слова ищу,  давно забытые,

Чтоб все понять и обрести.

                          

И все на свете повторяется –

Судьба то бьет, то улыбается.

И все заветное сбывается,

Когда уж боли нет в груди.

 

Лишь светят звезды бесконечные,

Мерцают лики жизни вечные  

Да плещут волны быстротечные.

А ты готов брести, брести…


Владимир Перцев: стезёю классики. Эссе
Рецензия на книгу ярославского писателя Владимира Перцева «Одинокий воин: повесть и рассказы» 2019 г.
Великий незнакомец: чем запомнится Теодор Шанин
Известный социолог, сооснователь Московской высшей школы социальных и экономических наук - знаменитой «Шанинки...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum