Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Образование
Магия слов и дел профессора Введенской
(№5 [261] 05.04.2013)
Автор: Владислав Смирнов
Владислав Смирнов

     Ее лекции слышали, а учебники читали многие россияне. Людмила Алексеевна Введенская, почетный работник высшего профессионального образования, проработала на историко-филологическом (филологии и журналистики) факультете Ростовского государственного университета (ЮФУ) 60 лет, почетным профессором которого она и являлась. За это время  написала и издала свыше 30 монографий, учебников, словарей, некоторые из них переиздавались  по 20-30 раз! Ее уважали и ценили все, кому приходилось с ней встречаться. В чем же заключалась секреты ее необычайного трудолюбия и такой высокой производительности научно-педагогической работы, тайна ее обаяния?

...Я стою на трибуне в огромном переполненном зале Дворца строителей и читаю доклад о русских пословицах. Я - первокурсник, приехавший в донскую столицу из тихого кубанского городка, человек совершенно некоммуникабельный, боящийся подойти и просто спросить  другого о чем-нибудь. Какая-такая сила поставила меня на эту трибуну? Руководителем моей первой студенческой работы  (этого самого доклада) была Л.А.Введенская. Я до сих пор не могу понять, как же уговорила она меня выступать перед такой большой аудиторией? Смутно помню  «бездну зала» и мои попытки говорить четче и выразительнее.  А ведь по сути дела тогда состоялось мое «научно-общественное  крещение». И произошло оно благодаря  моему первому педагогу – Людмиле Алексеевне Введенской.

Позже, уже став профессором, я не раз слышал ее выступления о культуре речи для журналистов. Она сразу завладевала вниманием аудитории. Энергия? Да я бы не сказал... Наоборот - у неё был несколько «механический» голос. Образность языка? Да, вроде бы тоже нет... Какой же  завораживающей магией обладала эта удивительная женщина?  На поверхности сразу появлялось: она рассказывала об интересных и полезных фактах, проявляющихся в языке... В попытках найти более глубокий  ответ на этот вопрос, я стал лучше понимать силу воздействия ее голоса, убедительность  ее аргументов и  определенное очарование  ее облика.

Талант, как и все другие человеческие достоинства (впрочем, и  недостатки  - тоже), имеет разные степени, различные грани. Природа  щедро наградила Л.А.Введенскую даром любви к Слову, которому она служила всю свою долгую, почти 95-летнюю жизнь. А слово и звучащее, и написанное обладает огромной энергией, магической мощью воздействия, ибо оно - основа  человека, его мысли, фундамент всей нашей цивилизации. Пусть технические искусства,  особенно массовые, «купаясь» в популярности, кичатся  своим мнимым превосходством,  но не забывают: им до силы Слова семь верст до небес и все лесом. Ибо слово – сущность человека, а техника – «вспомогательный материал».  И когда любовь к слову подлинна, глубока и  основана на других талантах, эффект будет поразительным.

Но прежде чем рассказать о научно-педагогическом подвиге Л.А.Введенской, обратимся к некоторым страницам ее житейской биографии. В 1939 году она поступила в знаменитый московский  ИФЛИ  (Институт философии, литературы, искусства), в котором тогда обучалась духовная элита новой  России, но война прервала учебу.  Она рано вышла замуж - за военного, после войны полковник Евгений Афанасьевич Введенский долго работал в РГУ. Предоставлю слово самой Людмиле Алексеевне, я не раз записывал ее воспоминания для своих книг. 

«После освобождения Ростова от фашистов осенью  41 года, моего мужа назначили военным комендантом города. А я в это время жила в Астрахани,  у родителей. И вот он позвонил и вызвал меня в Ростов. Под Батайском наш эшелон стоял всю ночь. Ростов сильно бомбили. Я увидела тогда город в первый раз. Он в то время еще не был сильно разрушен. И он мне очень понравился.

Мы жили в доме СКВО. На месте цирка был тогда музыкальный театр, а я, страшная театралка, бегала сюда на спектакли, хотя город всё чаще стали бомбить».

Бомбежки в то  время были самой жуткой угрозой для жителей города. «В наш дом попала большая бомба и убила двух стариков. И мы переселились в здание, где сейчас находится гостиница «Южная», тогда это был жилой дом. Там были необычайно глубокие подвалы. К середине лета город стали бомбить все чаше и чаще. Всех родственников работников гарнизона эвакуировали. Я уезжала последней. Вернее, меня увезли. Чуть ли не в ковер завернули...»

 Военный комендант, Е.А.Введенский, можно сказать, уцелел чудом. «Он мне потом рассказывал, что перед самым вступлением немцев в Ростов, летом 42-го года, раздается в комендатуре  телефонный звонок из какого-то продовольственного магазина с окраины. Продавщица и говорит: «В магазине немцы с автоматами. Можно ли им что-либо продавать?» Муж ей: «Удирайте скорее! И если сможете, запирайте магазин!» Вот психология наших людей: все спрашивать у начальства даже в такой нелепой ситуации. Так муж узнал, что немцы уже в городе. Уходил он одним из последних. Машина попала под бомбежку. Он успел открыть дверцу и выпрыгнуть в кювет, а через несколько секунд автомобиль вместе с водителем взлетел на воздух».

Вот они правдивые, страшные  и горькие картины войны... « Я вернулась в Ростов из эвакуации в марте 43-го года  и пришла в ужас. Когда я впервые перед войной попала сюда, влюбилась в этот прекрасный южный город. Весь центр был разрушен, стояли коробки домов, зияли пустые окна. Люди рассказывали, в каких невыносимых условиях они жили. Но были и комические случаи. Одна женщина, она была музыкантом, говорила мне: у неё на постое расположились немцы и часто просили сыграть им что-нибудь и спеть. А по-русски они ничего не понимали. И она под веселую мелодию распевала им: «Как я всех ненавижу! Чтобы вы все подохли!» Они хлопали, благодарили. И она была рада, что хоть чем-то могла себя поддерживать».

Только сейчас, набирая строки ее воспоминаний, я обратил внимание: как все точно, просто рассказано, нет ничего лишнего, каждое слово несет  смысловую и эмоциональную нагрузку. А ведь это – показатель ясности мышления, умения сказать кратко и емко.

После окончания Ростовского пединститута в 1952 году Людмила Алексеевна пришла в РГУ. Я помню её еще молодой. Она очень любила вязать и всегда ходила в  красивых платьях и свитерах оригинальных  рисунков и расцветок, связанных по собственным  выкройкам. Художественный  вкус у нее был отменным. 

У нее было плохое зрение, и как-то она пожаловалась мне, собрату по этой беде, что, мол, совсем неважно с глазами, как же она будет работать. Но бог, как говорится, миловал. И когда мы рассуждаем о ее огромной работоспособности, а главное – производительности труда, мы не должны забывать о её плохом зрении.  Уж кто-кто, а я со своими 30 минусовыми диоптриями, знаю, что это такое.  Не будем забывать и об аспирантах, которых она вырастила целый «букет», а современные  аспиранты требуют  немалого внимания. Ученики Людмилы Алексеевны Введенской успешно работают в вузах,  колледжах, школах, а значит –  продолжают ее дело. 

Видимо, природа, «распределяя» таланты,  дала ей буквально страсть к работе. Так природа «устраивает» внутренний мир одаренных людей, создавая им творческий  потенциал и вектор для его саморазвития.

А начинала Введенская с создания огромной  лексической базы для своих будущих трудов. Не случайно, она как-то сказала мне: «Вот бы дали месяца два для творческого отпуска и, глядишь, новая книга была бы». Имея  талант исследователя, хорошо зная актуальные проблемы  своей науки и  фундаментальный задел, особенно в лексикографии, она могла работать, действительно как на «конвейере».

Все можно сказать сложилось идеальным образом. Она одной из первых в стране разработала теорию новой филологической дисциплины – культуру речи. Ее учебники, учебные пособия, словари выходили, как правило, с грифом Министерства высшего образования, а это подчеркивает их высокий профессиональный уровень. Иногда они приносила  кипу новинок на заседания Ученого совета, и, демонстрируя их коллегам, вся светилась  внутренним счастьем, которое знает только тот человек, который  успешно занят любимым делом. 

Книги  появлялись одна за другой и охватывали все основные области изучения русского языка. Язык ведь  не только основа  духовной жизни человека, это целый мир, включающий в себя и отражающий собой всю диалектику бытия. Она работала в области, максимально необходимой обществу. 

Особенно стал востребован русский язык во времена нашей  сумасбродной перестройки. Жизнь буквально захлестывала  высокую культуру: речь, общение, письменные тесты,  массовые коммуникаций... И Людмила Алексеевна стала «рыцарем» культуры речи, ее верным служителем, а точнее - настоящим Просветителем, которых так не хватаем сейчас России.

Она никогда не халтурила, не опускала планку - была  добросовестной, порядочной, и это –то в наши времена! Ее книги написаны на самом актуальном материале, прекрасным  литературным языком. И в этом также проявлялись грани ее таланта. И тут сказал свое слово наш доморощенный, стихийный книжный рынок, который опирается на спрос, на известные авторитеты. У нас ведь как: все знают звезд эстрады, самые крупные из которых зарабатывают деньги вагонами и маленькими тележками. Считать мы их не будем, да и дело это нелегкое. О зарплатах же и гонорарах  ученых лучше промолчим... А Введенская была настоящей  Звездой русской культуры. И она, конечно же, не случайно, попала в эпицентр такой профессиональной «раскрутки», отсюда и переиздания, и  огромные тиражи. Её издательская деятельность опиралась на потребность в пропаганде русского языка, спрос на  высококачественные учебники... Так, учебное пособие «Русский язык и культура речи» выдержало   за 10 с небольшим лет 30 изданий и вышло общим тиражом 260 тысяч экземпляров! Каков «детектив» духовного подвижничества! Она заработала это право высочайшим уровнем своего профессионального труда. Л.А.Введенская созидала высокотехнологичную продукцию, не покладая рук и ума, как целый завод (да простит мне читатель такую техническую «метафору») по производству  нужных и  образованию, и воспитанию  умных и полезных книг. Именно - и воспитанию.  Другие такие примеры   вряд ли  знает наша страна нового времени.

Но она была и новатором. Она издавала словари, которые содержали ценный  вспомогательный материал, комментарии, служившие настоящим путеводителем для читателя в мире современного языка. Особым успехом пользуются ее книги по риторике – школе речевого публичного общения.

Коллеги и ученики давно обратили внимание на преданность Введенской  школе как базе народного образования. Она проводила семинары, читала лекции, издавал методические материалы... Не отсюда ли  ясность, простота, доступность ее  языка?

«Полагаю,- пишет профессор Г.Рахимкулова, долгие годы работавшая рядом с Учителем и заведовавшая кафедрой, которую когда-то создала Людмила Алексеевна, -  что Введенская и ее соавторы сумели разработать оригинальную концепцию культуры речи, внятную и понятную всем: школьнику, студенту, преподавателю и издателям. Суть этой концепции можно свести к следующему: с одной стороны, сохранить русский язык как важнейшую составляющую каждой отдельной личности, а с другой – рассматривать его как главнейшую часть национального достояния России, без которого страна не сможет существовать как великая держава!»

У нас есть «умники», которые  смеют посмеиваться над патриотизмом. Для меня патриотизм не размахивание  красивыми, популистскими  лозунгами, а  конкретная работа, нацеленная на защиту интересов страны. В том числе, а может быть, это и главное – и духовных. В этом смысле, занимаясь языком, как явлением культуры народа,  главной «скрепой» нации, Людмила Алексеевна была и выдающимся патриотом Родины. К этому, опять-таки, подвигнула ее любовь к языку. Понимание языка и культуры речи как главной составляющей культуры вообще – завет Введенской всем филологам, журналистам, писателям... Да и идеологам, которые должны же появиться,  наконец, на общественно-политическом небосклоне России. Пора бы уже!

Людмила Алексеевна являла  всей своей работой, своим обликом образ подлинного подвижника, для которого  труд на благо людей – есть высшая ценность бытия. Она не оставляла студентов  буквально до последнего – пока могла ходить...

Конечно же, она ощущала свою нужность людям, и ее работа держала ее на «плаву» в наши нелегкие времена, придавала внутренние силы и нравственное удовлетворение.  Отдача её высокой работы сказывалась не только на ее многочисленных читателях, эта отдача «работала» и «вовнутрь»-  на самоподдержание и творческого тонуса  мастера, да и вообще  обычного житья-бытья... Поэтому можно сказать: Людмила Алексеевна Введенская была в высшей степени самодостаточным  человеком, всей своей жизнью подтвердившим  мудрую мысль: люди находят смысл жизни  и личное счастье в любимом деле.

 Среди книг Л.А.Введенской, подаренных мне, я больше всего ценю два издания: «Словарь ударений для работников радио и телевидения» – это для профессиональной работы.  И небольшую книжечку «Пословицы и поговорки китайского народа», выпущенную в РГУ в 1959 году – это для души. И в этой книжечке – мою любимую китайскую мудрость: «Дорога в тысячу ли начинается в одного шага». Когда-то яркий просветитель и  влюбленный в людей педагог  - Людмила Алексеевна  Введенская стала на эту дорогу, сделала свой первый шаг в науку и в просвещение. И оставила нам  десятки своих великолепных книг, которые помогают нам постигать жизнь языка, а значит -  и окружающую нас действительность. Лучшего памятника я не знаю.

___________________________

© Смирнов Владислав Вячеславович

Испанские добровольцы в Красной Армии
История об испанских добровольцах, воевавших в Крыму и геройски погибших в 1943-м году.
Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum