Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Национальный допрос
(№10 [266] 25.07.2013)
Автор: Александр Минкин
Александр Минкин

16 июля 2013, 22:51

http://echo.msk.ru/blog/minkin/1116562-echo/

 

    Сегодня приятелю позвонил сын-абитуриент: «Папа, тут в анкете графа «национальность». Что писать?»

    Ребёнок — полукровка. Наполовину вроде бы русский, а наполовину — точно еврей. В паспортах сейчас этой графы нету, вот мальчик и задумался.

Мы тоже задумались. Это же не набор в националистическую организацию. Это Российский государственный медицинский университет.

Проверили. Действительно, у них на сайте анкета. Первый пункт — социальное положение. Второй — национальность. Третий, четвёртый и пятый вопросы — про владение иностранным языком. И только шестой вопрос — медицинский стаж, а седьмой — учился ли в медико-биологическом классе.

    Анкеты придуманы для того, чтобы решить: подходит человек или нет. Для шофёра, например, зрение — на первом месте. А музыкант может быть и дальтоник, и даже слепой. Если нанимаете няньку в детский сад или повариху — надо спросить о венерических болезнях, о гепатите и т.д.

    Какое значение при поступлении в медицинский университет имеет национальность? Почему она на втором месте, а специальные знания — на шестом, седьмом? Что важнее для общества, которое очень нуждается в хороших врачах?

    Только что вышел закон: в объявлениях о приёме на работу нельзя указывать пол, возраст, национальность. Значит, в объявлениях указывать нельзя, а в анкетах спрашивать можно?

    И всё же — как быть полукровкам?

    Вот какая стычка произошла между учительницей (слегка склонной к садизму) и учеником:

«Мисс Клэтт часто повторяла, что готова простить ребенку всё, кроме лжи. В первый же день мисс Клэтт, как она выражалась, знакомилась с учениками. Под этим предлогом она задавала каждому вопрос о его национальности.

— У меня её нет, — сказал Тони, когда пришел его черед отвечать.

— У каждого человека есть национальность, — строго сказала мисс Клэтт.

Говоря так, мисс Клэтт, конечно, имела в виду учеников, а не себя, потому что такие люди, как она, никогда не думают о своей собственной национальности.

— Откуда родом твои родители?

— Мой отец из Бруклина, — ответил Тони, что, по мнению мисс Клэтт, прозвучало не как объяснение, а как вызов. — Моя мать из штата Вашингтон. Ее фамилия Мак-Тэвиш, но её мать была наполовину индианка и наполовину шведка. Её отец был шотландец; только его мать была гаитянка. А моя бабушка — это, значит, мать моего отца — итальянка, и меня назвали Тони в честь её отца. Только он-то был француз из Марселя, но его отец и мать до того, как приехали в Марсель, были итальянцами — там вообще много итальянцев, — но только его отец был наполовину немец…

— Чей отец? — воскликнула мисс Клэтт.

— Его дедушка, — ответил Тони, не переводя дыхания. — А мой отец еврей, то есть его отец был еврей, а не моя бабушка — она была француженка, немка и итальянка, а дедушка был русский и литовец, и еще он был еврей, а литовец женился на польке… Вот почему у меня её нет.

— Чего нет? — прошептала мисс Клэтт, чувствуя, что пол под её ногами колеблется, как зыбучий песок.

— Национальности нет, — сказал Тони».

    Книжку «Тони и волшебная дверь» американец Говард Фаст написал в 1952 году. В Америке был разгар маккартизма. Власть со страшной силой искала коммунистов, евреев, русских шпионов. В России со страшной силой искали безродных космополитов. У Говарда Фаста были большие неприятности. Его занесли в чёрный список, печататься ему удавалось только под псевдонимом, даже в тюрьме посидел.

    Прошло 60 лет. Президентом американцы выбрали негра. А у нас в медицинском университете (гуманное заведение) на втором месте вопрос о национальности. Что делать тому, у кого её нет?

*   *   *

   По радио в минувшую субботу передали: «Страшная авария, 18 погибших, виновник — армянин по фамилии Арутюнян».

   Мелькнула непрошеная ирония: если сказали «Арутюнян», излишне уточнять национальность. Если Руставели — значит, грузин. Если Рабинович — значит, еврей. Если Муждабаев — то скорее всего крымский татарин. Такие фамилии сообщают национальность без всякой анкеты. Если к такой фамилии добавляют национальность, то скорее всего — это знак беды, жёлтая звезда.

   Метро «Багратионовская» — не в честь грузина, а в честь героя войны с Наполеоном. Баграмян получил два ордена Суворова, орден Кутузова, звание Героя Советского Союза не за национальность.

   То, что шофёр Арутюнян прежде совершил несколько грубых нарушений, — важно. Что «КамАЗ» снят с учёта и, возможно, не прошёл техконтроль — важно. Нелегал (если шофёр был нелегалом) — важно. За всё это спрос с ГИБДД, МВД, ФМС (с миграционной службы), с хозяина, который нанял этого урода, погубившего и покалечившего столько людей. Со всех спрос, но не с национальности родителей.

Родители виноваты, что плохо воспитали. За форму носа винить нельзя.

______________________________

© Минкин Александр  Викторович 

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum