Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Коммуникации
Политический «хактивизм» в эпоху информатизации социума
(№1 [274] 10.01.2014)
Автор: Григорий Акопов
Григорий  Акопов

   Стремительное развитие и распространение инновационных информационных технологий привело к появлению новых видов преступлений, таких, как киберпреступность (киберпреступник – пользователь компьютера, нарушивший законодательство, используя сеть общего пользования) и кибертерроризм (кибертерроризм – несанкционированное вмешательство в работу компонентов компьютерных сетей общего пользования, вызывающее дезорганизацию работы элементов инфраструктуры политически значимых институтов общества, причинение морального и материального ущерба, а также иные социально опасные последствия). Впервые о компьютерных преступлениях заговорили в 60-х годах прошлого столетия, когда стали выявляться преступления, совершаемые с использованием ЭВМ. Сегодня же о преступлениях в сфере компьютерных технологий говорят многие, как отечественные, так и зарубежные ученые. Однако для обозначения данного явления употребляются различные определения. Назовем лишь наиболее распространенные: компьютерные преступления, коммуникационные преступления, киберпреступления, кибербандитизм, программные злоупотребления, информационные преступления и т.п.

   Вот как характеризуются киберугрозы и кибервторжения в материалах Исследовательской службы Конгресса США: «Киберугрозы или кибервторжения – это несанкционированные попытки проникновения в компьютеры, управляемые компьютерами системы или сети. У таких несанкционированных действий могут быть любые цели - от простого проникновения в систему и ее изучения ради риска, острого ощущения или интереса до входа в систему ради мести, кражи информации, внесения замешательства, вымогательства или кражи денег, а также намеренного локализованного повреждения компьютеров или нанесения ущерба значительно большим инфраструктурам, например, системам водоснабжения или энергоснабжения» [1].

   В докладе Исследовательской службы Конгресса США за номером RL30735 приводится определение кибертерроризма: «кибертерроризм – это один из многих видов киберугроз, которые вызывают всеобщую озабоченность. Среди других таких угроз - взлом компьютеров, кибервойна и киберпреступность. Кибертерроризм, однако, отличается тем, что в число его целей могут входить политическая или экономическая дестабилизация, саботаж, кража военных или гражданских активов и ресурсов в политических целях». Далее в докладе утверждается: «Кибертеррористы могут работать от имени стран, занимающих враждебную позицию по отношению к интересам США, или действовать вне контроля или влияния других стран. В целом, однако, будет трудно своевременно отличить кибертеррористические нападения от других кибернападений» [2].

Современные политические хактивисты и кибертеррористы используют Интернет прежде всего, как:

- средство коммуникации и место координации действий;

- место для проведения информационно-пропагандисткой работы;

- место для вербовки сторонников;

- объект для сбора разведывательной информации;

- источник информационно-программного обеспечения;

- средство, обеспечивающие доставку и внедрение вредоносных компьютерных программ, наносящих ущерб объектам атаки.

   Известный исследователь проблем киберпреступности В. Голубев утверждает: «…под кибертерроризмом следует понимать преднамеренную атаку на информацию, обрабатываемую компьютером, компьютерную систему или сети, которая создает опасность для жизни и здоровья людей или наступление других тяжких последствий, если такие действия были совершены с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения или провокации военного конфликта» [3].

   Итак, как мы видим, определений кибертерактов и киберпреступлений существует множество, единый понятийный аппарат еще не выработан вследствие новизны проблемы и сложности ее классификации.

   По мнению И.М. Рассолова: «Сегодня, как никогда ранее, в интернет-праве актуальна проблема совершенствования законодательства в сфере борьбы с киберпреступностью» [4]. В современном интернет-сетевом сообществе совершается масса нарушений закона, но в рамках данного исследования нас интересуют профессиональные взломщики компьютерных программ и информационно-коммуникационных систем, называемые в обиходе "хакерами" применяющие свои навыки в целях политической борьбы за власть и влияние в обществе. «Хакер» (от англ. hack — разрубать), в дословном переводе — взломщик. Существуют различные трактовки термина «хакер», наиболее точным нам кажется определение, приведенное на сайте Лаборатории Касперского: «Хакерами называют тех, кто получает или пытается получить незаконный доступ к данным через компьютерные сети (сейчас обычно через Интернет) [5]». Существует множество других понятий и определений, кто такие хакеры, но мы в своем исследовании будем опираться на приведенное выше определение.

  Компьютерные взломщики (хакеры) год от года становятся все более активными и изощренными, что связано, прежде всего, с массовой компьютеризаций современного общества и с постоянным увеличением числа хакеров. И если раньше говорили о том, что хакеры - это молодые люди, которые путем кибератак пытаются заявить о себе, то сегодня все чаще приходится сталкиваться с появлением хакеров, активно отстаивающих ту или иную позицию, нередко политическую. Более того, появились прецеденты кибертерактов, проводимых хакерами в связи с определенными политическими заказами. Многие эксперты с опаской говорят о грядущей эпохе кибертерактов и сращивания криминального мира с виртуальным.

  Интернет предоставляет террористическим и экстремистским группировкам уникальные возможности применения инновационных технологий в «подрывной» деятельности. Являясь неисчерпаемым информационным «колодцем» всемирная компьютерная сеть позволяет наладить коммуникации (и без привлечения лишнего внимания) с любыми контрагентами: от потенциальных поставщиков оружия и необходимых технических средств до получения инструкций по созданию бомб или угону самолета. С помощью сети «Интернет» существует возможность получить либо перевести необходимые финансовые средства, собирать пожертвования либо получать средства мошенническим путем, можно вербовать наемников и транслировать необходимые политические коннотации интернет-сообществу и, наконец, посредством глобальной сети возможно достаточно оперативно и при этом вполне эффективно парализовать различные объекты гражданской или военной инфраструктуры. В настоящий момент террористы используют сеть «Интернет» в основном как средство передачи информации или пропаганды своих идей, а не как новое оружие. Однако все чаще приходят сообщения о компьютерных атаках на то или иное правительственное учреждение или банк, взламываются не только отдельные сайты, но и целые компьютерные системы.

   Так в январе 2013 года «Лаборатория Касперского» опубликовала аналитический отчет об исследовании масштабной кампании, проводимой киберпреступниками с целью шпионажа за дипломатическими, правительственными и научными организациями в различных странах мира. Действия злоумышленников были направлены на получение конфиденциальной информации, данных, открывающих доступ к компьютерным системам, персональным мобильным устройствам и корпоративным сетям, а также сбор сведений геополитического характера [6].

   Не только кибертеррористы, но и сами хакеры в силу своих профессиональных навыков и ментальных характеристик представляют реальную опасность для современного общества. В современном мире, где информационные технологии распространены практически повсеместно, проникновение и несанкционированное применения информационных сетей представляет весьма серьезную угрозу общественному устройству. Все чаще политические конфликты и противоборства перемещаются в виртуальное пространство.

Все чаще действия «из чувства патриотизма» превращают хакеров в орудие политического противоборства и даже террора. Действия хакеров все наносят не только материальный ущерб, но и моральный урон, показывая уязвимость даже самых серьезных интернет-проектов. Активность хакеров вынуждает ряд стран принимать законы для обеспечения государственной безопасности.

В августе 2008 года во время конфликта России с Грузией, напавшей на Южную Осетию, впервые в новейшей истории современные кибер-атаки были использованы в сочетании с физической атакой [7].

В новейшей истории кибер-атаки не ограничиваются единичными взломами. 27 сентября 2010 года директор Совета информационных технологий министерства промышленности Ирана Махмуд Лиайи заявил, что атаке подверглось около 30.000 компьютеров. "Компьютерный червь способен передавать информацию о производственных процессах и ходе разработок за границу нашим врагам. Ирану объявили электронную войну", - провозгласил Лийаи [8].

   Подобные кибервойны уже не редкость. Многие политические события находят свое развитие в виде хакерских атак, иногда по результатам политических явлений разворачиваются целые информационные баталии с применением хакерских атак. Да и словосочетания «электроннная война» или «кибервойна» все чаще мелькает в различных СМИ.

   Так например, по данным портала «Лента.ру» «хакерская группа GhostShell заявила о начале кибервойны с Россией и опубликовала данные около 2,5 миллиона аккаунтов и различных записей государственных, правоохранительных, образовательных, финансовых, медицинских и других учреждений. Свои действия хакеры назвали Project BlackStar и заявили, что они направлены против российского правительства» [9] Самое интересное, что еще в июне 2012 года аналогичную кибервойну GhostShell развернуло с Китаем [10].

   Большой резонанс во всем мире вызвал арест 7 декабря 2010 года основателя портала «WikiLeaks» Джулиана Ассанжа. И практически моментально хакеры, сочувствующие ему, атаковали сайты корпораций, которые, по их мнению провинились перед Д. Ассанжем.

   По данным NewsInfo [11], портал известной платежной системы MasterCard приостановил свою работу из-за хакерской атаки. Нападение на сайт было совершено в отместку за арест Ассанжа. Кроме того, хакеры обрушились на сайт платежной системы PayPal, отказавшейся принимать пожертвования для WikiLeaks, и на сайт швейцарского банка Swiss Post Office, где были заморожены счета австралийца.

   По данным, опубликованным на сайте информационного агентства «РИА Новости», атака была проведена группой анонимных активистов, которая называет себя "Anonymous". Ранее эта же группа "Anonymous" создала 208 зеркальных версий сайта WikiLeaks, чтобы максимально облегчить доступ к публикуемой информации и исключить возможность блокирования ресурса. Сторонники WikiLeaks говорят, что против сайта и его "зеркал" уже давно идет множество онлайновых атак, так что они лишь отвечают на развязанную другими кибервойну. "Мы считаем, что WikiLeaks перестал быть просто сайтом "утечек". Он превратился в поле битвы между гражданами и правительствами", - сказал Би-би-си один из активистов группы, называющий себя Coldblood. Собеседник Би-би-си добавил, что все сайты компаний, которые поддаются давлению правительств, будут атакованы [12].

  Следует заметить, что первыми от виртуальных мстителей пострадал сайт шведской прокуратуры, которая инициировала преследование основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа по обвинению в изнасиловании, и финансовый сервис Postfinance швейцарской почтовой службы, заморозившей счета Ассанжа [13].

   На наш взгляд, атаки на противников Д. Ассанжа не только носят политический характер, но и демонстрируют объективную угрозу объединения хакерских групп. Виртуальный социум готов к организованным акциям, и назревает реальная угроза возникновения кибервойны, если за дело возьмутся организованные группы кибертеррористов, руководимые спецслужбами либо иными профессиональными организациями.

   Совсем неслучайно талант хакеров давно и активно используется третьими лицами для решения самых разных задач. К тому же, как известно, хакеры привлекаются к сотрудничеству не только частными лицами, но и государственными структурами. В этом направлении разведка работает не менее эффективно.

   Согласно исследованиям, проведенным «Group-IB», 2010 год характеризуется активизацией компьютерных злоумышленников, а также продолжающейся профессионализацией данного рынка во всем мире. За 2010 год основными угрозами со стороны хакеров стали:

  • галопирующий рост количества и сложности DDoS-атак;
  • направленные атаки на финансовый сектор и рост инцидентов в системах дистанционного банковского обслуживания (ДБО);
  • резкий всплеск случаев смс-мошенничества на территории стран СНГ;
  • использование приемов социальной инженерии в целях хищения персональной информации и интернет-мошенничества;
  • целевые атаки на объекты критической инфраструктуры [14].

   Примечательно, что оборот киберпреступников в Российской Федерации составляет один миллиард долларов США что означает, что на долю российских хакеров приходится до четверти всех доходов от компьютерных преступлений в мире. Так, согласно информации озвученной на конференции «Digital Crimes Consortium» в Монреале, оборот киберпрестуности в мире на 2010 составляет около 5-6 миллиардов долларов США [15].

   И год от года количество хакерских атак приростает и часто за счет политических хакерских атак. Так 9 мая известная группа хактевистов “Anonymous” фактически парализовала работу официального портала Президента Российской Федерации (Kremlin.Ru). В течение нескольких часов офицальный сайт президента Путина был недоступен, затем его работа восстановилась. Согласно опубликованной в “Грани.ру” информации хактевисты провели эту операцию в рамках борьбы за свободу в Российском сегменте сети Интернет. Хакеры заявили, что осуществили взлом "в знак протеста против действий правительства в публичной интернет-сфере, против усиливающихся сетей ботнетов и платных комментаторов, против продажности и лжи в месте, где каждый может свободно общаться и занимать любую гражданскую и политическую позицию" [16].

   В своей книге «Информационная война и выборы» И.Н. Панарин, говорит о таком явлении, как «Хактивизм», которое он понимает как «бескорыстное» хакерство в целях политического активизма [17]. Там же автор справедливо утверждает, что современное хакерское движение оказалось, втянуто в игры политиков.

   Ряд политических движений негласно пользуется услугами хакеров, готовых предпринять атаку на неугодные политические сайты или информационные ресурсы конкурентов.

В ближайшем будущем масштабы «хактивизма» могут принять еще более угрожающий характер в том случае, если хакеры начнут объединяться в своеобразные сообщества. Судя по сводкам информационных агентств, такие тенденции уже наметились. Так, с 31 мая 2010 года, момента штурма судна "Мави Мармара" спецназом ВМФ ЦАХАЛа, турецкие и исламистские хакеры начали массированную атаку на израильские интернет-сайты. Как сообщил специализированный портал «bubbletech.co.il» от действий хакеров пострадали около 1000 сайтов доменной зоны «.il», жертвами стали не только израильские сайты, но и еврейские сайты по всему миру. На многих взломанных сайтах оставлена метка "Hackedby IHH". На сайте «twitturk.com» организована перекличка хакеров, сообщающих о взломе израильских сайтов. Список взломанных израильских сайтов можно найти и в других местах. При этом турецкие хакеры утверждают, что взломали, среди прочего, сайты израильской службы внешней разведки "Мосад" и израильского ВМФ [18].

Другой пример политического хактивизма можно было наблюдать в начале 2011 года, когда представители Еврокомиссии заявили о серьезной распределенной кибератаке на компьютерные системы Еврокомиссии, исполнительного органа ЕС. Как сообщило издание Security News Daily, подозреваются в атаке китайские хакеры. Событие произошло накануне двухдневного саммита в Брюсселе, где основной темой дискуссий будет военная операция в Ливии, против которой возражали Россия и Китай [19].

Силы правопорядка пытаются бороться с объединениями компьютерных взломщиков всеми доступными способами, но, к сожалению, не всегда результативно.

Новые поколения вирусов, работу над созданием которых, по данным спецслужб, завершают группировки киберпреступников, способны привести к краху всей глобальной политической системы и даже инфраструктуры развитых государств, включая электросистему, водопровод, транспортные и иные коммуникации, а также работу целых отраслей промышленности.

Уже неоднократно хакерам удавалось взламывать не только сайты различных органов государственной власти, в том числе и министерств обороны, но и мощнейшие в мире компьютерные сети, в том числе компьютерные сети, находящиеся в исследовательских и академических центрах США.

Не случайно Президент США Б. Обама заявил, что "кибер-угрозы являются одной из наиболее серьезных угроз экономической и национальной безопасности, стоящих перед нацией" и что "экономическое процветание Америки в 21 веке будет зависеть от кибербезопасности" [20].

   Вопросам противодействия компьютерным взломщикам был вынужден уделить внимание и Д.А. Медведев. После серии успешных атак на популярные блоги в «Живом журнале» Д.А. Медведев в своем персональном блоге написал: «Получил много обращений в связи с DDoS-атаками на Живой Журнал. Как активный пользователь ЖЖ считаю эти действия возмутительными и незаконными. В том, что случилось, должны разобраться и администрация Живого Журнала, и правоохранительные органы» [21].

    Интересную версию хакерских атак в начале апреля 2011 г. в беседе с В. Кара-Мурзой высказал И. Яшин: «Во-первых, я бы не стал недооценивать масштаб и продолжительность этой атаки. Учитывая опять же масштаб и продолжительность, надо говорить о том, что за этой атакой стоят очень серьезные ресурсы. И главный подозреваемый – это может быть не само государство, не сама власть, но как минимум структуры, связанные с государством, связанные с властью, которые способны такие ресурсы реализовать. Надо понимать, что блоги на протяжении долгого времени оставались площадкой, где политический протест локализовался, и в какой-то мере это было даже выгодно власти. Потому что вместо того, чтобы выходить на улицу, люди, зачастую, предпочитали оставлять комментарии в ЖЖ или ставить плюсики в социальных сетях. Однако сейчас ситуация меняется, и интернет постепенно становится гораздо более серьезным инструментом политической борьбы, который позволяет не только координировать усилия различных протестных групп, но, например, собирать деньги на оппозиционные проекты. ЖЖ в этом смысле абсолютно незаменим. Например, Алексей Навальный собрал больше шести миллионов на свой сайт "Распил", Борис Немцов собрал больше 700 тысяч рублей на издание доклада "Путин. Коррупция" – это даже несмотря на то, что ЖЖ последние дни не работал. Учитывая опыт организации арабских революций, где блоги и социальные сети выполняли роль большевистской газеты "Искра" (такого коллективного организатора протестных масс), вполне вероятно, что в коридорах власти, очевидно, стали осознавать возникающую угрозу из виртуального пространства. И в этом смысле атака на ЖЖ, организованная с помощью специалистов и больших ресурсов, которая фактически парализовала ресурс на несколько дней, выглядит как своего рода тренировка и вполне вероятно, что заказчики атаки планируют полное обрушение ЖЖ во время пика избирательной кампании 11-12 года, когда политический спектр ЖЖ будет востребован как никогда. Всегда во время пика каких-то политических событий такие ресурсы как ЖЖ становятся не только альтернативным источником информации, они становятся еще и организатором протестных масс. Поэтому в этом смысле, мне кажется, главным подозреваемым являются структуры, так или иначе связанные с властью» [22]. Косвенно данное высказывание находит подтверждение в многочисленных утечках информации о якобы целенаправленных разработках применениях хакерских атак и технологиях противодействия данным угрозам.

   Примечательно, что в американских СМИ открыто говорят о применении американскими спецслужбами вредоностных программ. Так по информации журнала Wired: “некоторое время назад американские спецслужбы пытались уничтожить иранские ядерные разработки с помощью вредоносных программ, таких как Stuxnet, Flame и Duqu. Разработчики антивирусного программного обеспечения раз за разом обезвреживали их. Причем большинство этих разработчиков работает в лаборатории Касперского” [23].

   Вероятно, в ближайшие годы в России также придется применить экстренные меры для обеспечения кибербезопасности. И подобные поручения уже прозвучали из уст Президента России 21 января 2013 года, когда В.В. Путин дал поручение ФСБ создать антихакерскую систему [24]. Напомним, что в 2011 году, Президент США определил десять экстренных мер необходимых для реализации стратегии кибербезопасности:

  1. Учредить подразделения кибер-полиции, отвечающие за обеспечение кибербезопасности. 
  2. Подготовка для утверждения Президента обновленной национальной стратегии по обеспечению информационной и коммуникационной инфраструктуры.
  3. Контроль за кибербезопасностью передать в прямое управление Президента США и установить показатели ее эффективности.
  4. Обеспечить конфиденциальность и гражданские свободы в рамках работы национальной секретной службы кибербезопасности.
  5. Провести межведомственной нормативно-правовой анализ приоритетных вопросов кибербезопасности.
  6. Инициировать национальную информационно-просветительскую кампанию содействия кибербезопасности.
  7. Разработка единого международного плана действий по обеспечению кибербезопасности и укрепления наших международных партнеров.
  8. Подготовка ответа кибератакам: инициировать план действий и начать диалог для укрепления государственно-частного партнерства.
  9. Разработать основу для исследований, направленных на применение новейших технологий, которые способны обеспечить повышение безопасности, надежности и устойчивости работы цифровой инфраструктуры.

   10.  Принять протокол кибербезопасности на основе стратегии управления и обеспечения конфиденциальности технологий повышения национальной безопасности [25].

  На наш взгляд, названные меры необходимы к внедрению во всех цивилизованных государствах. Но проблемы кибербезопасности невозможно разрешить только принятием ограничений, и пока эксперты ломают голову над тем, как избежать угроз кибертерроризма, стремительное распространение этого явления привело к тому, что ряд организаций, обессилевших в борьбе с компьютерными преступниками, вынужден предлагать материальное вознаграждение за их поимку.

  Фрэнк Барнаби в своей книге «Будущее террора» утверждает, что кибертеррорист с ноутбуком способен нанести больше вреда, нежели террорист вооруженный бомбами и иными взрывчатыми веществами [26]. Заметим, что кибертеррор в виду молодости чрезвычайно уязвим перед религиозным или иным идеологическим воздействием.

  Международный терроризм активно использует компьютерные сети в своей деятельности. Об этом, в частности, пишет М. Кастельс во втором томе «Сила идентичности» [27] трилогии «Информационный век - экономика, общество и культура» [28]. Совладать с массовым распространением киберпреступлений сложно, но можно путем принятия всесторонних мер. Прежде всего, необходима четкая и последовательная международная политика по противостоянию кибертеррору. Нужна высококвалифицированная разведка. Особо важна работа правоохранительных органов и вооруженных сил, нацеленная на предотвращение техногенного и кибернетического террора.

Компьютерная преступность и кибертерроризм представляют собой особую общественную национальную и международную опасность.

Поскольку компьютерный терроризм - уже реальность сегодняшнего дня, необходимо закрепить на законодательном уровне обязанность государственных и частных структур по принятию технических мер, обеспечивающих защиту компьютерных сетей как одного из наиболее уязвимых элементов современного общества.

  В обществе нового типа движение компьютерных взломщиков (хакеров) часто приобретает политический оттенок и может явиться мощным оружием в руках политических экстремистов, борцов за власть и даже выступать в качестве информационного оружия в информационно-политических конфликтах и войнах.

  Таким образом, нужно отметить, что действия компьютерных взломщиков (хакеров) в последнее время приобрели в том числе и политический характер и могут служить серьёзным оружием политических экстремистов, захватчиков власти. Появились и применяются средства информационного противоборства в политических конфликтах и локальных войнах. Виртуальное сообщество превращается в среду осуществления организованных политических акций, допускающую в силу своей специфики возникновение информационных «кибервойн», если за дело возьмутся организованные группы «кибертеррористов», руководимые спецслужбами либо деструктивными организациями различного рода. В настоящей работе предложен ряд возможных мер по противодействию этому явлению.

 

Литература

1. Доклад Исследовательской службы Конгресса RL30735. Кибервойна. Стивен А. Хилдрет. Размещено на веб сайте Infousa.ru. 20 февраля 2003. {Электронный ресурс}. http://www.infousa.ru/information/bt-1028.htm

2. Там же.

3. Голубев В.А. Кибертерроризм - угроза национальной безопасности. {Электронный ресурс}. http://www.crime-research.ru/articles/Golubev_Cyber_...

4. Рассолов И.М. Право и Интернет. Теоретические проблемы. – М.: Издательство НОРМА, 2003. С. 250

5. http://www.kaspersky.ru/hackers

6. «Лаборатория Касперского» рассказала о «Красном октябре». [Электронный ресурс]. Доступ: http://www.kaspersky.ru/news?id=207733920 свободный. Дата публикации: 14.01.2013.

7. Подр.см.: Stiennon R. Surviving Cyber War. Government Institutes Inc., U.S. 2010.

8. Подр. см.: 27 сентября – Иран подвергся кибератаке. {Электронный ресурс}. Доступно: http://www.cyberpolitics.ru/content/view/406/1/

9. Хакерская группа объявила кибервойну России. {Электронный ресурс} Доступ: http://lenta.ru/news/2012/11/03/blackstar/ свободный.

10. Там же.

11. Владельцу WikiLeaks и арест не помеха. {Электронный ресурс}. http://www.newsinfo.ru/articles/2010-12-08/wikileaks...

12. Подр. см.: Сторонники Ассанжа приступили к "боевым действиям" в Сети. РИА Новости. {Электронный ресурс}. http://www.rian.ru/world/20101208/306127025.html

13. Хакеры пошли кибер-войной на обидчиков Ассанжа. Правда.Ру. {Электронный ресурс}. Доступно: http://www.pravda.ru/news/world/09-12-2010/1060291-hakeri-0/

14. «Русский» рынок компьютерных преступлений в 2010 году: состояние и тенденции. Group-IB. Москва, 2011.

15. Оборот киберпреступников россиян только в РФ - $1 млрд. Информационно-дискуссионный портал Newsland. 11 ноября 2010. {Электронный ресурс}. http://www.newsland.ru/News/Detail/id/584491/cat/42/

16. Хакерская группа заявила о начале кибервойны с Россией. Грани. 3 ноября 2012 года. [Электронный ресурс] Доступно: http://grani.ru/Internet/m.208302.html

17. И.Н. Панарин. Информационная война и выборы. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец»», 2003. – С. 345

18. Эхо "свободной Газы". Кибер-война против Израиля и исламистов. {Электронный ресурс}. http://newsru.co.il/israel/03jun2010/gaza307.html

19. Еврокомиссия подверглась кибератаке накануне саммита по Ливии. 25.03.2011. {Электронный ресурс}. http://www.nazarovo-online.ru/adadym/raznoe/1284-evr...

20. Официальный сайт Президента США. Cybersecurity. 3 апреля 2011. {Электронный ресурс}. Доступ: http://www.whitehouse.gov/administration/eop/nsc/cyb... свободный.

21. См.: Блог Дмитрия Медведева. {Электронный ресурс}. 7 апреля 2011. Доступ: http://community.livejournal.com/blog_medvedev открытый.

22. Владимир Кара-Мурза - об атаке хакеров на ЖЖ. Радио Свобода. 6 апреля 2011. {Электронный ресурс}. Доступ:  http://www.svobodanews.ru/content/article/3549121.ht...

23. Касперского назвали одним из опаснейших людей в мире. Радиус [Электронный ресурс]. Доступ: http://www.ridus.ru/news/60321/ свободный. Дата публикации: 24 декабря 2012 года.

24. ФСБ поручено создать антихакерскую систему. Вести. 21 января 2013 года. [Электронный ресурс]. Доступ: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1010793 свободный.

25. Официальный сайт Президента США. Cybersecurity. 3 апреля 2011. {Электронный ресурс}. Доступ:  http://www.whitehouse.gov/administration/eop/nsc/cyb... свободный.

26. Barnaby F. The Future of Terror. Granta Books. London. 2007.

27. Manuel Castells. The Power of Identity: The Information Age - Economy, Society, and Culture: 2. Wiley-Blackwell. U.K. 2010.

28. Manuel Castells. The Rise of the Network Society: Information Age: Economy, Society, and Culture v. 1. Wiley-Blackwell. U.K. 2010; Manuel Castells. The Power of Identity: The Information Age - Economy, Society, and Culture: 2. Wiley-Blackwell. U.K. 2010; Manuel Castells. End of Millennium: v. 3: The Information Age: Economy, Society, and Culture. Wiley-Blackwell. U.K. 2010.

____________________________

 © Акопов Григорий Леонидович

 

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum