Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Человек за информационной решеткой
Статья о смене базового инструментария воздействия на человечество, в результат...
№13
(331)
10.11.2017
Образование
Образование и информация для масс
(№3 [276] 01.03.2014)
Автор: Михель Гофман
Михель Гофман

 «На­ша ци­ви­ли­за­ция хва­ста­ет­ся рас­про­стра­не­ни­ем об­ра­зо­ван­но­сти и зна­ния, а рас­про­стра­ня­ет не­ве­же­ст­во и бес­по­мощ­ность».
                                  Бер­нард Шоу

  Об­ра­зо­ва­ние – не толь­ко не­об­хо­ди­мость со­вре­мен­но­го вы­со­котех­ни­зи­ро­ван­но­го про­изводст­ва; об­ра­зо­ва­ние в ус­ло­ви­ях мас­со­во­го об­ще­ст­ва яв­ля­ет­ся сред­ст­вом кон­тро­ля, и это хо­ро­шо по­ни­ма­ли иму­щие клас­сы в тот пе­ри­од, ко­гда на­чи­на­лось соз­да­ние мас­со­во­го об­ще­ст­ва.

  Так, Ген­ри Ли Хиг­гин­сон, ли­дер бос­тон­ской об­щи­ны в 80-е го­ды XIX ве­ка, в пись­мах, при­зы­вав­ших к сбо­ру средств Гар­вард­ско­му уни­вер­си­те­ту сре­ди чле­нов выс­ше­го об­ще­ст­ва, убе­ж­дал: «Дай­те всем об­ра­зо­ва­ние, и вы спа­сё­те се­бя, свои се­мьи и свои день­ги от раз­нуз­дан­ной тол­пы.»

 Су­ще­ст­ву­ет ог­ром­ная ми­фо­ло­гия, свя­зан­ная с об­ра­зо­ва­ни­ем: об­ра­зо­ва­ние рас­ши­ря­ет кру­го­зор, да­ёт воз­мож­ность вы­ра­бот­ки соб­ст­вен­но­го мне­ния, фор­ми­ру­ет пол­но­цен­но­го че­ло­ве­ка, при­об­ща­ет его ко все­му бо­гат­ст­ву зна­ния и куль­ту­ры. Но ши­ро­ко раз­ветв­лён­ные сис­те­мы мас­со­во­го об­ра­зо­ва­ния ХХ ве­ка по­ста­ви­ли на кон­вей­ер вы­пуск, по тер­ми­ну, за­пу­щен­но­му в упот­реб­ле­ние Сол­же­ни­цы­ным, – “об­ра­зо­ван­щи­ны”, спе­циа­ли­стов, не знаю­щих ни­че­го кро­ме сво­его де­ла.

  Наи­бо­лее точ­но це­ли об­ра­зо­ва­ния в мас­со­вом об­ще­ст­ве оп­ре­де­лил Ле­нин: «Не­гра­мот­ный че­ло­век сто­ит вне по­ли­ти­ки, и по­это­му дол­жен вы­учить ал­фа­вит. Без это­го мы не мо­жем де­лать по­ли­ти­ку». На­сколь­ко серь­ёз­но боль­ше­ви­ки от­но­си­лись к об­ра­зо­ва­нию, го­во­рит, на­ча­тая в уже в 19-м го­ду «Борь­ба с без­гра­мот­но­стью». Дек­рет Со­ве­та На­род­ных Ко­мис­са­ров от 26.12.1919: - «О ли­к­ви­да­ции не­гра­мот­но­сти». Па­ра­граф № 8: «Ук­ло­няю­щие­ся ... при­вле­ка­ют­ся к уго­лов­ной от­вет­ст­вен­но­сти.» Пе­ред об­ра­зо­ва­ни­ем бы­ла по­став­ле­на за­да­ча, о ко­то­рой пи­сал Троц­кий ещё в 1917 го­ду: «Че­ло­ве­че­ст­во по­ста­вит се­бе це­лью соз­дать бо­лее вы­со­кий об­ще­ст­вен­но-био­ло­ги­че­ский тип, ес­ли угод­но, сверх­че­ло­ве­ка.»

   Со­вет­ский Со­юз, поль­зу­ясь по­мо­щью ан­га­жи­ро­ван­ной ин­тел­ли­ген­ции, “ин­же­не­ров че­ло­ве­че­ских душ”, за­кон­чил свои экс­пе­ри­мен­ты по вос­пи­та­нию Но­во­го Со­вет­ско­го Че­ло­ве­ка соз­да­ни­ем, не считая исключений, в своей массе – но­вого “об­ще­ст­вен­но-био­ло­ги­че­ско­го ти­па” – “сов­ка”. Со­еди­нён­ные Шта­ты, бла­го­да­ря со­вер­шен­ным ме­то­ди­кам со­ци­аль­ной ин­же­не­рии, су­ме­ли соз­дать бо­лее ци­ви­ли­зо­ван­ную вер­сию но­вой по­ро­ды – “од­но­мер­но­го че­ло­ве­ка” или эко­но­ми­че­ско­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый во мно­гих ас­пек­тах вы­гля­дит на­мно­го при­вле­ка­тель­ней “сов­ка”. Но, ра­зу­ме­ет­ся, это со­всем не тот че­ло­век, о ко­то­ром меч­та­ла вся ми­ро­вая куль­ту­ра, но кто се­го­дня пом­нит идеа­лы ухо­дя­щей в да­лё­кое про­шлое гу­ма­ни­сти­че­ской эпо­хи?

   Со­вре­мен­ный че­ло­век мыс­лит при­ви­ты­ми ему шко­лой, ин­сти­ту­том стан­дар­та­ми и не под­вер­га­ет их со­мне­нию – за ни­ми сто­ит ав­то­ри­тет Зна­ния, ав­то­ри­тет Нау­ки и си­ла об­ще­ст­ва. Не­об­ра­зо­ван­ный че­ло­век, хо­тя и ве­рит в аб­ст­рак­ции и ми­фы, ко­то­рые соз­да­ёт об­ще­ст­во, тем не ме­нее, ис­хо­дит из сво­его не­по­сред­ст­вен­но­го опы­та, сле­ду­ет тра­ди­ци­ям пред­ше­ст­вую­щих по­ко­ле­ний, по­это­му та­ким че­ло­ве­ком труд­нее управ­лять.

   Рань­ше счи­та­ли, что раб под­чи­ня­ет­ся хо­зяи­ну, по­ка он без­гра­мо­тен, по­ка он не по­ни­ма­ет при­ро­ды об­ще­ст­ва, ко­то­рая пре­вра­ти­ла его в ра­ба, но, да­же не по­ни­мая ме­ха­низ­ма об­ще­ст­венного воздействия, он все­гда стре­мил­ся стать сво­бод­ным. 

  Се­го­дня по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во ра­бот­ни­ков в ин­ду­ст­ри­аль­ных стра­нах име­ют дос­та­точ­ный уро­вень об­ра­зо­ва­ния, что­бы по­ни­мать уро­вень сво­ей за­ви­си­мо­сти от сис­те­мы, уро­вень сво­ей не­сво­бо­ды, по­ни­мать, что они сво­бод­ны толь­ко в од­ной сво­ей ро­ли - вин­ти­ка сис­те­мы, но это по­ни­ма­ние не при­во­дит к со­про­тив­ле­нию, к по­пыт­кам из­ме­нить сис­те­му. А наи­бо­лее ин­фор­ми­ро­ван­ная часть на­се­ле­ния, ко­то­рая боль­ше, чем дру­гие, по­ни­ма­ет ме­ха­низм сис­те­мы, са­ма уча­ст­ву­ет в соз­да­нии кон­тро­ля над лю­бой фор­мой про­тес­та, так как по­лу­ча­ет та­кие при­ви­ле­гии, что го­то­ва под­чи­нять­ся глуб­же и бо­лее осоз­на­но, не­же­ли ос­нов­ная мас­са.

   Мо­гут ли про­ти­во­сто­ять про­цес­су про­мы­ва­ния моз­гов бас­тио­ны зна­ния – уни­вер­си­те­ты? Уни­вер­си­те­ты счи­та­ют­ся рас­сад­ни­ка­ми нон-кон­фор­ми­ст­ской, поч­ти анар­хи­че­ской идео­ло­гии. Но ес­ли это так, то по­че­му мно­гие по­ко­ле­ния вы­пу­ск­ни­ков не пре­вра­ща­ют­ся в кри­ти­ков сис­те­мы, а при­хо­дя в неё в ка­че­ст­ве ра­бот­ни­ков, за­бы­ва­ют об ува­же­нии к ис­тин­но­му зна­нию и прав­де, ко­то­рое им при­ви­ва­ли в уни­вер­си­те­те. По-ви­ди­мо­му, са­мо по се­бе зна­ние, ко­то­рое по­лу­ча­ют сту­ден­ты в уни­вер­си­тет­ских “зам­ках из сло­но­вой кос­ти”, не вы­дер­жи­ва­ет прес­са ре­аль­ных фак­то­ров жиз­ни. По­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та един­ст­вен­ным ис­точ­ни­ком “зна­ния” ста­но­вят­ся сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции, а они об­ла­да­ют боль­шей спо­соб­но­стью убе­ж­де­ния, чем уни­вер­си­тет­ские про­фес­со­ра. Бли­стаю­щий эру­ди­ци­ей про­фес­сор име­ет низ­кий со­ци­аль­ный ста­тус, по­то­му что: - “Тот кто уме­ет - де­ла­ет, кто не уме­ет - учит.”

  40% на­се­ле­ния стра­ны не зна­ет, кто был вра­гом США во вре­мя Вто­рой Ми­ро­вой вой­ны. 40% сту­ден­тов кол­лед­жей во вре­мя мас­со­вых оп­ро­сов не смог­ли най­ти на кар­те Япо­нию и 15% не смог­ли най­ти США. 60% сту­ден­тов уни­вер­си­те­тов не по­ни­ма­ют ста­тьи в га­зе­те Нью-Йорк Таймс. Ли­те­ра­тур­ный кри­тик Ос­вальд Вей­нер, ис­сле­дуя ко­мик­сы (ри­со­ван­ные кар­тин­ки с ри­сун­ка­ми – са­мый по­пу­ляр­ный вид чте­ния, и не толь­ко сре­ди мо­ло­дё­жи), от­ме­тил, что на­ли­чие ума у ге­ро­ев это­го жан­ра ста­вит пер­со­наж в раз­ряд от­ри­ца­тель­ных. На­ли­чие ин­тел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей вы­ше нор­мы, то есть вы­ше по­сред­ст­вен­но­сти, в гла­зах чи­та­те­ля – на­ру­ше­ние прин­ци­па все­об­ще­го ра­вен­ст­ва, как от­кло­не­ние от об­ще­при­ня­той нор­мы, как вы­зов, как пре­тен­зия быть луч­ше дру­гих.

   Вся сис­те­ма жиз­ни вос­пи­ты­ва­ет не­при­язнь к ши­ро­те вос­при­ятия ми­ра, глу­би­не зна­ний, по­ни­ма­ния всей слож­но­сти об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, эти ка­че­ст­ва не толь­ко не име­ют цен­но­сти в об­ще­ст­вен­ном мне­нии, но и от­но­сят­ся к раз­ря­ду не­га­тив­ных, за­то прак­ти­че­ская ин­фор­ма­ция име­ет ог­ром­ную цен­ность, она - га­ран­тия жиз­нен­но­го ус­пе­ха.

   В про­шлом глав­ной цен­но­стью счи­та­лось вла­де­ние зем­лёй, се­го­дня об­ла­да­ние ин­фор­ма­ци­ей. Не­да­ром два­дца­тый век на­зы­ва­ли ве­ком ин­фор­ма­ции. Ко­ли­че­ст­во ин­фор­ма­ции уве­ли­чи­ва­ет­ся с ка­ж­дым го­дом, уве­ли­чи­ва­ет­ся ко­ли­че­ст­во га­зет, книг, жур­на­лов, те­ле­ви­зи­он­ных ка­на­лов, с не­ве­ро­ят­ной ско­ро­стью раз­ви­ва­ет­ся Ин­тер­нет. 40 лет на­зад аме­ри­кан­ское те­ле­ви­де­ние пред­ла­га­ло 4 ка­на­ла, се­го­дня бо­лее 500 ка­на­лов, 40 лет на­зад ко­ли­че­ст­во ра­дио­стан­ций бы­ло чуть боль­ше 2000, се­го­дня бо­лее 10000. Вся раз­ветв­лён­ная ин­ду­ст­рия ин­фор­ма­ции - га­зе­ты, жур­на­лы, ки­но и те­ле­ви­де­ние при­над­ле­жит 23 кор­по­ра­ци­ям. Вско­ре их бу­дет де­сять. А ес­ли бу­дет при­нят за­ко­но­про­ект, вы­дви­ну­тый Фе­де­раль­ной ко­мис­си­ей ком­му­ни­ка­ций в 2003 го­ду, од­на кам­па­ния смо­жет вла­деть 95% всех те­ле­ви­зи­он­ных стан­ций стра­ны.

   Ра­дио и те­ле­ви­зи­он­ные час­то­ты, на ко­то­рых ве­дут­ся пе­ре­да­чи, кон­тро­ли­ру­ют­ся го­су­дар­ст­вом, Фе­де­раль­ной ко­мис­си­ей ком­му­ни­ка­ций, и, сле­до­ва­тель­но, при­над­ле­жат пуб­ли­ке, долж­ны пред­став­лять ши­ро­кий спектр ин­те­ре­сов раз­лич­ных групп на­се­ле­ния и вы­ра­жать раз­но­об­раз­ные мне­ния. Но сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции при­над­ле­жат не­сколь­ким круп­ным кор­по­ра­ци­ям, ко­то­рые пред­став­ля­ют лишь спектр тем и мне­ний, со­от­вет­ст­вую­щий их за­да­чам, как ком­мер­че­ским ор­га­ни­за­ци­ям, и взгля­дам за­каз­чи­ков – рек­ла­мо­да­те­лей.

   Ком­па­нии, рек­ла­ми­рую­щие свои то­ва­ры на те­ле­ви­де­нии, а по­зво­лить се­бе это мо­гут толь­ко круп­ней­шие из них, по­лу­ча­ют го­су­дар­ст­вен­ные суб­си­дии (т.е. оп­ла­чи­ва­ют­ся об­ще­ст­вен­ны­ми день­га­ми) за раз­ме­ще­ние сво­ей рек­ла­мы. По­тре­би­тель пла­тит за то, что­бы кор­по­ра­ции мог­ли про­дать ему свои то­ва­ры и свою точ­ку зре­ния на мно­гие со­бы­тия.

   Те­ле- или ра­дио ка­нал, га­зе­та, жур­нал ни­ко­гда не по­мес­тят ин­фор­ма­цию, ко­то­рая про­ти­во­ре­чи­ла бы ин­те­ре­сам рек­ла­мо­да­те­ля - рек­ла­ма со­став­ля­ет ос­нов­ной ис­точ­ник до­хо­да всех средств масс-ме­диа. Об­ще­ст­вен­но­му мне­нию, без­ус­лов­но, есть ме­сто в сред­ст­вах мас­со­вой ин­фор­ма­ции, но, толь­ко в том слу­чае, ес­ли оно сов­па­да­ет с мне­ни­ем и ин­те­ре­са­ми кор­по­ра­ций. Как гла­сит ста­рая ис­ти­на: «Сво­бо­да мне­ний га­ран­ти­ро­ва­на лишь тем, ко­му при­над­ле­жат сред­ст­ва пе­ре­да­чи мне­ний».

    Масс-ме­диа соз­да­ёт свой соб­ст­вен­ный об­раз, как об­ще­ст­вен­но­го ин­сти­ту­та, за­да­ча ко­то­ро­го слу­жить об­ще­ст­вен­ным ин­те­ре­сам, пред­став­лять весь спектр мне­ний и взгля­дов. Но, да­же не­ис­ку­шён­но­му на­блю­да­те­лю вид­но, что, не­смот­ря на мно­го­чис­лен­ность ка­на­лов, со­бы­тия по­да­ют­ся в раз­ной ма­не­ре, но с оди­на­ко­вой, уни­фи­ци­ро­ван­ной по­зи­ции. Мне­ния, про­ти­во­ре­ча­щие при­ня­той ли­нии, не по­яв­ля­ют­ся ни на од­ном мас­со­вом ин­фор­ма­ци­он­ном ка­на­ле.

  Де­мо­кра­ти­че­ская Аме­ри­ка, в от­ли­чие от стра­ны, опи­сан­ной Ору­эл­лом в “1984”, не пре­сле­ду­ет ина­ко­мыс­ля­щих, но на ог­ром­ном рын­ке фак­тов и идей слыш­ны толь­ко го­ло­са тех, кто кри­чит гром­че дру­гих, а кри­чать гром­ко мо­гут толь­ко те, у ко­го в ру­ках уст­рой­ст­ва, уси­ли­ваю­щие их го­ло­са, – сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Они и за­ни­ма­ют­ся вос­пи­та­ни­ем мне­ний, взгля­дов и вку­сов мас­со­вой ау­ди­то­рии. Ин­ду­ст­рия ин­фор­ма­ции при­учи­ла по­тре­би­те­ля пи­тать­ся без­вкус­ным син­те­ти­че­ским ин­фор­ма­ци­он­ным про­дук­том, ко­то­ры­ей­так­же, как и про­дук­ты пи­та­ния, про­шёл мно­го­сту­пен­ча­тый про­цесс об­ра­бот­ки. И по­тре­би­тель уже не в со­стоя­нии за­дать “не­пра­виль­ный” во­прос: “А из че­го это сде­ла­но?”.

    В мас­со­вом соз­на­нии су­ще­ст­ву­ют две ре­аль­но­сти - ре­аль­ность фак­тов жиз­ни и вир­ту­аль­ная ре­аль­ность, соз­да­вае­мая сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Они су­ще­ст­ву­ют па­рал­лель­но, ни­где не пе­ре­се­ка­ясь, и не про­ти­во­ре­ча друг дру­гу. Аме­ри­ка­нец мо­жет ве­рить или не ве­рить то­му, что он ви­дит на эк­ра­не те­ле­ви­зо­ра или чи­тать в га­зе­те. Это, в ко­неч­ном счё­те, ни­че­го не ме­ня­ет. Он по­лу­ча­ет толь­ко ту ин­фор­ма­цию, ко­то­рую ему пред­став­ля­ют масс-ме­диа. И масс-ме­диа ре­ша­ет, ка­кую ин­фор­ма­цию по­ста­вить в пер­вый ряд, а ка­кую - в де­ся­тый.

   Тем не ме­нее, по­тре­би­тель счи­та­ет, что он пол­но­стью сво­бо­ден в сво­ём вы­бо­ре сре­ди ог­ром­но­го по­то­ка фак­тов, идей, ко­то­рые об­ру­ши­ва­ют на не­го сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции, и, на их ос­но­ве, смо­жет вы­ра­бо­тать своё соб­ст­вен­ное мне­ние. Так же, как ко­гда-то со­вет­ский че­ло­век, аме­ри­ка­нец не до­ве­ря­ет сред­ст­вам мас­со­вой ин­фор­ма­ции, тем не ме­нее, он зна­ет толь­ко то, что ему “по­ло­же­но знать”. Со­вет­ский че­ло­век осоз­на­вал своё бес­си­лие, как гра­ж­да­ни­на, тем не ме­нее, не­смот­ря на всё своё не­до­ве­рие к про­па­ган­де, не мог не при­ни­мать ми­фы, соз­да­вае­мые со­вет­ской вла­стью, дру­гих ка­на­лов ин­фор­ма­ции у не­го не бы­ло.

    Аме­ри­ка­нец мо­жет кри­тич­но от­но­сить­ся к ми­фам, соз­да­вае­мым сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции, тем не ме­нее, он их при­ни­ма­ет  – у не­го нет дос­ту­па к не­за­ви­си­мым от кор­по­ра­ций масс-ме­диа ис­точ­ни­кам.

    То­та­ли­тар­ное об­ще­ст­во мо­жет при­ми­рить­ся с тем, что лю­ди го­во­рят од­но, а ду­ма­ют дру­гое, дос­та­точ­но то­го, что они под­чи­ня­ют­ся. В ус­ло­ви­ях де­мо­кра­тии все­гда су­ще­ст­ву­ет опас­ность то­го, что не­за­ви­си­мая мысль мо­жет пре­вра­тить­ся в си­лу в по­ли­ти­че­ской сфе­ре. По­это­му важ­но унич­то­жить опас­ность ещё в за­ро­ды­ше. В то­та­ли­тар­ных об­ще­ст­вах лю­ди со­про­тив­ля­лись, не все­гда осоз­на­нно, сис­те­ме идео­ло­ги­че­ско­го на­жи­ма. Аме­ри­ка же - стра­на де­мо­кра­ти­че­ская, она не ис­поль­зу­ет приё­мы гру­бой и от­кро­вен­но лжи­вой про­па­ган­ды, она вос­пи­ты­ва­ет ин­те­ре­сы, мне­ния и по­треб­но­сти, ис­поль­зуя со­вер­шен­ные фор­мы убе­ж­де­ния, и са­мые та­лант­ли­вые лин­гвис­ты, жур­на­ли­сты и сце­на­ри­сты ра­бо­та­ют имен­но в этой сфе­ре.

  В пе­ри­од Ве­ли­кой Де­прес­сии сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции уде­ля­ли ог­ром­ное вни­ма­ние де­та­лям жиз­ни ган­г­сте­ра Дил­линд­же­ра. Го­во­ря о жиз­ни ве­ли­ко­го гра­би­те­ля, они уво­ди­ли пуб­ли­ку от опас­ной те­мы, при­чин эко­но­ми­че­ско­го кра­ха. Мил­лио­ны ли­ши­лись средств к су­ще­ст­во­ва­нию, но ма­ло кто по­ни­мал сис­те­му об­ма­на, про­ве­дён­но­го фи­нан­со­вой эли­той. Фи­гу­ра гра­би­те­ля-оди­ноч­ки за­сло­ни­ла со­бой фи­гу­ры тех, кто ог­ра­бил всё об­ще­ст­во.

  От­кры­тая ложь не­эф­фек­тив­на – она вы­зы­ва­ет со­про­тив­ле­ние, по­это­му мас­со­вая куль­ту­ра ис­поль­зу­ет мяг­кие, ма­ло­за­мет­ные, те­ра­пев­ти­че­ские приё­мы, на­прав­ляю­щие чув­ст­ва, же­ла­ния, мыс­ли в не­об­хо­ди­мое рус­ло, она пред­став­ля­ет кра­соч­ный, мно­го­об­раз­ный, на­сы­щен­ный дей­ст­ви­ем и эмо­ция­ми мир, в ко­то­ром слож­ность и про­ти­во­ре­чи­вость жиз­ни вы­ра­жа­ет­ся эле­мен­тар­ны­ми фор­му­ла­ми, лег­ко вос­при­ни­мае­мы­ми людь­ми лю­бо­го об­ра­зо­ва­тель­но­го цен­за, и они за­кре­п­ля­ют­ся в мас­со­вом соз­на­нии бла­го­да­ря про­фес­сио­наль­но­му мас­тер­ст­ву соз­да­те­лей и впе­чат­ляю­щей эс­те­ти­ке.

  В ус­ло­ви­ях де­мо­кра­тии не су­ще­ст­ву­ет го­су­дар­ст­вен­ной цен­зу­ры, пря­мая цен­зу­ра не эф­фек­тив­на, го­раз­до дей­ст­вен­нее са­мо­цен­зу­ра ра­бот­ни­ков ин­ду­ст­рии ин­фор­ма­ции. От­кло­не­ние от един­ст­вен­но вер­ной ли­нии на­ка­зы­ва­ет­ся ис­клю­че­ни­ем из про­фес­сио­наль­но­го кру­га. По­пыт­ки пред­ста­вить своё мне­ние, про­ти­во­ре­ча­щее об­ще­при­ня­то­му, вос­при­ни­ма­ет­ся, как не­про­фес­сио­наль­ное по­ве­де­ние. Про­фес­сио­нал слу­жит за­каз­чи­ку и не дол­жен ку­сать ру­ку, ко­то­рая кор­мит.

   В Со­вет­ской Рос­сии, по­дав­ляю­щая часть твор­че­ской ин­тел­ли­ген­ции бы­ла ис­тин­но про­фес­сио­наль­ной, она слу­жи­ла ре­жи­му, а своё мне­ние вы­ра­жа­ло на до­маш­ней кух­не, точ­но так­же, как это де­ла­ет аме­ри­кан­ская ин­тел­лек­ту­аль­ная эли­та, прав­да, её “кух­ней” яв­ля­ют­ся спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные из­да­ния для уз­кой груп­пы про­фес­сио­на­лов.

   В ус­ло­ви­ях ры­ноч­ной де­мо­кра­тии спе­циа­ли­сты в сис­те­мах ин­фор­ма­ции не ра­бо­та­ют на го­су­дар­ст­во. Они не под­чи­ня­ют­ся “выс­шим ин­стан­ци­ям”, но их бла­го­по­лу­чие пол­но­стью за­ви­сит от уме­ния чув­ст­во­вать, в чём ну­ж­да­ют­ся те, кто об­ла­да­ет ре­аль­ной вла­стью. Для это­го не ну­жен при­каз, цен­зор, лишь чут­кая, к ат­мо­сфе­ре не­глас­ных тре­бо­ва­ний де­ла, са­мо­цен­зу­ра.

   Тем не ме­нее, су­ще­ст­ву­ют не­за­ви­си­мые из­да­ния, су­ще­ст­ву­ют не­за­ви­си­мые мне­ния, но они где-то на да­лё­кой пе­ри­фе­рии, их нуж­но ис­кать. Сред­ний по­тре­би­тель же час­то не толь­ко не мо­жет, он и не хо­чет за­труд­нять се­бя по­ни­ма­ни­ем всей слож­но­сти ком­плекс­ных взаи­мо­свя­зей по­ли­ти­ки, эко­но­ми­ки и куль­ту­ры с про­бле­ма­ми его по­все­днев­ной жиз­ни. Он не же­ла­ет тра­тить свою энер­гию на что-ли­бо, что ле­жит вне его по­все­днев­ных дел. Ин­те­ре­сы по­став­щи­ков ин­фор­ма­ции и ин­те­ре­сы по­тре­би­те­лей ин­фор­ма­ции, та­ким об­ра­зом, смы­ка­ют­ся.

  Да­же ес­ли кто-то чув­ст­ву­ет, что им ма­ни­пу­ли­ру­ют, что то, что ему пред­ла­га­ет­ся сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции, ум­но под­стро­ен­ная ло­вуш­ка, что его убе­ж­да­ют сде­лать “пра­виль­ный вы­бор”, ко­то­рый, по су­ще­ст­ву, со­всем не в его ин­те­ре­сах, он впи­ты­ва­ет все те же ло­зун­ги и фор­му­лы, вы­гля­дя­щие чрез­вы­чай­но при­вле­ка­тель­но.

  Но да­же ес­ли не толь­ко чув­ст­вом, но и соз­на­ни­ем он на­чи­на­ет со­мне­вать­ся в том, что он слы­шит и ви­дит, мыс­ли эти ос­та­ют­ся толь­ко в его го­ло­ве. Он вряд ли ре­шит­ся по­де­лить­ся к кем-то свои­ми кра­моль­ны­ми мыс­ля­ми, он бо­ит­ся быть не как все, впол­не воз­мож­но, что что-то не в по­ряд­ке с ним са­мим – все не мо­гут быть не­пра­вы.

  «Прин­цип аме­ри­кан­ско­го ра­вен­ст­ва на­кла­ды­ва­ет за­прет на мне­ние, от­ли­чаю­щее­ся от об­ще­при­ня­то­го, он име­ет две тен­ден­ции, од­на дви­жет к при­ня­тию, дру­гая ве­дёт к от­ка­зу от соб­ст­вен­ных раз­мыш­ле­ний», - пи­сал То­к­виль в на­ча­ле XIX-го ве­ка

  А так как в мас­со­вом об­ще­ст­ве ма­ло кто ре­ша­ет­ся всту­пать в кон­фликт с об­ще­при­ня­тым мне­ни­ем, за­щи­щая, по То­к­ви­лю, «не­про­ве­рен­ные ис­ти­ны», сред­ний че­ло­век «от­ка­зы­ва­ет­ся от ка­ких-ли­бо раз­мыш­ле­ний», и вы­ра­жа­ет “соб­ст­вен­ное мне­ние” сте­рео­тип­ным на­бо­ром об­ще­при­ня­тых кли­ше.

  Че­рез 150 лет по­сле То­к­ви­ля ис­то­рик Гор Ви­дал: «Ге­ний аме­ри­кан­ской по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры, на­чи­наю­щий свою ис­то­рию с от­цов-ос­но­ва­те­лей, су­мел соз­дать мощ­ную сис­те­му ма­ни­пу­ля­ции гра­ж­дан­ско­го мыш­ле­ния, по­зво­лив­шую убе­ж­дать лю­ей дей­ст­во­вать про­тив их соб­ст­вен­ных ин­те­ре­сов.»

Ма­ни­пу­ля­ция об­ще­ст­вен­ным мыш­ле­ни­ем по­сто­ян­но со­вер­шен­ст­во­ва­лась и во вто­рой по­ло­ви­не ХХ ве­ка на­ча­ла при­об­ре­тать но­вые фор­мы, но­вые ме­то­ды. Тра­ди­ци­он­ная про­па­ган­да ма­ни­пу­ли­ро­ва­ла соз­на­ни­ем, но в по­стин­ду­ст­ри­аль­ном об­ще­ст­ве она уже не об­ла­да­ет дос­та­точ­ной си­лой воз­дей­ст­вия.

  «Что­бы до­бить­ся под­держ­ки пуб­ли­кой той или иной ини­циа­ти­вы, ис­хо­дя­щей от эко­но­ми­че­ской или по­ли­ти­че­ской эли­ты, не­об­хо­ди­мо ис­поль­зо­вать но­вую тех­ни­ку про­па­ган­ды»,-  го­во­рил по­ли­ти­че­ский обо­зре­ва­тель 40-х – 50-х го­дов про­шло­го ве­ка, Уол­тер Липп­ман.

  Но­вая тех­ни­ка про­па­ган­ды, о ко­то­рой го­во­рил Липп­ман, тех­ни­ка ма­ни­пу­ля­ции под­соз­на­ни­ем, но но­виз­на её от­но­си­тель­на. Ма­ни­пу­ля­ция под­соз­на­ни­ем, прав­да без со­вре­мен­ной тех­ни­че­ской ба­зы, про­во­ди­лась на­ци­ст­ским Ми­ни­стер­ст­вом Про­па­ган­ды.

  Не­мец­кий учё­ный, уче­ник Фрей­да, Эрнст Дих­тер, эмиг­ри­ро­вав­ший в США в 1938 го­ду, за­ни­мав­ший­ся пси­хо­ло­ги­ей рек­ла­мы: «Ос­нов­ные приё­мы ма­ни­пу­ля­ции под­соз­на­ни­ем, ко­то­рые се­го­дня ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции, бы­ли раз­ра­бо­та­ны гит­ле­ров­ской ма­ши­ной про­па­ган­ды. Гит­лер по­ни­мал, как ни­кто дру­гой, что са­мым мощ­ным ин­ст­ру­мен­том ма­ни­пу­ля­ции мас­са­ми яв­ля­ет­ся не вос­пи­та­ние ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния, а ма­ни­пу­ля­ция под­соз­на­ни­ем. Её и ис­поль­зо­ва­ла на­ци­ст­ская про­па­ган­да. Впо­след­ст­вии она по­лу­чи­ла на­уч­ное обос­но­ва­ние и ста­ла на­зы­вать­ся “Perception-altering technologies”, тех­но­ло­гия из­ме­не­ния вос­при­ятия, и се­го­дня уже не­важ­но, кто был соз­да­те­лем сис­те­мы про­мы­ва­ния моз­гов. Тер­мин “про­мы­ва­ние моз­гов” вы­зы­ва­ет не­при­ятие, тер­мин “perception-altering technologies” при­ни­ма­ет­ся бе­зо­го­во­роч­но, ибо ос­вя­щён ав­то­ри­те­том нау­ки.»

   На­ци­ст­ская про­па­ган­да иг­ра­ла на скры­тых стра­хах, скры­тых на­де­ж­дах, бес­по­кой­ст­ве и раз­оча­ро­ва­нии еди­ной эт­ни­че­ски не­мец­кой на­ции. Аме­ри­кан­ские сред­ст­ва ин­фор­ма­ции об­ра­ща­ют­ся не к мас­сам, стра­на не пред­став­ля­ет со­бой еди­ное це­лое, это конг­ло­ме­рат мил­лио­нов ин­ди­ви­дов, по­это­му масс-ме­диа ис­поль­зу­ют раз­но­об­ра­зие ин­ди­ви­ду­аль­ных же­ла­ний, ил­лю­зий и стра­хов, су­ще­ст­вую­щих в раз­лич­ных сло­ях об­ще­ст­ва.

   Ин­ду­ст­рия ин­фор­ма­ции ста­вит пе­ред со­бой од­ну за­да­чу - вы­пус­тить как мож­но боль­ше про­дук­тов, ин­фор­ма­ци­он­ных про­дук­тов. До­хо­ды про­из­вод­ст­ва за­ви­сят от объ­ё­ма вы­пу­щен­ных про­дук­тов, ка­че­ст­во же про­дук­та вто­ро­сте­пен­но, оно лишь долж­но от­ве­чать об­ще­при­ня­то­му стан­дар­ту. В кон­ку­рент­ной борь­бе вы­иг­ры­ва­ет не тот, кто по­став­ля­ет са­мый вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ный про­дукт, а тот, кто по­став­ля­ет боль­ше про­дук­тов на ры­нок ин­фор­ма­ции, так как по­тре­би­тель при­ни­ма­ет толь­ко стан­дарт­ный про­дукт в при­выч­ной упа­ков­ке, а ин­фор­ма­ци­он­ный про­дукт с но­вым и не­при­выч­ным со­дер­жа­ни­ем вы­зы­ва­ет на­сто­ро­жен­ность и не­до­ве­рие.

  На чи­та­те­ля, зри­те­ля об­ру­ши­ва­ет­ся во­до­пад фак­тов, мне­ний и в этом во­до­па­де он те­ря­ет ори­ен­та­цию, пе­ре­ста­ёт по­ни­мать, что важ­но а что не­важ­но, не со­стоя­нии от­де­лить од­но от дру­го­го он пе­ре­ста­ёт реа­ги­ро­вать, т.е. за­да­вать во­про­сы.

  Со­цио­лог А.Моль го­во­рит о том, что дей­ст­вен­ность про­па­ган­ды оп­ре­де­ля­ет­ся не столь­ко её пря­мым об­ра­ще­ни­ем к мас­сам, сколь­ко тем, что «мно­же­ст­во мел­ких на­прав­ляю­щих тем, идей, вы­страи­ва­ют ши­ро­кий фронт ата­ки в фор­ми­ро­ва­нии не­об­хо­ди­мо­го мне­ния, и эта так­ти­ка эф­фек­тив­нее пря­мо­го уда­ра. Кап­су­лы ин­фор­ма­ции на­прав­ля­ют об­ще­ст­вен­ное мне­ние в нуж­ное рус­ло, и они на­столь­ко ко­рот­ки, что сред­ний че­ло­век не в со­стоя­нии за­фик­си­ро­вать их соз­на­ни­ем.»

  Все фак­ты, как пра­ви­ло, вер­ны, они тща­тель­но про­ве­ря­ют­ся, ин­фор­ма­ция дос­то­вер­на, но дос­то­вер­на так­же, как мо­жет быть дос­то­вер­ны сот­ни фо­то­гра­фий че­ло­ве­ка, где вид­ны от­дель­но его ли­цо, те­ло, ру­ки, паль­цы. Ка­ж­дая часть че­ло­ве­че­ско­го те­ла про­смат­ри­ва­ет­ся во всех мель­чай­ших под­роб­но­стях, из фо­то­гра­фий со­став­ля­ют­ся раз­но­об­раз­ные ком­би­на­ции, но порт­ре­та са­мо­го че­ло­ве­ка нет. Это взгляд че­рез мик­ро­скоп, а в мик­ро­ско­пе не вид­на кар­ти­на в це­лом, вид­ны толь­ко час­ти, де­та­ли, ато­мы ин­фор­ма­ции. Кро­ме то­го, ско­рость пе­ре­дач, ско­рость сме­ны од­них фак­тов, од­них тем на дру­гие, унич­то­жа­ет не толь­ко зна­чи­мость со­бы­тий, но и их смысл.

  По­тре­би­тель не в со­стоя­нии пе­ре­ва­рить ог­ром­ную мас­су фак­тов и мне­ний и они вы­ва­ли­ва­ют­ся из его па­мя­ти, как из ды­ря­во­го ре­ше­та, для то­го что­бы на сле­дую­щий день за­пол­нить­ся оче­ред­ным ин­фор­ма­ци­он­ным му­со­ром.

  По­тре­би­тель фак­тов по­па­да­ет в со­стоя­ние мен­таль­но­го сту­по­ра, пол­ной ане­сте­зии, он не в со­стоя­нии вы­стро­ить свою кон­цеп­цию, свой взгляд, бе­зо­го­во­роч­но при­ни­мая тот скры­тый смысл и зна­че­ние, ко­то­рые за­ло­же­ны в них соз­да­те­ля­ми ин­фор­ма­ци­он­ных про­грамм. А мне­ние, стер­жень, уже су­ще­ст­ву­ет - в от­бо­ре фак­тов, их по­сле­до­ва­тель­но­сти, их дли­тель­но­сти, в фор­ме по­да­чи. Смысл фак­тов осоз­на­ёт­ся, лишь ко­гда об­на­ру­жи­ва­ют­ся свя­зи ме­ж­ду ни­ми, ко­гда фак­ты ста­вят­ся в ло­ги­че­ский ряд, а этим ло­ги­че­ским ря­дом ма­ни­пу­ли­ру­ют по­став­щи­ки фак­тов. А по­тре­би­тель ин­фор­ма­ции не име­ет на­вы­ка к сис­тем­но­му под­хо­ду, у не­го нет стерж­ня, на ко­то­рые эти фак­ты мож­но бы­ло на­ни­зать, ор­га­ни­зо­вать, нет идей. Об­ла­да­ние фак­та­ми, их на­ко­п­ле­ние, их ко­ли­че­ст­во, пред­став­ля­ет­ся ему бо­лее, чем дос­та­точ­ным для по­ни­ма­ния.

  На­зна­че­ние ин­фор­ма­ции, вы­пол­няю­щей со­ци­аль­ный за­каз, со­сто­ит в том, что­бы от­влечь вни­ма­ние от ре­аль­ных, глу­бин­ных ме­ха­низ­мов об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, и её воз­дей­ст­вие на­столь­ко эф­фек­тив­но, что, как пи­сал Ору­элл в 60-е го­ды про­шло­го ве­ка: «Сле­дую­щее по­ко­ле­ние уже не бу­дет ста­вить под со­мне­ние пра­виль­ность все­го про­ис­хо­дя­ще­го. Ат­мо­сфе­ра об­ще­ст­вен­ной жиз­ни бу­дет та­ко­ва, что не­воз­мож­но бу­дет да­же за­дать во­прос, пра­виль­но это или нет.»

   Се­го­дня эта ат­мо­сфе­ра уже соз­да­на, во­про­сы за­да­вать не­ко­му, так как эко­но­ми­че­ская власть ано­ним­на, сис­те­му ни­кто кон­крет­но не пред­став­ля­ет, ни­кто не не­сёт пер­со­наль­ной от­вет­ст­вен­но­сти, ни­кто не об­ла­да­ет ре­шаю­щей вла­стью или выс­шим ав­то­ри­те­том. Сред­ний че­ло­век ви­дит власть толь­ко ко­гда она пер­со­ни­фи­ци­ро­ва­на, он мо­жет про­тес­то­вать про­тив жес­то­ко­го бос­са, про­тив про­даж­но­го по­ли­ти­ка­на, но не про­тив сис­те­мы, ко­то­рая по­ро­ж­да­ет пло­хо­го бос­са или пло­хо­го по­ли­ти­ка­на. Аме­ри­ка­нец не про­тес­ту­ет про­тив сис­те­мы, он так­же, как ко­гда-то его со­вет­ский со­брат, про­тес­ту­ет про­тив “от­дель­ных не­дос­тат­ков” сис­те­мы.

    Эко­но­ми­че­ская сис­те­ма вос­пи­ты­ва­ет кон­крет­ное мыш­ле­ние, вос­пи­ты­ва­ет ин­те­рес лишь к то­му, что мож­но ис­поль­зо­вать в прак­ти­ке жиз­ни, она оп­ре­де­ля­ет ин­фор­ми­ро­ван­ность че­ло­ве­ка ко­ли­че­ст­вом на­ко­п­лен­ных им фак­тов, но по мне­нию аме­ри­кан­ско­го со­цио­ло­га Сам­со­на Ле­о­на: - «Без ши­ро­ко­го взгля­да на жизнь, ко­то­рый при­хо­дит как ре­зуль­тат зна­ком­ст­ва с об­ще­че­ло­ве­че­ским зна­ни­ем, праг­ма­тик пе­ре­би­ра­ет фак­ты так­же, как че­ло­век, не знаю­щий пра­вил и трю­ков кар­точ­ной иг­ры, пе­ре­та­со­вы­ва­ет кар­ты в ко­ло­де, не по­ни­мая смыс­ла их со­че­та­ний.»

_______________

© Гофман Михель

Проблема России на все времена
Статья о проблеме алкоголизма в России. Приводятся статистические показатели повышенного потребления алкоголя ...
За мигом миг... Стихи
усталым пламенем свечи/пульс жизни бродит в нас/немой слепой и хоть кричи/не покидает глаз
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum