Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Естествознание
Криминальная смертность: искажения и ошибки статистики
(№5 [278] 01.05.2014)
Автор: Вил Акопов
Вил Акопов

        В докладе ООН «Глобальные исследования убийств» (2011) отмечается, что ежегодно в разных странах мира в результате убийств погибает 526 тысяч человек, из них в результате конфликтов и террористических актов – 55 тысяч. По опубликованных данным МВД в России от рук преступников погибло: в 2011 – 40,1 тыс. человек, в 2012 г. – 38,7. Росстат же зарегистрировал в 2011 г. 14,3 тыс. убийств, в 2012 всего  13,3 тысяч. 

    Даже только из этих данных видны противоречия в показателях, что не дает чёткого представления о точных цифрах убийств в стране. Например,  данные 2012 г. не включают причинение тяжкого опасного для жизни вреда здоровью, в результате которого смерть наступала не сразу, а спустя некоторое время. «Любое убийство, если труп найден не сразу, можно переквалифицировать как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть и под статистику убийств не попадает», - справедливо замечает  криминолог доктор юридических наук генерал МВД Владимир Овчинский. Согласно официальной статистики, в 2006 - 2009 гг. регистрировалось от 19 до 17 тыс. убийств в год. Исследование же НИИ Академии Генпрокуратуры показало, продолжает он, что на самом деле в России совершалось до 47 тыс. убийств в год. (sovross.ruhttp:// newsland.com/news/detail/id/1050984/).

   В сети интернет (newsland.com›news/detail/id/1050984/)  приведена статья депутата зам. председателя комитета по образованию Госдумы О.Н.Смолина, перепечатанная в газете «Советская Россия» от 12 ноября 2010 г. о шокирующих признаниях экс-директора НИИ статистики Госкомстата России В.Симчера. Последний приводит официальные и резко отличающиеся фактические показатели Российской статистики за 2001-2010 гг. Приведем лишь один. Численность совершенных преступлений в 2009 г. в РФ официально составляет 3 млн, а фактически – 4,8 млн. То есть, 1,8 млн регистрируемых преступлений не попадает в официальную статистику.  Мало того, что  почти 2 млн. регистрируемых преступлений не попадает в официальную статистику, ещё важнее преступления, которые либо вообще не регистрируются, либо те, по которым люди не обращаются в правоохранительные органы. По оценкам группы учёных НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ под руководством профессора С. Иншакова, число таких преступлений почти в 10 раз больше, чем фиксирует официальная статистика – примерно 26 млн. в год. Так что в известной формуле – «есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика» ­– имеется доля истины.

       В России, при числе зарегистрированных в 2012 году 13265 убийствах на самом деле от преступных посягательств погибли 38,7 тыс. человек, правда, в эту группу входят потерпевшие от умышленного причинения тяжкого вреда, здоровью, дорожно-транспортных преступлений, погибшие от иных посягательств. Не беремся судить о степени достоверности тех или иных показателей, важно отметить неопровержимый факт, что реальный массив криминальной смертности в разы превышает число, фиксируемое статистикой.  

 К парадоксальному выводу недавно пришли медики, которые тоже столкнулись с проблемой латентной (неявной) преступности. Случай, зарегистрированный по медицинской статистике как травма (с неизвестной причиной) и последующей смертью, в уголовной статистике никак не фиксируется. Проанализировав диссертации по латентной преступности, упомянутый выше ученый-криминолог В.Овчинский отмечает, что в половине судебно-медицинских исследований, попавших в медицинскую статистику как травма, приведшая к смерти,  являлось фактическое убийство, хотя в уголовной статистике не фиксируется. Он обращает внимание на наличие двух статистик: медико-демографической и уголовной, показатели которых не совпадают (http//www.erho.msk.ru/ news/571349-erho.htmI).

Отмечая неопровержимый факт, что реальный массив криминальной смертности в разы превышает число, регистрируемое статистикой, попытаемся найти причины этого.

Цель нашей работы состоит в том, чтобы показать истоки ошибок статистики криминальной смерти, возникающих в результате неточностей, ошибок или неправильно трактуемых выводов судебно-медицинской экспертизы проводимой в Бюро СМЭ Ростовской области, при установлении причины и рода насильственной смерти,  при различных её видах. Причем, к дефектам мы относим также  недостаточное взаимодействие судмедэксперта с органами дознания или следствия.  Ибо именно здесь кроются основания для вывода о статистики криминальной смерти, в том числе в результате убийства.

Табл. 1.   Соотношение экспертиз к общему числу насильственной и ненасильственной смерти (по данным Бюро СМЭ Ростовской Области)

Экспертизы/исследования

2008

2009

2010

2011

2012

Насильственная смерть

521/4918

517/4471

609/4404

432/4262

580/3827

Ненасильственная смерть

27/9188

22/8858

21/9322

25/9561

21/10391 

     Из таблицы 1 видно, что многолетний рост числа насильственной смерти сменился медленным её снижением, а ненасильственная смерть продолжает расти. Обращает на себя внимание факт незначительного удельного веса назначенных экспертиз, что свидетельствует в связи с этим о крайне редкой практике следственных проверок. В нижеприведённой таблице отражено соотношение числа насильственной и ненасильственной смерти в 2008-2012 гг. Обращаем внимание, что даже при видимых признаках насильственной смерти (!) судебно-медицинская экспертиза проводилась в среднем только в 12,15% (соответственно по годам в 10,59; 11,56; 13,82; 10,13; 15,15). Согласно же статьи 196 УПК РФ для установления причины смерти, характера и степени вреда здоровью и решения других вопросов, помогающих выяснить обстоятельства происшествия, она должна быть назначена.

Отметим, что  криминальная смертность может быть не учтенной, в группе связанной с лицами, пропавшими без вести, а в судебно-медицинской практике с  неопознанными трупами.

  В течение 2012 года в России идентифицирована личность 15,1 тыс. неопознанных трупов, что на 34,8% меньше, чем в 2011 году, а личность 64,5 тыс. неопознанных трупов так и остаётся неизвестной. На наш взгляд, это, наряду с невостребованными трупами, является источником возможных недочетов в статистике убийств.

 По данным бюро СМЭ Ростовской области число неопознанных и невостребованных трупов, подвергшихся судебно-медицинскому исследованию, продолжает оставаться  на значительном уровне. За последнее пятилетие в Ростовском Бюро СМЭ  зарегистрировано 3178 неопознанных трупов, а 6602 трупа были не востребованы. По понятным причинам судьбой этих людей интересуется только близкие, если они есть, да и то не всегда. Поэтому перед следствием обычно не ставятся вопросы о возможных причинах гибели пропавшего, а значит вполне вероятно, что какое-то количество из неопознанных и невостребованных трупов – умерли насильственной смертью, в том числе вследствие  убийства.

    Ещё одна группа трупов, которая, судя по не проводимой экспертизе трупа, находится в тени  должной следственной проверки, это трупы лиц с не установленной причиной смерти. В судебно-медицинской практике она встречается значительно чаще, чем у патологоанатомов и зависит, прежде всего, от исследования трупов с поздними трупными изменениями. Это гнилостные, скелетированные, мумифицированные трупы и реже в состоянии жировоска. Также, далеко не всегда удается установить истинную причину смерти при исследовании расчлененных тел и трупов, подвергшихся действию пламени.

   В Ростовской области число случаев, по которым причина смерти не могла быть установлена с 1985 до 2012 гг., увеличилось более, чем в 7 раз – с 133 до 969. За 5 последних лет в танатологических отделениях Ростовского областного бюро было исследовано 4619 таких трупов. Между тем, назначение экспертизы имело место лишь в 2% (!) процентах случаев, а в 2008 г. из 969 неопознанных трупов – проводилась экспертиза  только двух трупов. В таких случаях  установление категории, причины, рода смерти может быть основана лишь на событиях происшествия, то есть на данных, собранных следователем. Тем не менее, последующая его работа по выяснению обнаруженных данных была бы надежной при получении признаков, выявленных судебно-медицинской экспертизой. Итак, бесспорно, полноценная проверка версий смерти человека особенно необходима в случаях скелетирования, расчленения или сожжения тела погибшего. Значит, во множестве перечисленных случаев статистика криминальной смертности зависит от выводов судебно-медицинской экспертизы, прежде всего, в отношении причины смерти, как первоисточника статистики о насильственной смерти.

 После возможного получения предварительных сведений разной надежности и полноты, именно судебно-медицинским экспертом при исследовании трупа, с использованием   лабораторных исследований, устанавливается истинная причина смерти.      С учетом результатов экспертизы трупа умершего насильственной смертью человека следователю, на основании установления событий преступления предстоит определить её род: убийство, самоубийство или несчастный случай. Установление преступного характера насильственной смерти также относится к компетенции правоохранительных органов. Причем вина может иметь место, не только при убийстве, но также при смерти в результате несчастного случая или самоубийства. Поэтому, все три её рода, естественно в разной степени, подлежат следственной проверке, нередко с участием судебно-медицинских экспертов. Эти известные положения мы напомнили потому, что в этой области кроются источники ошибок установления преступности и статистики.

    Проявление тех или иных обстоятельств совершенного преступления, независимо от того, в чем выразилось само событие (в действии или бездействии), отражается во внешней среде в различных формах и на разных уровнях. Понятно, что событие преступления требует многогранного объективного и обоснованного установления доказательств посредством их сбора и закрепления. И в этом ряду первостепенное значение имеют результаты судебно-медицинской экспертизы. Поэтому к доказательствам по делу часть 2 статьи 74 УПК РФ относит и заключение эксперта.

    Изучив 1869 отказных материала по фактам насильственной смерти, Богданова Л.Н. (Уголовное право, 2011) пришла к выводу о том, что событие преступления нередко вообще не устанавливается или делается это формально, поэтому реальные убийства переходят в разряд самоубийств и несчастных случаев.  Это в немалой степени зависит также от правильного на протяжении всех этапов расследования взаимодействия судебно-медицинского эксперта со следствием, ибо 80% из опрошенных следователей прокуратуры отмечают в этом наличие проблем (А.Р. Поздеев, Г.В. Жиделев, В.Е. Капустина,  2013)

   Приходится констатировать, что не всегда надежен для установления рода смерти и второй фактор – результат судебно-медицинской экспертизы или исследования трупа, который по разным причинам бывает неправильным или немотивированным, что вызывает сомнение. Причина заключается, в низкой укомплектованности физическими лицами штатных должностей государственных судебно-медицинских экспертных учреждений России, которая в 2012г составила 31,8%. В межрайонных судебно-медицинских отделениях Ростовской области в 2013 году, только по танатологии экспертная нагрузка  доходила до 334 и даже 458 по отношению к нормативной. Ошибки в диагностике у экспертов имеют место, особенно в последние годы и с низкой подготовкой врачей, в том числе судебно-медицинских экспертов. По мнению председателя Правительства РФ Д.А.Медведева медицинское образование деградировало, Министр здравоохранения  В.И.Скворцова оценила уровень подготовки врачей как безобразный (Медгазета, №58 от 10.08.2012). Повышение квалификации врачей не идет ни в какое сравнение с западной системой, свидетельствует президент медицинской палаты Л. Рошаль (Р.Г.от 16.09.2010). Всё это в полной мере относится к врачам-судебно-медицинским экспертам, на что неоднократно указывали сами судебные медики. Интересен и престиж врача и ученого. Полученные несколько лет назад на основании опроса населения по 100-бальной системе американским и российским институтами рейтинг престижа разных профессий  поучителен:  в России врач получил 10 баллов, ученый - 4. В США врач набрал 50 баллов, ученый 100! 

    Значит, только судебно-медицинская экспертиза, качество её производства, научная и объективная обоснованность выводов приводят к правильному определению причины смерти и обоснованию ей предшествующих событий, способствуя установлению рода смерти, чему способствует взаимодействие со следователем (дознавателем). Это основа показателей статистики смертности, связанной с преступностью.

      Мы учли, что постановление о назначении экспертизы иногда выносится после вскрытия трупа, в зависимости от результатов его исследования. Однако из тысяч неопознанных лиц, невостребованных трупов, при неустановленной причине смерти или смерти от отдельных видов асфиксии, падения с высоты и т.д., экспертиза и после исследования трупа не назначалась и дополнительное расследование не проводилось. Стоит заметить, что запоздалое вынесение постановления приводит к необходимости переделывать «акт», в соответствие со статьей 204 УПК РФ - в «Заключение эксперта», то есть в законное доказательство по делу (статья 74 УК РФ). В 2012 г. из 3827 трупов с насильственной смертью дополнительно к 521 экспертизе, лишь в 208 случаях выносилось постановление о назначении экспертизы. Таким образом, следственная проверка проводилась не в 521, а в 729 случаях, то есть не в 15,15%, а в 19,04%. Причем, это означает, что акт судебно-медицинского исследования в 208 случаях формально переделывался экспертом в более важный процессуальный документ – «экспертиза трупа».  Такая формальная перекройка, на основании статьи 74 УПК РФ, одного документа в другой, нередко страдает погрешностями. Фактически в новый документ добавлялись (согласно статьям 307 и 310 УПК РФ) лишь подписка об ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения и за разглашения данных предварительного расследования и изменение названия.  

   Проследим количество назначенных экспертиз, когда должно проводиться всестороннее расследования конкретных обстоятельств наступления смерти, по отдельным видам насильственной смерти. Представим динамику некоторых распространенных причин смерти, установленных судебно-медицинской экспертизой за пятилетие, с 2008 по 2012 гг. по Ростовской области. Причем в первой группе приведем распространённые виды насильственной смерти, наступившей преимущественно в связи с несчастным случаем, самоубийством и реже убийством(табл. 2). 

    Табл.2. Соотношения экспертиз и исследований трупа при некоторых распространенных причинах смерти по данным Бюро СМЭ Ростовской области

Экспертизы/исследования

 2008

2009

2010

 2011

2012

Повешение

 7/744

4/810

2/714

 7/659

 4/759

Утопление

 0/280

2/268

 6/338

 6/469

 4/207

Падение с высоты

 1/170

 /166

 5/167

 0/152

 3/137

Отравления неустановленным ядом

 1/110

 0/70

 1/111

 1/97

 2/62

    В таблицу включена выборка с указанием числа назначенных экспертиз и исследований трупа по направлению, где в качестве причины смерти человека было повешение, утопление, падение с высоты и отравление не установленным ядом. Разберем эти причины насильственной смерти, при которых, следственные органы крайне редко возбуждали уголовные дела и проверяли обстоятельства предшествующие  смерти от этих причин.

 Широко распространено мнение, что повешение всегда является самоубийством. Однако известны случаи убийства путем повешения человека, описаны случаи смерти от повешения в виде несчастного стечения обстоятельств. Наблюдается и симуляция смерти от повешения, когда труп человека, погибшего от другой причины, вешают с целью направления следствия по ложному следу. Этот вид смерти занимает первое место среди других видов механической асфиксии. Тем не менее, за 5 лет в Ростовской области установлено 3816 случаев смерти от повешения, а уголовное дело было возбуждено лишь в 24 случаях, что составило 0,65% всех умерших от повешения.

   Смерть от утопления уносит большое число человеческих жизней, особенно в нашей области. За 5 лет исследовалось экспертами 1563 трупа, а постановлений о назначении экспертизы было вынесено всего 18, то есть в 1,15% всех случаев. А в 2008 г. из 280 трупов с посмертным диагнозом утопление,  ни в одном случае не назначалась экспертиза. И хотя утопление чаще всего результат несчастного случая, но иногда встречается как самоубийство, а также как способ убийства. Кроме того, известно, что в водоёмах преступники могут скрывать труп убитого иным способом человека, и чем позже его найдут, тем труднее выявить нужные признаки и проводить расследование.

   За 5 последних лет по данным Бюро СМЭ Ростовской области смерть от повреждений вследствие падения с высоты установлена в 792 случаях, а экспертиза назначалась лишь в 15, то есть в 7,37% всех случаев. А в 2011 г. ни по одному из 152-х падений (в том числе с высотных зданий, в условиях неочевидности) не было возбуждено ни одного уголовного дела. Между тем, по данным некоторых судебных медиков, принято считать, что около 10% случаев падение с высоты является самоубийством, а в 5% - убийством.

   Смерть вследствие отравлений, чаще всего является результатом несчастного случая. В России, как и в Ростовской области, первые места по частоте уже много лет занимают отравления алкоголем и угарным газом и, значительно реже медикаментами и пищевыми продуктами. Поэтому мы избрали группу неустановленных ядов, когда только расследование могло пролить свет на происхождение не выявленного судебно-медицинским исследованием, отравления. За 5 лет было 450 случаев смерти от этой группы отравлений, из которых только в 4-х проводилась  судебно-медицинская экспертиза, что составило 0,37% всех отравлений  не установленным ядом. А в 2009 и в 2011 гг. ни в одном случае дело не возбуждалось.

   Вторая группа причин смерти по данным Бюро СМЭ Ростовской области составляла виды насильственной смерти наиболее часто имеющие криминальное происхождение, в том числе убийство, то есть, когда уголовное дело обязательно возбуждается и назначается экспертиза. Мы извлекли из этого перечня видов смерти повреждения огнестрельным оружием, острым орудием, механическую асфиксию от удавления петлей и «прочие» её виды  (табл. 3). 

  Табл. 3  Соотношение экспертиз и исследований трупа в случаях насильственной смерти с часто обоснованным подозрением на убийство

 Экспертизы/исследования

2008

2009

2010

  2011

2012

Повреждения огнестр. оружием

26/42

24/52

27/62

18/51

23/54

Повреждения острым  орудием

31/137

149/114

153/99

125/104

143/94

Асфиксия от удавления петлей

19/36

19/37

17/42

18/33

13/4

Прочие виды механич. асфиксии

5/205

 3/149

2/211

2/9

8/181

Причина смерти не установлена

 2/969

  23/926

 23/970

 20/969

 25/785

   Смерть от повреждений огнестрельным оружием чаще подразумевает убийство, встречается самоубийство и несчастный случай. Поэтому, вероятно, уголовное дело  должно было быть возбуждено во всех 371 случае, а не только  в 118, когда назначалась экспертиза. Между тем, за 5 лет уголовное дело возбуждалось лишь в 31,13% смерти от огнестрельной травмы, хотя без тщательного расследования исключить убийство невозможно. Например, установленный экспертом выстрел пулевым оружием, от которого наступила смерть, произведен с близкого расстояния, как собственной рукой, так и посторонней, - требует следственных действий для определения рода смерти. Поэтому обосновано было бы возбудить уголовное дело с назначением ряда экспертиз, учитывая, что такой вывод эксперта мог быть при чистке оружия потерпевшим, то есть случайно,  при самоубийстве при неясных обстоятельствах, а также при убийстве. Однако это экспертное заключение удовлетворило следствие.

   Повреждения острым орудием включают действия разных его видов, которые в отчете Бюро СМЭ не подразделяются. Однако известно, что наиболее часто встречаются повреждения колюще-режущим орудием, а это всегда (не считая казусов) – убийства. Другие повреждения, нанесенные  режущим, колющим, рубящим орудием могут наносится,  как с целью убийства, так и с целью самоубийства и случайно. Иначе говоря, при повреждениях острым орудием за редким исключением должно возбуждаться уголовное дело, то есть выноситься постановление о назначении экспертизы. Надо отметить, что в производство экспертизы при таких повреждениях было значительно чаще, чем при других причинах смерти, и имело место в 63,32% случаев.

   Смерть от удавления петлёй (как и удавления руками, сведения о которых  почему-то включалось в отчет) – всегда убийство, за исключением казусов (например, использования самозатягивающейся петли альпинистов). Поэтому, во всех случаях следует производить предварительное расследование. Однако даже при этой причине смерти судебно-медицинская экспертиза проводилась только в 37,8%. Исключение составил 2012 год, когда из 17 причин смерти от удавления петлей, в 13 было вынесено постановление о назначение экспертизы и проводилась судмедэкспертиза трупа.

   Все остальные виды механической асфиксии, кроме разобранных выше, в отчете включены в графу «прочие». К ним относятся асфиксия от закрытий отверстий рта и носа или дыхательных путей; асфиксия, возникающая  от сдавления груди и живота и асфиксия в замкнутом пространстве (например, одетый на голову полиэтиленовый пакет), почти всегда требуют расследования. За 5 лет было 775 исследований трупа с определением смерти от одного из перечисленных видов асфиксии, но только в 20 выносилось постановление о назначении экспертизы, что составило 2,58%.

  В связи с изложенным, полагаем, что когда причиной гибели человека являются насильственная смерть от одного из видов, представленных в таблице, а также в зависимости от особенностей обстоятельств дела смерть, причина которой не установлена следует назначать судебно-медицинскую экспертизу, то есть возбуждать уголовное дело, с обеспечением взаимодействия следователя с экспертами. Иначе можно с полной уверенностью говорить о перемещении убийств, совершенных в условиях не очевидности, с сокрытием следов преступления в сферу латентности.

   В Ростовской области в течение последних трёх лет (2010, 2011, 2012 гг.) зарегистрировано соответственно 299, 285, 279 установленных убийств. Приведенные выше данные по Ростовской области дают все основания предположить, что, истинное число убийств должно быть больше за счет приведенных видов насильственных смерти, которые не достаточно расследовались и, по которым причина смерти не была установлена.     Наряду с этим, нельзя отождествлять погибших от криминального насилия с лицами, умершими насильственной смертью.

Проведенные нами исследования призваны показать тесную взаимосвязь и зависимость данных уголовной статистики криминогенной смерти, от результатов судебно-медицинской экспертизы, базовое место и значимость которой, к сожалению, недооцениваются.

  Использованная экспертная документация составлялась до принятия Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ, который внес изменения  в часть 1 статьи 144 УПК РФ. Они позволяют дознавателю, следователю, органам дознания и следствия при получении сообщения о преступлении до возбуждения дела назначать судебно-медицинскую экспертизу и проводить другие следственные действия. То есть появилась легитимная возможность проводить проверку с назначением экспертизы без возбуждения уголовного дела. Однако, мы считаем, что приведенные нами недостатки в показателях смертности по-прежнему будут искажать статистику, ибо это изменение УПК РФ, облегчая положение следователя и снижающее число возбужденных дел, не приведет к повышению качества судебно-медицинской экспертизы и достоверности статистических сведений о насильственной смерти, которая останется недостоверной. Более того, нам кажется, что появившаяся возможность проводить проверку без возбуждения дела снизит ответственность следователя и не приведет к подъёму качества следственных действий, связанных с производством медицинской экспертизы.

  Таким образом, практика выделения уголовной, медицинской, демографической статистики не приемлима, о чем свидетельствуют значительно отличающиеся показатели. Для обеспечения достоверной единой статистики криминальной смертности и, в частности убийств,  необходимо на государственном уровне навести порядок в учете и регистрации преступлений, связанных с причинением смерти, а также ясность в терминологии, ибо юристами стало использоваться широкое понятие римского права – гомицид. Это может быть обеспечено использованием достоверных медицинских данных: обоснованного и квалифицированного установления причины смерти на основе МКБ (международной классификации болезней) 10-го пересмотра, объективно обоснованного  определения рода смерти, в том числе убийства,  на основе выводов судмедэксперта и собранных следователем доказательств. Вместе с тем, достоверная судебно-медицинская экспертиза может быть гарантирована только при постоянном профессиональном контроле, в соответствие со статьями 88, 89, 90 о государственном, ведомственном и внутреннем контроле ФЗ от 21.11.2011г  № 323  «Об охране здоровья граждан в РФ».

   Нарушения в учете регистрации преступлений - антигосударственная политика. Эти исходные медицинские данные составят основу фактической криминальной статистики, которая, как любая правдивая информация, необходима власти и народу. Что касается её честной и правдивой подачи, то есть политической составляющей, то это выходит за пределы нашей компетенции и темы настоящей работы.   

                                            Литература

  1. Акопов В.И. О совести, качестве работы судебно-медицинского эксперта и  некоторых правовых проблемах экспертизы. // Медицинская экспертиза и право, 2010, № 4, с.17-22
  2. Акопов В.И. О некоторых нарушениях уголовно-процессуального законодательства при назначении судебно-медицинской экспертизы //  Научные труды III  Всероссийского съезда по медицинскому праву. М., 2007, с. 409-414

3. Акопов В.И., Надтока Е.С.     Роль судебно-медицинской экспертизы в установлении событий преступления, связанного с причинением вреда здоровью  //  Проблемы экспертизы в медицине, 2010,  с. 30-33

4.Богданова Л.Н.  Выявление латентных убийств в ходе прокурорских проверок // Уголовное право, 2011, №5. - С.114.

5.Ковалев А.В.  Отчет о проведении VII  Всероссийского съезда  судебных медиков,       21-24 октября 2013г .// М., Судебно-медицинская экспертиза №1, 2014, с.57-61.

6.Пиголкин Ю.П., Ю.В.Сидорович  Характеристика смертности в Российской Федерации  //  Судебно-медицинская экспертиза, №1, 2011, с.14-18

7.Поздеев А.Р., Г.В.Жиделев, В.Е.Капустина. Проблемы взаимодействия следователей с судебно-медицинскими экспертами // Проблемы экспертизы в медицине, №2, 2013, .21-22

____________________

© Акопов Вил Иванович 

Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum