Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Естествознание
Проблемы стратегии медицинской реформы. Обсуждение долгосрочного проекта
(№2 [290] 15.02.2015)

Александр Колесников

28 января 2015 

 

Дефицит средств на бесплатную медицинскую помощь 


 
Общий дефицит средств на оказание бесплатной медпомощи может составить порядка 30% от запланированных 2,2 трлн рублей расходов в 2015 году. Об этом говорится в исследовании Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК), копия отчета есть у «Известий». Эти оценки на порядок больше, чем, например, дефицит по системе обязательного медицинского страхования в 2014 году в 55 млрд рублей, о котором заявляла Счетная палата. Председатель правления АСМОК Гузель Улумбекова на этом фоне обратилась с письмом к Министру здравоохранения Веронике Скворцовой c просьбой повторно обсудить проект «Стратегии развития здравоохранения на долгосрочный период 2015–2030 годов», принятый за основу общественным советом при Минздраве в конце декабря.

   По оценкам АСМОК, дефицит средств для оказания бесплатной медицинской помощи в 2015 году составляет 672 млрд рублей. Это расходы, связанные с девальвацией рубля и инфляцией, а также дополнительные расходы, связанные с увеличением численности граждан РФ (присоединение Крыма), повышением оплаты труда медицинских работников, покрытием накопленного дефицита за 2014 год. Госрасходы на бесплатную медпомощь (или программу государственных гарантий, ПГГ) складываются из трех источников: средства обязательного медицинского страхования (ОМС), федерального и региональных бюджетов.

   — Учитывая расходы на ПГГ в 2015 (2,21 трлн рублей) и 2014 годах (2,03 трлн), можно сказать, что запланированное увеличение расходов в 2015 году в абсолютных показателях составит 173 млрд рублей, а дополнительные расходы — 845 млрд рублей, мы получаем дефицит в 672 млрд рублей, то есть более 30% от запланированных совокупных расходов в 2015 году, — говорит Улумбекова. — Дополнительные расходы потребуются на оказание медицинской помощи в связи с увеличением численности граждан РФ на 2,34 млн крымчан (28 млрд рублей), оказание дополнительных объемов высокотехнологичной медицинской помощи для 162 тыс. граждан (39 млрд), повышение оплаты труда медработников (228 млрд), покрытие накопленного дефицита ПГГ 2014 года — 157 млрд рублей, расходы в связи с прогнозируемым ростом индекса потребительских цен на 9,4% (191 млрд), расходы медицинских организаций, зависящие от курсовой разницы, из-за девальвации рубля к доллару на 75% (180 млрд рублей), в том числе на приобретение импортных расходных материалов, лекарств, запчастей к диагностическому оборудованию и др., расходы на централизованные закупки лекарств в амбулаторных условиях (22 млрд рублей). Всего 845 млрд рублей.

   В Минздраве опровергли угрозу дефицита, заявив лишь, что в 2015 году госрасходы на бесплатную медпомощь вырастет на 300 млрд рублей и превысят 2 трлн рублей. В министерстве сообщили, что cубвенции бюджетам территориальных фондов ОМС в 2015 году составят 1,41 трлн рублей, что на 240 млрд больше, чем в 2014 году (1,17 трлн рублей). Расходы на здравоохранение из региональных бюджетов также вырастут на 12% (с 552 млрд до 620 млрд рублей), а расходы из федерального бюджета сократятся на 24% (с 531 млрд до 405 млрд рублей). 

   Общественные организации и производители препаратов подтверждают опасения Улумбековой.

   — В Твери и Тверской области многие дорогостоящие препараты из серии ЖНВЛС (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты, перечень утверждается правительством) пациентам уже сейчас предлагают заменить на более дешевые аналоги, что связывают с нехваткой денежных средств в бюджете на их закупку, — заявили представители общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов». — К сожалению, в 2014 году мы также не избежали волны сокращений медицинского персонала, сокращений коечного фонда в стационарах, а также изменений в начислениях персоналу заработной платы. Сотрудники стационаров говорят об изменении выплат в системе стимулирующих надбавок и переходе на балльную систему (от заслуг или, чаще всего, провинностей зависит зарплата), что, по их словам, значительно сказалось на их доходах.

   Андрей Коновал, оргсекретарь независимого профсоюза медработников «Действие» в 2015 году прогнозирует замораживание, а, возможно, и падение реальных заработных плат у всех категорий медработников.

   — Средства Фонда ОМС почти на две трети формируется за счет отчислений, который производятся работодателями. Однако из-за кризисных явлений в экономике поступления средств из этого источника, вероятно, будет поступать в размере меньше запланированного или даже сокращаться. Теоретически эти выпадающие доходы ФОМС могли бы быть восполнены федеральными расходами, но они в 2015 году тоже сокращаются. Все это не может не сказаться на зарплатах медработников. В большинстве регионов гарантированная часть зарплаты (оклад плюс выплаты за категорию и стаж и региональные надбавки) составляет 30–40% от заработной платы медработников. Эта часть регулируется федеральным и региональным законодательством. А остальная часть отдается на усмотрение главврачей и, по сути, не является защищенной статьей расходов. В условиях недофинансирования у главврачей есть соблазн экономить на зарплате и заставлять работников выполнять двойную или тройную нагрузку.

   По сведениям Коновала, падение заработной платы у значительных групп медработников наблюдалось и в 2014 году.

   — Согласно оценке Счетной палаты РФ, дефицит средств в здравоохранения в 2014 году составил за счет ОМС 55,3 млрд рублей. В Калужской области в городе Людиново с апреля врачей — узких специалистов поликлиники лишили 10 тыс. рублей надбавки при зарплате 27 тыс. рублей. В Ижевске мы также констатируем сокращение зарплат участковых врачей в некоторых детских поликлиниках. В Уфе недофинансировали почти на 100 млн станции скорой помощи, вследствие чего работодатель попытался уменьшить заработную плату сотрудникам за счет сокращения вдвое выплат за ночные дежурства. Руководители ФОМС в Башкортостане после протестов медработников из профсоюза «Действие» еще в середине года признали, что имеет место дефицит бюджета территориальной программы ОМС в 10%. И это официальные данные, а в реальности дефицит гораздо, по нашим данным, выше. В Моздоке с января 2015 года отбирают надбавки за работу в сельской местности, сокращая зарплаты на 25%. В Астрахани области майские указы президента требуют в 2015 году поднять зарплату медработников на 10–15%, однако бюджет Астраханской области позволяет увеличить фонд оплаты труда лишь на 3%, что означает реальное падение зарплаты в связи с инфляцией.

   — Проблемы будут с обслуживанием медицинской техники иностранного производства, которая была приобретена в последние 2–3 года. При нынешнем курсе рубля это потребует увеличения средств вдвое. Вырастут расходы на ЖКХ и питание больных в стационарах, — говорит зампредседателя Профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил Андрочников.

    Заместитель коммерческого директора по продажам небольшой фармацевтической фирмы «Полисан» Александр Дуленцов считает, что если цены на препараты из списка ЖНВЛС не разрешат индексировать больше чем на 5,5%, многие импортные препараты уйдут с рынка. «Полисан» производит три таких препарата (цитоофлавин, циклоферон, реамберин).

   — Cырья, которое мы закупили по старым ценам, хватит максимум на два квартала, — говорит Дуленцов. — За границей мы закупаем импортное оборудование, материалы, запчасти, фильтры для воды, пленку, реактивы. Минздрав разрешил нам индексировать цены всего на 5,5%, но цена на сырье выросла на 30%, получается, что прибыль уменьшилась на 25%. Уже сейчас многие поставщики прислали новые прайсы на глюкозу, клапаны, пленку, фольгу. Рентабельность у нас и так невысокая, потому что цены давно не поднимались, а индексировались только на уровень инфляции. Например, глюкоза, которая используется во всех российских больницах, подорожала на 50%, а это 30-процентная составляющая ряда препаратов. Рентабельность по глюкозе составляла 7%, а сейчас мы будем в минусе. Пока затаились и ждем, что будет. Дистрибуторы закрывают отгрузки оптовикам и в аптеки до понимания ситуации. По моим данным, несколько иностранных компаний с препаратами из этого списка в 2015 году закроют свои представительства в России. В этой ситуации государству будет просто нечего закупать.

   Председатель Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, президент «Лиги пациентов» Александр Саверский в целом согласен с исследованием АСМОК. Он оказался одним из двух членов общественного совета при Минздраве, кто воздержался от голосования за принятие проекта «Стратегии», но считает, что шансов на пересмотр документа уже нет.

   — В «Стратегии» есть новые институциональные решения, например, дополнительное медицинское страхование («ОМС+»), которое видоизменяет всю топографию здравоохранения. Если ранее всем было понятно, что помощь в государственных муниципальных учреждениях оказывается бесплатно, вдруг появилась дополнительная помощь, которая может быть платной. Минздрав в новом документе фактически назвал платную помощь дополнительным страхованием. Более того, в проекте больше рычагов влияния дано страховщикам: они получат право определять виды платной помощи, стоимость и ее объемы. Они, кто ничего не производят, поставлены в центр системы здравоохранения, и им позволено действовать в своих частных интересах. В обход Конституции создаются государственно-частные партнерства. А если мы изменяем организационно-правовую форму государственно-муниципальных учреждений, мы теряем наше конституционное право на бесплатную медицинскую помощь, — добавил собеседник. 

http://netreforme.org/news/дефицит-средств-на-бесплатную-медпом/

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/582280#ixzz3Q8LocQ6E

 

 

Ада Горбачева

 27 января 2015

Пациент платит за всё

   В конце декабря на сайте Минздрава РФ была опубликована разработанная ведомством «Стратегия развития российского здравоохранения до 2030 года». Минздрав предлагает сформировать национальную систему здравоохранения, которая должна объединить все медицинские организации в РФ независимо от формы собственности и ведомственной принадлежности. Основные направления развития национальной системы здравоохранения – совершенствование программы государственных гарантий, развитие системы обязательного медицинского страхования (ОМС) и дополнительного страхования (ДМС), введение обязательной аккредитации медиков, выстраивание вертикальной системы контроля, развитие государственно-частного партнерства. Проект Стратегии открыт для обсуждения общественностью.

    Доктор медицинских наук Гузель Улумбекова, глава Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинскому образованию, подробно проанализировала вынесенную на обсуждение Стратегию.

   «Прежде всего в документе не поставлена цель улучшения здоровья населения. Создание национальной системы здравоохранения – это только средство достижения цели, – подчеркивает она. – Не упоминаются базовые проблемы: дефицит кадров, неудовлетворительное качество медицинской помощи, нехватка и неэффективное использование финансовых ресурсов, недостаточное обеспечение населения лекарственными средствами».

   Среди приводимых данных содержатся необоснованные и неверные,  отмечает Гузель Улумбекова. Указано, что государственные расходы с 2004 по 2014 год возросли в 3,7 раза. Однако, с учетом инфляции, государственные расходы на здравоохранение в РФ за эти 10 лет возросли только в 1,9 раза и в сравнении с новыми странами ЕС (Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония) были в 1,5 раза ниже, соответственно 900 и 1410 долл. по паритету покупательной способности (ППС) на душу населения в год. А в 2015 году заложенные расходы на бесплатную помощь (программу госгарантий) на 30% ниже, чем необходимо. Дополнительные средства нужны в связи с ростом инфляции выше 11%, девальвацией рубля на 80% и с расходами на увеличение объемов ВМП, на оказание медицинской помощи для новых граждан РФ, повышение заработной платы медицинских работников.

    А кроме того, расходы населения на медицинскую помощь составили в 2013 году не 21% от всех расходов на здравоохранение, как указано, а 31% (по международной методике расчетов). Для сравнения: в большинстве стран ЕС население тратит из своего кармана только 15–25%, остальное компенсирует государство. Объемы лекарственного обеспечения в амбулаторных условиях и различных медицинских вмешательств в нашей стране в разы меньше, чем в указанных новых странах ЕС. Например, расходы на лекарства в РФ в 4,2 раза ниже (соответственно 55 и 232 долл. по ППС на душу населения в год). Операций аортокоронарного шунтирования и стентирования выполняется в 2,8 раза меньше.

«В результате сокращения стационарной помощи и перевода ее в поликлиническое звено снизится доступность медицины и в стационарных, и в амбулаторных условиях, – считает Улумбекова. – В первом случае  из-за сокращения финансирования и количества коек, во втором – из-за дефицита в поликлиниках врачей и средних медицинских работников». Обеспеченность врачами участковой службы в 1,6 раза ниже, чем расчетный норматив, вдобавок она сократилась на 8% за последние два года. Обеспеченность медицинскими сестрами, работающими с участковыми врачами, в 3,3 раза ниже, чем необходимо.

«Прежде чем сокращать стационары с переносом акцента на первичную медико-санитарную помощь, надо решить проблему дефицита врачей в первичном звене, – считает Гузель Улумбекова. – А для предложенного развития реабилитации, паллиативной помощи и специализированных коек дневного стационара нужны подготовленные кадры, оборудование, дополнительные финансовые средства, которые не предусмотрены в Стратегии».

    Сильно переоценивается в Стратегии роль ОМС, полагает эксперт. Система ОМС в нашей, да и любой другой стране – это обычный финансовый отдел (или фонд), который просто аккумулирует и распределяет средства по установленным государством правилам и не создает никаких дополнительных ценностей для отрасли. Обязательные взносы в систему ОМС – это средства работодателей и региональных бюджетов, то есть фактически налоги. Функции Федерального фонда ОМС (ФОМС) по аккумулированию средств и их дальнейшему перераспределению в территориальные фонды (ТФОМС) может выполнять планово-финансовый отдел при самом Минздраве. Единые способы оплаты медицинской помощи и тарифы по клинико-статистическим группам заболеваний  не зависят от наличия или отсутствия системы ОМС: «Многочисленные частные страховые медицинские организации (СМО) на пути движения денег от ТФОМС до медицинских организаций – лишнее звено, усложняющее администрирование общественными денежными ресурсами».

 Создание национальной системы здравоохранения, по мнению Гузель Улумбековой, заключается, в сущности, в подготовке благоприятных условий для работы частных компаний за счет сокращения мощностей государственной системы здравоохранения. Сокращение государственного финансирования в целом и уменьшение расходов на стационарную медицинскую помощь в частности приведет к разрушению государственных мощностей здравоохранения. Да плюс еще приветствуется участие частных медицинских учреждений в свободном доступе к скудным государственным средствам. Нельзя согласиться и со стремлением передать частным страховым медицинским организациям (СМО) управление общественными средствами в ситуации их дефицита.

   В Стратегии есть и положительный момент – наконец-то нашли источник финансирования повышения квалификации врачей: на это должны идти 50% средств, полученных ТФОМС и СМО в результате применения к медицинским организациям санкций за нарушения. Однако существует риск, что СМО компенсирует этот убыток за счет увеличения объема самих санкций.

  Много вопросов вызывает раздел о государственно-частном партнерстве. Почему, например, частник стремится управлять государственной собственностью, и где гарантии, что он будет управлять в интересах улучшения здоровья населения, а не для получения своей прибыли за счет наращивания платных медицинских услуг? И уж совсем непонятно, зачем необходимо «содействие в доступе инвесторов к долгосрочным заемным источникам финансирования проектов ГЧП». Ведь потом придется оплачивать расходы частника за счет государства.

По мнению эксперта, следует развивать мощности государственной системы здравоохранения, а не сокращать ее искусственно в пользу частной. Чтобы сделать медицинскую помощь доступной и качественной, необходимо поэтапное увеличение государственного финансирования, как это принято во всех развитых странах. Только при этом условии можно будет ликвидировать платные услуги в государственных медицинских организациях.

   «То, что предлагается в Стратегии, – подчеркивает Гузель Улумбекова, – в сущности, уменьшение ответственности государства за здоровье населения страны. Это противоречит сказанному президентом Путиным 18 декабря 2014 года: «Главный принцип не только врача, но и главный принцип всех преобразований в здравоохранении – не навреди».

http://www.ng.ru/health/2015-01-27/8_patient.html 

 

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum