Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Культура
Иннокентий Серышев и Василий Ерошенко в мемуарах А.М.Топорова и в эсперанто-печати 1910-х – 1920-х гг.
(№6 [294] 15.05.2015)
Автор: Юлия Патлань
Юлия Патлань

  Наше знакомство с именами А.М. Топорова и И.Н. Серышева состоялось 12 лет назад в связи с изучением эсперанто. Целью этого изучения было чтение и понимание творчества Василия Ерошенко в оригинале, а также глубокий интерес к целой плеяде российских эсперантистов, многие годы работавших в странах Востока и оставивших яркий след в истории мировой культуры. И материал Н.Степанова «Космос и эсперанто», где были сведения о А.М.Топорове, И.Н. Серышеве и С.П. Титове, привлек наше внимание одним из первых [1]. Позже среди материалов международной конференции «Василий Ерошенко и его время» нами были впервые в интернете опубликованы брошюры И.Н. Серышева – в 2002 г. – «Заграничные путешествия крестьян и рабочих» (Саратов-Камышин, 1918) [2]; в 2010 «Что мне дал язык эсперанто» (Саратов, 1916) [3]. В дальнейшем одной из самых ценных реликвий нашей коллекции стала книга В.Я. Ерошенко «Сердце орла» (Белгород, 1962) с дарственной надписью Варвары Николаевны Серышевой известному эсперантисту из г. Хмельницкий А.Б. Рогову, дар М.Ц. Бронштейна [4]. Андрей Рогов известен под именем Geroldo – «Вестник», и был одним из тех, кто возрождал советское эсперанто-движение в 1950-х гг. Варвара Серышева, автор учебника эсперанто для детей “La verda steleto” («Зеленая звездочка», Милан, 1926), перевела на русский язык с эсперанто ряд статей о Ерошенко, в те годы жила на поселении в подмосковном г. Высоковске. 

  Так крепла заинтересованность и незримые духовные связи не только с Ерошенко (моим учителем-ерошенковедом является его ученик Виктор Першин), но и с Серышевыми и А.М.Топоровым. Ерошенко и Топоров вполне закономерно соседствуют в экспозиции белгородского Литературного музея как эсперантисты-земляки. Закономерной стала и наша встреча с Игорем Топоровым и знакомство с полным текстом воспоминаний А.М. Топорова «Я – из Стойла» (глава о И.Н.Серышеве «Я – ученик знаменитого эсперантиста»)[5]. 

 Опираясь на ранние эсперанто-источники и другие публикации, мы проанализировали этот текст в двух его вариантах – полном и подцензурном из книги А.М. Топорова «Я – учитель» (М., 1980). Полный текст поражает своей фактической точностью и любовью к И.Н. Серышеву, о которой говорит как авторское заглавие, так и описание первой встречи осенью 1915 г.: «Передо мною стоял высокий стройный человек лет 33-35 (возраст Христа! – Ю.П.) с тонким одухотворенным лицом и умными светлыми глазами. Волосы коротко подстрижены. На шее воротничок из голландского полотна. Лучи света переливались на его коричневой муаровой рясе. На левой стороне груди сверкала пятиконечная хризолитовая звездочка, в середине которой полукругом рассыпались серебряные буквы: E – s – p – e – r – a – n – t – o. Эта звездочка – эмблема эсперантистов, выражающая идею надежды, что все континенты Земли будут иметь единый вспомогательный язык (espero – по латыни – надежда)».

  Здесь показательно, что в опубликованном книжном тексте отсутствует луч света, заставляющий сверкать зеленую звездочку (что символически означает благословление и благодать Божью; для эсперанто-движения символ лучей зеленой звезды и вообще света основополагающий), отсутствует объяснение ее символики, пусть даже через латынь [6]. Вместо этого вводится слово «поп», несущее негативные смыслы и полностью противоречащее авторской портретной характеристике. Снято также и заглавие раздела, подчеркивающее духовную преемственность учителя и ученика, важную для А.М. Топорова, который не только стал членом УЭА уже тогда, но и оставался эсперантистом всю жизнь. Анализ текста в целом позволяет сделать вывод, что А.М. Топоров для написания данной главы использовал и тщательно изучал все доступные ему в 1970-х – 1980-х гг. советские источники о творческом наследии и жизненном пути И.Серышева, в частности, в библиотеке им. В.И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека), на что он сам указывает. Все существующие «неточности», следовательно, можно считать вынужденными. Это слова о том, что И.Н. Серышев после революции «сбросил рясу» (а расстригой он никогда не был, и священствовал всю жизнь), о том, что он поехал за бумагой в Японию и там «застрял» в вихре войны. Эсперанто-источники свидетельствуют, что ему помогли получить визу в Японию японские эсперантисты, хотя и версия А.М. Топорова блестяще подтверждается наличием в фондах РНБ в Санкт-Петербурге одного из изданий Серышева, напечатанного на цветной бумаге! [7]. И, конечно, же, труды И.Н. Серышева отнюдь не «потеряны для большой науки», о чем горько сетовал Топоров. Именно он, как истинный просветитель, приложил все усилия, чтобы этого не произошло. И современный интернет знает И.Н. и В.Н. Серышевых во многом именно по воспоминаниям А.М. Топорова. 

 Наследие И.Серышева-ориенталиста уже достаточно хорошо изучено А.А. Хисаммутдиновым, А.Н.Хохловым и др. [8], мы же хотим обратиться к его деятельности эсперантиста, опираясь на мемуары А.М. Топорова и архивные источники. 

  Специально для Топоровских чтений мы проанализировали ряд публикаций о. Иннокентия, а также эсперанто-издания 1910-1920-х гг. Это, прежде всего, годовые комплекты журнала «La Ondo de Esperanto» («Волна эсперанто», Москва) за 1911 – 1916 гг. из нашего собрания; доступные в интернете “Brita Esperantisto” («Британский эсперантист», Лондон, 1910-1912 гг.), “Germana Esperantisto” («Германский эсперантист», Дрезден, 1922-1924 гг.) “Esperanto” (Женева, Швейцария, 1922-1924 гг.), “La Amerika Esperantisto” («Американский эсперантист», Вашингтон, 1915-1922), “Lingvo Internacia” («Международный язык», Париж, 1912), “Dong-A-Ilbo” (Сеул, Корея, 1924), книгу «История языка эсперанто» Эдмона Прива (1927) [9] и другие источники. 

  Это позволило нам на базе архивных источников выявить и сопоставить малоизвестные вне эсперанто-движения факты жизни и деятельности И.Н. Серышева и В.Я. Ерошенко, имена которых очень часто стоят рядом как имена русских эсперантистов, сделавших весомый вклад в развитие эсперанто-движения вообще, и в частности, в странах Востока – Японии, Корее, Китае. Особенностью эсперанто-печати указанного периода является то, что она старалась фиксировать даже наименьшие факты развития, распространения и введения эсперанто в международный обиход. 

  Таким образом, нами впервые выявлено значительное сходство биографий эсперантистов И.Н. Серышева и В.Я. Ерошенко, подтверждено наличие у них широкого круга общих знакомых внутри эсперанто-движения. Так, И.Н. Серышев стал эсперантистом в 1910 г. после поездки в Европу и пребывания в Лондоне вместе с сестрой Варварой (в то время многие российские эсперантисты посещали Лондон). Нами выявлена заметка о первом посещении И.Н. Серышевым Общества эсперантистов Лондона на страницах журнала «Brita Esperantisto» [10], а также ряд новых публикаций о поездке в Англию Василия Ерошенко в 1912 г. в журналах «Brita Esperantisto» [11], «Lingva Internacia» [12], «La Ondo de Esperanto» [13]. Интересно, что один из помощников Ерошенко во время поездки – бельгийский эсперантист аббат Ричардсон – был одним из корреспондентов о. И. Серышева [14]. Фото И.Н. Серышева было опубликовано в № 3 за 1913 г. журнала «La Ondo de Esperanto», а №1 – знаменитая “La unua eksterlanda vojagho de la blinda E-isto s-ro V. Eroshenko” («Первая зарубежная поездка слепого эсперантиста В.Ерошенко») c параллельным переводом А.Н. Шараповой. И даже роль эсперанто в своей жизни они расценивают одинаково: Ерошенко сравнивает его с лампой Аладдина, 1913 [15], а Серышев упоминает «волшебный «Сезам», 1916 [16]. Также на страницах журнала «La Ondo de Esperanto» зафиксированы объявления И.Н. Серышева о желании переписываться о вреде пьянства и математике, обмениваться открытками (1911 г) [17], его заметки о распространении эсперанто в Забайкальском крае (1912-1913 гг.): «Забайкальский край. Из немногих городов нашего края только в три проник Эсперанто. В Чите существует общество эсперантистов и делегат У.Э.А. В Сретенске в прошлом году был делегат У.Э.А. В Верхнеудинске находятся лишь несколько отдельных эсперантистов. Остальных городов еще не коснулось наше движение, но в деревнях оно более сильное. Например, в деревнях Дарасун, Кумахта, Доронино, Зюльза и почти во всех главных деревнях у р. Чикой: Урлук, Шергольджин (5 чел.), Байхор (5 чел.), Малая Деревня, Красный Яр (4 чел.), Коротково. Количество получаемых газет и писем довольно велико, напр., только на почту в Красном Яру доставляется 21 эсперантская газета. За прошлый год было отослано 700 открыток и получено 600. В двух школах дети ознакомлены с эсперанто. Священник И. Серышев» (1912, май) [18], извещение о смене И.Н. Серышевым адреса и переезде из д. Красный Яр в д. Петухово, Сиб. Жел. Дор., в 30 км. от Томска [19], о появлении там первых эсперантистов (г-н Александр Лавров)[20], сведения об участии И.Н. Серышева в мероприятиях Томского общества эсперантистов [21], например, о pаспространении 2 тыс. выпущенных И.Серышевым антиалкогольных листовок английского автора на улицах Томска [22]. О поиске им издателя для первого и следующих томов книги «Сибирь»; в конце 1915 г. его адрес: «Петровское, Косиха-Терешкино, Барнаульский уезд, Томская губерния, Сибирь» [23]. Также в журнале встречается реклама журнала “Vocho de la popolo” («Голос народа», Масао, Шанхай, затем Кантон, Китай) [24], который упомянут А.М. Топоровым, хотя и не называя издателя-анархиста Сифо (Шифу, наст. имя Лю Шаобинь, 1884 – 1915). 

  Знаменитая книга И.Серышева «Siberio» («Сибирь», 1914) [25], изданная в Бельгии, рекламировалась не только в эсперанто-изданиях, но и в журнале Британского географического общества [26], и получила развернутую и в целом положительную рецензию на страницах «La Ondo de Esperanto», написанную его главным редактором, будущим выдающимся географом Сергеем Обручевым [27]. В 1914 и 1916 гг. здесь же была опубликована информация о намерении В.Я. Ерошенко поехать в Японию и о том, что он принимал участие в крупной пропагандистской встрече эсперантистов в Токио [28]. О той же встрече писал и «La Amerika Esperantisto» [29], вообще часто упоминающий сразу и Серышева, и Ерошенко [30]. Деятели эсперанто-движения хорошо знали о широком его развитии именно в Японии и Китае, и поэтому желание Иннокентия Серышева перебраться из Сибири в Японию не является чем-то неожиданным. Позднее он преподавал в Пекине в том же эсперанто-колледже, где годом-двумя ранее читал лекции В.Я. Ерошенко. И.Н. Серышев упоминал о Ерошенко в 1924 г. в серии своих статей на страницах эсперанто-раздела корейской «Утренней газеты» («Dong-A-Ilbo») [31]. 

  Самым интересным для нас является малоизученный период 1918 – 1921 гг., связанный с просветительской деятельностью на Алтае, а позднее – с отъездом И.Серышева из Сибири и пребыванием в Японии. Судя по эсперанто-журналам, там он не только совершил пешее пропагандистское путешествие по стране, выступая с лекциями об эсперанто [32], подготовил японско-эсперантский словарь [33], но и встречался с Василием Ерошенко на конгрессах эсперантистов. В начале же 1920-х гг. И.Н. Серышев состоял активным членом и корреспондентом Ассоциации писателей-эсперантистов, чьи заседания в Вене посещал и Ерошенко [34].

  Большое впечатление также производит и истинный размах культурно-просветительской работы И.Н. Серышева, о котором в то время писал журнал «La Amerika Esperantisto»: «Наш энтузиаст-единомышленник, священник И.Серышев, создал и руководит во всем крае культурно-просветительским движением Алтайских кооперативов. Оно разослало за 6 месяцев 905 тыс. различных листовок в 1200 различных кооперативов и посылает повсюду лекторов обустраивать очаги культуры и школы, которые на всех уровнях введут Эсперанто. Во многих газетах размещают непрерывно статьи об Эсперанто. Культурно-просветительское движение заказало с помощью Эсперанто в Англии и Америке 300 кинематографов и 500 фильмов и нацелено очистить и облагородить кинематограф, учитывая его моральное и просветительское значение…» [35].

  Можно с уверенностью заключить, что именно просветительская деятельность, основы которой были заложены, в частности, традициями эсперанто-движения нач. ХХ века, стала основной жизненной задачей как И.Н. Серышева и его ученика А.М. Топорова, продолжившего линию преемственности «учитель – ученик» в коммуне «Майское утро», так и Василия Яковлевича Ерошенко – выдающегося просветителя-тифлопедагога. Мы впервые на основании архивных источников отмечаем глубокие взаимосвязи между ними и надеемся на продолжение исследований.  

Литература и источники: 

1. НикСт. (Степанов Н.) Космос и международный язык эсперанто. См. http://miresperanto.narod.ru/eminentuloj/kosmos.htm 

2. Текст предоставлен Михаилом Линецким (Киев). Свящ. Иннокентий Серышев. Заграничные путешествия крестьян и рабочих. Propaganda kolekto de “Libera torento”, №3. Саратов – Камышин. 1918 / Материалы виртуальной конференции «Василий Ерошенко и его время». – Вып. 11: http://www.gosha-p.narod.ru/Esperanto/Texts/11.htm. Интересно, что пропагандистские тексты И.Н. Серышева с той же целью используются до сих пор. 

3. Свящ. Серышев. Что мне дал язык эсперанто. Саратов. Eldono de Esperanta biblioteko de G. D(avidov). en Saratov, 1916. – 16 с. Текст предоставлен Анатолием Сидоровым, Санкт-Петербург. См.: http://subscribe.ru/archive/lit.writer.1a2b3c/201005/15184431.html 

4. «Al mia kara amiko Andreo Borisovich pro bona kaj longa memoro pri nia amikeco kaj kunlaboro. Por Via naskightago la 1-a de majo. V. Serisheva. 21/IV/1963”. – «Моему дорогому другу Андрею Борисовичу на добрую и долгую память о нашей дружбе и сотрудничестве. На Ваш день рождения 1 мая. В. Серышева. 21/IV/1963». 

5. Я благодарю Игоря Германовича Топорова за консультации и за помощь в работе. 

6. Это, по-видимому, общепринятый для советского времени прием, т.к. «Эсперанто – латынь пролетариата». Вспомним аналогичное объяснение в эпизоде с диагнозом Ерошенко, хотя в обоих случаях достаточно знания эсперанто, без отсылки к латыни. 

7. Серышев Ин. Кооперация и эсперанто. Барнаул, Барнаульское о-во эсперантистов, 1919. – 16 с. На обл. №4. На цветной бумаге. Каталог Российской национальной библиотеки. Отметим здесь, что каталоги Российской национальной и Российской государственной библиотек до сих пор «не знают» точной даты смерти И.Серышева, ограничиваясь предположительным указанием «после 1960». А.М. Топоров, как свидетельствует текст мемуаров, знал о кончине о. Иннокентия в 1976 г., что позволяет нам уточнить датировку машинописи. 

8. Хисаммутдинов А.А. Иннокентий Серышев – востоковед и эсперантист // Проблемы Дальнего Востока. – 2001. – 2. – С. 135 – 138; также в рамках конференции «Василий Ерошенко и его время»: http://www.gosha-p.narod.ru/Esperanto/Texts/10.htm; Хохлов А.Н. Иннокентий Серышев в Австралии (Из истории востоковедения русского зарубежья) // Страны Южных морей: прошлое и современность. М., 1997. С. 4853. Хохлов А.Н. Харбинский ориенталист священник Иннокентий Серышев и его просветительная деятельность в Австралии (Из истории востоковедения русского зарубежья) // Миссионерское обозрение. Белгород, 1999. № 1. С. 1923; Хохлов А.Н. Священник Иннокентий Серышев в Японии и Китае: от эсперанто к востоковедным штудиям // Православие на Дальнем Востоке. Вып. 3. СПб., 2001. С. 195210; Хохлов А.Н. Священник-ориенталист Иннокентий Серышев и его просветительская деятельность: (Из истории востоковедения Русского зарубежья) // Вестник церковной истории. – 2006. – № 2. – С. 198-213. 

9. Privat E. Historio de la lingvo Esperanto. Leipzig: F. Hirt & sohn, 1927. – P. 173: “...Japano Fu?isa?a kaj ?ino Won Kenn travoja?is E?ropon kaj paroladis en multaj urboj. Reciproke E?ropaj esperantistoj kiel finnlanda ambasadoro Ramstedt en Japanujo, rusa blinda poeto Ero?enko en ?inujo, rusa pastro Seri?ev en Man?urio prelegis en Esperanto al multaj grupoj kaj kunvenoj en Ekstrem-Oriento”...

10. The British Esperantist. – 1912. – P. 156: «В тот же вечер (8 июля. – Ю.П.) мы имели удовольствие видеть священника Иннокентия Серышева и его сестру, из городка вблизи Читы, в Забайкалье, Сибирь. Священник возглавляет там парафию и говорит лишь по-русски и на эсперанто, и хотя он только что изучил язык за три месяца, мы могли легко переговариваться с ним. Его нынешняя поездка – первая для него за пределы Сибири». – Пер. с эсп. наш. См. также упоминания об этой поездке в брошюрах о. Иннокентия.

11. Brita Esperantisto. – 1912. – P. 79, 92, 102–103. 

12. Vojagho de rusa blindulo // Lingva Internacia. – 1912. – Vol. 17. – № 5 (majo). – P. 192 – 193. 

13. Helpemo de esperantistoj // La Ondo de Esperanto. – 1912. – № 4. – P. 76 – 77; La Ondo de Esperanto. – 1912. – № 11. – P. 172 – 173; 

14. «И, радуясь, мы продолжали беседовать; он повёл меня сразу же к аббату Ричардсону, обаятельному старцу, одному из виднейших бельгийских эсперантских деятелей, с коим позже я состоял в переписке. Часы, проведённые у него, были для меня незабвенны…» // Свящ. Серышев. Что мне дал язык эсперанто. Саратов. Eldono de Esperanta biblioteko de G. D. en Saratov, 1916. – 16 с. См. http://subscribe.ru/archive/lit.writer.1a2b3c/201005/15184431.html 

15. Eksterlanda vojagho de la blinda esperantisto V. Eroshenko // La Ondo de Esperanto. – 1913. – № 1. – P. 10. «Да, я теперь могу сказать, что лампа Аладина не могла бы помочь мне больше, чем зеленая звездочка эсперантиста; я уверен, никакой гений арабских сказок не смог бы сделать для меня больше, чем гений реальной жизни Доктор Заменгоф, творец «Эсперанто» // Заграничная поездка слепого эсперантиста г-на В.Ерошенко». Пер. с эсп. наш. См. сайт «Василий Ерошенко и его время» http://eroshenko-epoko.narod.ru/Texts/Patlan/Eksterlanda3.htm 

16. «Эта поездка открыла мне глаза на значение языка эсперанто и показала внутреннюю сторону эсперантизма, который, подобно волшебному «Сезам», отворял пред чужеземцем сердца людей» // Свящ. Серышев. Что мне дал язык эсперанто. Саратов. Eldono de Esperanta biblioteko de G. D. en Saratov, 1916. – 16 с. См. «Кулуары конференции» http://subscribe.ru/archive/lit.writer.1a2b3c/201005/15184431.html 

17. La Ondo de Esperanto. – 1911. – № 5. – P. 83.

18. Пер. с эсп. наш. La Ondo de Esperanto. – 1912. – № 5 (majo). – P. 88. См. также похожую заметку: LodE. – 1913. – №3. – P.49.

19. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 2. – P. 36.

20. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 1. – P. 51.

21. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 5. – P. 88.

22. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 7. – P. 122–123. 

23. La Ondo de Esperanto. – 1913. – № 8-9. – P. 143; 1915. – № 12. – kovrilo: «Я ищу издателя для издания второго и третьего томов моего труда «Сибирь». Книга может быть издана в России или за рубежом. Об условиях соблаговолите писать мне по адресу: Петровское, Косиха-Терешкино, Барнаульский уезд, Томская губерния, Сибирь, Россия. Свящ. И. Серышеву» (пер. с эсп. наш). 

24. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 1. – P. 27; La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 7-8. – P. 135;

25.Pastro In. Serishev. Siberio. Volumaro de originalaj kaj tradukitaj verkajhoj. Unua volumo. Transbajkalo. 1-a parto. Eld. Centra Komerca Oficejo, Charleroi, Belgolando, 1914. // La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 6. – P. 109. 

26. The Geographical journal: Royal Geographical Society (Great Britain) – 1914. – Vol. 44. – P. 242. 

27. S. Obr (Obruchev S.). Bibliografio. Siberio // La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 10. – P. 163-164. 

28. La Ondo de Esperanto. – 1914. – № 5. – P. 87; La Ondo de Esperanto. – 1916. – № 4. – P. 55 – 56. 

29. La Amerika Esperantisto. – 1916. – Vol. 18. – № 6. – P. 25.

30. La Amerika Esperantisto. – Vol. 27-29. – 1920. – P. 87; La Amerika Esperantisto. – Vol. 30. – 1922. – № 6. – P.1-3.

31. Esperanto en Hinujo de Inocento Serishev // La Dong-A-Ilbo. – 1924. – 1 dec. Здесь же 13, 20 и 27 окт. 1924 г. был опубликован текст “La tago de l’monda pacigho” («День всемирного умиротворения») В. Ерошенко. 

32. La Amerika Esperantisto. – Vol. 27-29. – 1920. – nov. – P. 13. 

33. Esperanto. – 1922. – № 1. – P. (11) 11. 

34. Esperanto. – 1923. – № 7-8, – P. (9) 129; № 11. – Р. (18) 202; 1924. – № 8. – P. (14) 150. 

35. La Amerika Esperantisto. – 1918. – Vol. 23. – P. 55.

________________________

© Патлань Юлия Валериевна 

Впервые опубликовано в сборнике: Вторые Топоровские чтения на Белгородчине. 19–20 октября 2011 года. – Белгород : БИЦ БГУНБ, 2012. – 144 с.

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum