Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Прорыв к Единству. О философских идеях Эдгара По
(№6 [309] 01.06.2016)
Автор: Илья Абель
Илья  Абель

  Эдгар Аллан По, мистик, поэт, невротик, гений и пессимист за год до смерти опубликовал в американском журнале поэму в прозе под названием «Эврика. Опыт о материальной и духовной Вселенной». Это удивительная и неожиданная статья-трактат, где гуманитарий и литературный мистификатор пытается логически обосновать через физическую природу Вселенной присутствие в ней и Бога, и цели ее существования, а также прогнозирует цикличность ее возникновения и уничтожения.

  В начале своих рассуждений По сообщает, что хотел бы наиболее доступным способом изложить свою теорию возникновения Вселенной. При этом замечая тут же, что его интересует не Вселенная звезд, которая поддается физическому, математическому, геометрическому и любому иному научному исследованию, а духовная Вселенная, как Бесконечность, как Бог, как Единство, как Дух и все в том же роде. Сразу заметим, что даже будучи своеобразным поэтическим повествованием о науке и духе, «Эврика» американского писателя, названием отсылающая к легендарному высказыванию греческого ученого Архимеда после нахождения понимания известного закона физического, являясь простой по выводу окончательному, довольно трудна и сложна для восприятия. Но принцип, взятый за основу изложения теории Вселенной, где физическое как материальное и духовное как религиозное сосуществуют нерасторжимо, проведен автором самодостаточной и целеустремленной статьи последовательно и вполне завершенно.

  Основной тезис его таков: все во Вселенной устроено разумно и подчинено Высшему Плану. Поясним, по аргументации По, создано и развивается не только по данному плану, но именно Богом, как высшей силой. Американский самодеятельный философ исходит из того, что те законы природы, которые доступны научному пониманию во всех его вариантах и приложениях — раскрывают только часть сущности Вселенной, которая есть соединение материального и духовного, которые По все-таки разделяет до конечного момента их существования. Опираясь на достижения науки, прежде всего законов тяготения, введенных в научный оборот Ньютоном, Эдгар По с поразительной последовательностью выстраивает на основе их свои доводы в пользу основного тезиса. Для него однозначны притяжение и отталкивание, как и то, что все материальное состоит из частиц. Последние связаны друг другом максимальным количеством притяжений и отталкиваний, что удерживает Вселенную, как динамичную и гармоничную, действующую слаженно систему в целостности.

  В связи с этим интересны размышления о центре Вселенной. Идя как бы вслед за Паскалем в его доводе, что центр Вселенной есть центр сферы, По доказывает чем дальше, тем больше, что таковым центром является изначально не физическая , а духовная величина, Единство, Бог. Отметим, что , передавая оба высших духовных понятия как синонимы, По все же отличает в них одно от другого, что уникально, как прозрение и философского, и религиозного , и научного плана.

  Примечательно то, что сразу задан автором поэмы «Эврика» четко обозначенный ракурс: взгляд на Вселенную не снизу вверх, не с точки зрения наблюдателя на Земле, а как раз сверху вниз, как бы из Вселенной на человека, на человечество. При этом очевидно, что не остается без внимания и традиционный аспект восприятия небесного, так сказать, астрономический. По пишет о том, что сгусток материи разделяется на мельчайшие частицы( отметим, что написано это было в 1848 году, кажется, задолго до появления теории Большого Взрыва). Эти частицы взаимодействуют друг с другом, до какого-то момента сохраняя целостность и прочность Вселенной, как неразрушимой системы. В какой-то момент они, частицы , выходят из-под контроля, Вселенная буквально рассыпается на части, которые вновь объединяются в ту целостность, какой было до создания Богом ее.  Кажется, оставлен без внимания вопрос о том, изменяется ли что-то во вновь обретшим целостность сгустке материи. Судя по тому, как рассуждает Эдгар Аллан По — несомненно это так.

  Завершает свою поэму «Эврика» он выводом о том, что сосуществование индивидуальной духовности и божественного Духа в тот момент, когда Вселенная потеряет свою былую нерасторжимость, сольются в одно, где человеческое, как частное и малое сольется с божественным, как общим, как всеобщим и большим в любом смысле слова. Таким образом, автору кажется, что он нашел и доказал на стыке материализма и идеализма существование Бога, как высшей данности и сделал это убедительно. На самом деле это не совсем так или почти так.

  Говоря о соприсутствии во Вселенной материального и духовного в их обычной интерпретации, он все же большую часть трактата о Высшем посвятил материальному, то бишь, физическому, хотя постоянно имел в виду и духовное, ни на мгновение не упуская его из виду.  Тем не менее, перевес натурфилософского в популяризации его идеи слишком явен, чтобы не обращать на него внимания.

  Однако, с поразительной настойчивостью и целеустремленностью Эдгару По все же удалось довести свои логические построения до конца, придя к тому результату, на который он изначально рассчитывал.

  Более того, сама смелость его притязаний рассказать о Единстве для прагматиков-современников, коим адресовалась статья «Эврика» вызывает уважение и взывает к поддержке.

  Очень может быть, что описание физических процессов, как их истолковывает По, при всей их квазинаучности покажутся специалистам наивными и банальными. Но, даже если все и так, как отмечено здесь, само желание вывести закон, объединяющий науку и теологию в признании верховенства Бога и изначальности, неизбывности его постоянного присутствия в жизни людей , вызывает восторг и уважение, поскольку надо было решиться на написание и опубликование данной статьи при жизни, что было поступком или в чем-то подвигом с различных точек зрения. Конечно, ощутимы и пафос, и усложненность как бы поэтического повествования о Вселенной. Что не отменяет успешного и оправданного по итогам построения его, выход к таким высотам сознания, которые и сейчас кажутся со стороны необычными и уникальными. Несомненно, произведение По, прежде всего классика национальной и мировой литературы, до настоящего времени не оценено по достоинству. И поэтому стоит с максимальной степенью тщательности, с пиететом и с симпатией процитировать  «Эврику» ровно в той мере подробности, которая необходима для вхождения в статью-трактат с наибольшей степенью соотнесенности с авторской позицией, которая, вероятно, устарела в чем-то по апофеозу доказательности, не не архивна по сути своей, опередившей  век девятнадцатый. И не только его одного.

______________________ 

 P.S. Думается, что поучительно обратить внимание на сам факт публикации данной статьи в переводном сборнике, посвященном высказываниям американских писателей и философов о национальной литературе. Здесь можно говорить и о том, что включение научно-популяризаторской по сути своей статьи «Эврика» в сугубо литературоведческую книгу есть и дань интереса читателей девяностых годов к науке в более широком осмыслении ее, и смелость издателей , которые показали горизонты восприятия действительности, современности теми, кто стал классиком национальной литературы и общественного сознания.

Как бы там ни было, сам факт такого раскрытия сути мыслей литераторов США о том, что есть дело, которым они занимаются, является примером ответственного и творческого отношения к тому, что предопределило задачу и цель издания подобного рода. 

 P.P.S. При чтении указанных ниже фрагментов из трактата Эдгара Аллана По следует учитывать, что перевод его сделан был на русский язык через полтора века после его написания. А это, в свою очередь, означает, что как переводчик, так и научный редактор его имели достаточное представление о развитии как научных, так и философских знаний о Вселенной второй половины девятнадцатого — двадцатого века, поэтому текст кажется как риторическим, с одной стороны, так и в определенном смысле современном в любом значении данной характеристики. В результате популяризаторский трактат в его русской интерпретации стал именно тем, чем и задумывался автором — поэмой в прозе. Здесь афористичность последовательно излагаемых выводов передана в квазинауной форме, будучи аналогом размышлений Лукреция о достижениях современной науки о природе.

  Эдгар Аллан По в данном случае воспринимается чуть отстраненно, именно в контексте перевода, что фокусирует внимание на сути написанного им, поскольку в научном исследовании красоты стиля уходят на второй план, хотя и не сходят вовсе в тень.

  Исходя из этого, любопытно было бы сопоставить рассуждения американского поэта и писателя с различными версиями объяснения существования Вселенной, например, Вернадского, Тейяра де Шардена или так называемого «русского космизма», как и других новаций подобного рода. Однако, это потребовало бы написания отдельной статьи, что выходит за задачу автора данной статьи: популяризация идей Эдгара По, как философа-космиста.

  Ниже приводятся цитаты из Эдгара По (курсив в цитатах - мой: И.А.)

 Я намерен говорить о Физической, Метафизической и Математической -о Материальной и Духовной — Вселенной, о ее Сущности, ее Происхождении, ее Творении, ее Нынешнем Состоянии и ее Судьбе.

с.302

Итак, мое основное положение таково: в  Изначальном                                         Единстве Первосущего заключены Вторичная Причина Всего Сущего и Зерно его Неизбежного и Полного Уничтожения.

с. 302

...словом «Вселенная», когда оно встречается в этом очерке без каких-либо уточнений, я намерен обозначать  наибольшую постижимую протяженность пространства со всеми предметами,  как материальными, так и духовными, которые можно вообразить существующими  в пределах этой протяженности. Когда  же я буду говорить о том, что обыкновенно понимают под словом «Вселенная»,  то всякий раз буду использовать ограничивающее словосочетание «Вселенная звезд».

с. 302 -303 

Начнем же сразу с обычнейшего слова «Бесконечность». Оно, подобно словам «Бог», «дух» и некоторым другим, эквиваленты которых существуют во всех языках, никоим образом не является выражением идеи, а лишь стремлением к ней. Оно воплощает возможную попытку невозможного понятия. Человеку нужно было слово, чтобы обозначить направление этого стремления, то облако, за которым сокрыт невидимый предмет этой попытки. В общем, потребно было слово, посредством которого одно человеческое существо могло бы немедленно соотнести себя с другим человеческим существом и с определенным  устремлением  человеческого разума. Из этой потребности и возникло слово «Бесконечность», которое, таким образом, обозначает только мысль о мысли.

с. 306-307

Конечно, никто не предположит, что здесь я утверждаю абсолютную невозможность того, что мы пытаемся передать словом «Бесконечность». Моя задача здесь — показать несостоятельность попыток доказать саму Бесконечность  или даже наше понятие о ней с помощью ложных умствований, которые обычно для этого используются.

Тем не менее я позволю себе признаться, что как индивид не могу вообразить себе Бесконечность, и убежден, что никто из людей не может этого.

с. 308- 309

Мы убеждены в существовании Бога. Мы можем быть или  не быть убеждены в конечности или бесконечности пространства, но в любом случае это наше убеждение  правильнее будет уподобить вере религиозной, то есть чему-то, совершенно отличному  от собственного убеждения, убеждения интеллектуального , предполагающего наличие осознанной концепции.

с. 309

Теперь будет понятно,  используя словосочетание «Бесконечность Пространства», я не призываю читателя принять невозможное понятие абсолютной  бесконечности. Я просто говорю о пространстве « наибольшей постижимой протяженности» - смутной и пульсирующей сфере, которая то сжимается, то растягивается в соответствии с колебаниями силы нашего воображения.

с. 310

Ныне ограничимся предположением, что Он — непостижим, по крайней мере сейчас, и существует, предположим, как Дух, то есть как Не-Материя (это различие вполне подойдет вместо определения) , - итак , Он сотворил, или создал из Ничего, силою своей Воли, в некоторой точке пространства,  которую мы примем за центр,  в некоторый период времени, который мы не будем даже пытаться установить, но в любом случае чрезвычайно далекий; итак, предположим, что Он сотворил — что? И это жизненно важный момент в наших построениях. Что же именно мы вправе считать первоначально и единственно сотворенным?

с. 311

… первоначально созданное Богом, та Материя, которую силой своей Воли он создал из своего Духа или из Ничего, не могло быть иным, кроме Материи в своем наиболее постижимом состоянии -чего? - Простоты?

с. 311 -312

Попытаемся теперь осмыслить, какой должна быть Материя, когда она была, или если она была, в состоянии абсолютного предела Простоты. Здесь нам немедленно приходит на ум Нераздельность — некая частица - одна частица — частица одного вида — одного свойства — одной природы -одного размера -     одной формы — частица, следовательно, не имеющая себе равных, - частица, которая по всем меркая является частицей, - частица абсолютно уникальная, индивидуальная, неразделенная и не делимая лишь потому, что Тот, кто создал ее по своей Воле, может несравненно менее активным проявлением той же Воли естественным образом разделить ее.

Итак, все, что я предрекаю относительно этой изначально сотворенной Материи,-   это Единичность, но я намерен показать, что  эта Единичность — более чем достаточное основание  для объяснения строения  существующих явлений и очевидно неизбежного исчезновения по крайней мере Материальной Вселенной.

с. 312

Таким образом. Мы устанавливаем Вселенную на чисто геометрической  основе. Конечно, вовсе не обязательно предполагать абсолютное различие  даже по форме у всех излучаемых атомов, так же как и абсолютное неравноотстояние кажого от каждого. Достаточно предположить, что не имеют одинаковой формы   соседние    атомы — то есть, такие, которые могут как-либо приближаться друг к другу до неизбежного их воссоединения в конце.

с.314

Однако, коль скоро мы считаем Деание Бога определенным и прервашимся по завершении рассеяния, мы сразу постигаем и реакцию, противодействие -иными словами, удовлетворимое  стремление разъединенных атомов вернуться в Одно.

с.315

Я пытался  показать назначение отталкивания , необхожимость его существования, но с религиозным трепетом воздерживался от всех попыток исследовать его природу. Я поступал так  вследствие интуитивного убеждения, что рассматриваемый принцип чисто духовен и лежит в области, неподвластной нашему пониманию, и относится к предмету, о котором сейчас, в нашем человеческом состоянии, судить не следует - к Духу в себе. Одним словом, я чувствую, что здесь, и только здесь, вмешался Бог, потому что здесь, и только здесь, положение требовало его вмешательства.

с. 316

До сей поры мы априорно исходили из абстрактного рассмотрения Простоты  как качества, которое с наибольшей вероятностью характеризовало первоначальное действие Бога. Теперь посмотрим, не могут ли установленные факты ньютоновского тяготения дать нам какой-нибудь выход апостериорно.

с.319

Но рассмотрим отчетливо,  что же доказал  Ньютон — согласно тем грубо-иррациональным определениям доказательства, которые предписаны метафизическими школами. Он был вынужден ограничиться тем, что показал, насколько полно движение воображаемой Вселенной, состоящей из притягивающих и притягиваемых атомов, послушных возмещенному им закону, совпадает с движениями реально  существующей Вселенной, в той мере, в какой она доступна наблюдениям. Вот в чем, собственно, состояла его демонстрация — так надо сказать, согласно принятому жаргону «философий». Его успехи давали доказательство за доказательством, такие выводы, какие принимает здравый рассудок, но демонстрация  самого закона, как настаивали метафизики, не обладает ни в малейшей степени строгостью.

с. 319- 320

Я постигаю, что Единство было истоком наблюдаемых явлений ньютоновского тяготения. Так, если верить школам, я ничего не доказал. Пусть будет так — я намерен лишь предполагать и  убеждать своими предположениями. Я с гордостью сознаю, что существует множество глубочайших и осторожно-проницательных умов, которые не могут не удовлетворится моими предположениями. Для таких умов, как и для меня, не существует математического доказательства, которое могло бы дать малейший дополнительный «истинный довод»  в поьзу великой Истины, которую я выдвинул, - истины Первоначального Единства как источника и основы Мировых Явлений.

с. 324

Достигаем ли мы идеи абсолютного Единства как источника Всего Сущего , исходя из понятия Простоты как наиболее вероятного качества первоначального действия Бога, приходим ли мы к ней через анализ всеобщности связей в явлениях Тяготения — или получаем ее в результате взаимного подтверждения, которое нам дают оба подхода, - все же идея сама по себе, если ее принимать вообще, принимается в неразрывной связи с другой идеей — состояние Вселенной звезд, как мы воспринимаем ее сейчас, то есть состояния неизмеримого рассеивания в Пространстве. Однако связь между этими двумя идеями единства и рассеивания можно установить только через введение третьей идеи -иррадиации, или излучения. Если абсолютное Единство принять за центр, то существующая Вселенная звезд есть следствие излучения из этого центра.

А следствия излучения известны. Они — составная часть сферы. Они принадлежат к разряду неоспоримых геометрических свойств.

с.327

Иными словами, мы пришли к выводу, что, согласно гипотезе, по которой материя возникла в результате излучения из центра, сосредоточение в свою очередь действует, как , насколько нам известно, действует сила тяготения.

с. 328

Поскольку общий принцип Тяготения в первую очередь понимается как противодействие действию, как выражения желания Материи, существующей в рассеянном состоянии, вернуться в состояние Единства, из которого  она была рассеяна, а во-вторых разум призван определить характер желания, способ, которым оно естественно будет проявляться, иными словами призван постичь возможный закон или modus operandi данного возвращения, нельзя не прийти в кыводу, что этот закон возвратного движения  будет прямой противоположностью закона начального движения.

с.332

Значит, материю, испускаемую в пространство с силой, изменяющейся пропорционально квадрату расстояний, можно априорно считать возвращающейся к центру своего излучения с силой, изменяющейся в обратной пропорции к квадрату расстояний, а я уже показал, что любой принцип, объясняющий, почему атому в соответствии с каким угодно законом должны стремиться к общему центру, должно признать успешно объясняющим в то же самое время, почему, согласно тому же закону, они должны стремиться друг к другу, ибо фактическое стремление к общему центру — вовсе не стремление к центру как таковому, а обусловлено тем, что этот центр есть точка, стремясь к которой каждый атом наиболее прямо осуществляет стремление к своему действительному и настоящему центру — Единству,абсолютному и окончательному Единению всего.

с. 333

Вкратце, состояние Единства — вот истинная  цель, и если на первый взгляд атомы стремятся к центру сферы, то только опосредовано, через подразумение — поскольку такой центра подразумевает, обозначает или включает в себя единственный истинный центр — Единство. Но из-за этого подразумения  или включения практически невозможно  отделить стремление к Единству в абстрактном смысле от стремления  к конкретному центру.

Таким образом, стремление атомов к центру есть есть во всех практических измерениях и для всех логических целей стремление каждого к каждому, а стремление каждого к каждому есть стремление к центру, и одно стремление может рассматриваться как другое, и все, что применимо к первому, может быть всецело применими ко второму, и, наконец, любой принцип, который удовлетворительно объясняет первое, неоспорим как объяснение второго.

с.335

Со всей возможной обратимостью мы теперь вправе рассматривать Материю как созданную исключительно ради этого влияния — исключительно ради содействия целям этого духовного Эфира. С помощью Материи — посредством Материи — через Материю и благодаря ее разнородности — этот Эфир проявляется  - Дух становится цельным. Именно благодаря проявлению данного Эфира через разнородность отдельные массы Материи становятся одухотворенными, наделяются чувствами и пропорционально своей разнородности  некоторые из этих масс достигают степени чувствительности , включающей в себя то, что мы именуем Мыслью, и обретают Сознательный Разум.

С этой точки зрения мы вправе считать Материю Средством, а не Целью. Таким образом, она осуществляет себя в рассеивании, а при возвращении в Единство исчезает. Абсолютно всеохватная сфера сфер будет бесцельной — и, следовательно, не сможет просуществовать и одного мгновения. Материя, созданная с целью, по достижении этой цели, несомненно , больше не будет материей. Попытаемся  же осознать, что она исчезнет,  и что Бог останется все во всем.

с. 336 -337

Следовательно, когда, исполнив свое предназначение, Материя в свое изначальное состояние Единого, - состояние, которое заранее предполагает  вытеснение разделительного эфира, назначение и действие которого ограничивается  поддержанием разделенного состояния атомов вплоть до того великого дня, когда в этом эфире больше не будет нужды и всевластное давление  окончательного и совокупного Притяжения хоть бы ненамного возобладает над ним и вытеснит его;  когда, повторяю, Материя, вытеснив  наконец Эфир, вернется к абсолютному Единству, -  тогда она( если на мгновение заговорить парадоксами) будет Материей без Притяжения и Отталкивания, иными словами, Материей без Материи, - иными словами, больше не будет Материей. Преображаясь в Единство, она немедленно преобразится в Ничто, каковым, с точки зрения  человеческого разума, должно быть Единство, - в то материальное Ничто, из которого только могла быть, по нашему разумению, порождена — сотворена — Материя по воле Бога.

Итак, я повторяю, попытаемся представить себе, что эта последняя сфера сфер мгновенно исчезнет и Бог останется все во всем.

Но должны ли мы остановиться на этом? Нет. Мы вполне можем представить себе, что после объединения и исчезнования Вселенной может последовать новый , возможно, совершенно иной ряд событий, новое творение и излучение со стремлением вернуться к исходному, новое действие Воли Бога и его противодействие. Направляя свое воображение  согласно всесильному закону законов, закону периодичности, разве мы не имеем более чем достаточное право  верить — а лучше сказать, надеяться — что процессы, о которых мы осмелились рассуждать, не будут повторяться вечно и всегда и новые Вселенные  не будут расти, жить, сжиматься и умирать при каждом биении Божественного Сердца?

А это Сердце — Божественное Сердце — что это? Это наше собственное сердце.

с. 328

...ни одна душа не хуже другой, что нет  и не может быть ничего выше любой души, что каждая душа есть отчасти свой собственный Бог, свой собственный Творец, - одним словом, что Бог, материальный  и духовный, ныне существует  только в виде рассеянных по Вселенной  Материи и Духа и что воссоединение этих Материи и Духа  будет воссоединением  чисто Духовного и Единого Бога.

с. 340 

Все эти создания — все — и те, кого мы называем одушевленными, и те, в ком мы не признаем  душу по той лишь причине,  что не видим ее действия, - все эти создания имеют, в большей или  меньшей степени, способность радоваться и страдать; но общая сумма  их ощущений соответствует  величине Счастья, которым по праву обладает Божественное Существо, сосредоточенное в Себе. Эти создания  также все обладают  более или менее сознательным Разумом. Они, во-первых, сознают себя, во-вторых же, неясными и неопределенными проблесками созданют свое тождество с Божественным существом, о котором мы говорим, - тождество с Богом.

...Подумайте, что чувство личного «Я» постепенно вольется в Общее Сознание, что Человек, например, постепенно переставая ощущать себя Человеком, достигнет наконец той эпохи невыразимого торжества,  когда в своем бытии узрит бытие Иеговы. Пока же помните, что все есть Жизнь — Жизнь в Жизни — меньшая в большей и все — в Духе Божьем.

с. 341

Эдгар Аллан По. Эврика. Опыт о  материальной и духовной Вселенной. Поэма в прозе.  Перевод Д.Прияткина. Научный редактор перевода «Эврики» и автор заметки о ней в комментариях — канд. филос. наук Т.Б. Любимова.

«Сделать прекрасным наш день...»: Публицистика американского романтизма: Пер.с англ./ Сост. и авт. предисл. А.Н. Николюкин. - М.: Прогресс, 1990.-540 с.

___________________

© Абель Илья Викторович

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum