Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Роман Елены Иваницкой «Делай что хочешь». Три рецензии и встреча в Ростове
(№7 [310] 25.06.2016)

Елена Иваницкая. Делай что хочешь. Эскапистский роман.

М.: ArsisBooks, 2014          
Нажмите, чтобы увеличить.

Справка. Эскапизм — бегство, спасение от реальности. Эскапистский роман "Делай что хочешь" уносит читателя в страну без названия, в романтическую местность, где неспокойную границу охраняют мужественные ополченцы. Какая эпоха? Ополченцы скачут на лошадях и стреляют из карабинов. Сюда спасается от своей реальности герой романа Алекс, молодой юрист из столицы. Он бежит от праздности и от диктата родителей... Вот что удивительно: в романе Иваницкой эскапизм оказывается лучшим способом с головой окунутся в реальность. Это случится и с героями романа и с читателем. Видимо, чтобы проникнуть в современную действительность и человеческую природу, необходимо "спастись от реальности" и взглянуть на нее со стороны.

  

 http://magazines.russ.ru/zvezda/2016/3/elena-ivanickaya-delaj-chto-hochesh.html 

Кирилл Филатов 

  Роман «Делай что хочешь» поначалу привлекает своей полнотой и благодаря обилию приемов (вставные новеллы, смена рассказчика, просто образцовый язык) читается как некая форма литературы о литературе. Пространство и время действия подчеркнуто условны, они как будто сшиты из обрезков литературных текстов девятнадцатого века, ни одна деталь (интерьеры, артефакты, цитаты) не выдает более позднее время, ни один пейзаж не позволяет определить страну. Фабула тоже маскируется то ли под роман воспитания, то ли под приключенческий роман. Главный герой, молодой юрист из столицы, приезжает в город на границе и пытается в нем добиться расположения главной красавицы, постепенно привыкая к нравам самого города. Жизнь приграничья сильно отличается от столичной, поскольку там идет почти не прекращающаяся война, за участие в которой местные жители получают правовую автономию. Из параллельно рассказываемой истории семьи той самой красавицы читатель узнает, что это двойственное положение образовалось не так давно, по сути, на памяти одного-двух поколений. А прежде в стране была диктатура, которая «после событий» (психологическая травма всех жителей приграничья) сменилась чрезвычайно ценимой ими свободой, поскольку воспоминания о диктаторе еще живы в людях.

Нажмите, чтобы увеличить.
И вот тут сквозь всю условность хронотопа начинает прочерчиваться столь ясный образ реальности, что не дай роману жанрового определения автор (кстати, истолковать, почему же это именно эскапистский роман предстоит самому читателю), его без раздумий можно было бы назвать притчей. Притча эта рассказывает об утрате свободы, в очередной раз подтверждая вроде бы всем известную истину о том, что народ, готовый отказаться от свободы ради безопасности, не заслуживает ни того ни другого. Нужно подчеркнуть, что испытанию безопасностью подвергаются в романе люди, для которых, казалось бы, не может быть ценности выше свободы, люди, видевшие все ужасы диктатуры. И все равно испытание это выдержат далеко не все.

   Вот показательное рассуждение одного из героев: «Люди всегда люди. Но ведь здесь, у нас… правда же есть солидарность. Взаимопомощь. <…> Стоит людям поверить, что на них доносят… останется только власть знаменосца». Настоящая солидарность и взаимопомощь на одной чаще весов и власть знаменосца (кто-то вроде начальника госбезопасности, присланного из столицы) — на другой. Стержневую часть романа занимают попытки главного героя перевесить чашу взаимопомощи и свободы, посредством силы закона, а не оружия, к которому здесь уже привыкли. Но ни закон, ни оружие в конечном итоге не могут остановить репрессивный механизм власти, здесь работает только воля каждого отдельного человека. И в этом смысле «Делай что хочешь» — потрясающее гуманистическое произведение, которого очень недоставало современной русской литературе.

  В Германии, например, были Гюнтер Грасс и Генрих Белль, — блестящие писатели, которые если не излечили, то хотя бы выговорили посленацистские травмы своей страны. А кто был в постсоветской России? Кто написал покаянную книгу после распада СССР? (Диссидентская литература здесь не в счет, потому что писалась внутри системы.) Хочется верить, что «Делай что хочешь» — лишь первая ласточка. Вера эта, правда, ни на чем не основана, и сама Елена Иваницкая явно оптимизма на этот счет не испытывает.

  Может быть, в название романа вынесен не только этический принцип, который исповедуют главные герои (каждый должен делать, что хочет, потому что иначе оказывается предателем, трусом, иудой), но и та фраза, которая произносится устало, от бессилия и отчаяния. И автор, не видящий разрешения поставленных ею проблем, как бы говорит: да делайте, что хотите, я предупредила.

 

http://www.chaskor.ru/article/zapiski_redaktora_39092 

 Анна Бердичевкая. Записки редактора 

Роман отредактирован, издан, ушел к читателям. И я, редактор, могу делать, что хочу! Свобода. Прошло два года – и захотелось мне отредактированный роман перечитать. Потому что… странное дело: роман, да еще эскапистский, вторгся в жизнь, или сама жизнь несколько подвинула в романе эскапизм, разглядев в нем реальнейшую реальность. Это странно. Потому что, уж кто-кто, а редактор знаком с текстом, и вряд ли ждет от него неожиданностей. Но такие уж случились два года. 

   Эскапистский роман «Делай, что хочешь» уносит читателя в страну без названия, в романтическую местность, где неспокойную границу охраняют мужественные ополченцы. Какая эпоха? Ополченцы скачут на лошадях и стреляют из карабинов. Где-то упоминается поезд. В безымянной Столице строятся многоэтажные доходные дома… стало быть, век девятнадцатый, впрочем, очень условный. Как и «рудники Магона», как и государственный строй, возникший после некой Диктатуры. В неведомую пограничную область Страны-без-названия сскрывается от своей комфортной реальности герой романа Алекс, молодой юрист из Столицы. Он бежит от праздности и от диктата богатых родителей… И «там, на границе» он встречает свою судьбу - сразу трех прекрасных сестер, дочерей Старого Медведя, умного, доброго, смелого богатыря, родившегося и выжившего в ужасных рудниках Магона. Пожизненный девиз Старого Медведя – ДЕЛАЙ ЧТО ХОЧЕШЬ!…

      Похоже на Александра Грина?.. Похоже! И два года назад я с удовольствием разместила на четвертой странице обложки книги Е. Иваницкой короткий отзыв Дмитрия Быкова «Гриновская линия в русской прозе наконец продолжена, ура!». Но несколькими месяцами позже, когда роман был уже подписан в печать, Дмитрий Быков дополнил по моей просьбе короткий отзыв такой вот фразой: «В то же время "Делай, что хочешь" - единственная книга, в которой предсказаны не только главные вызовы и мерзости эпохи, но и универсальный способ спасения от них, до которого большинство современников додумается нескоро".

  Вот тебе на! За несколько месяцев от Александра Грина еще не вышедший эскапистский роман, продолжающий линию Александра Грина – превратился в книгу до крайности актуальную и провидческую.… Да, именно так. Потому все герои романа - «ополченцы», «сепаратисты» и даже «нацгвардия» - к этому времени уже заполнили весь мировой эфир, все СМИ и социальные сети.

 Всмотримся повнимательней, из чего состоит сюжетный ландшафт романа Иваницкой. Вот из чего: Распавшаяся Империя, недавно освободившаяся от долгой диктатуры; Ополченцы, которым грозит обвинение в сепаратизме; Особая жизнь граждан в Особой зоне страны; Противостояние международного государственного права и Человеческой справедливости; Нравственные тупики между «могу», «хочу» и «должен»; Благородные лозунги и убийства безоружных; Стихия прекрасных чувств и логика террора…

  Этот «эскапистский» ландшафт вдруг парадоксально совпадает с реальнейшей политической картой Восточной Европы. С нашей с вами картой...

  Случайность? «Все на свете надежда и случай…». Так уж совпало. Однако в прозорливости автору не откажешь! Роман социально-психологический и как бы лабораторный, к тому же написанный автором несколько лет назад – текстуально и событийно мистически совпадает с реальностью 2014 года.

  В романе «Делай что хочешь» нет гаубиц, танков, Интернета, телевидения, международной торговли оружием, газовых проблем и свеженьких геополитических новаций с неожиданными участниками. Все остальное, и возможно главное – есть. Мысли, чувства, жизнь, любовь и смерть людей, чьи судьбы рушатся. И оттого – он нравственно чист, в романе нет и намека на «шкурный интерес», на пошлую свару, царящую в масмедиа все время Украинского конфликта. В романе все виднее. Там есть дали, в которые можно вглядываться, чтоб, если не понять, то увидеть – где свет, где тьма.

    ХОРОШИЙ РОМАН – с глубоким удовлетворением редактора констатирую я, перечитав книгу.

  Хотя уже не работаю в издательстве, выпустившем роман, но все же как «лицо заинтересованное» я слежу за отзывами на книжки, которые редактировала. Однажды – слышу по «Эху Москвы» интервью того же Дмитрия Быкова:

    «…Именно эскапистские саги становятся абсолютно главным явлением. И я неслучайно об этом говорю. Сейчас вышел, например, роман Елены Иваницкой «Делай, как хочешь». Елена Иваницкая — мой любимый критик, человек очень острого, очень точного критического ума, автор лучшей, я думаю, книги об Александре Грине. Она написала роман в гриновском духе, который имеет подзаголовок «эскапистский роман». Конечно, это издевательский подзаголовок. Лена, если вы меня слышите, то я ценю ваш трюк, но там ничего эскапистского нет. Однако, по сути дела, этот подзаголовок можно было бы, наверное, привязать к половине нынешней литературы: бегство от мира — не преобразование мира (потому что всё разочарованы в возможностях его преобразования), а бегство в очень хорошо построенную, очень продуманную и очень удобную систему, другую вселенную…»

  Выслушала. Не согласилась. Но порадовалась, что и у Быкова мнение о романе «Делай что хочешь» продолжает расширяться.

  А недавно Елена Иваницкая прислала мне отзыв, присланный ей в «личку» Фейсбука. Беру на себя смелость опубликовать его, поскольку автор отзыва не ответил на мой запрос о цитировании ни да, ни нет:

   "Прочла Ваш роман, прочла с интересом, во всяком случае, дочитала до конца, что не всегда теперь бывает. Он выстроен так, что читаешь с увлечением, судьба героев захватывает, и по сути своей роман тоже значителен и интересен. Я не согласна с Быковым, вынесенным на обложку, в том, что роман дает универсальный способ спасения от мерзостей эпохи. Ничего он в этом смысле не дает, потому что в конечном счете ничего не получается или получается лишь временная передышка. Я настроена пессимистично. Поражает, как легко превращаются милые "ополченцы", которые расположены и к Алексу, и к Старому Медведю и его дочерям, в их врагов, как легко их сделать этакими разоблачителями... Не все мне в деталях, конечно, нравится. Очень уж карнавальны все эти песни и пляски… Есть некоторые затянутости, например в описании кирпичного завода. Главный герой сложен, но по своему духовному миру очень уж женоподобен. Капитан — личность до конца непонятная (возможно, это и хорошо), в нем есть нечто зверское (оборотень?), даже отчасти фашистское. Или так и задумано? В целом, по-моему, удачный роман. Его, надеюсь, и раскупают? Тираж по нашим временам неплохой."

Нажмите, чтобы увеличить.

 Хотя в отзыве этом есть камни в мой редакторский огород, он мне понравился вот за эту крайне важную ремарку: «Поражает, как легко превращаются милые "ополченцы", которые расположены и к Алексу, и к Старому Медведю и его дочерям, в их врагов». Вот об этом хочу сказать особо.

    Для меня едва ли ни самым ценными, самыми актуальными в романе «Делай что хочешь» стали две главы: «Допрос» и «Репетиция».

  С изумительной достоверностью Иваницкая излагает в них именно это: механизм манипуляции сознанием. То есть то, как друзей превращают во врагов. Есть в романе такой очень важный персонаж – Знаменосец Порядка. Такая у него должность. Умнейший специалист!.. Главный герой романа Алекс дал ему кличку Индюк. Вот отрывок из главы «Допрос» (речь в нем идет о загадочном исчезновении одного из ополченцев):

   ИНДЮК: - Зачем вы к ним подошли?

   АЛЕКС: — Я к ним не подходил.

    — Нет? Почему?

    — Видел мельком. Они стояли далеко и с незнакомыми мне людьми…

АЛЕКС (мысленно комментирует): Объяснение слабое и подставляющее меня под новые вопросы. Что-нибудь вроде: вы хотите сказать, что вы такой застенчивый? Нет? Так почему же все-таки не подошли и не заговорили? Ах, и не собирались? А почему? Поссорились? Не скрывайте. О чем поссорились?.. Это Сильный прием, рекомендованный теорией: добиваться от подозреваемого, почему он чего-то b>не делал…

   С полным блеском действовал и тот прием, который Индюк не отыграл на мне. «Почему вы не отговорили вашего племянника от поездки на ночь глядя, еще и с деньгами?

  — Ну, он так решил.— По чему он так решил, мы обсудим позже. Почему вы не отговорили? — Почему я должен был отговаривать? — Именно это я у вас спрашиваю.— Да от чего отговаривать? Он бы засветло доехал.— Сочувствую вашим переживаниям, но он не доехал совсем. Почему вы его не удержали? Что вы скрываете? Почему молчите?..

Но главная задача Индюка (Знаменосца Порядка) – это внести раскол и подозрительность между единомышленниками, этому посвещены все допросы следователя.

  А вот отрывок из главы «Репетиция», где Алекс, по образованию юрист, учит ополченцев и самого Старого Медведя с дочерьми, как вести себя на допросах Индюка.

  — Никогда не произносить «не знаю». Говорить так: «Даю показания, что никакими сведениями не располагаю». Почаще говорить «даю показания» или «даю объяснение». Помогает сосредоточиться и лишняя секунда подумать. А противнику это мешает кричать: вы что, отказываетесь давать показания?! При малейшем затруднении говорить: не понимаю вопроса. Если вопрос настолько ясен, что не понять трудно, укрывайтесь за «не помню». Ничего не уточнять, не объяснять, не предполагать. Показаться глупым и беспамятным не страшно — страшно оказаться арестованным и обвиняемым. Никаких мнений, соображений, догадок и озарений не высказывать. Индюк постоянно добивается: а что вы сами думаете, кого подозреваете? Отвечать так: «Моя обязанность — говорить правду!..

  Алекс успел обучить далеко не всех героев романа. Потому все и закончилось довольно печально.

  И вот что я думаю: эти главы, или хотя бы одну из них – «Репетиции» – следует читателю прочесть ЦЕЛИКОМ. Потому что тираж роман «Делай что хочешь» только по нынешним временам можно назвать «немаленьким» - всего три тысячи. А такая РЕПЕТИЦИЯ в наши реальные времена может пригодиться значительно большему числу читателей…

 

http://literratura.org/criticism/1466-anatoliy-korol... 

Анатолий Королёв. Притча размером с роман 

  Новаторский роман Елены Иваницкой – весьма экзотическое блюдо на диетическом столе нашей современной литературы. Даже самое элементарное – определение жанра новинки – вызывает трудности. Действие происходит в некой вымышленной стране, и хотя больше всего описанная держава напоминает Россию, время действия снова приводит в замешательство внимательного читателя. Нет, это, конечно, не современность, скорее автор перенёс нас в 19-й век. Может быть, мы читаем новое фэнтези? 

   Но, вчитавшись в причудливое повествование, понимаешь: нет, скорее всего, мы оказались внутри новейшей антиутопии. На тексте лежит явный отблеск знаменитой антиутопии Джозефа Кутзее «В ожидании варваров». У Елены Иваницкой, как и у лауреата Нобелевской премии 2003 года, дух романного действия схвачен ожиданием новой войны с неизвестным врагом. Где этот враг, непонятно. Он снаружи. Блокадой враждебных происков враг окольцевал страну, и оказать ему достойный отпор – священное тягло каждого обывателя, но… но если вы всё-таки решились узнать в этом пафосе вражды – к тем, кто за кордоном, – нашу страну, вы ошибочно увидите в романе отсылки к политическим реалиям и нынешней мании поиска врага.

     Нет, всё намного трагичней.

    Автор размышляет не об устройстве наших границ, а об устройстве наших мозгов.

   Роман Елены Иваницкой имеет несколько точек опоры, он написан одновременно и в духе волшебных фэнтези Александра Грина и в ключе беспросветной антиутопии Джорджа Оруэлла, и одновременно с оглядкой, например, кроме упомянутого Кутзее, ещё и на Толкиена. И значит, ему полагаются несколько обязательных атрибутов: например, нужна карта выдуманной страны, затем желательна цель безымянного государства, например, война до победного конца, а раз война, то нам потребуются лозунги счастья для обитателей местности, пригодятся и образчики правильной идеологии и примеры неправильной; а так же не мешало бы иметь законопослушное население и указать данному народонаселению цель, и так далее и тому подобное... 

   Что ж, прочитав книгу, я вполне смогу набросать контуры нового Средиземья, каковое величает себя Диктатурой Славы. 

   Там есть, например, рудники Магона, где добывают руду и при шахтах находится рабочий поселок рудничных рабочих. Работа, понятно, каторжная, поэтому для удобства всем пролетариям запрещено уезжать. Надолго? Вопросы тут не задают. Ровно настолько, насколько нужно. В том посёлке есть церковь, потому что все должны верить, и не посещать церковь категорически воспрещается. Есть еще и ратуша, в которой по прихоти начальства находится местная начальная школа. Кажется, четырёхлетка. Ясно ведь, что больше четырёх лет учиться трудящимся вредно, да и вовсе не нужно.

   Одна сторона государства прижата к горам, где, ещё от начала Диктатуры, строится силами всей страны крепость Горного Орла. 

    Граница – важнейшая часть государства, его знамя и фетиш. 

   Охрана границы, её нерушимость и неприступность – главная цель Диктатуры. 

  Другим концом романная территория примыкает к безымянному морю, про которое известно только два факта: в море есть острова с тюрьмами для преступников, а на морском берегу расположилась столица империи, тоже, кстати, безымянная. 

   В столице есть много чего, в том числе здание парламента с золотым куполом. 

   Кроме того, в стране имеется железная дорога с паровозами, но автомобильного транспорта нет, нет и аэропланов, нет ТВ, телефон тоже пока не придуман, зато есть почты, аптеки, гужевой транспорт, имеются казармы, в центре – правда, неизвестно где этот центр конкретно находится – имеется мемориал поклонения славе и монумент самому Диктатору, чьё имя хотя и неизвестно, но, понятно и дураку, чей образ бессмертен. 

  Кажется, ясно о какой стране идёт речь. Да ведь это же СССР! – воскликнет читатель, это же условная символическая Россия, и… и будет не прав. Елена Иваницкая караулит попытки привязать территорию Диктатуры к родному пепелищу, ее замысел глубже и трагичней привычной отечественной антиутопии. Скорее перед нами некая условная Европа, времён, пожалуй, Диккенса. Уголь и кирпич есть, лошади и коляски тоже, а самолёты еще не летают, не слышны ни граммофоны, ни звонки телефона. Хотя почта работает. И суды. И тюрьмы. 

   И вот тут мы подходим к кульминации замысла книги.

   Это всё, что так тщательно было описано уже в прошлом. Диктатуру Славы свергли! Стройку крепости Горного орла прекратили! Монумент Диктатору взорвали, от истукана остались только какие-то нелепые арки, в стране царит полная свобода! Прописку тоже фактически отменили. На полную мощность работает кирпичный завод для строительства новых домов. Началось мощное движение на Северо-запад, там, в новых краях, уже строится город-сад. 

Нажмите, чтобы увеличить.
 
Словом, делай что хочешь!

  Этот замечательный принцип – про деланье – писательница прочитала однажды в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», где, напомню, описана некая славная Телемская обитель, жизнь которой протекала как раз под этим аппетитным девизом. 

 Именно эта проблематика свободы и существования свободы в качестве движителя свободной человеческой воли – в центре исполинской трагической притчи Елены Иваницкой, притчи размером с роман.

   По своей основной профессии Елена Иваницкая литературный критик.

  По характеру же она бескомпромиссный дегустатор не столько книг и писателей, сколько оценщик качества нашего мироустройства, критик и аналитик нашего образа жизни, наших идеалов и современных государственных правил. Если бы жизнь распорядилась иначе – я вижу её место на трибуне парламента, в сфере законотворчества. 

  Её роман это по существу – размеренная речь трибуна.

   В основе романного сюжета – история жизни героя по прозвищу Старый Медведь, которую рассказывает нам повествователь по имени Алекс. Сначала это история от лица мальчика, затем рассказ подростка, затем юноши и, наконец, повесть молодого мужчины, начитанного, образованного, сильного духом и телом, и кроме того – мужа замечательной женщины и отца трёх дивных девочек.  

   Первая часть судьбы героя выпала еще на период диктатуры. Став сиротой ещё в детстве, он был усыновлён своей теткой и вместе с ней живёт в том самом рабочем поселке при рудниках Магона, учится в рабочей школе, взрослеет, попадает на глаза местному наборщику солдат на границу. Наборщик объявляет несовершеннолетнего юношу добровольцем, подделывает ему возраст и угрожает осенью призвать на службу в ратники Диктатуры на семь лет. А это неизбежная смерть. Спасая юношу от гибели, тётка нанимается на стройку крепости Горного Орла и записывает в строители заодно и племянника, которого выдаёт за своего сына. Вербовка на границу для строительства крепости – единственная возможность у местных жителей покинуть каторжный лагерь рабочих Магона… в обозе завербованных переезжает в страну лесных гор.

   В судьбе героя будет много неожиданных поворотов, он влюбляется в прекрасную умницу и та – надо же! – отвечает ему взаимностью, и вдруг ночь, нападение пятерых бандитов, гибель прекрасной женщины.

   Преступники были пойманы местными, связаны и брошены к ногам Алекса со словами: вот они, убивай, перережь им горло, держи нож, а ещё лучше – давай-ка сожжём гадов живьем, смотри, костер уже готов, ветки сложены, поджигай…

  Но автора меньше всего занимают проблемы мести.

  Когда живодёры оказались во власти Алекса, наш герой отказывается мстить. Поймите, говорит он, самосуд аморален, только закон, только суд, лишь только прения сторон, вердикт присяжных, вот в чём правда, пусть будет всё по закону… Закон?! – поднимают его на смех селяне, ты спятил, да они всё свалят на пятого, который был ранен и сдох от потери крови… 

    Нет, только закон.

    Его чуть не убили за принципиальность… но от убийц отступились.

   Что ж, так всё и вышло. На суде убийцы все свалили на пятого. И по решению суда присяжных все четверо остались живы. Получили какие-то сроки. Но возмездия и воздаяния, самой кары не последовало.

   Итак, каким образом следовать принципам в тотально беспринципном устройстве цивилизации? как быть человеком, когда выгоднее быть волком? во что верить в мире безверия, где нет никаких доказательств существования Бога?..

  Ответы на эти вопросы в литературе предшественников противоречивы. Александр Грин считал, что романтизм каждой отдельной души сможет исправить новое общество и верил в близкое счастье миллионов людей; Толкиен уповал в своей сказке на героя и утверждал, что даже одного героя, даже самого маленького малорослика, но с сердцем отважным и чистым хватит на то, чтобы победить черный Мордор; Оруэлл, наоборот, мрачен в своих мизантропических прозрениях, даже Англия, оплот демократии, потенциально готова превратиться в английский рейх, утверждает писатель; Кутзее, примерно в том же ключе, отказывает людям в любых перспективах рая на земле, – человечество, настаивает автор, всегда обречено умирать в состоянии похода против врага. Иваницкая в рамках этой же литературной традиции говорит о том, что наше положение еще более безнадежно: территория свободы живет только в твоей голове, читатель, но стоит мечтателю приняться за дело и взяться за воплощение рая, как из кирпичей – сама собой! – будет сложена новая тюрьма, будет проведена новая граница, будет снова попран униженный и истерзан оскорблённый. И выхода из этого рокового кольца, похоже, нет. 

   Пытаться в рамках рецензии убедить автора в том, что всё не столь мрачно, «что свет во тьме светит», что «счастье возможно построить в одной отдельной взятой стране», думаю, тщетно.

   На роман Иваницкой нужно писать свой роман, роман-возражение.

   Что ж, в качестве резюме лишь замечу, что вся сюжетная начинка романа, вся захватывающая история приключений героя, перипетии суда, сцены любви, атмосфера гибели      Диктатуры и безумие обретенной свободы – только лишь дискурс автора, который настаивает на следующих постулатах:

Бежать от реальности и прорываться к её сути – это одно и то же.

С годами всё, что казалось так ясно, становится ребусом и тайной.

Диктатура – таран, чтоб сокрушить врага и самой стать руинами.

У хороших людей, которые не хотят быть рабами, увы, нет вожаков.

Делать кирпичи – значит возводить стены, а стены это ж застенки.

Обида на жизнь – морок, вран, клюющий твою печень. Кыш-кыш!

Только во времени вырастают города или сады. В лесу времени нет.

У волка-оборотня тень человеческая, у человека-оборотня – волчья.

Делай что хочешь. Чего не хочешь - не делай. Осмысли свои желания.

    И последний принцип:

Только самые жуткие предсказания будут услышаны…

    И последнее.

   Свой роман автор назвала эскапистским.

   Пожалуй, будет нелишним напомнить, что это значит.

   Эскапизм – стремление человека уйти от действительности в мир вымысла, жажда убежать от сильнейшего ежедневного стресса, каковым стал окружающий мир в его повседневном натиске травм. 

  Интеллектуальный, страстный, многоплановый роман Елены Иваницкой «Делай что хочешь» – место и для твоего бегства, читатель.

 

Наталья Кисель. Встреча с автором романа в Ростове

   11 июня 2016 г. в Ростове-на-Дону, в Донской публичной государственной библиотеке прошел вечер встречи с бывшим преподавателем факультета филологии и журналистики РГУ (ЮФУ сегодня) и автором необычного эскапистского романа "Делай, что хочешь" Еленой Николаевной Иваницкой. Читатели живо откликались на проблемы, вынесенные автором для обсуждения (например, проблему свободы, долга и склонностей, желаний, притяжений человека, которые граничат со стремлением делать только то, что хочется, без оглядки на нравственные сомнения и упреки совести). С интересом слушали прекрасное литературное чтение фрагментов романа - в частности, притчи о царе и белом голубке, который попросил защиты от злого коршуна. Задавали трудные вопросы, благодаря которым узнали о творческой сверхзадаче автора произведения: соединить условный художественный мир и жесткий психологизм реальности - как отражение традиции творческих парадоксов гринландии - в единое целое повествование о самопонимании человека и социально - нравственных законов его жизни в обществе. Была представлена презентация, иллюстрирующая некоторые культурные артефакты( портреты художников Возрождения, античные скульптуры, архитектурные здания модерна), которые послужили творческим материалом для романа.

    Интересным было музыкальное сопровождение песен барда Мартина и выступление поэта знаменитой заозерной школы Игоря Бондаревского. Выражаясь условным языком, приезд Прекрасной Елены в родные Палестины стал памятным и ярким событием для её бывших коллег, друзей, студентов, писателей и поэтов и, конечно же, читателей библиотеки. И это подлинно, безусловно.


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum