Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Новая культурная обязанность: «Компактолог»
(№8 [311] 20.07.2016)
Автор: Сергей Орловский
Сергей  Орловский

   Ещё в студенческо-университетские годы мы сталкивались несколько раз с таким понятием как «непросекаемый курс» – учебный курс программы обучения, который очень тяжело было понять. Несмотря на то, что мы получили здесь самую высокую оценку, осталось ощущение полного неведения о сущностных основах пройденного материала. Сработала только память и натасканность на режим «знакомый вопрос–знакомый ответ». Как говорится, – повезло, прокатило и пронесло. Тогда мы винили преподавателя, который не мог донести до нас культурную модель своего учебного предмета. Теперь же мы понимаем, что такой модели просто не было, и не только у данного преподавателя, но и в системе высшего образования в целом. С тех лет в нашем дневнике осталась запись: «Учебный курс можно понять, но только тогда, когда вам предъявляется культурная модель содержательности курса. В противном случае курс просто не готов к культурной трансляции в сфере образования.» [1]. 

Позже, когда нам представилась возможность вести собственную лекционную деятельность, возникло оригинальное представление о допустимом уровне качества лекционного содержания: «Нормальная лекционное содержание – это содержание, способное манифестировать себя как двухсторонний [2] конспект со стороны среднего представителя студенческой аудитории». Что это означает? – Здесь можно указать на несколько моментов: 

Двойственность представления содержания. Лекция это не один текст, а – два текста: полный текст и его конспект. 

Самоконтроль лектора. Преподаватель обязан брать на проверку конспекты студентов, чтобы сравнить с соответствующим разделом своего конспекта и проанализировать отличия. В идеале студенты должны иметь возможность доступа и к полному тексту лекций, и к личному конспекту лекций лектора.

Граница сложности экзамена. Сложность вопросов не должна превышать способность студента к разворачиванию содержания учебного курса на основе конспекта. Наш анализ современной модели высшего университетского образования в Германии показывает, что существует разрыв между уровнем способности среднего студента [3] к культурному сжатию информации (конспектированию) и преобладающими уровнями такого сжатия в вопросах экзаменационного контроля.

Что важно, когда читаешь конспект? – Прикинуть величину коэффициента сжатия информации. Наш личный опыт показывает, что университетский курс лекций по общей физике может быть культурно сжат в 15-20 раз. Но не более. Если есть желание видеть более высокие величины сжатия информации, то есть несколько вполне очевидных путей:

– усечь исходный курс лекций;

– ввести в учебники обязательный раздел «Авторский сжатый конспект курса»;

– ввести в учебную программу дополнительный курс по культуре компактного конспектирования [4].

Однако, современная тенденция изменения образовательной модели показывает неминуемый рост содержательного наполнения курса лекций. Поэтому остаётся только две очевидных возможности: 

1) Увеличить нагрузку на авторов учебников и курсов лекций, введя здесь обязательный сегмент «Компактный конспект курса». По сути, вводится новый уровень культурной нормы «быть компактным и обозримым двухсторонним конспектом», которая может быть применена и более широко: к студенческим рефератам, курсовым и дипломным работам;  к ученым монографиям и диссертациям. 

2) Ввести новый учебный курс: «Учебное конспектирование». Но вряд ли его может вести просто какой-нибудь преподаватель-предметник, нужен специальный специалист, которого мы называем «Компактолог».

Компактолог. Что ж это за «зверь» невиданный и где его найти? – Естественно, в тех кругах, которые занимаются фундаментальными основами конспектирования – конспектированием на основе управления и схватывания разворота мышления как особенной культурной деятельности. Следует признать, что наибольший опыт, как в теории так и в практике, наблюдается здесь у новой методологии мышления «СМД-методологии» [5]. Приобретаемая компактность носит здесь особенный методологический характер – компактность от особенной организации разворота мышления, когда разворот мышления одиночного мыслителя увлекается разворотом «Полного мышления» [6] группы мыслителей, происходит это в специально организованном «Пространстве прозрачности шагов мышления» - трёхслойном методологическом пространстве.

Каждый соискатель нового учебного курса становиться не просто слушателем, но в большей степени непосредственным участником специального комплекса интеллектуально-методологических игр [7], остро заточенных на достижение высоких уровней качества мышления каждым из его участников. Тезис «Учить мышлению» приобретает конкретность, насыщается и закрепляется личными ощущениями каждого участника.

Качества содержания нового учебного курса. Новый учебный курс «Компактология» ориентирует себя на информацию о методологическом инструментарии и практику работы с ним, направленной на компактное сжатие информации в диапазоне целевой направленности: от функциональной [8] до универсальной [9]. Курс один, но его приложение возможно для любого учебного предмета из образовательной программы. Он выступает как бы неким «метапредметом», пронизывающим сферы всех других учебных предметов. Как бы «вымывает» все виды организации учебной информации и приводит её к культурному виду той степени сжатия, которая пригодна для конкретного студента уровня «Носитель культуры мышления». Естественно, при этом наблюдаются качественно новые линии фона обучения, а именно: 

– углубляется изучение предмета;

– существенно облегчается повторение пройденного материала и подготовка к тестам;

– высвобождается резерв свободного времени учащегося;

– расширяется поле представлений о диапазоне сопряженности таких понятий как «одиночный мыслитель» и «коллективный мыслитель».

В качестве конкретных примеров значимых линий новой учебной программы мы предложим краткое описание трёх сегментов информации: «текст как матрёшка» и «большие данные», «проблема куматоида культуры мышления». 

Текст как матрёшка. Что есть опорой понимания текста? – Герменевтика текста указывает здесь на четыре разные качества текста как переносчика информации, а именно, по уровням залегания качеств от простого к глубинному: 

1) Быть содержательным описанием. Простым примером здесь есть простое слежение читателя за сюжетом. Лирические отступления от сюжета могут даже пропускаться.

2) Быть конкретным значением. Сознание читателя выделяет части текста, где описаны конкретные примеры авторской идеи. Одинаковые части учитываются один раз.

3) Нести смысл. Между частями с разным значением ищется общий и соединительный для них смысл.

4) Нести сущностное содержание. Выделенный авторский смысл погружается в мировоззренческий уровень читателя.

Собственно процесс понимания текста есть процесс соединения «уровней качества текста»  и «уровней понимания читателя» (см. табл.1). Языковое понимание сосредоточено в строке № 1, культурное – в cтроках № 2 и № 3, метакультурное – в строке № 4.

Таблица 1. Простая модель «Понимание текста» 

Уровни качества текста

Уровни понимания

языковое

культурное

метакультурное

1

много

Есть

очень мало

2

есть

средняя величина

мало

3

есть

много

есть

4

есть

Есть

много

   Если процесс понимания уровня 1 не требует особенной подготовленности и культурности чтения, то остальные уровни этого требуют. Центральный фокусом такой требовательности выступает способность читателя к компактному и выразительному конспектированию текста. Компактность и выразительность есть показателями двух сторон процесса понимания – сжатие информации в конспект и восстановление исходной информации из конспекта. Тем самым, мы говорим о понимании как способности к формированию двухстороннего конспекта. 

Большие данные (Big Data). Многим кажется, что вот наступит момент, когда собираемая ими информация достигнет определенного объема и автоматически возникнет новое понимание предмета пристального внимания. Но само собой ничего не происходит, нужно постоянно экспериментировать с компактностью наглядной формы восприятия накапливаемой информации: фреймировать, схематизировать, вводит компьютерный дизайн, включать научную графику и т.п. Вводить стыки информатики с эстетикой. Что мы пытаемся сделать? – «Вставить» разумное восприятие в сознание одного мыслителя. Такой мыслитель должен достичь уровня «воспринимаю информацию как нечто целостное» и «схватить за хвост» гармонический след воспринимаемой информации. «Войти» в способ организации наблюдаемого явления и «родить» модельную гипотезу «возможно это можно вот так компактно представить».

«Вытягивание» компактного типа образности из больших данных тренирует «чутьё» к обнаружению способа организации «как иголки в сене». Понимание больших данных можно опереть на процесс поиска образа компактного конспекта таких данных.

Проблема куматоида культуры мышления. Сколько книг может прочитать культурный человек за свою жизнь? Если читать в среднем 3 книги в месяц в течении 60 лет, то получается только около 2000. Культурный же книжный след нашей цивилизации составляет миллионы разных книг. При этом, каждый человек постигает культурный след цивилизации теми возможностями доступа к информации и той культурой доступа, которой он владеет. Но, сталкиваясь с миром писателей, читатель в какой-то момент осознаёт, что писатель нисколько не беспокоится о том, чтобы сэкономить время читателя на знакомство со своей книгой. Писатель пишет многостраничные книги и «тихо радуется», что его авторский гонорар растёт в прямой зависимости от количества написанных им страниц. Возможности же читательского времени здесь сильно ограничены.

Парадокс читателя говорит также о том, что один человек не в состоянии буквально воспринять культурный след цивилизации, нужны специальные средства компактного сжатия информации. При этом, для того чтобы совместить два процесса «информационное наполнение культурного следа» и «информационное наполнение одной человеческой головы», следует постоянно совершенствовать средства сжатия информации и визуализации форм такого сжатия.

Собирать информацию – это одно, а формировать культуру мышления – это совсем другое. Кто этим занимается в системе разделения общественного труда? – Методологи от философии, науки, изобретательства, системы управления обществом, педагогики и собственно метаметодология. Культура мышления собирается здесь как итоговый образ некой исторически доступной нормы методологической формы мышления « Методологическое Всемышление». Этот образ возникает как вершина исторической эстафеты «встать на плечи всех исторических предшественников». Сжатый конспект такого образа и есть то, что мы называем «Куматоид культуры мышления».

Где сегодня нужно искать образ такого куматоида? – Выше мы уже называли такое направление, это – «СМД-методология». Её автор Г.П.Щедровицкий назвал свои поиски поисками образа «Всемыслителя», а процесс культурной трансляции такого образа «культурной антропоникой» – достижения культуры мышления на основе самовыращивания такой культуры в самом себе.

Необходимо обратить внимание читателя на то, что многие авторы не сообщают, что их поисковый результат ориентирован только на восприятие одиночного мыслителя. Такой же уровень как «восприятие кооперацией мыслителей» специально не выделяется. Да, мы слышим о коллективном и гибридном разуме. То, что современную науку делает не один человек, а коллектив ученых. Но в такой деятельности всегда есть некий «мозговой центр», в котором количество участников считается единицами. Конечно, современная фантастика давно решила для себя эту проблему, сообщив своим читателям, что в будущем будет запущено устройство «Ментальное зеркало планеты» – виртуальный соединитель умственных усилий всех жителей планеты и суфлёр по любому вопросу.

Сегодняшний этап развития образовательной модели высших учебных заведений ориентирован на подготовку одиночных мыслителей, которые могут вступать в коллективную трудовую кооперацию но не обучены направленно достигать уровня «Коллективный мыслитель». Их не учат как правильно и результативно включать свои мыслительные усилия в организованный поток коллективного мышления. 

Мы также имеем основание подозревать [10] то, что многие общественные образования уровня «коллективная кооперация» не достигают уровня организации «Куматоид культуры мышления». Поэтому и выпущенный в жизнь специалист, в процессе своей трудовой деятельности, может только случайным образом столкнуться с желательным уровнем культуры мышления [11].

Метапредметы. Нельзя сказать, что сегодня в системе образования, нет экспериментов в направлении «Метапредметы». 

Особенно высокий уровень активности демонстрируют ученые педагоги от образовательной модели средней школы, брат и сестра Громыко Ю.В. (доктор психологии) и Громыко Н.В. (доктор философии). Ими выпущен ряд учебников с названиями: Проблема, Знание, Знак, Задача. Но наибольший практический опыт имеет «Новая гуманитарная школа» [12] (г. Москва, дир. В.Г. Богин [13] – сын известного методолога мышления доктора филологии Г.И. Богина).

В области высшего образования известность приобрели эксперименты методологов Анисимова О.С. [14] и А.П. Зинченко [15]. 

Резюме 

В статье выведена значимая связь между культурой мышления и культурой конспектирования. Сделан вывод об обязательной двойственности «исходный текст – компактный конспект», которая задает основу культурной норме «быть носителем культуры мышления». Предлагается ввести культурную обязанность «Компактолог» (учитель конспектирования и метакоспектирования) в систему высшего образования, придав ей статус отдельного учебного метапредмета «Компактология». Описаны некоторые значимые свойства учебной программы такого предмета, а именно: интеллектуально-методологическая игра, текст как матрёшка, большие данные, проблема куматоида культуры мышления.  

Примечания: 

1. Из архивных тетрадей автора статьи.

2. Сжатие исходной информации в конспект и её восстановление по конспекту.

3. Студент приходит из гимназии, где его учили сжимать информацию не более чем в 8-10 раз (сегодня максимум на уровне «в 19 раз»). Высшая же школа встречает такого абитуриента учебными материалами с уровнями коэффициента сжатия примерно от 20 раз (максимум – «в 100 раз» и более).

4. В советские времена был факультативный учебный курс «Научная организация труда». Но, он пользовался малым спросом у студентов. Роль конспектирования в нём акцентировалась не на надлежащем уровне. А жаль? Обязательное широкое конспектирование по истории компартии и научному коммунизму просто изматывало и отбивало всякую охоту к развитию навыка конспектирования вообще.

5. Щедровицкий Г.П., Анисимов О.С. и К.

6. Исторически возможно полного, на принципе «встать на плечи всех исторических предшественников». 

7. Организационно-деятельностная игра (ОДИ) как игра в знание.

8. Конкретная предметность по приобретаемой специальности:  информатика, физика высокой частоты, органическая химия и т.п.

9. Устремленность к метауровню (межпредметность, кроспредметность, междисциплинарность) связи между учебными предметами, вплоть до философских обобщений.

10. Несколько лет тому мы ввели в обращение такое понятие как «Методологическая экспертиза уровня используемой культуры мышления». К нам обратилась одна транснациональная компания и попросила частным образом провести предложенный нами тип экспертизы для нескольких из управляемых ими проектов. Результат удивил не только нас, но и заказчика. Оказалось, что эти проекты опираются на культуру мышления одиночного мыслителя, соответствующую уровню не выше конца 18 века. 

11. Один из моих ученых друзей работал по обмену в Норвегии. Занимался вопросами подводного бурения в океане. Когда он разобрал по частям широко используемую технологию бурения, то понял, что она соответствует уровню известных изобретательских патентов конца 19 века. Далее, в одном из научных журналов, он выступил с предложением перейти на более новые технологические решения и более новые изобретательские решения. Статью сразу заметили деловые круги и предложили автору статьи продать заявленную им в статье новую технологию.

12. http://www.school-1.ru/.

13. Сын известного в бывшем СССР методолога мышления доктора филологии Г.И. Богина из окружения Г.П. Щедровицкого. 

14. http://metodologika.ru/anisimov.

15. http://alzin.ru/art-rem.html

_________________________

© Орловский Сергей Павлович 


Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum