Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Спасибо деду за Победу!
Очерк об истинном ветеране Великой Отечественной войны, 97-летнем старшине Андре...
№05
(323)
05.05.2017
Творчество
Точка зрения. Три рассказа
(№1 [319] 25.01.2017)
Автор: Светлана Лось
Светлана Лось

Новая семья

   - Смотри, что я тебе принёс! - пыхтя и отдуваясь сказал мужчина, шумно переступая порог дома.  На руках у него сидело серое, судорожно вцепившееся когтями в футболку существо, и только длинный хвост да два лучистых  изумрудных глаза указывали на то, что животина принадлежит к кошачьему племени. 

   - Чья это кошка? Где ты её взял?

   - Это тебе подарок! Ты же любишь кошек, ты  мне говорила, что любишь кошек! 

   - Ты с ума сошёл! Зачем мне кошка? У нас есть собака. Я люблю твою собаку. Не нужна мне никакая кошка, - возмущалась женщина, - какой такой подарок? Кто её тебе дал?

Мужчина опустил хвостатую ношу на пол, уселся за стол и сказал:

   - Покорми её. Она голодная. Она ловила стрекоз у аптеки.

   Женщина и собака недоуменно уставились на "подарок".  Невероятно тощая, одни глаза и хвост, кошка нерешительно стояла около кухонного стола, терпеливо ожидая решения своей участи. Известное дело, терпения кошкам не занимать. 

   Молока в доме не было. Да и что здесь за молоко! Им посуду мыть можно вместо воды. Обезжиренное, безвкусное. Разве ж это молоко? Ладно. Нальём-ка ей сливки. Кошка жадно их выхлебала и благодарно вылизала блюдечко.  Нашёлся и кусочек колбаски. Собака оживлённо крутилась под ногами и не сводила пытливых  глаз с незнакомки.    

      Тем временем мужчина рассказывал:

   - Взял я лекарства. Выхожу из аптеки, смотрю - прямо у входа стоит какой-то человек и курит сигару, а у его ног играет и ловит стрекоз эта кошка. Я и говорю: "Какая красивая кошка! Как хорошо она играется около Вас! - Он говорит, что да, красивая. Кошка подходит ко мне и трётся об ноги. Я спрашиваю: "Это ваша?" Он говорит: "Нет". Тут подходит какая-то дама и говорит: "Очень хорошая кошечка! Чья она? Кто хозяин?" - Мы с тем человеком говорим, что не знаем. Дама говорит: "Здесь же машины паркуются,  она может попасть под машину. Надо чтобы кто-то забрал её. Видно, кошка потерялась и хозяева её ищут". - На кошке не было ошейника или специального чипа.  Я говорю, пускай она и возьмёт к себе эту красавицу-кошку. Но она не согласилась, потому что у неё три собаки. Так она сказала.  Я пошёл к машине, а кошка - за мной. Открыл дверцу - она сразу заскочила. Я подумал, что ты будешь рада. Ты же любишь кошек. 

       Она машинально отметила  скудость его речи.    

    - Причем здесь "любишь-не любишь"? Животное требует внимания и ухода. Любви. Я не могу разорвать своё сердце на части. Оно принадлежит собаке. Она моя единственная подруга в этой чужой стране. Она понимает мой язык. Она уже старенькая. Я не смогу заботиться одновременно о ней и о кошке. Не могу любить двоих. Кроме того, как они уживутся вместе? Ты же знаешь: собаки с кошками не дружат, - раздражённо говорила женщина, поглядывая на несуразное глазастое создание на высоких лапах. 

   Длиннющий хвост составлял единое целое с тёмной полоской, идущей ото  лба изящной головки. Туловища как такового почти не было. Уже не котёнок, но ещё и не кошка, животное более всего напоминало не оформившегося подростка. Тинэйджера. Внимательно прислушиваясь к разговору, молоденькая особа всем своим скромным видом показывала, что она не какая-нибудь дикарка из леса, но культурное и воспитанное домашнее животное, знающее правила хорошего тона и понимающее приличное обхождение. Сливки и сырокопченая колбаса из русского магазина убедительно доказывали, что дом явно благополучный. Собака подошла вплотную к нежданной гостье. Кошка хлопнулась на спину и обнажила желтоватенькую впадину животика, позволив собаке себя обнюхать и даже лизнуть в нос. Толерантность поведения завершила талантливо созданный образ беззащитности и детской доверчивости. 

   Мужчина, с трудом наклонившись, погладил кошачий живот и ответил на гневную тираду жены:

    - Видишь, какая она умная! Никогда не думал, что кошка может быть такой понятливой. Совсем как собака...

   Кошка, жмуря  глаза, лежала не шевелясь на спине. Собака уселась рядом.  В ней явно проснулся материнский инстинкт. Она была на стороне длиннохвостой малышки.  

   "Что ты знаешь о кошках?" - подумала женщина, но промолчала. Она теперь частенько молчала, не умея себя выразить на чужом языке. Оказалось, что для семейной жизни так даже лучше. Пока придумаешь ответ, подберёшь необходимые слова и составишь их в нужном порядке, позабудешь предмет разговора.

   - Не хочешь - не надо, - разозлился мужчина, не дождавшись ответа от жены, - выгони, выгони кошку на улицу! Мне всё равно. Я могу отвезти её на чью-нибудь ферму.

   - Что ты такое говоришь? Какая ферма? Кому она там нужна? Сдохнет она на ферме от холода и голода. Смотри как холодно по ночам, а ведь только начало октября, - возразила женщина. - Ну почему, почему ты сначала делаешь, а думаешь потом? Почему ты не подумал о нас, обо мне и собаке? Сам же говорил, что собака спасла тебе жизнь. Сам говорил, что в случае чего только мне ты можешь доверить собаку! Ты и женился на мне из-за собаки, - выпалила она, - а теперь вот кошку принёс! Что я буду с ней делать? Зачем она нам?

   Женщина замолчала.  Она понимала, что в ней говорит обида, знала, что несправедлива к мужу, но сказывалось напряжение последних недель, когда всё шло наперекосяк  в их семейной жизни. Трудно строить новую семью в таком возрасте. У каждого за плечами - целая жизнь. Разные традиции, привычки, ценности... Прошлое разное и язык разный.  А тут ещё эта кошка! Как унизительно словеснику чувствовать собственное косноязычие! Как раздражает чужой язык!  Кошка здесь ни при чём, хотя...  Всё и все всегда - при чём, при ком. Предложный падеж. Вот и она - при нём, при муже в качестве предлога. Служебная часть речи и только. Кошку он принёс!

   Нет, так нельзя. И это неправда. В сущности, он добрый человек. Порядочный и добрый. А язык - ну и что, что язык. Не всем же быть словесниками. И далеко не все словесники пожалеют и пригреют бездомную кошку. Нельзя всё сваливать на язык.     

  Она взяла  худышку на руки. Никакого веса в кошке не было. Рёбрышки прикрывала серенькая, в чёрных пятнышках и полосках шубка, шелковистая наощупь. Замечательно длинный хвост удивлял необыкновенной гибкостью, складываясь небывалыми иероглифами и невообразимыми зигзагами. Хрупкое создание моментально положило головку ей на грудь, издало какой-то звук, изобразить который невозможно ни по-русски, ни по-английски, и сразу же замурлыкало.  Невесомое тельце трепетало и содрогалось от избытка чувств. Рулады, переливы и трели звучали всё громче. Собака изумлённо внимала неслыханной арии. Мужчина сказал: "Дай-ка мне пока что чего-то выпить!" Женщина, сохраняя деланную строгость в голосе, обратилась к кошке на своём языке:

   - Так ты ещё и поёшь, а мы и не знали, какая ты замечательная певица! Поди ж ты! А теперь слушай меня внимательно: всё у тебя будет здесь в шоколаде. И в сливках, - добавила она, усмехаясь, - но только при одном условии, запомни его хорошенько! Ты здесь никто и ничто, твой номер - шестнадцать. Номер один - это собака. Она больная и старенькая, она мой задушевный друг, а ты - великая актриса, лицемерка и притворщица. Я вашу кошачью натуру знаю! Будешь обижать собаку - вылетишь вон отсюда как пробка из бутылки. Поняла? 

   Кошка, преданно заглядывая в глаза хозяйки, сбивчиво отвечала, заглатывая слова и поддакивая:

   - Да, да! Конечно, я понимаю! А как же! Какой разговор! Собака здесь самая главная! Я знаю. Я сделаю всё, что скажете! Какая против... то есть прекрасная собака! А можно мне посмотреть, что у неё в мисочке? Она это кушает?!? Я такое не ем! И есть никогда не буду! Какая хорошая собака! Она что, тоже здесь живёт? Везёт же некоторым! А где она спит? Я только посмотрю и сразу вернусь, - выскальзывая из рук, щебетала кошка, с любопытством озираясь в просторной кухне.    

    - На стол не лезть и не сметь воровать! - прозвучало вдогонку. Но кошка  уже не слушала.  Ей надо было осмотреться.

    - Подхалимка и втируша малая, - сделала вывод женщина. 

    - Что ты ей сказала? 

    - Чтобы хорошо себя вела и собаку не обижала. (Конечно, в словаре нет и не может быть "втируши", но как же они называют подхалимов?  Как?) 

   - Что будем делать? Как её назовём?

   - Как ты хочешь. Какое имя тебе нравится? - миролюбиво сказала женщина, а сама подумала, что в её стране  английскими именами называют собак. Здесь - всё наоборот. К тому же, в языке нет категории рода. Читаешь книгу, встречаешь имя собственное и пока не появится местоимение, не понимаешь о ком идёт речь. Так было у неё с именем Алекс.  Думала - мужчина, оказалось - женщина.  

   - Люси. Помнишь сериал "Я люблю Люси"?

   - Да, я немного посмотрела вместе с тобой. Пусть будет Люси. В  моей стране тоже есть такое женское имя. 

   Что-то было связано у неё с не совсем обычным именем для кошки, но воспоминание мелькнуло и пропало. Жизнь порой бывает милосердна, а возраст имеет свои преимущества: забылось-запряталось далеко даже то, что казалось незабываемым. Но оно никуда не исчезло.  

   Надо было поехать в магазин и купить всё необходимое: еду, песок для туалета, лоточек и совок для песка, какую-нибудь игрушку и приспособление, чтобы было обо что точить коготки. 

   Собака и кошка остались вдвоём на какие-то полчаса.

   Когда хозяева вернулись, обе встретили их у входной двери.  Каким-то образом животные успели обо всём договориться. Собака заметно покровительствовала малышке Люси. Люси скромно выглядывала из-за собачьей спины. Она знала, что сделала правильный выбор.

      Так оно и оказалось.  

    По утрам Люська будила всех обитателей дома. В отличие от собаки, которая любила поспать, кошкин день начинался игрой. Она с шумом гонялась за свёрнутой в трубочку бумажкой, она вспрыгивала на кухонные стойки, оттуда - на холодильник и стремительно соскакивала как раз в тот момент, когда кто-нибудь из хозяев появлялся на кухне. Лёгкая и подвижная, она перепрыгивала через недоумевающую собаку и шлёпалась на спину перед самым её носом, приглашая вместе пошалить. Женщина призывала живность к порядку. Люська вихрем носилась по коридору и пряталась за многочисленными дверями, якобы выслеживая добычу. Наконец старая собака включалась в игру и пыталась догнать кошку, смешно топая на неё ногами. Шалунья, виртуозно владеющая своим хвостом, взлетала на узкие подоконники и оттуда бросала победные взгляды на недоумевающую собаку. Угомонившись, кошка растягивалась на полу во всю длину своего замечательного хвоста и несколько минут отдыхала, полностью расслабившись. Собака усаживалась рядом, охраняя проказницу. Когда утомлённая бурной Люськиной деятельностью, собака уходила прилечь, кошка искала свою подружку, и найдя, всовывала нос в собачье ухо. Что она нашёптывала, к чему подговаривала старое животное - неизвестно, но собака поднимала голову, глаза её оживлялись и загорались интересом.

   Женщина наблюдала за ними и удивлялась согласию между столь разными по поведению и привычкам животными. Как они понимали друг дружку, как общались? Одна гавкала, другая мявкала, но не на звуковом уровне они обменивались нужной информацией. Им не нужна была речь в человеческом понимании, не смущали их "языковые" различия и особенности произношения чуждых звуков. 

   Произношение женщине не давалось. Читать было значительно легче, а вот произносить вслух... Ей вспомнилось, как муж включил электродуховку, пытаясь разогреть какую-то еду согласно инструкции на упаковке. Ох уж эти инструкции! Здесь без них никто не живёт. Минут через пятнадцать-двадцать её мужчина пожаловался, что ничего не получается. Она взглянула на температуру. 200 градусов по Фаренгейту! Конечно, не получается и не получится никогда! "Сделай четыреста, - сказала она. "Где ты взял двести? - Из инструкции", - последовал ответ. Упаковка из русского магазина имела инструкцию на английском языке, но температуру сообщала по Цельсию. Женщине стало смешно. Она попыталась объяснить очевидные вещи, но муж решительно не понимал её. Такого быть не могло. Не мог же он не знать разницы между Фаренгейтом и Цельсием! И она начала издалека: 

 - Понимаешь, есть различные способы измерения температуры. Например: по Фаренгейту, по Реомюру, по Цельсию и т.д. В моей стране мы не пользуемся системой Фаренгейта, мы всё измеряем по Цельсию. Градус Фаренгейта - другой. Наша печь градуирована по Фаренгейту, а не по Цельсию. Понимаешь? По Фаренгейту ноль - это плюс 32, по Цельсию...

    И в этот момент он воскликнул: "Fahrenheit!!!" 

   Ничего общего с её произношением в "его" Фаренгейте  не было. Немудрено! Это были два разных слова.  Более того. Если бы она не знала, о ком или о чем (снова предложный падеж!) идёт речь, она никогда бы не поняла и не сумела воспроизвести два чуждых её языку звука "эйч" в одном слове. Но понимание, наконец-то, было достигнуто. 

   Супруги часто поминали покойного Фаренгейта. Муж подразнивал жену её мягким произношением звуков английского языка, жена безуспешно пыталась обучить супруга русскому "Ж". "Спасиба-падзалуста" старательно выговаривал он, но получалось понятным только "Да" и "Нет!" из всего великого и могучего. "Пожалуйста" - действительно трудное слово.  "Люсь-Люсь! - звала она кошку, - живо домой!" А мужчина, подражая ей, вторил: "Луски, Луски, зиво!" - и оба смеялись.    

   Так что дело не в языке и не в произношении. Прежде всего для понимания нужна добрая воля.    

   Люськино появление  привнесло свежую струю в повседневную рутину и продлило жизнь собаке на целый год.  Кошка оказалась знатной охотницей. Мужчина,  работая в огороде,  с интересом наблюдал за Люськой, но уследить за ней было непросто. Кошка сама определила круг своих обязанностей и, как любая кошка, не особенно прислушивалась к хозяевам. Она самозабвенно охотилась на всё, что движется. Дозваться её в это время не представлялось возможным.  Свою добычу Люська неизменно приносила в дом. Мыши, лягушки, жабы, суслики, хомячки, кроты, птицы и даже зайцы (!) - всё привлекало её внимание.  И только шустрые белки успешно спасались бегством от хищницы.  

   Мужчина рассказывал, что в молодости охотился на оленей и лосей. Охота служила подспорьем для семьи в тяжёлые времена депрессии и безработицы. Чтобы прокормиться, стреляли даже белок. Их как-то готовили и ели. Кто бы мог подумать, что в благополучной Канаде в послевоенные годы ели белок! Хотя если подумать...  

   Интересно было сопоставлять быт чужой страны со своей. Из задушевных бесед она узнавала то, что нельзя прочитать в книгах. История описывает страны и государства, уделяет внимание видным правителям и политикам, героям и их подвигам. Но народы не состоят исключительно из героев. Большинство, подавляющее большинство, – самые обычные люди. И национальные различия между людьми совсем не так велики, как принято говорить и думать. 

   Уж если кошка с собакой могут счастливо уживаться друг с другом, то людям сам Бог велел жить в мире и согласии.

 

Самый  короткий день

       Это снова я! Привет тебе, моя хорошая, моя дорогая!  

   Мы с тобой так славно переговорили обо всём и ни о чём, посетовали на погоду, посоветовали друг дружке сидеть по возможности дома и не рыпаться, хотя между нами расстояние в тысячи километров. Гололёд, который в моей родной Одессе называли "сракопад" и лучше не скажешь, - он достал нас обеих, меня - в Канаде, а тебя - на Кубани.  Ну и погода! В подобных случаях моя мама часто говорила: "Всё изменилось под Зодиаком. Лев стал козлом, козёл стал раком". Не хватает ещё, чтобы в Калифорнии выпал снег.  

   По календарю зима только началась, на самом  деле она мне уже изрядно надоела. Ты знаешь, о чём я. Ты проработала в Мурманске более тридцати лет.  В Мурманске я никогда не была,  как и ты в Торонто, зато как только услышала, что зима там длится девять месяцев в году,  сразу поняла, что ты в курсе дела и никаких дополнительных объяснений про Канаду не требуется. Может, мы чуть преувеличили,  но не намного.  Ты подбодрила меня мурманской шуткой: "Слышали новость? - Какую? - Скоро лето!"  

   Так мы подали весточку друг дружке, что живы и относительно здоровы 21 декабря, в самый короткий день года. О лете, конечно, пока и мечтать не приходится, но день начнёт прибавляться,  солнышко, несмотря на мороз, повернётся к лету.  Это уж точно, безо всяких шуток.  

    А теперь я хочу рассказать тебе о том, как мой муж укоротил самый короткий день года.  

   История почти что рождественская. Рождество (Кристмас по-здешнему) - всенародный официальный праздник. Самый значительный из всех. Новый год отмечается постольку поскольку. Кристмас празднуют все, независимо от вероисповедания. Так, наверное, было в дореволюционной России. 

   Что ни говори, а праздник очень красивый. Ёлки, в том числе знаменитые голубые ели, растут почти у каждого дома. Говорят, что голубые ели на Красной площади - канадские. Снег, как правило, ложится ещё в ноябре. То чуть подтает, то снова распушится свежей белизной. Скрипит под ногами, пахнет. Для детишек - раздолье. Коньки, лыжи, всякие механические сани. 

   Но иногда погода подводит. Наш маленький городок - в ста пятидесяти километрах от Торонто, на берегу озера Онтарио. Близость воды влияет на погоду. В прошлом году, например, снега на Рождество у нас не было. Это не значит, что его не было до и не будет после. Но когда такое случается, в народе говорят: зелёный Кристмас. Без снега, значит. Вечнозелёные  деревья (никогда не думала, что есть столько разных пород хвойных), и кое-где виднеются зелёноватые островки прошлогодней травы. В школах каникулы, а ребятишкам - огорчение: нет снега, нельзя пошалить как следует, поиграть в снежки, слепить снеговика.

   И вот, представляешь себе, веду я собаку погулять как раз в зелёный Кристмас утречком, пересекаю проезжую часть, потому что на нашей стороне улицы нет тротуара, только на противоположной,  в это время подъезжает к своему дому сосед напротив и начинает что-то лопатой выгружать из машины. Собака торопится по своим неотложным делам, у меня нет времени глядеть по сторонам, и мы почти бегом направляемся к небольшому лесу - нашему излюбленному месту для прогулок. Через минут пятнадцать-двадцать возвращаемся и видим, что сосед выгрузил из машины  ...снег! Вся земля перед его домом покрыта снегом. Он даже несколько ёлочек припорошил им! Здороваемся, поздравляем друг друга с праздником, я и спрашиваю его, что происходит. А он отвечает, что обещал  двум своим пацанятам-погодкам белый  Кристмас. Вот и пришлось поехать на север за снегом. Километрах в тридцати от нас, где повыше и посуше. Там сосед и набрал снега. Ты только подумай: мальчишки проснутся, выглянут в окошко, а у них во дворе белое чудо! То-то радости! А пока что отец, хоть и вспотел, сам светится счастьем. 

     Кристмас!          

   Конечно, перед праздником, перед любым, точно как и у нас, людей везде полно. Все спешат, закупают неимоверное количество еды, мечутся по магазинам, выбирают подарки. Ведь в праздничный день магазины не работают. Для торговли - золотое время. Везде распродажи, уценки. Всем хочется достойно подготовиться к празднику. 

      Кристмас же!

   И совсем неважно, что 26 декабря, следующий после праздника, так называемый Боксинг день, тоже не рабочий. Вот он-то и выделен специально для покупок. Боксинг - от слова бокс,коробка или ящик по-нашему.  В этот день всё продаётся без таксов (без налогов на покупку). Налог - пятнадцать процентов от стоимости предмета. Если покупаешь что-то дорогостоящее - мебель, бытовые приборы, аппаратуру и т.п., то налог составляет чувствительную для бюджета сумму. Для солидных покупок есть резон. Но всё это будет уже после праздника. 

   А пока что суетятся все: взрослые, подростки, дети; старики и старушки; богатые, бедные и так называемый средний класс. На всех работах, во всех компаниях, государственных и частных, во всех учебных заведениях и в лечебных тоже, не говоря уже о церквах и различных благотворительных организациях, - повсюду царит ажиотаж. 

    Кристмас!

   Многие давно отошли от религиозного толкования этого праздника, но и богатые, и бедные люди понимают, скорее даже, чувствуют душой непреложную значимость события. Как-никак, Кристмас - это не просто выходной день. Это же Рождество!

    Люди становятся добрее и внимательнее друг к другу. Когда у тебя на душе праздник, хочется, чтобы радость твою разделили, чтобы праздник был у всех. 

И каждый в меру своих сил старается творить добро.

   *  *  *

   Видишь, дорогая, как трудно рассказывать всё по порядку. После беседы с тобой у меня всегда возникают какие-то мысли, которые я не успела или не сумела обговорить.  Мне не хватает общения с тобой, я мысленно возвращаюсь к недосказанному. Думаю: вот соберусь с духом и со всеми своими больными потрохами, да и напишу тебе обстоятельное письмо. Так лень писать или просто не получается. То собака, то кошка, то вдруг курица (по твоей милости) и т.д. Ладно! Не сердись на меня! Вроде бы и не делаешь ничего особенного, а время летит. И улетает. Нет его, почти не осталось. Кстати, есть у тебя замечательный афоризм о лени, но у меня уже давно барахлит память. (Как твой компьютер, из-за которого прервалась наша беседа.)  Остаётся довольствоваться рабочим вариантом афоризма: душа обязана ...лениться. Это обязательство ей не в тягость. Надо бы здесь поставить твой любимый смайлик,  но не буду. Лучше возьму себя в руки, пока никто не отвлёк, и буду продолжать. Должна же я тебе рассказать о вчерашнем самом коротком дне.

   У нас на 21 декабря была намечена куча дел. Мы чуток поговорили с тобой (виртуально) и разбежались. Разница-то во времени между нами - восемь часов. Твой короткий день близился к концу, а мой короткий только начинался под знаком приближающегося Кристмаса. 

   Накануне позвонила мужу знакомая и попросила отвезти её в церковь. Знакомой нашей  сорок пять, но уже много лет она на инвалидности по болезни мозга. Что-то церебральное. Живёт в субсидированной квартире в доме для людей с низким доходом. Две комнаты, кухня. Государство помогает малоимущим. Снять такую квартирку даже в нашем маленьком городе стоит не менее семисот-восьмисот долларов в месяц. Это больше половины  пенсии, которую получает Мишель.  Она платит чуть больше трехсот, разницу доплачивает государство. Кроме того, повсеместно  успешно функционируют благотворительные организации, существующие на добровольные пожертвования населения. Забота о ближних приобретает особенный размах в предпраздничные кристмасовские дни. Ведущая роль принадлежит Церкви. Только в нашем городке (всего десять тысяч населения) - пять действующих христианских церквей на любой вкус. Каждая заинтересована в богатых пожертвованиях. И люди охотно жертвуют. Такие расходы списываются с налогов. У нас есть поговорка "убить двух зайцев одним выстрелом", у канадцев аналогичная поговорка "одним камнем убить двух птиц". В случаях добровольных пожертвований народная мудрость прекрасно срабатывает: сделал доброе дело - получил моральное удовлетворение, заслужил уважение сограждан и, что тоже немаловажно, на законных основаниях уменьшил сумму своих доходов, подлежащую налогообложению. Налоги достаточно высокие. С зарплаты обычного рабочего подоходный налог - 33%. Церкви выдают жертвователям расписки, которые официально признаются и принимаются государственной налоговой службой. То есть всё продумано: добрые дела на практике приносят пользу и самому дарителю. 

    На бытовом уровне церкви различных направлений сосуществуют мирно. Что происходит в самых высоких верхах католической церкви, их христианской праматери, простому люду, к которому мы принадлежим, не известно.  Наверняка какие-то интриги плетутся. Ты же знаешь,  я не разбираюсь в религиозных тонкостях толкований единого Бога, знаю только, что он Един. И нет ни эллина, ни иудея для Него. Нам бы так!

   *  *  *     

   В церковь надо было отвезти Мишель  в одиннадцать часов. Муж охотно согласился. Почему не помочь больному человеку. Я к одиннадцати договорилась с парикмахером, хотелось привести себя в какой-то более или менее пристойный вид на праздники. Вдруг погода позволит и мои молодята смогут приехать, а я, мало того, что ехидная, так ещё и выгляжу как баба Яга в ненастный день. Хорошо, что когда ездила к брату в Штаты, прикупила себе кофтульку новую и мужу своему болезному оченно даже приличную тёплую куртку. Всё вместе - за двадцать пять долларов. Шара. У нас таких цен нет даже на распродажах. 20 - куртка, 5 - кофточка. Боялась, что муж меня со свету сживёт за непредвиденные  расходы, но здравый смысл победил, куртка действительно хорошая, и размер я правильно угадала.  Обошлось без скандала, упрёков и назиданий. 

     Кристмас! 

   Отвёз муж меня в парикмахерскую, заехал за Мишель, привёз её в церковь, где выдавали продуктовые подарки.  Конечно же, самое главное - непременная индюшка, килограммов на семь. Она была обособлена от всего остального. Каждый мог ею полюбоваться и оценить по достоинству. Кристмас  без индюшки быть не может. Это общеизвестно.   Ещё какие-то пять тяжеленных пакетов скромно сопутствовали превосходной мороженой птице.  Дары и их счастливая хозяйка были доставлены по месту жительства. После чего надо было забрать из парикмахерской меня. Там же мастер споро подстригла лысину моего мужа. Затем мы вдвоём отправились в магазин, сначала в один, потом в другой, купили всё необходимое и к нашей, заблаговременно приобретенной, индейке. 

*  *  *

   Смотри, я даже не знаю, как правильно назвать птицу: индюшка или индейка. В английском слове turkey - индюшка - слышен намёк на Турцию. Тем более что название страны пишется точно так же. Мне стало любопытно. Почему так? Словарный запас английского языка значительно больше русского, зато в нём нет такого ошеломительного для иностранца количества приставок и суффиксов, посредством которых в нашем языке образуются новые слова. У каждого языка свои методы и свой модус вивенди. И всё же, почему птица называется именем страны?   Ведь  это  американские индейцы одомашнили дикую птичку.  Летом в наших местах в зарослях кустарника и на полях можно увидеть диких индеек. Небольшие такие, серенькие издалека. Я встречала их неоднократно. Оказалось, что имя, связанное с Турцией, возникло в английском языке потому что цесарок - похожих птиц  родом из Африки, ввозили в Англию через Турцию. Было это задолго до открытия Америки. Так появилось название "турецкий петух", коротко - "турки". 

  При всём богатстве любому языку свойственна экономность в использовании имеющихся средств.  

  Когда наладился экспорт индюшатины из Америки в Старый Свет, островитяне-англичане распробовались и убедились, что мясо индейки вкуснее мяса цесарки. А название  как прижилось, так и осталось. 

    Наш язык в этом случае оказался точнее и современнее. Да и с Африкой в те далёкие времена мы знакомы не были. Индейка - от индейцев. Мясо её - индюшатина, птица - индюшка. Правомочны оба варианта. Правда, интересно? Чем глубже погружаешься в язык, тем больше восхищаешься им, правда? В нём есть абсолютно  всё: история, география, вера, философия и так далее, - всё, что присуще человечеству, включая даже лень...  Вглядись, вслушайся - и узнаешь! Но мы не любопытны... 

   Прости, родной мой человек! Отвлеклась от своего рассказа. Увела меня кристмасовская индейка из Канады в Англию через Турцию, оттуда - чуть ли не до Колумба. Зимний день короток, а сила слова так велика, что противиться ей невозможно. Вот и я (в который раз!)  не устояла. Ладно. Проехали. Буду соблюдать последовательность.

                                                    *  *  *          

   Накупив всякой всячины и истратив под шумок долларов двадцать на собачьи-кошачьи вкусняшки, мы заехали на почту и, наконец-то,  вернулись домой. Устали.

  Всех покормила, всех напоила, всё разложила по местам. Посуду перемыла. Быстро стемнело.  Включила иллюминацию. Люблю эти праздничные таинственные огоньки. Они напоминают мне детство и наш любимый праздник Новый год. Ещё лет пять-шесть назад я украшала светящимися гирляндами ёлочку, растущую прямо под окном гостиной, но за это время она вымахала в трёхметровую, может и выше, красавицу-ель. Мне никак не достать. А ещё говорят, что ёлки растут медленно.  Муж уютно устроился в кресле перед телевизором и благополучно уснул. Набегался за день, бедолага, а день-то короткий, с гулькин нос.  Я ушла в свою комнату к компьютеру, там и застряла тихо-мирно на какое-то время. 

       Раздался телефонный звонок. 

  Звонила Мишель. Просила приехать к ней. Она рассмотрела подарки и решила поделиться провизией с нами. Уж очень много всего для одного человека. Ей и за месяц не съесть, хранить негде, а нас всё-таки двое, да и гости, случается, наезжают. Звонок разбудил мужа, и я принесла ему телефон. Полностью разговора не слышала, но  по недовольным  репликам поняла, что он поедет к Мишель, будет через полчаса, хотя и не понимает, к чему такая срочность.

   - Кто же звонит в такое время, - бурчал он сам себе, - нормальные люди так не     поступают. Я подумал, что кто-то умер. Разве можно звонить в такое время и беспокоить людей по пустякам? 

   - Знаешь что, давай-ка поедем вместе, возьмём собаку с собой, она любит кататься в машине с нами, навестим Мишель, а потом проедемся по городу. Полюбуемся иллюминацией, посмотрим как люди украсили дома к празднику, - предложила я.

   - О чём ты говоришь? Какая иллюминация? Люди всё повыключали и разъехались по работам. Знаешь ведь, что электричество снова подорожало.  Знаешь какие счета придут за электроэнергию? За иллюминацию твою долбаную?

    Я удивлённо уставилась на мужа. О чём он говорит? Праздничные огоньки виднелись из окон. Шесть часов вечера. Машины оживлённо снуют по дороге. Где-то залаяла собака. Было темно. 

   - Ладно. Поедем, если ты так хочешь. Кофе готов? - неожиданно спросил он.

     И тут только до меня дошло. 

   Надо тебе сказать, что встаём мы рано, обычно затемно. Я готовлю кофе, муж смотрит телевизор. Отрывает его от просмотра новостей заманчивый запах, он выходит на кухню,  начинается кофепитие. Мы любим этот процесс, любим обсуждать новости мировые и местные, составляем планы на текущий день. Но пьём кофе исключительно по утрам. Так уж повелось. 

   - Миленький мой! Золотой! Ты думаешь, что сейчас 6 утра?

   - Разве нет?  Посмотри на часы -  уже 6 часов!

   -  Ещё, а не уже 6 часов вечера 21 первого декабря, среда. Самый короткий день года. 

  - Так это ещё сегодня? Я думал, я был уверен, что так хорошо проспал до утра... Не может быть!

   - То-то ты так возмущался звонком Мишель. - Ну что, едем? 

   - Едем! 

  Мы со смехом стали припоминать подробности телефонного разговора. Рассказали Мишель, как перепутали вечер с утром, как укоротили из без того самый короткий день в году. Она заметила, что в Кристмас и не такое может случиться. Пригласили её поглазеть  с нами на празднично убранный город. Она с радостью согласилась, и мы все вместе часок поколесили по заснеженным улицам, восхищаясь фантазией жителей, иллюминировавших не только дома, но даже и подступающие из леса молоденькие деревца.

   Огоньки радужно мерцали,  кое-где вились дымки из каминных труб, снег искрился по обочине дороги.  

   Всё притихло в ожидании чуда Кристмаса. Рождения. Рождества. 

   Пусть светлым и радостным всем нам будет наступающий год! 

 

Точка зрения  

     Читала, читала и дочиталась. Резко упало зрение. Оно и раньше было не ахти. А теперь, теперь катаракта. Оба глаза. Врач сказал: нужна операция. Сначала на одном, потом на другом глазу. Операция самая заурядная, ничего особенного.  

   Ага! Это ему ничего особенного, он, может,  тыщу их сделал, а мне каково? Это же мои глаза, а не его задница, которую он на всякий случай прикрыл, сказав, что 90% таких операций проходят успешно. А что  если я со своим счастьем попаду в те 10%, которые... Об этом врач не распространялся. Зато я думала о них днём и ночью.  

   Если  не смогу читать, то как жить дальше? Короче, нечего рассусоливать и нечего откладывать. Надо решаться. 

   Снабдили меня подробнейшей инструкцией, что и как надо делать перед операцией и после. Предупредили обо всём, предусмотрели даже одежду. Объяснили, когда принять душ перед экзекуцией, и что надо иметь при себе.  Прописали три сорта капель на отдельном листе, где был изображён глаз (голубой, а не карий, как мой) во всех его душу раздирающих мельчайших подробностях. Стало страшно. Естественно, глаз мне не понравился.  

   Почему-то вспомнилась родная Одесса,  глазной институт Филатова, толпы народа, приезжающие со всех концов огромной страны в надежде восстановить зрение, и сам академик-офтальмолог,   с его чисто одесским чувством юмора. Рассказывали, что на каком-то институтском юбилее сотрудники украсили актовый зал  изображением огромного глаза.  Филатов вошёл в зал, увидел глаз, усмехнулся и сказал: "Хорошо, что я глазник, а  не гинеколог"! 

   Шутка мгновенно облетела город. Светило с мировым именем, академик, профессор, доктор, глазной врач Филатов, наряду с  Дюком де Ришелье, Оперным театром, памятником Пушкину, Фонтанами и лиманами, сделался достопримечательностью Одессы.   Больше всего на свете одесситы ценят юмор. Конечно, порой они злятся и негодуют, эмоции требуют выхода. Но даже ругательства, посылы и проклятия на одесском языке приобретают вежливую изысканность. "Что б тебя за руку к Филатову водили!" - одно из них.

    Я поняла, почему вдруг вспомнилась Одесса в связи с операцией. Потому что когда человеку плохо, больно и страшно, он вспоминает маму. 

   Страх мой усиливался. Настал день операции. В предоперационной комнате вокруг меня суетились три сестрички. Задавая одни и те же вопросы, попутно что-то измеряя, закапывая, прикрепляя какие-то датчики, кололи в руку. Потом пришёл ассистент  хирурга и представился, снова предлагая уже надоевшие вопросы. Любезно формально он спросил о моём самочувствии. Я призналась, что смертельно боюсь. Ничуть не удивившись, он ободрил меня. Он сказал, что боятся все. Все! Значит, не только я такая ужасная трусиха!  

    Чтобы закрепить успех, ассистент стал рассказывать, что будет делать оперирующий врач. Для наглядности он держал указательный палец сантиметрах в тридцати от моего лица.    

   - Во время операции больно не будет. Но с самого начала доктор велит тебе смотреть не отрываясь на светящуюся точку. Так как ты смотришь сейчас на кончик моего пальца. В этом месте будет яркая точка. Не отводи взгляд от неё, пока доктор не скажет. Это всё. Поняла? 

   - Да, конечно, - ответила я. - Что же здесь непонятного? 

   Глаз реагирует на свет инстинктивно. Можно сказать, тянется к свету. Буду смотреть на свет столько, сколько надо. Всё будет хорошо! Ассистент внушал доверие. Настроение заметно улучшилось. Я была физически и морально готова. 

   Но он продолжал:

   - На самом деле никакой светящейся точки нет. Она существует только в твоей голове, в твоём воображении. Яркая точка - воображаемая. Понятно? Удачи тебе! - пожелал он напоследок и оставил меня  на больничной  койке-каталке в одиночестве. 

   Тут всё и началось. Я не считаю себя персоной с развитым чувством воображения. Мне кажется, что воображения у меня совсем нет. Мне трудно что-либо вообразить. Как вообразить то, чего нет? Я не смогу вообразить светящуюся точку, если её не увижу. Пусть бы этот чёртов ассистент хоть палец свой держал бы перед моим носом! Что он ещё сказал? Что голову привяжут к каталке, чтобы не дёргалась? Не дёргалась от боли? От недостатка воображения? Какая такая точка в моей голове? Нет у меня никаких точек! Нет запятых! Ничего нет. Куда я должна смотреть, если ничего нет? Неужели моё видение - только воображение? Мне покажут палец, а я увижу светлую точку?.. 

   Господи! Какой ужас!.. 

                                                               *  *  *

   ...Точку я видела! Операция прошла успешно. Будучи по природе своей индивидуалистом, я всё же рада и счастлива была присоединиться к  процентному большинству тех, кто видел, видит и, надеюсь, будет видеть прекрасную светящуюся точку. 

   Покуда есть голова, есть в ней и эта, ничуть не воображаемая, точка. Не может не быть. Я бы назвала её точкой зрения.

__________________________

© Лось Светлана Александровна

Мало что в жизни я люблю больше отечественных суффиксов
Статья о языковых особенностях русского языка по сравнению с английским
Поэтическое слово городу и миру. Петрарка о поэзии как призвании
Франческо Петрарка о поэзии как призвании. Исследование взглядов великого писателя эпохи Возрождения о назначе...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum