Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Пабло Неруда. Не запрещай себе быть счастливым!
Жизнеутверждающие афоризмы знаменитого чилийского поэта Пабло Неруда
№08
(326)
15.07.2017
Вне рубрики
Исаакиевский собор накануне перемен
(№1 [319] 25.01.2017)

http://www.mk.ru/politics/2017/01/11/revolyuciya-i-udar-po-byudzhetu-chem-grozit-peredacha-isaakiya-rpc.html 

Революция и удар по бюджету: чем грозит передача Исаакия РПЦ

Оппозиция и власти не нашли общего языка в «решенном» губернатором вопросе

11.01.2017

  Анонсированная губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко передача Исаакиевского собора РПЦ вызвала опасения со стороны церкви в попытке ее противников «устроить революцию», со стороны городского парламента — обвинения в адрес «поджигателей войны», а со стороны оппозиции — в серьезном экономическом ущербе городу.

  Напомним, что официальное заявление о передаче собора было сделано минувшим вечером пресс-секретарем Полтавченко Андреем Кибитовым. По его словам, «вопрос решен, и по договоренности с патриархом Исаакиевский собор сохранит свои музейные функции». На подобное намерение властей не замедлили отреагировать оппозиционно настроенные политики, общественные деятели и журналисты. Так, депутат петербургского ЗакСа от «Яблока» Борис Вишневский пообещал Полтавченко «встретиться в суде» и спрогнозировал, что вопрос о передаче собора превратится в проблему, сравнимую со строительством «Охта-центра» «Газпрома»: «Хотите второй Охта-центр, Георгий Сергеевич? Вы его получите. Кстати, тогда нам тоже говорили, что «вопрос решен», — напомнил Вишневский.

  На экономическую сторону вопроса обратил внимание координатор «Открытой России» в Петербурге Андрей Пивоваров. Он напомнил, что вместе с передачей собора город потеряет ежегодные 800 миллионов рублей доходов бюджета, и поставил вопрос о том, «нужен ли нам такой губернатор».

 Экономические претензии конкретизировал глава петербургского отделения Фонда борьбы с коррупцией Дмитрий Сухарев: он пояснил, что город лишится дохода от Исаакия (тех самых 800 миллионов рублей, на которые, в частности, ранее ежегодно проводилась его реставрация), однако продолжит нести расходы по содержанию здания, тогда как всю прибыль станет получать РПЦ, причем без нынешней платы за аренду.

  Резко отозвалась о Полтавченко и известная журналистка Александра Гармажапова, назвавшая Полтавченко «беспредельщиком» и в очередной раз напомнившая о его нескрываемых симпатиях к православию: по ходящим в городе слухам, он часто и регулярно посещает Афон.

  В итоге первой мерой противодействия передаче собора должна стать анонсированная Вишневским «встреча с депутатами», которая пройдет у Исаакия вечером 13 января.

  На этом фоне власти Петербурга в лице спикера ЗакСа Вячеслава Макарова уже четко обозначили свою позицию. Макаров заявил «Интерфаксу», что призывают не передавать собор РПЦ лишь «провокаторы и поджигатели войны. Закон (о передаче имущества религиозного назначения — ред.) должен быть исполнен, и мы его исполним».

  К нему присоединился и член патриаршего совета по культуре Леонид Калинин, заметивший ТАССу, что горожанам нужно не «устраивать революции», а объединиться вокруг передачи здания церкви.

  При этом сторонники решения Полтавченко пока никак не прокомментировали слова директора музея «Исаакиевский собор» Николая Бурова, согласно которому его передача РПЦ может занять до трех лет в связи с тысячами экспонатов, составляющих, в частности, внешнюю и внутреннюю отделку здания. Также остается непроясненным вопрос и о судьбе более чем 400 музейных работников.

  Кроме того, Буров напомнил, что Исаакий является одним из самых успешных музеев России: только в прошлом году его посетили почти 3,9 миллиона человек, по популярности в Петербурге он уступил лишь Эрмитажу. Кроме того, глава музея выразил опасение, что вслед за Исаакием настанет черед и Спаса-на-Крови.

  Проблема передачи собора также осложняется тем, что он никогда с момента своей постройки не принадлежал Церкви, оставаясь во владении государства , в том числе и в эпоху империи. Наконец, в 2015 году РПЦ уже получала отказ от властей города в вопросе передачи собора: тогда решение было мотивировано экономическими соображениями.

Алексей Обухов 

http://www.online812.ru/2017/01/11/004/ 

«Передача Исаакиевского собора РПЦ — это «уничтожение музея»»

11/01/2017

  Николай Буров заявил, что больше всего его волнует судьба нескольких сотен сотрудников музейного комплекса. «Я не хочу нагнетать страсти вокруг этого вопроса, я отнюдь не враг церкви», — добавил он.  В свою очередь,  депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский заявил, что передача Исаакиевского собора Русской православной церкви будет обжалована в суде сразу, как только власти Петербурга примут соответствующее официальное решение.  По его словам, депутаты, недовольные этим решением, планируют через суд препятствовать фактической передаче храма и уже собирают протестные акции. Добавим, что раньше губернатор Петербурга Георгий Полтавченко уже заявил, что вопрос о передаче собора РПЦ решен «по договоренности с патриархом Кириллом». По его словам, здание сохранит музейные функции. 

 ...Администрация Исаакиевского собора сейчас подсчитывает, во сколько государству обойдется переход храма в ведение РПЦ. По словам директора музея, процесс передачи может затянуться из-за множества предметов музейного фонда. Представители Санкт-Петербургской епархии заявили, что закон отводит на этот процесс шесть лет. 

Директор музея Николай Буров заявил, что после передачи церкви музейный комплекс перестанет быть самоокупаемым. В 2015 году Буров оценивал оборот музея в 650 млн рублей в год. Из них около 200 млн рублей администрация тратила на реставрацию, 50–70 млн рублей город получал в виде налогов. По данным «Фонтанки.ру», доход за 2016 год составил 800 млн рублей.  

  «Результат этой передачи я вижу в практически уничтожении музея в нынешнем его виде как музейного комплекса, это моя проблема. Проблем для горожан я вижу чуть меньше. Как для музейщика для меня проблема заключается в сохранности здания и продолжении реставрационных работ, которые никогда не закончатся. Такие здания не выходят из реставрации, это бесконечный процесс. И, конечно, проблема человеческая: что делать с теми людьми, которые трудились в музее. Кроме 393 сотрудников есть еще 142 несовершеннолетних ребенка в семьях моих сотрудников, это меня беспокоит больше всего. Все остальное меня не беспокоит, потому что как высился этот замечательный собор, так он и будет стоять над городом в любом качестве. Он и сейчас будет принадлежать государству. Государство как несло за него ответственность, так и будет нести, только оператор этих отношений поменяется. Я не хочу нагнетать страсти вокруг этого вопроса, я отнюдь не враг церкви, сам я себя причисляю к людям верующим», – заявил Буров. 

   У петербуржцев позиция по собору оказалось разной. Публицист Дмитрий Губин пишет следующее: «Меня всегда смущает одна ситуация, абсолютно христианская. Как известно, в свое время одного парня из Назарета 33 лет Сатана поставил на крыло храма и сказал: «Поклонись мне, и все богатства мира будут твои». Известно, что тот парень ответил Сатане. Смущает меня в этой ситуации главным образом то, что когда РПЦ предлагают реверанс в сторону власти, она всегда соглашается. Например, реституция недвижимости коснулась почему-то только церкви. Только РПЦ сегодня возвращают помещения, отнятые у нее до революции. Меня смущает, что Русская православная церковь не сказала: «Нет, либо возвращаем всем, либо мы не возвращаем никому, потому что быть в исключительной ситуации — это не по-христиански». Сам факт, что церковь хватается за все кирпичи, за все квадратные метры, церковь гордится, что у нее все больше и больше престижных, элитных квадратных метров в центре городов — вот это меня смущает очень и очень сильно. На фоне этого смущения факт передачи церкви еще одного Исаакиевского собора является уже малозначительны

Комментарии:

Сколько порушенных церквей и церквушек. Несколько десятков .Что - то РПЦ не прониклась желанием их реставрировать .Если где-то и реставрируют, то РПЦ в стороне. Это деньги спонсоров, подвижников, верующих. Исаакиевский собор после реставрации, в прекрасном состоянии. Бережно охраняемый и атеистами.Уникальный музей. РПЦ захватывает его, придя на готовенькое. Лакомый кусочек. Земля государственная. Сохранять экспонаты РПЦ будет не в состоянии, реставрация будет проводиться за счёт государства. Это рейдерство со стороны РПЦ , благославляемое Полтавченко. Я хотела бы внуков привести в музей, а не на молитвенные бдения. И это не первый случай, когда РПЦ захватывает зелёные оазисы , уплотняет застройку, возводя Храмы в Петербурге. Очень тревожная тенденция. Извините, верующие, я не против   когда вас насильно будут каждый день кормить ложками только чёрной икрой, вас тоже стошнит .

Написал Смирнова Н.2017-01-14 10:35:49 

А я вот, например, никак понять не могу, о каком возвращении государственных земель церкви может идти речь, когда мы светское государство и церковь отделена от государства?! Или что, об этом забыли? И что после Исаакия? Начнут "возвращать" земли, а к ним в придачу холопов? С этого три мешка картошки, с этого пять бидонов молока. Российская империя всё это уже проходила, когда церковные клерикалы были одними из крупнейших латифундистов! Очень жаль не только Исаакий, но и Российскую национальную библиотеку. На мой взгляд, все эти "игры" РПЦ - удар поддых, запрещенный прием! И главное кому? Тем, кто даже достойно ответить не может, так как руки связаны!

Написал Мурзилка  2017-01-21 22:00:46

Исаа?киевский собо?р (официальное название — собор преподо?бного Исаа?кия Далма?тского) — крупнейший православный храм Санкт-Петербурга... Построен в 1818—1858 гг. по проекту архитектора Огюста Монферрана; строительство курировал император Николай I, председателем Комиссии о построении собора был Карл Опперман. У Исаакиевского собора, который уже 150 лет остается самым большим и красивым храмом Петербурга, одним из главных символов города, весьма драматичная судьба его строили четыре раза. 11 июня (30 мая ст.ст.) 1858 года состоялась торжественная церемония освящения Исаакиевского собора. У Исаакиевского собора, который уже 150 лет остается самым большим и красивым храмом Петербурга, одним из главных символов города, весьма драматичная судьба его строили четыре раза. Первый, деревянный, возвели в 1707 году, еще при царе Петре I. Заложили храм в день рождения царя, который совпадал с днем памяти святого Исаакия Далматского, отсюда и название. Петр понимал, что деревянный храм долго не продержится, и в 1717 году поручил немецкому архитектору Георгу Иоганну Маттарнови заменить стены на каменные. Новая церковь не имела индивидуальности, во многом повторяла Петропавловский собор, даже куранты на колокольнях обоих храмов были одинаковые. В 1735 году в собор ударила молния и начался пожар. В этом событии увидели "божье знамение", и храм был заброшен. В конце своего царствования императрица Екатерина II взялась возродить собор, однако ставить его было решено на новом месте, за спиной знаменитого "Медного всадника", памятника Петру. Строительство доверили итальянскому зодчему Антонио Ринальди, но Ринальди заболел и уехал на родину, а вскоре скончалась и Екатерина II. Ее сын, император Павел I, поручил завершить сооружение храма другому итальянцу Винченцо Бренне. В 1816 году во время богослужения с потолка храма рухнул огромный кусок штукатурки, вызвав ужас среди верующих. Здание явно нуждалось в серьезном ремонте. Однако следующий император, Александр I, предпочел решить проблему кардинально и приказал перестроить собор. На этот раз ставилась задача сделать Исаакий главной церковью и украшением Петербурга. Был объявлен конкурс на лучший проект. С последним строительством Исаакиевского собора связана вся жизнь выдающегося французского архитектора Огюста Монферрана. Именно он представил на конкурс проект, поразивший воображение монарха. Монферрану и было доверено возводить новый Исаакий. Начавшееся в 1818 году строительство растянулось на сорок лет и осуществлялось при трех императорах Александре I, Николае I и Александре II. Работу сдерживал целый ряд причин многочисленные пожелания царей, неточные технические расчеты, а также то, что фундамент ставился на болоте. Пришлось забить в землю около 11 тысяч свай и положить на них в два ряда отесанные гранитные блоки. На этой мощной опорной подушке и возводился собор. Возникли проблемы и с установкой 48 монолитных гранитных столбов в 114 тонн весом каждый, которые предназначались для портиков. Усилиями тысяч крепостных эти колонны были доставлены в Петербург из Финляндии. Монферран принял неординарное архитектурное решение: установить колонны до возведения стен. В марте 1822 года в присутствии царской семьи и толпы горожан была поднята первая колонна. Последнюю же поставили только через 8 лет, и лишь тогда началось строительство стен. Когда все уже двигалось к финалу, на крышу был поднят огромный сферический купол диаметром 22 метра. Его медную обшивку трижды заливали расплавленным золотом. На куполе был водружен крест внушительных размеров. Монферран отказался от традиционной для русских церквей колокольни, однако сохранил присущее им пятиглавие, расставив по углам здания башни с куполами. Каменная громада собора вместе с куполом и крестом поднялась над городом более чем на 100 метров. Строительство собора завершилось в 1848 году, однако еще 10 лет понадобилось для отделки интерьера. Торжественное открытие и освящение Исаакиевского собора, который был провозглашен кафедральным собором Русской Православной церкви, состоялись 11 июня (30 мая по ст. ст.) 1858 года.

Написал nytHik 2017-01-22 14:15:14  

http://spb.mk.ru/articles/2017/01/19/chto-stanet-s-isaakievskim-soborom-posle-ego-peredachi-rpc.html 

Что станет с Исаакиевским собором после его передачи РПЦ

Страсти вокруг Исаакия не утихают

19 января 2017 в 14:50, просмотров: 1607 

Пока сторонники недавнего решения о передаче собора Русской православной церкви празднуют победу, его противники собираются на митинги и переживают о будущем Исаакия. Один из противников — директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров — рассказал «МК» в Питере», почему музей может развалиться после передачи собора РПЦ. А сторонник — петербуржец, зампредседателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков — уверен, что ничего страшного не произойдет, и назвал передачу Исаакия восстановлением исторической справедливости. 

Николай Буров, директор Исаакиевского собора:

Удар по голове

В 2015 году РПЦ уже просила передать ей храм. Тогда губернатор Георгий Полтавченко отказал церкви. Сейчас, по словам вице-губернатора Михаила Мокрецова, к Полтавченко напрямую с той же просьбой обратился уже сам патриарх Кирилл. И губернатор уступил.

Я узнал об этом решении еще 30 декабря из разговора с Георгием Полтавченко, — признался «МК» в Питере» директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров. — Это известие вызвало у меня ощущение удара по голове, мгновенно сориентироваться в такой ситуации было невозможно. Я не хотел бы сейчас как-то комментировать решение властей на этот счет, все-таки я человек, работающий по контракту, у меня есть целый ряд ограничений...

  Одна из причин первого отказа властей передать храм РПЦ — экономическая. С середины 80-х годов прошлого века музей был на самообеспечении: он ни копейки не брал из бюджета, проводя все реставрационные работы за свой счет, из того, что заработал. Например, в 2016 году музей потратил на реставрацию 93 миллиона рублей. И, по словам Бурова, это еще не так много. Бывали годы, когда музей выделял по 200 миллионов. Когда Исаакий перейдет в безвозмездное пользование РПЦ, оплачивать реставрацию будут уже из городского бюджета. Огромная нагрузка, особенно в условиях экономического кризиса. К тому же город уже выделяет деньги на реставрацию недавно переданных Церкви храмов: на Смольный собор, который забрали все у того же ГМП «Исаакиевский собор», пошло больше 470 миллионов, а на восстановление фасадов и колоннады Казанского собора за последние четыре года — около 150 миллионов.

А ведь реставрационной работы в Исаакии предстоит еще очень много. Например, планы только по реставрации монументальной живописи в соборе рассчитаны до 2028 года! И обойдутся они в 3,6 миллиарда рублей, — говорит Николай Буров.

  Скорее всего, Церковь будет выделять деньги только на содержание собора: уборку территории, оплату коммунальных услуг и т. д. Впрочем, даже это немало.

Надо понимать масштаб этого здания, оно великое, — продолжает Николай Буров. — Скажем, знаменитый наборный мраморный пол в Исаакиевском соборе, который пока еще может гордиться своей чистотой, надо ежедневно мыть. И не тряпкой, а специальными машинами, растворами. Надо элементарно снег убирать с кровли. У нас для этого есть машинный парк, потому что там лопатой не намахаешься, площадь под 5 тысяч квадратных метров… Я думаю, в Церкви еще просто не задумывались о таких вещах.

Один процент верующих?

Зато представители Церкви уже пообещали, что вход в Исаакиевский собор станет бесплатным. Да и молиться верующие смогут не как сейчас — в сравнительно небольшом приделе (где многие жалуются, что им тесно), а у алтаря.

Формально человек и сегодня может прийти в собор бесплатно два раза в день, сказав, что идет на службу, — говорит Николай Буров. — Поставить свечку, да и походить потом по собору. Кто ж выгонит? А что касается тесноты придела, где проходят богослужения, то, во-первых, по размеру он не уступает среднему храмовому сооружению нашего города, а во-вторых, к нам на службу приходит не так уж много верующих, как может показаться. В 2016 году Исаакий посетило более 2,5 миллионов человек. Верующих среди них — 0,76 процента от общего числа.

  В РПЦ обещают и оставить экскурсии в соборе, и сохранить выход на колоннаду. Для этого создадут специальное церковное агентство, которое будет жить за счет пожертвований. Правда, никто не может гарантировать, что этих пожертвований хватит на зарплату необходимого количества экскурсоводов.

Например, летом мы вынуждены нанимать внештатно дополнительно 58 экскурсоводов. Без такой помощи не справились бы с потоком туристов, — рассказывает Николай Буров.

«Я не вождь восставшего народа»

  Без Исаакия под вопросом окажется и будущее всего комплекса «Исаакиевский собор» (помимо Исаакия, включает Спас на Крови и два адреса на Думской, 2, и Большой Морской, 40, которые город отдал музею вместо переданных в прошлом году Церкви Смольного и Сампсониевского соборов). А его в прошлом году посетили около 4 миллионов человек (это топ-3 посещаемости среди всех музеев страны).

В 2016-м наши доходы составили порядка 800 миллионов рублей. Около 92 процентов выручки поступило за счет входных билетов, — рассказывает Буров. — При этом в нашей системе всегда было два донора — Исаакиевский собор и Спас на Крови. Понятно, что без доходов Исаакия нам придется обращаться за помощью к городскому бюджету. Что очень обидно. Мы не только давно этого не делали, но еще и сами бешено тратились на те новые объекты, которые передавал нам город. Например, восстановили разрушенный Сампсониевский собор, в котором раньше был склад. А в 2004 году без особой охоты взяли себе на шею хомут в виде Смольного собора. И превратили его в современную концертно-выставочную площадку. Все это у нас забрали. Но хуже всего то, что я вообще не уверен, что наш музей может существовать без Исаакия. Есть такое предчувствие, что ему придется распасться на три отдельные части. Все мои предшественники стремились к укрупнению и усилению музея. Я, очевидно, не справился со своей ролью. Какие причины — не мое дело. Но то, что при мне музей начинает распадаться, — это, конечно, большая иголка в сердце.

Впрочем, Бурова пугает не только перспектива распада музея, но и тот ажиотаж, который сейчас подняли противники передачи Исаакия Церкви. 13 января они провели первый сход в поддержку музея.

Безусловно, я чувствую поддержку людей, — сказал Николай Буров. — Но я категорически не вождь восставшего народа, я вообще не сторонник революций. А сейчас одни люди пытаются превратить эту ситуацию в революционную, а другие — в контрреволюционную. Мой отец говорил: «Страшнее гражданской войны нет ничего». Я не хочу даже намека на столкновение! Например, 13 января я специально рано закрыл музей, так как знал, что возле него соберутся люди, которые будут выяснять отношения. Еще до мордобоя дошло бы. Надо действовать нормальными законными методами...

Катерина Кузнецова

http://www.newizv.ru/society/2017-01-20/251168-ne-vedajut-chto-tvorjat.html

«Не ведают, что творят»

Петербургский экскурсовод - о передаче Исаакиевского собора РПЦ

Елена Голикова 

СМИ отказались размещать письмо экскурсовода с 20-летним стажем Елены Голиковой о последствиях передачи Исаакиевского собора РПЦ. «НИ» считают, что мнение профессионала всегда ценно. Приводим его полностью.

   Я работаю экскурсоводом по Санкт-Петербургу и пригородам уже больше 20-ти лет. Информация о передаче Исаакиевского собора в ведение Русской Православной церкви для меня – тяжелый удар. Дело в том, что я считаю музей «Исаакиевский собор» самым лучшим по организации приема туристов из всех музеев нашего города. Посмотрите – к ним идут тысячи индивидуальных туристов ежедневно в каникулы и летом, сотни организованных групп, и всегда – четко, отлаженно, уважительно они разводят большие потоки людей. Мне никогда не приходилось подолгу с группами стоять и ждать, когда впустят внутрь. Посещение Исаакиевского собора входит в большинство программ по приему организованных туристических групп. Как российских, так и иностранных. Исаакий уже давно стал одной из визитных карточек Петербурга! Там принимают всех – и православных, и католиков, и мусульман, и буддистов… И никогда ничего, кроме восторженных откликов, от туристов не слышала! Потому что там работают профессионалы. Не ущемляя ничьих прав, они рассказывают о том, как строили собор, как создавали уникальные интерьеры (за 40 лет там поработало почти полмиллиона человек!) Причем люди разных национальностей и вероисповедания… (Помним, что главный архитектор Огюст Монферран был католиком). С грустью экскурсоводы говорят о послереволюционном периоде, напоминают, как всем миром(!) восстанавливали храм после войны… И об иконах рассказывают тоже! Всегда – очень уважительно.

    Качественно и грамотно экскурсоводы подают информацию с позиции истории России и ее культуры. Обязательно напоминают в конце экскурсии, что все желающие могут подойти и помолиться в приделе Святого Александра Невского. Желающие делают это, остальные смотрят, что еще не рассмотрели, покупают сувениры. Для сравнения скажу, что, например, в Казанский собор часть туристов (как правило, не христиане), даже не заходит. Историю создания этого храма мы «даем» на улице, перед собором, торопливо (холодно или дождь). Да и те, кто идет внутрь, выходят довольно быстро – через 10-15 минут. «Мрачно как-то», - говорят. И торопятся идти дальше. Из Исаакиевского же собора людей не увести. Сколько раз было, что группа вышла, а кого-то нет! Спасибо сотрудникам, всегда идут навстречу, впускают экскурсовода назад, чтобы разыскал отставшего… Исаакиевский собор (как и его филиал – Спас-на крови) – единственные, кто летом каждый день стал работать до 22.30. А колоннада по ночам - до 4.30! А ведь долгие годы все музеи Петербурга зимой и летом уже в 17 часов переставали пускать гостей города. Туристы, приезжавшие на 2-3 дня, хотели максимально использовать время, побольше увидеть наших красот! Вернувшись, например, из Петергофа, спрашивали: «Куда еще можно вечером сходить? В какой музей?» Деньги готовы были заплатить! А мне, кроме театров (с которыми тоже летом проблемы), и предложить – то было нечего! «Гуляйте там-то и там-то…» И только руководство Исаакиевского собора смогло так наладить работу, что музей стал работать допоздна.(Уверена, что это было непросто – так изменить график работы сотрудников!) Но это было необходимо. Потому что этот музей работает для людей…

   Такая работа стала примером для других, и теперь все большее количество музеев летом и в дни школьных каникул увеличили свой график работы… Но первым-то был именно Исаакий! Этим летом столкнулась с тем, как музей работает в экстремальной ситуации: привожу группу приезжих школьников по путевке к определенному времени, но нас, как и остальных, не пускают даже на ступени портика. Пробилась к охраннику, он тихо говорит: «Уводите группу». Увела назад, в автобус, сама побежала выяснять, что дальше делать – посещение музея запланировано по программе тура, вечером ребята уже уезжают домой. А тут - кассы закрыты «по техническим причинам», народ толпится. Как потом оказалось, одна из верующих, от радости, что добралась до собора, бросила свой рюкзак между колоннами, а сама побежала молиться. Пока она молилась, сотрудники музея успели всех эвакуировать из опасного места, остановили продажу билетов, вызвали полицию. Как только стало понятно, что опасности нет, моментально наладили работу. Мою группу уже водили по собору, а в это время только включали кассы и оформляли нам билеты. На колоннаду мы тоже успели. Ребята были счастливы. Могу со знанием дела сказать: если бы такое случилось в любом другом крупном музее (прости, о Эрмитаж!) – это был бы полный коллапс и скандал. А тут – спокойно, без истерики, быстро и грамотно «разрулили» ситуацию. Осенью я работала с приезжей группой слепых и слабовидящих людей (25 человек). В основном это были взрослые. Со слепыми приехали сопровождающие. У меня есть опыт работы с такими туристами, но так случилось, что в Исаакиевский собор на специальную экскурсию я, как и мои гости, попала впервые. Меня удивило, что посещение запланировано на среду – выходной день музея. И только потом поняла, насколько это мудро.

   Специально подготовленные экскурсоводы в пустом(!) соборе рассказывали об интерьерах и показывали туристам небольшую модель храма, которую гости с радостью «изучили» руками. (Ну, говорила я им на улице: «Там, вверху, четыре колокольни с маленькими куполами, а в центре, на барабане, окруженный колоннами, огромный позолоченный купол… На углах – скульптура – ангелы со светильниками…» Но как незрячий с детства человек может себе все это представить?) А тут они все потрогали, восприняли! Затем верхнюю часть модели сняли, и, осторожно беря руку незрячего человека, ее опускали внутрь модели, показывая, в какой части собора мы находимся, что и как располагается внутри. Потом туристы «обнимали» колонны, трогали полы и стены, решетки, уникальные барельефы на дверях, даже мозаику. Им давали в руки кусочки смальты, пластинки лазурита и малахита. Боже мой, как люди были счастливы! Слышали бы вы, как они благодарили… Такую экскурсию невозможно проводить в рабочий день музея – десятки других, зрячих туристов тут же кинутся все трогать, оттеснив более уязвимых слабовидящих (позже в Гатчинском дворце мне пришлось несколько раз отбиваться от таких). Поэтому это было замечательное решение – принимать подобные группы в выходной день! В музее «Исаакиевский собор» работают с различными «особыми группами». Для колясочников есть пандус и специализированный лифт для подъёма ка колоннаду.

   Люди с ограниченными возможностями теперь могут посмотреть на город с высоты птичьего полёта! Спросите у кого-нибудь из них, что это для них значит? И какой ещё храм в России соорудил лифт для посетителей – инвалидов? Входные билеты в музей «Исаакиевский собор» – самые дешёвые в Петербурге: для взрослых – 250 рублей, для школьников и пенсионеров – 50 рублей. И это - с экскурсионным обслуживанием! Для сравнения: Русский музей – 300 руб. и 150 руб. (без экскурсии), Юсуповский дворец – 450 руб. и 300 руб., музей «Петровская акватория» - 400 руб. и 200 руб… И при таких низких ценах на билеты, которые не поднимают уже несколько лет, музей полностью находится на самоокупаемости, проводит сложнейшие реставрационные работы и не просит у города ничего! Только большие налоги платит в бюджет Санкт-Петербурга! И восхищает всех посетителей… К сожалению, убеждена, что после передачи собора РПЦ будет загублена вся эта прекрасно отлаженная работа. Наверное, не сразу, а постепенно она сойдёт на нет. И экскурсионная с «обычными» туристами, и, тем более, с «особыми» группами. Потому что так качественно работать могут только профессионалы! Недавно на пресс-конференции представители РПЦ заявили, что из 400 человек, которые сейчас трудятся в музее, они планируют оставить 40 сотрудников. Это что, насмешка? Кто будет разводить огромные людские потоки, которые туда пойдут поначалу? Ведь именно экскурсоводы ведут группы по определённым маршрутам, чтоб не сталкивались и не пересекались внутри, не мешали друг другу. Кроме того, потоки регулируются и временем посещения (договора с турфирмами, путёвки). Но с РПЦ турфирмы по разным объективным причинам практически не работают! А реставрировать храм кто будет и на что? Тем более, что на этой же пресс-конференции пообещали, что вход в собор будет бесплатным. Так на что реставрировать живопись и скульптуру собираются? А реставрация требуется постоянно! У города деньги будут просить? «Прости их, господи, ибо не ведают они, что творят…»

   Мало кто знает, но и в Казанском соборе, и в Александро-Невской Лавре служители проводят экскурсии. Кто их заказывал? Кто на них бывал? Многие ли? Очень немногие. В основном - паломники. Потому что представители РПЦ ведут экскурсии только в православном ключе. Истории, культуры, архитектуры в экскурсиях мало. А вот подробного рассказа о каждой иконе, святом – это да. Но даже не все православные верующие могут долго это выдержать! А количество посетителей! Придите в Кафедральный Казанский собор и посмотрите, сколько там людей. А ведь он – на Невском, в самом центре города, рядом с метро! А потом дойдите до Исаакиевского и посмотрите, сколько там. В сотни раз больше! За 2016 год – 3 миллиона человек! (Не смотря на платный вход.) Почему? Там красиво? Там интересно? И то, и это. А ещё там душевно… Там все сделано с любовью и показывается с любовью… Там вам рады… Православным верующим плохо в Исаакиевском соборе? Никогда такого не слышала. Прихожане без билетов входят, службы идут каждый день, кроме среды. Если надо службы проводить чаще - уверена, что этот вопрос можно решить с руководством музея. Может быть, сделать так, что с утра собор функционирует, как православный храм, а с 12.00 – как музей? А придел Александра Невского – целый день, как уже несколько лет. Есть и другие варианты… Надо только захотеть их найти… Только боюсь, что дело не в проблемах прихожан Исаакиевского собора. Дело в деньгах и амбициях. И особенно больно, когда Православная церковь, призванная нести мир и добро, своими действиями провоцирует противостояние и раскол в обществе, причем – среди православных же людей!

   Исаакиевский собор – бренд Санкт-Петербурга, наша гордость. Он столько пережил на своем веку! Переживёт и это смутное время…Буду молиться, чтобы разумный компромисс был найден, и музей «Исаакиевский собор» продолжал восхищать миллионы жителей и гостей города. 

  С любовью и надеждой, экскурсовод Санкт-Петербурга Елена Львовна Голикова

Два Бориса… Заметка о писателях Пильняках
Заметка о писателе Борисе Андреевиче Пильняке, репрессированном в 1937 году, и его сыне - писателе Борисе Бори...
Сквозь базальт. Стихи
Мой самый лучший человек.../Не знаю, где ты – но прошу тебя:/не уходи с изнанки век/моих в забвение, в бессуде...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum