Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Моменты эпохи СССР глазами фотожурналиста Игоря Гаврилова
Фотографии с краткими комментариями из эпохи СССР фотокорреспондента Игоря Гавр...
№12
(330)
20.10.2017
Коммуникации
Взаимодействие в социальной коммуникации
(№3 [321] 15.03.2017)
Автор: Ажа Ханова
Ажа Ханова

   Понять природу сложного социального взаимодействия стремятся различные научные концепции. Одной из них является теория социального обмена, ставшая самостоятельным направлением социологии в 50-60-е гг. XX века. В ее основе – представление о том, что движущей силой социальной коммуникации является стремление ее участников к получению различного рода вознаграждений (прямых и косвенных, материальных и нематериальных).

   Методологической основой теории социального обмена явилось одно из ведущих направлений американской психологии – бихевиоризм (от англ. «behaviour» - поведение), оказавшее серьезное влияние на представления о психике человека. Согласно бихевиоризму, поведением человека управляют реакции (двигательные, эмоциональные, вербальные и пр.) на определенные воздействия (стимулы) со стороны окружающей среды. То есть поведение представляет собой реакцию на воздействие определенного стимула. И чем более сильным оказывается стимул, тем быстрее реакция на него. При этом наиболее привлекательным оказывается тот стимул, который способствует получению наибольших преференций, поскольку в процессе взаимодействия друг с другом люди стремятся к получению максимальной выгоды. Речь идет о том самом принципе вознаграждения, который и лег в основу теории социального обмена.

   Представителей данного научного направления интересовали, прежде всего, модели формирования поведенческих норм на уровне межличностного взаимодействия. Ментальные и культурные особенности человека, его сознание, мышление и сложный эмоциональный мир не находили в рамках их учений достойного места, за что и подвергались постоянной критике со стороны значительной части профессионального сообщества. Среди достоинств направления – исключительное внимание к человеческой психике, смелые эксперименты, внедрение в психологию математических методов анализа.

   Один из основоположников бихевиоризма Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) ввел в научный оборот понятие так называемого «оперантного поведения» (действий, направленных на получение желаемого результата), в основе которого – взаимовыгодное сотрудничество людей в процессе коммуникации. Суть термина заключается в том, что на то или иное действие (или бездействие) влияют его последствия.  Действие возникает под воздействием определенного стимула, а последствием часто выступает вознаграждение за предпринятые усилия.

   Эти идеи Скиннера оказали существенное влияние на основателя теории социального обмена Джорджа Хоманса (1910-1989), который признавался, что сфера его интересов – не сознание, а действия людей: «Нас будут гораздо больше интересовать поступки людей, чем их отношения, особенно если последние не ведут к действию. Нам приелась социальная наука, в которой люди всегда «ориентируют себя» или на самом деле лишь «ориентируются» на действие, но никогда не действуют» [1]. Выдвинутые Хомансом пять аксиом теории обмена (с некоторыми допущениями) отвечали этим установкам

   1. Аксиома успеха: «Для всех человеческих действий верно, что чем чаще они поощряются, тем с большей вероятностью воспроизводятся». При этом, чем чаще человек поощряется, тем активнее будут его действия, способствующие такому результату. Однако слишком частые поощрения пресыщают, поэтому иногда приветствуются нерегулярные поощрения.

    2. Аксиома стимула: «Если в прошлом тот или иной стимул (или совокупность стимулов) был связан с вознаграждением поступка, то чем больше похожи на него другие стимулы, тем вероятнее, что человек воспроизведет тот же или сходный поступок». Среди примеров Хоманс приводит следующий: если человек поймал рыбу в грязном пруду, он попытается сделать это снова, поскольку его действия привели однажды к желаемому результату. Но если условия, при которых был достигнут успех, оказались слишком сложными, или вознаграждение было получено слишком быстро, этот постулат может не сработать.

   3. Аксиома ценности: «Чем более ценным представляется человеку результат его действия, тем с большей вероятностью он должен воспроизвести это действие». Ценности могут быть как материальными (деньги и пр.), так и нематериальными (любого рода помощь, совет и др).

   4. Аксиома депривации-пресышения: «Чем регулярнее вознаграждался поступок человека, тем менее он начинает ценить каждое последующее вознаграждение». Хоманс обращает внимание на соотношение в данном случае цены и выгоды, поскольку выгодно только то действие, вознаграждение за которое превышает затраты. А, значит, чем большую выгоду извлекает человек из своих действий, тем больше вероятность того, что он повторит их в будущем.

   5. Аксиома агрессии-одобрения: «В случае, если действие не вызовет ожидаемого вознаграждения или, напротив, вызовет неожиданное наказание, то действующий субъект испытает чувство гнева: возрастет вероятность, что более ценным для него окажется агрессивное поведение». Будучи приверженцем бихевиоризма, Хоманс здесь все-таки допускает наличие сознательных состояний разума, влияющих на поведение человека [2].

   Таким образом теория социального обмена, предложенная Дж. Хомансом, была создана под серьезным влиянием идей бихевиоризма, которые в ряде случаев из области психологии были прямо перенесены в социологический контекст (поскольку психологические модели поведения человека ученый считал универсальными). Недостатком концепции Хоманса можно считать то, что он сосредоточился лишь на взаимовыгодном сотрудничестве людей, что существенно ограничивает область научного осмысления. Сконцентрировавшись лишь на уровне поведенческих рефлексов в рамках элементарного социального поведения, исследователь не пошел дальше изучения межличностного социального взаимодействия. Механизмы формирования более крупных социальных образований не смогли «вписаться» в его теорию обмена. Даже появление власти социолог рассматривал как частный случай несимметричного социального обмена, при котором «один человек имеет большую способность вознаградить других в обмене, чем другие могут вознаградить его» [3]. При этом данная несимметричность, согласно идеалистичным воззрениям ученого, имеет свойство выравниваться в результате социальной эволюции.

   И хотя заслуги Хоманса в описании ряда закономерностей в поведении человека бесспорны, американский социолог, описывая процессы и результаты социального обмена, недооценил роль социальной системы общества, ряда социальных институтов в процессе взаимодействия людей. Следовательно, его теория социального обмена, ограниченная интерпретацией поведения индивидов в малых группах, не может дать представления о масштабных общественных явлениях. К тому же, очевидно, что обмен – важная, но не единственная форма социальной коммуникации.

   Своим развитием теория социального обмена обязана другому именитому американскому социологу.  Питер Микаэл Блау (1918-2002), дополняя учение Дж. Хоманса, использовал принципы социального обмена для объяснения функционирования макроструктур общества. Задачей, которую ставил перед собой Блау, было «понять социальную структуру путем анализа социальных процессов, управляющих отношениями между индивидами и группами. Основной вопрос... в том, каким образом социальная жизнь оказывается организованной в более сложные структуры человеческих ассоциаций» [4].

   В отличие от Хоманса, Блау сосредотачивает свои усилия на изучении индивидуальных действий не самих по себе, а в качестве тенденций внутри крупных социальных структур. Важен переход от элементарных до сложных социальных структур: «Главная цель социологического изучения процессов межличностного взаимодействия состоит в том, чтобы заложить фундамент для понимания эволюционирующих социальных структур и возникающих эмерджентных[5] социальных сил, характеризующих развитие последних» [6].

   Для реализации этой цели в рамках социального обмена Блау предлагает четырехступенчатую модель перехода от межличностного обмена к социальному образованию:

1. Межличностный обмен. Прекращается на стадии, когда вознаграждение не обеспечивается равными ресурсами.

2. Дифференциация статуса и власти. Обеспечивает переход к созданию организации, признанной всеми участниками.

3. Легитимация и организация. Социальная структура, появившаяся в результате межличностного обмена, начинает влиять на этот обмен. На этом этапе возникает два типа социальной организации: эмерджентные группы, появившиеся в процессе естественной интеграции, и специально созданные группы для достижения конкретных целей [7].

4. Оппозиция и изменение. На данной стадии возникает оппозиция системе и, как следствие, изменение существующей системы. Сила оппозиции зависит от солидарности, сплоченности, политизированности, выраженности идеологии групп и партий оппозиции.

   Таким образом, в отличие от теории обмена Хоманса, «опосредующими в схеме «стимул-реакция» у Блау выступают отношения власти, понимаемой как установление легитимной монополии на вознаграждения, организационно оформляемой в качестве рангов-статусов» [8]. Для легимизации власти в глазах общества необходимо наличие норм и ценностей, разделяемых всеми участниками социального обмена. Они же выступают связующими звеньями в крупных социальных организациях, когда прямое взаимодействие участников невозможно: «Вообще говоря, все согласны, что ценности и нормы служат как бы посредниками социальной жизни и связующими звеньями социального взаимодействия. Они делают возможным непрямой (косвенный) социальный обмен и управляют процессами социальной интеграции и дифференциации в сложных социальных структурах, а также процессами социальной организации» [9]. При этом понятие нормы отражает характер обмена между личностью и сообществом, а понятие ценности позволяет уже исследовать отношения между сообществами.

   Такая трактовка расширяет упрощенную схему Дж. Хоманса, который не выходил за рамки межличностного обмена. «Общие ценности могут быть восприняты как опосредующие звенья в социальных сделках, расширяющие границы социального взаимодействия и структуры социальных отношений в социальном пространстве и времени. Консенсус в вопросе о социальных ценностях служит основой для выведения социальных взаимодействий за рамки прямых социальных контактов и для установления социальных структур на период более долговечный, чем протяженность человеческой жизни» [10], - отмечал Блау. По существу социальный обмен представляет собой обмен ценностями внутри общества. Общие ценности выступают посредниками, как в процессах социальной интеграции, так и в случае конфликтов и противостояния, они же легитимизируют социальный порядок.

   Ученый выделил четыре типа ценностей. Первый - партикуляристские ценности - являются основой интеграции и солидарности в социальных группах. Они объединяют людей на основе одинаково важных для каждого из них понятий (репутация того или иного института/учреждения, патриотизм, долг и пр.), распространяя личные чувства на коллективные отношения. Именно эти ценности формируют группы внутри общества. Второй тип -  универсальные ценности - выполняют функции оценки объектов обмена, а также определяют ценность индивидуального вклада и вознаграждение за него (наделение полномочиями, повышение социального статуса). Эти ценности дают представление значимости для общества действий его членов. Третий тип ценностей - так называемый «легитимный авторитет» исполняет функцию социального контроля над распределением властных полномочий. Речь идет о системе ценностей, которая позволяет одним людям иметь больше власти, чем другим (так появляются начальники – от директора небольшого учреждения до президента страны). В этой системе необходим социальный контроль, который позволяют организовать четвертый тип ценностей – оппозиционные. Эти ценности узаконивают оппозицию, позволяют объяснить сущность социальных конфликтов, являются основой социального развития.  Они проявляются в социальных группах, не нашедших признания в легитимных институтах. Функцией данного типа ценностей является изменение социальной структуры общества. Являясь «контринституциональным компонентом», оппозиционные ценности представляют собой «базовые ценности и идеалы, которые не были реализованы и не обрели своего воплощения в эксплицитных институциональных формах, в силу чего и становятся силой социального изменения» [11].  Примером воплощения оппозиционных ценностей может служить появление социализма в капиталистическом обществе.

   Таким образом, согласно концепции Блау, «ценностный контекст есть средство, формирующее социальные отношения». Кроме того, «общественные ценности опосредуют связи в социальных ассоциациях и взаимодействиях широкого масштаба»[12]. Ценности определяют формирование основных общественных процессов – интеграции, дифференциации, организации и противостояния.

    «Ценностный консенсус» на основе теории социального обмена позволил Питеру Блау разработать концепцию власти, которая есть не что иное, как разновидность социального обмена, определяемая как «способность индивидов или групп навязать свою волю другим вопреки их сопротивлению с помощью угрозы наказания или отказа в регулярных вознаграждениях, поскольку и первое, и второе, в конечном счете, выступают в качестве негативных санкций» [13]. Любопытно, что водораздел между позитивными и негативными санкциями часто условен, поскольку «единственное различие между наказанием и вознаграждением может быть выявлено лишь в отношении к изначальному положению объекта, т.е. в сравнении с ситуацией, имевшей место до попыток субъекта влиять на объект. В случае если положение объекта ухудшилось, то речь идет о наказании, если улучшилось – о вознаграждении» [14]. Негативные санкции не всегда относятся к области физического принуждения: «Людей можно заставить делать что-то из страха потерять работу, лишиться социального статуса, заплатить штраф или быть подвергнутыми остракизму» [15]. Нередко как наказание воспринимается отсутствие ожидаемого вознаграждения со стороны субъекта власти.

   Источник власти в процессе обмена – распределение имеющихся ресурсов, что вызывает превосходство одних и зависимость других. Власть позволяет обменивать ресурсы на «нужное» поведение, она владеет инструментами распределения и лишения вознаграждений. К власти относятся особые виды воздействия: «Побуждение человека оказать услугу за вознаграждение не есть осуществление власти над ним до тех пор, пока продолжающиеся вознаграждения не заставят его повиноваться команде, а не только оказывать данные услуги» [16]. При этом свобода выбора только в одном: вместо повиновения, можно выбрать наказание.

   Данная концепция власти, рожденная в рамках теории социального обмена Питера Блау, соответствует классическому определению власти, сформулированному Максом Вебером: «Власть означает любую возможность проводить внутри данных социальных отношений собственную волю даже вопреки сопротивлению, независимо от того, на чем такая возможность основана» [17]. Особенностью власти в обеих концепциях является подчинение. Однако в случае идеального воплощения теории обмена в жизнь с ее постулатами взаимовыгодного сотрудничества и партнерства, структура власти не имела бы столь серьезного фундамента в виде благ и ресурсов, а, следовательно, и рычагов давления на тех, кто ими не обладает.

   В отличие от Джоржа Хоманса, разрабатывавшего психологическую концепцию теории обмена, Питер Блау, взяв за основу те же межличностные отношения, выявил на их основе (с учетом их постоянного усложнения и развития) механизмы формирования крупных социальных структур. Расширив теорию обмена до макропроцессов, Блау, тем не менее, не переставал утверждать, что в ее основе лежат межличностные отношения. Однако эти отношения выходят за рамки бихевиористского представления о человеке и его возможностях. Они развиваются как в рамках социального, так политического и экономического взаимодействия субъектов на основе получения вознаграждения в ответ на затраченные усилия. При этом крупные социальные структуры в идеале выполняют лишь организационные и регулирующие функции. А оппозиция («регенерирующая сила») необходима для перераспределения ресурсов.

   Теория социального обмена, несмотря на неутихающую критику узости ее концепции и слабости оперируемых инструментов, расширяет представление о социальной организации, основных принципах социального взаимодействия, позволяет осуществить анализ различных процессов общественного развития, а ее возможности в области социального прогнозирования особенно актуальны в условиях современной действительности.

   Теория обмена до сих пор имеет своих последователей и противников. Во многом ограничения этой теории связаны с критикой её исходных предпосылок, то есть бихевиоризма. Но идеи Питера Блау и его коллег действуют на практике. Нередко даже социальные и благотворительные проекты предполагают обмен, хотя и неравными, и нематериальными ценностями. Понимание механизмов такого обмена может помочь понять, почему для людей важно, чтобы были оценены их заслуги, и возможно ли выстроить отношения, основываясь на взаимной оценке. 

Источники и примечания:

[1] Теория обмена Дж. Хоманса [Электронный ресурс]. URL:  http://socio.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=1311

[2] Осипов Г.В. История социологии Западной Европы и США. М., 2001. С. 408-411.

[3] Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. М., 1996. С. 110.

[4] Ритцер Дж. Современные социологические теории. СПб, 2002. С. 328.

[5] Эмерджентные социальные силы (группы) появляются в процессе интеграции. На них не влияет ни вид деятельности людей, ни их качества. Они возникают у ассоциаций как единого целого.

[6] Дяо Лимин. Социальная структура современных обществ России и Китая : автореферат диссертации на соискание ученой степени. кандидата социологических наук. Владивосток, 2010. С.27.

[7] Выдвигая тезис о данных типах организаций, Питер Блау вышел за узкие рамки «элементарного социального поведения» бихевиористов.

[8] Питер Микаэл Блау // Новейший философский словарь. Уфа, 1998. С. 81.

[9] Осипов Г.В. Указ.соч. С. 416.

[10] Там же. С.417.

[11] Островская Е.А. Институционализация религиозной модели общества. Автореферат диссертации на соискание степени доктора социологических наук. СПб., 2003.

[12] Осипов Г.В. Указ.соч. С. 417.

[13] Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. [Электронный ресурс]. URL: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s01/z0001076/st000.shtml 

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Боришполец К.П., Мельвиль А.Ю., Алексеева Т.А. Политология. М, 2010. С. 73.

________________________

© Ханова Ажа Гаджиевна

Мир в фотографиях из соцсетей. Сентябрь 2017
Фотографии, опубликованные в соцсетях, в основном, в Твиттере, в сентябре 2017 г. Редакция выражает благодарно...
Салагин и другие. Герои и сюжеты книг Салавата Вахитова
Рецензия на три книги башкирского писателя Салавата Вахитова, изданные в Уфе в 2014-2017 гг.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum