Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Сталин умер завтра
Статья о феномене Сталина в современном обществе: история и современные тенденци...
№09
(327)
10.08.2017
Общество
Три мнения по поводу теракта в петербургском метро
(№4 [322] 12.04.2017)

http://echo.msk.ru/blog/minkin/1956438-echo/ 

Александр Минкин 

Безопасность не купишь. Заклинания властей на террористов не действуют 

   Взрыв в метро Петербурга доказывает: безопасность купить нельзя. Деньгами эта проблема не решается. Все и раньше это знали, но старались не замечать, не думать.

  За последние 17 лет госбезопасность стала национальной идеей. Деньги в неё закачали невероятные, а результат сомнительный.

   Всю страну утыкали рамками. Прежде они были только в аэропортах. Теперь — в школах, в судах, в торговых центрах, на каждом входе в метро, в музеях — всюду. Их десятки тысяч, но хоть бы раз нам сообщили, что с помощью рамки поймали террориста. Мы были бы рады поверить, но такого сообщения за все эти годы не было.

   Всю страну заполонили охранники. Речь не про частную охрану, которая тоже бесчисленна, речь про государственную и ведомственную, которую оплачиваем мы.

На каждом входе в московское метро кроме дежурной в стеклянной будке теперь стоят непонятные люди в жилетках с надписью «Безопасность». Их лица внушают полную уверенность, что никакую безопасность они обеспечить не могут. Кроме них на каждой станции ещё и наряд полиции — бродят взад-вперёд, разговаривая о чём-то своём…

   17 лет назад вход в любой московский суд был свободный. Потом появился охранник, потом… Теперь на входе стоит рамка, а при ней три пристава. Один шарит в сумке, другой гладит по спине и штанам ручным миноискателем, третий записывает паспортные данные в амбарную книгу. Смысл этой амбарной книги никому не известен, даже приставам. На вопрос «зачем записываете» они обиженно отвечают: «Так положено». Вид у них при этом вялый, снулый. Если придёт плохой человек, они рот не успеют открыть, как будут лежать с дырками в голове.

   Такие же надёжные охранники и в школах. Изнывают от безделья, играют в кубики на компьютере…

   Все эти рамки и охранники изображают заботу о нашей безопасности. Иллюзорную заботу. Эта иллюзия ещё раз взорвалась 3 апреля в метро Петербурга.

   Сейчас убитую иллюзию заботы начнут реанимировать самые главные начальники, которые на метро никогда не ездят и в суды никогда не ходят. Они в безопасности.

 

http://echo.msk.ru/blog/amountain/1956528-echo/  

Александр Горный 

О чём вы сразу подумали после трагедии? 

   Вчерашняя трагедия особая. Она произошла в Питере, во время визита туда нашего Президента, через неделю после митингов и шествий. Что важно здесь? Визит Владимира Путина в родной город или то, что прошла неделя после мартовских митингов и шествий, которые поставили власть на уши? Не знаю, но уверен, что власти и  спецслужбы сейчас должны просто землю рыть круглосуточно, семь дней в неделю, но найти тех уродов, кто устроил эту трагедию.

   Меня поразила первая реакция моих знакомых, да и моя личная на произошедшее. Невозможно привыкнуть к этому, к боли и пониманию того, что всё это может произойти с тобой и твоими близкими, но моя первая реакция была – это сделано определёнными силами, чтобы сбить тот жесточайший накал в обществе, который возник в последние недели и крайне невыгоден властям. Бред, но так подумал не только я, на то есть причины и это очень плохо.

  Теракты случались и к огромному сожалению мы понимаем, что они будут ещё происходить, мы под прицелом. Но вот, что меня лично возмущает, так это то, что вместо того, чтобы гонять студентов и школьников, может силовикам надо заняться прямыми своими обязанностями по охране общественной безопасности, работать на опережение террористов, а не отлавливать Навального и сочувствующих? Все эти десятки, сотни миллиардов рублей вложенные в «безопасность», в камеры, сканеры, финансирование, антитеррористические паспорта оказываются бесполезными. Эти все меры превратились просто в заработок для приближённых контор и товарищей, которые к тому же пытаются нас тотально контролировать и отдаивать. Как мы видим, эффективность этого равна практически нулю, но мы все под колпаком кроме террористов.

   Если это удар со стороны исламского терроризма, то это удар по всем нам тройной и не последний. По властям, которые не смогли уберечь людей, по нам россиянам и по нашим гражданским свободам. Нам опять закрутят гайки, нам опять с экранов телевизора с пеной у рта будут объяснять, что враг у порога, что надо объединяться под властным крылом Единой России, осваивать новые миллиарды на  безопасность, а не играть в демократию с Навальным и прочими «либххерастами». Но как бы там не было бенефициар этой трагедии в любом случае один, а нам россиянам придётся с этим жить дальше, забыв про оттепели и потепления.

   Вспоминаю давнюю трагедию в Печатниках на ул. Гурьянова. Прошло почти восемнадцать лет, а я помню тот ужас и страх, который нас охватил. Ударная волна была такой силы, что стеклопакеты чуть не вылетели в моей квартире. Я сразу поехал туда и видел разрушенный дом, погибших. Мы все были потрясены, организовывали проческу чердаков и подвалов, организовывали ночные дружины, но за последние десятилетия мы привыкли, что нас можно взорвать, что нас можно запугать и это не остановить.

   Посмотрите, во что превратилась Москва? Красивая картинка в  центре для чиновников, проносящихся в своих чёрных, бронированных немецких членовозах, а что с другой стороны? Мне и моим близким страшно вечером ходить по своему родному городу, и не потому, что там проходят митинги и шествия, а потому что город отдали на откуп мигрантам и барыгам от власти. Страшны не теракты, а страшно вечером ходить по  спальным московским районам. Уровень преступности очень высокий, об этом вам скажет любой участковый. Нас потрясают фотографии после терактов, но сколько убийств, грабежей, изнасилований происходит на улицах наших городов? Уверен, что так скажут многие москвичи и жители российских городов, которые всё это прекрасно видят, но молчат. Нас приучили молчать.

   Можно сколько угодно болтать на различных форумах, задавать Президенту красивые и  сладкие вопросы, но жизнь происходит здесь, на улице, куда многие из наших чиновников просто не  доходят. Да и зачем им, если у них есть резиденции и виллы охраняемые ФСО, если они и их семьи лечатся в ведомственных больницах, да и жрут они из  государственной кормушки, так, что за ушами трещит, только вот рыло стало застревать и не могут они уже по сторонам посмотреть, что с народом происходит . Им наша безопасность интересна с точки зрения освоения бюджета и получения дополнительных полномочий.

   В какой-то момент понимаешь, что наши проблемы от нашей власти, которая оторвалась от народа, которая живёт в своём заоблачном мире и  спускается к нам грешным поуправлять и немного подзаработать. Это еще раз меня убеждает в том, что сто раз прав Навальный, когда говорит о том, что коррупция пронизала всю нашу власть снизу и доверху, именно она стала основным бедствием для нас. 

   Уверен, что за случившейся трагедией мы не должны забывать о том, что жульё до сих пор сидит у кормушки, мы не должны забывать про начавшиеся репрессии к студентам, школьникам и интеллигенции.

   Я скорблю по погибшим, желаю скорейшего выздоровления раненым. Беда опять пришла в наш большой Дом — Россия.

 

http://echo.msk.ru/blog/aillar/1958110-echo/ 

Почему именно так?

Андрей Илларионов

(публикуется в сокращении) 

   Дискуссия по вопросу о том, кто это сделал, не смогла произойти – за отсутствием сколько-нибудь вменяемой иной точки зрения, кроме всем очевидной: 

«Теракт в Питере ознаменовал собой переход количества в качество в российском общественном сознании. Народ с самого начала настолько ясно понял, кто несет ответственность за происшедшее, что если бы вдруг оказалось, что взрыв в метро и впрямь организовали какие-то оголтелые исламисты, ЭТО НАДО БЫЛО БЫ ЕЩЕ ДОКАЗАТЬ. Как хотите, но это – новая реальность российского социума». 

   Дискуссия по вопросу о том, зачем был нужен теракт, также не состоялась, потому что власть сама тут же и рассказала и показала, для чего он ей был нужен

Если и остался какой-то недопроясненный пока вопрос – так это вопрос: «А почему теракт был организован именно так? В частности, почему так топорно?» 

   Действительно, даже по сравнению с предыдущими «активными мероприятими» подобного же рода – от «рязанского сахара» в сентябре 1999 г. до подрыва автобуса в Волгограде в октябре 2013 года – поражает количество очевидных проколов, обнаруженных практически сразу же. Назовем лишь некоторые из них. 

   1. Информирование в течение первых полутора часов о двух взрывах при состоявшемся лишь одном – по сути это аналог известного заявления Г.Селезнева 13 сентября 1999 г. о взрыве в Волгодонске за три дня до его совершения. 

   2. Отсутствие информации о типе использованного взрывчатого вещества. 

   3. Отсутствие заявления от ИГИЛ или какой-либо иной исламской организации о принятии на себя ответственности за теракт. 

  4. Заявление следствия о якобы обнаружении на втором взрывном устройстве генетического материала (чего именно – слюны? крови? мочи?) человека, объявленного предполагаемым убийцей. Что именно он якобы делал с сумкой (взрывчаткой), чтобы там смогли остаться следы его ДНК? 

   5. Поразительной является публикация в «Коммерсанте», цитата из которой требует аккуратного воспроизведения: 

    «По данным заслуживающего доверия источника «Ъ», спецслужбы знали о подготовке акции в Санкт-Петербурге, но информация у них была далеко неполной. Ее предоставил россиянин, сотрудничавший с запрещенной в нашей стране террористической организацией «Исламское государство» и задержанный после возвращения из Сирии. Этот человек, по данным собеседника «Ъ», занимал низшую ступень в иерархии боевиков, поэтому знал некоторых участников отправленной в Россию диверсионной группы. При этом даже со своими контактерами он поддерживал лишь телефонную связь. Определив таким образом мобильные номера предполагаемых террористов и пробив их, оперативники выяснили, что все сим-карты были приобретены на рынках и не привязаны к реальным людям, поэтому были вынуждены ограничиться прослушкой переговоров боевиков, надеясь в итоге найти их самих или хотя бы выяснить подробности их замыслов. Однако раскрыть всю сеть спецслужбы не успели — опытные эмиссары ИГ прибегали к помощи мобильников редко, а все их разговоры ограничивались короткими фразами, в которых не уточнялись имена, время и места встреч. После прогремевшего в метро взрыва оперативную игру пришлось срочно прервать, однако проведенная разработка все равно дала свои результаты — выявив телефонные номера, так или иначе задействованные среди участников сети, спецслужбы заблокировали их, разом лишив связи все подполье. Второй исполнитель, оставшись без связи, видимо, запаниковал и, отказавшись от исполнения задуманного, просто оставил сумку с бомбой под лавкой». 

   Комментарии к этому совершенно фантастическому тексту излишни – за исключением, возможно, лишь напоминания о том, что сумка со взрывчатккой на станции «Площадь Восстания» была обнаружена не «после прогремевшего в метро взрыва», а за полчаса до него

   6. Ну и, конечно, запущенная феерическая байка про бойца Росгвардии, случайно оказавшегося на месте и успешно обезвредившего обнаруженную бомбу, по поводу реалистичности которой наблюдатели уже успели поиронизировать. Кстати, именно эта байка, похоже, дает нам ключ к пониманию того, какая именно спецслужба имеет отношение к этой акции. 

Плюс пара новых вопросов от А.Шипилова

    7. Пока я готовил вчерашний материал, по сети прошла информация, что тот самый парень, Акбаржон Джалилов, объявленный террористом-смертником — жив, и даже успел пообщаться с журналистами. Мне кинули ссылку на материал радиостанции «Свобода», где говорилось об этом, в «Свободе», в свою очередь, ссылались на агентство Росбалт. Мой источник в Росбалте информацию подтвердил и даже кинул мне ссылку, которой не было у «Свободы», на тот самый материал. 

    Журналисты Росбалта сделали то, чего почему-то не догадался сделать никто, кроме них: после того, как было озвучено имя террориста-смертника и были опубликованы ссылки на его профили в соцсетях, они просто взяли и позвонили по мобильному телефону, указанному в профиле. Им ответил сам Акбаржон Джалилов, живой и здоровый. Во всяком случае, человек, который им так представился. Испуганный и не понимающий что делать. 

Росбалт тут же дал эту информацию в эфир. И что вы думаете? РИА-Новости, Лайф-Ньюсы, Итар-ТАССы, кинулись звонить и проверять ее? А вот не фига, они ее проигнорировали! 

      Вопрос — почему? 

     Только не отвечайте, что «не знали про это», мне ваша внутренняя кухня хорошо известна, эта информация была на ваших рабочих лентах в пределах нескольких минут после публикации. 

   Зато вот зарубежные СМИ кинулись проверять и честно дословно передали ответ, который они получили при звонке на телефон: «Обслуживание данного абонента прекращено». 

   Вам ничего не кажется странным? Нет-нет, я не про, то о чем вы подумали. Я готов согласиться заранее с любыми вашими аргументами о том, что телефон просто выключили и даже с тем, что корреспонентам Росбалта отвечал не Акбаржон Джалилов, а «пранкер Вован».  Я вас собственно, спрашиваю вот о такой формулировке ответа: «Обслуживание данного абонента прекращено». Часто вы ее слышите? Если ваш респондент выключил телефон или у него села батарейка, вы, в зависимости от оператора сотовой связи, услышите информацию о том, что «абонент недоступен» или «абонент находится вне зоны действия сети»… А вот о том, что его обслуживание прекращено — не услышите. Эта фраза может прозвучать либо если номер отключен за злостную (за очень злостную) неоплату, либо… ну вы сами понимаете, некто приказал оператору «отключить». 

   Вот такой у меня вопрос. Почему сразу же после публикации Росбалтом материала о беседе с человеком, назвавшимся Акбаржоном Джалиловым, по номеру, принадлежащему Акбаржону Джалилову, кто-то приказал оператору этот номер заблокировать?  И когда я после этого читаю сегодня на РБК о том, что прилетевшие утром в Питер родители Джалилова «опознали его голову», у меня уже нет твердой уверенности, что эта голова не была отделена от тела уже после того, как с Акбаржоном пообщались журналисты. 

    (Своего рода подтверждением обоснованности вопроса А.Шипилова является отсутствие А.Джалилова в официальном списке погибших в результате теракта в Санкт-Петербургском метрополитене на сайте Следственного комитета РФ. Следует ли из этого, что смерть А.Джалилова наступила в результате другого теракта, не в поезде питерского метро?) 

[.....]

      ...отвечая на вопрос: «Почему теракт произошел именно так?», приходится отметить следующие его особенности: 

— большого времени на его тщательную подготовку не было; 

— он должен был быть проведен в символическом месте; 

— он должен был быть проведен демонстративно, причем так, чтобы было понятно, кто наказывает, кого наказывает и за что; 

— у него должно быть не одна, а, минимум, несколько жертв. 

   Да, и, конечно же, нельзя не отметить авторскую подпись – «вишенку» на террористическом «торте»: россияне должны знать, кого теперь им надо благодарить за их, так сказать, «спасение» от этого и будущих терактов: 

«Взрывотехник ОМОНа Росгвардии обезвредил самодельное взрывное устройство на станции «Площадь Восстания» в петербургском метро. Об этом RT сообщил источник в Росгвардии». 


Мир в фотографиях. Твиттер, июль-август 2017
Подборка фотографий июля-августа из Твиттера. Авторы неизвестны.
200 лет Айвазовскому
Статья о великом художнике-маринисте И.К. Айвазовском, заметка о приезде на его родину в Феодосию потомков из ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum