Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Сталин умер завтра
Статья о феномене Сталина в современном обществе: история и современные тенденци...
№09
(327)
10.08.2017
Культура
Профессор Дональд Рейфилд о Грузии. Рецензия на книгу
(№9 [327] 10.08.2017)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

    В 2012 году в Лондоне была издана книга британского литературоведа и историка, почётного профессора колледжа королевы Марии Лондонского университета Дональда Рейфилда  о Грузии – со времён седой древности и практически до наших дней. Этим она выгодно отличается от вышедшей десятью годами раньше книги другого британца – Дэвида Лэнга, в которой повествование о Грузии было завершено описанием эпохи царицы Тамары. Книга Рейфилда и по объёму своему почти вдвое больше книги Лэнга.

     В 2017 году в Москве издана книга Рейфилда в переводе на русский язык. Она отличается от своего первоисточника включением в неё дополнительных данных. Книга имеет лаконичное название «Грузия» с подзаголовком: «Перекрёсток империй. История длиной в три тысячи лет». Издатель русской версии этой книги – «Колибри. Азбука. Атрикус».

      Книга состоит из предисловия на 4-х страницах, 23-х глав, занимающих 501 страницу, и приложения с хронологией,  библиографией, множеством таблиц, карт и указателей. Всего в ней 608 страниц (в электронной версии – на 50 страниц больше).

     Носители картвельских (то есть грузинских) языков, утверждает Рейфилд, общались с носителями как доиндоевропейских языков, например – с урартцами, так и индоевропейских языков (в частности - с персами). Об этом свидетельствует присутствие в современном грузинском языке немалого количества слов, заимствованных из названных выше языков.

      Рейфилд приводит слова античных авторов, называвших горы в регионе нынешнего турецкого города Трабзона, родиной одного из грузинских племён - месхов. Самым древним названием центральной части Грузии (долины реки Куры) является, полагает Рейфилд, Иберия. Он допускает возможность происхождения этого названия либо от финикийского слова «Эбр» (означающего «там»), либо от названия протогрузинского племени «спери». 

      Заимствования из других языков содержатся и в старинных (по Рейфилду - архаичных) грузинских песнях. К примеру, урожайная «Ари-арало» есть языческое воззвание к богу плодородия Арало. 

      Самоназванием грузин является слово «картвели». По Рейфилду, корень этого слова – «карт» связан с индоевропейским «гард», означающим «народ, живущий за укреплёнными стенами».

       В названии грузинской провинции Мингрелии (по-грузински - Самегрело) просвечивает грузинский корень «Эгр», от коего ещё одно её – «Эгриси».

       Очень важным разделом книги Рейфилда является этногенез (происхождение) грузинского народа. Рейфилд в качестве его предшественников называет несколько этнически близких друг другу племён, населявших территорию нынешней Грузии и регионы сопредельных с нею стран, когда-то входивших в её состав. Это месхи, диаухи (они же, по разным источникам – таохи, сперы и сасперы), уитерухи, кардухи. На странице 63 Рейфилд называет ещё макронов и гениохов

      Этногенез картвельских племён более подробно рассмотрен в моей книге «Избранные фрагменты из грузинской истории и этнографии», изданной в 1998 году. В ней говорится, что за 3-4 тысячелетия до нашей эры на просторах Передней Азии жили многочисленные протогрузинские племена: мусхи (они же - муски, мушки, мосхи), цанары (санары), чери, сперы (сасперы), кардухи, шквитины (сквитины), бехиры, бидзеры, макроны, табалы (тубалы), саники, мосиники, халибы, тибарены, соны (сояны) и другие. Англо-саксонское название меди «мослинг», немецкое «месинг» и польское «мосяндз» учёные связывают с протогрузинским племенем мосиников, а древнегреческое название железа «халюбс» – с именем другого протогрузинского племени - халибов. И мосиники, и халибы, занимавшиеся выплавкой металлов из руд, обитали на землях нынешней Аджарии и региона нынешнего Трабзона (в прошлом - Трапезунда). 

       От перечисленных выше племён произошли более поздние грузинские племена: колхи, иберы (иверы), одишцы, эгрисцы, заны (саны) и лазы (впоследствии - мингрелы), кахи (впоследствии - кахетинцы), пховы (впоследствии – хевсуры и пшавы), мохевцы, цхавательцы (впоследствии - мтиулы), туски  (впоследствии – тушинцы), гуриелы (впоследствии – гурийцы), такверийцы (впоследствии – лечхумцы), кизикийцы, рачинцы, валы (впоследствии – двалы) и аджарцы. Мингрелы (чаны) и потомки соян – сваны, оказались на длительное время в обособлении и стали говорить на соответствующих диалектах грузинского языка, тогда как остальные – собирательно «карты» или «картлийцы», говорят на общегрузинском – картвельском, языке. Им же пользуются также и сваны, и мингрельцы.

      Относительно происхождения Картлийского царства Рейфилд приводит следующие данные. Картлийское царство располагалось на территории нынешних грузинских провинций Картли и Кахетии, составлявших в прошлом Иберию. Правитель южно-грузинской провинции Тао-Кларджети, опираясь на военную силу, вторгся в Иберию и подчинил её своей воле. Он же сумел изгнать из Иберии ставленника Александра Македонского – Азона и стать иберийским царём под именем Фарнаваза. Став первым картлийским царём, он разделил Картли на 7 княжеств, ввёл поклонение единому божеству – Армазу, повелел всем жителям царства говорить на едином картлийском языке и учредил первую грузинскую письменность. Она обозначается историками термином «армазская письменность».

       Рейфилд, к сожалению, никак не отреагировал в своей книге на обнаруженную грузинскими археологами каменную плиту с письменами двух видов – греческой и армазской. Эта билингва указывает на равное распространение в Картлийском царстве двух названных видов письменности. 

      Рейфилд заявляет, что возникшую после Армазской письменность «Асомтаврули» грузины, якобы, получили в дар за принятие христианства от византийских миссионеров.  С этим трудно согласиться. «Асомтаврули» - это позднее, относящееся к ХI-ХII векам нашей эры, название этого вида письменности. До этого она именовалась «Мргвалури» (грузинское слово «мргвали» означает «круглый») - за округлость формы составляющих её букв. С введением ныне используемой разновидности грузинской письменности («Мхедрули») ранний её вариант – «Мргвалури» продолжал использоваться, но лишь  для написания заголовков и первой буквы любого текста. «Круглые буквы» заменяли отсутствующие в грузинской письменности заглавные буквы. Так появилось новое название этого  шрифта  - «Асомтаврули», дословно означающее «Заглавные буквы».  

       Учёный с мировым именем президент Академии наук Грузии Т.В. Гамкрелидзе утверждает, что не могли византийские миссионеры создать грузинскую письменность, потому что эта работа по силам лишь исключительным знатокам - носителям данного языка, имеющим углублённые познания в науке именно об этом языке. Одного лишь изобретения и составления тех или иных графических символов письма для этой цели далеко недостаточно. 

       Рейфилд, на мой взгляд, излишне детализирует - кому после Фарнаваза, достался картлийский престол. Детализация не всегда значимыми подробностями ощущается и во всех остальных разделах книги Рейфилда. Даже такой курьёзный факт, что защитники хорошо укреплённой Ксанской крепости выкрикивали осаждавшим её неприличные фразы, не прошёл мимо внимания Рейфилда. Более того – он дословно воспроизводит их, говоря современным языком, ненормативную лексику.

         Привожу ещё один факт: воздавая должное классику грузинской литературы Александру Казбеги, Рейфилд счёл нужным особо указать, что Казбеги умер от сифилиса. Это очень сомнительно. Казбеги, изнурявший себя чрезмерными перегрузками в своей творческой работе, довёл свою нервную систему до такой степени истощения, что стал пациентом психо-неврологической лечебницы, в которой и завершил свою земную жизнь. Подчёркиваю – в психо-неврологической, а не в венерологической. Я считаю совершенно излишним копание в «несвежем белье» кого бы то ни было. Увы, этим грешат многие писатели. Российский литературовед Павел Басинский в книге «Бегство из рая», посвящённой жизни Льва Толстого, счёл нужным написать в ней среди прочего, что Лев Николаевич в молодые годы прибегал к услугам проституток, от одной из которых заразился гонореей. Я убеждён, что упоминать, тем более – обыгрывать, подобные подробности не следует. 

    Рейфилд мимоходом отмечает далее, что молодые грузинские интеллигенты, получавшие высшее образование за пределами своей страны (поскольку до 1918 года  в Грузии не было собственных высших учебных заведений), по возвращении на родину не могли, якобы, нигде применить своих знаний, и поэтому были вынуждены пасти овец. Рейфилд пришёл к такому убеждению, вероятно, отталкиваясь от реально имевшего место факта в жизни Александра Казбеги. Он действительно, обретя высшее образование вне Грузии, вернувшись домой, стал вести жизнь пастуха. Но вовсе не потому, что не мог приложить  к чему-либо свои знания (как раз в эту эпоху Илья Чавчавадзе призвал образованных соотечественников к участию в деятельности «Общества по распространению грамотности среди грузин»), а единственно из желания очутиться в гуще народной жизни, глубже изучить её – для отражения в своих будущих литературных произведениях.        

        Касаясь истории взаимоотношений двух граничащих друг с другом стран – Грузии и Армении, Рейфилд отмечает неоднократно имевшие место проявления братской помощи Армении со стороны Иберии в ответ на вторжения в Армению различных завоевателей, в том числе - римлян во главе с Лукуллом. 

     Не совсем, мне кажутся обоснованными утверждения Рейфилда о грабительских набегах сванов на поселения абхазов. Впрочем, в средневековье подобные явления не представляли редкости.

       В 3-й главе своей книги (она называется «Обращение»; имеется в виду обращение грузин в христианство) Рейфилд не называет конкретную дату приобщения грузин к христианской цивилизации. Неоднократно упоминаемый Рейфилдом академик Николай Марр (между прочим - сын шотландца и грузинки) утверждал, что приобщение грузин к христианству началось в первом веке нашей эры, благодаря миссионерской деятельности Андрея Первозванного и ещё четырёх апостолов Христа. Вряд ли можно считать необоснованным провозглашение культурной организацией ЮНЕСКО 2005-го года юбилейной датой в честь двухтысячелетия приобщения грузин к христианству. Эта дата внесена в перечень достопримечательных дат организации ЮНЕСКО.

    Что же касается даты принятия Христова учения в Грузии в качестве государственной религии, Рейфилд ссылается на легенду о том, что грузинского венценосца Мириана подтолкнуло ввести в стране христианство  пережитое им потрясение, связанное с внезапно возникшим солнечным затмением. Оно, как установили астрономы, имело место в  Грузии в 317 году н.э. Но эту информацию нельзя использовать в качестве доказательства принятия Грузией христианства на государственном уровне.

      В моей статье «История христианизации Грузии», опубликованной в 114-м номере газеты «Сочинская Иверия» в мае 2011 года, названа конкретная дата свершения этого события. Это – 326-й год нашей эры. Эта дата зафиксирована в хронике византийского историка Созомена Саламанского. Это произошло тринадцатью годами позже провозглашения Константином Великим христианства государственной религией Римской империи. 

   В главе 13-й Рейфилд признаётся, что грузинское воинство потерпело поражение в битве с персами в местечке Марабда в 1625 году, благодаря английским офицерам, обучившим персиян артиллерийскому делу. Британия традиционно (в средние века - во всяком случае) вмешивалась во взаимоотношения далеко удалённых от неё стран, в том числе – Грузии. Эту свою миссию британцы претворяли в жизнь также и не в столь отдалённые времена. Это документировано самим Рейфилдом: он поместил в конце своей  книги фотодокумент, отражающий встречу британского уполномоченного Оливера Уардропа с министром иностранных дел только что обретшей суверенитет Грузии Евгением Гегечкори в 1919 году.

   16-я глава книги Рейфилда (страница 313, в электронной же версии – 362-я) имеет тенденциозный заголовок - «Русское завоевание Картли-Кахетии». Историей зафиксирован целый ряд акций грузинских монархов в их стремлении обрести жизнь страны под протекторатом Российской державы.  Долгим и далеко непростым был путь к подписанию Георгиевского трактата. Вот подкрепляющие этот тезис исторические факты:

   1491 год. Царь Кахетии Александрэ I, исчерпав возможности в одиночку противостоять агрессивным южным соседям, отправил в Москву своих послов за помощью и покровительством.

   1564 год.  Кахетинский царь Леван II из тех же побуждений отправил полномочных послов в Москву.

     1616 гол. Царь всё той же Кахетии Теймураз II предпринял новую попытку договориться с Москвой. Через два года  совместно с имеретинским повелителем Георгием III и владетельным князем Гурии по имени Мамия он отправил послов в Москву. А ещё через пять лет повторил свою попытку.

    1638 год.  Владетельный князь Мингрелии Леван Дадиани отправил в Москву послов с целью заключения договора о помощи.

    1640 год. Имеретинский царь Александрэ III всё с той же целью направил своих послов в Москву. В 1651 году он повторно сделал то же самое.

    1682 год. Внук Картл-Кахетинского царя Александрэ I  Теймураз I самолично прибыл в Москву с предложением заключить соглашение на следующих условиях: Москва помогает Грузии укрепить её обороноспособность, а Грузия прикрывает южные рубежи России и открывает ей выход к Каспийскому и Чёрному морям. В отместку за это разгневанный шах Персии Аббас I, державший в заложниках двух сыновей Теймураза I и его мать – царицу Кетеван, умертвил всех троих.  

     1680 год. Имеретинский царь Арчил  послал в Москву послов – всё с той же целью заключения союза о взаимопомощи. В 1682 году он самолично отправился в в Москву. 

      1724 год. Царь Картли Вахтанг VI с большой свитой и обозами прибыл в Москву.

     1760 год. Царь Картли и Кахетии Теймураз II всё с той же целью прибыл в Санкт-Петербург.

    Начало 70-х годов XVIII века. Сын Теймураза II – Ираклий II, продолжая дело своих предков, отправил Екатерине II условия, на которых могло бы быть осуществлено покровительство России над Картл-Кахетинским царством. В 1782 году Ираклий II снова обратился с письмом к Екатерине II о её покровительстве. Итогом стало заключение Георгиевского трактата в 1783 году, юридически закрепившего вековечную мечту Грузии о процветании под благодатной сенью российского государства. Ради этого Теймураз I пожертвовал сыновьями и матерью. Ради этого пожертвовали своими жизнями Вахтанг VI и Теймураз II. Ради этого до конца своих дней не выпускал меча из своих рук престарелый Ираклий II. 

   Но домогательства Персии в отношении Грузии продолжались. Персия в ультимативной форме потребовала от Грузии отмены Георгиевского трактата. Ираклий II на это не пошёл. В отместку ему персидский полководец Ага Мохамед-хан двинул свои войска в Картли. Ираклий II встретил его со своим войском в предместье Тбилиси – Крцаниси. Оба войска были оснащены артиллерией. Началось горячее сражение. Грузинская сторона имела перевес в виду благоприятного использования рельефа местности. Но персы превосходили в живой силе и начали одолевать грузин.  

    Грузины противостояли им, не жалея ни сил своих, ни жизней. Неувядаемой славой покрыл себя отряд из трёхсот грузинских воинов, прибывших к месту сражения из долины реки Арагви. Они, все до единого, сложили свои головы, но не сдались врагу. Рейфилд в своей книге, к сожалению, не придал никакого значения подвигу трёхсот арагвинцев, признанных национальными героями.

    Грузинскому войску пришлось отступить. Ираклий II с уцелевшими воинами укрылся в горных районах своего царства. Но дорога на Тбилиси оказалась открытой. Персы ворвались в город и устроили в нём кровавую резню.  

    В отместку за разорение Тбилиси Екатерина II распорядилась подкрепить силы Ираклия II отправкой в Картл-Кахетию 13-тысячного корпуса под командованием генерала В.А.Зубова. Это уже была реальная помощь, заставившая Ага Мохамед-хана, провозгласившего себя в 1796 году персидским шахом, крепко задуматься, прежде чем решиться повторить свою авантюру. Рейфилд, тем не менее, высказывает сомнение в искренности поступков русской императрицы и (опять-таки - в предположительной форме ) полагает, что Екатерине II якобы, предпочтительней было получить разорённую персами Грузию, дабы легче было бы в последующие времена ею управлять. Предположение это – скорее умозрительное.

    В ноябре 1796 года Екатерина II скончалась. Вместе с ней канул в прошлое и проект похода России в Персию. Новый император - Павел I, распорядился отозвать корпус Зубова из Грузии. Там был оставлен лишь небольшой отряд генерала Римского-Корсакова. Шах Ага Мохамед задумал было снова вторгнуться в Грузию, но в 1797 году был убит своими же приспешниками. А его наследники не решились вторгаться в Грузию.

   1799 год ознаменовался кончиной Ираклия II и восшествием на Картл-Кахетинский престол его сына - Георгия ХII. Нового грузинского венценосца, увы, мало интересовали государственные дела и судьба родины. Основным его занятием было чревоугодие, вскоре подкосившее его здоровье.

    В 1800 году на аудиенции у Павла I послу Картл-Кахетии князю Гарсевану Чавчавадзе было объявлено, что Россия принимает Картл-Кахетинское царство в вечное подданство, а за Георгием ХII сохраняет титул царя до конца его жизни. После же его кончины Картл-Кахетия станет одной из губерний Российской империи. 28 декабря того же 1800 года сильно хворавший Георгий ХII умер. 

   В марте 1801 года при загадочных обстоятельствах не стало Павла I. Взошедший на престол Александр I негативно отнёсся к превращению Картл-Кахетии в губернию Империи и поручил принять окончательное по этому вопросу решение Государственному Совету. На его заседании возобладала идея Павла I. 12 октября 1801 года Александр I с большой неохотой подписал соответствующий Манифест.

     Рейфилд, излишне детализируя свою книгу подчас малозначащими подробностями,  этим историческим фактам не уделил соответствующего внимания. Но зато неоднократно повторяет тезис о завоевании Грузии Россией.

   12 апреля 1802 года Манифест был зачитан в кафедральном Сионском соборе Тифлиса  (так в прошлом именовался Тбилиси) генералом Кноррингом, назначенным правителем новой губернии. Кнорринг окружил собор войсками и принудил находившихся в соборе присягать на верность России в неуважительной для них форме, чем вызвал большое недовольство населения. Он настолько пренебрежительно относился к жителям новой губернии, называя их по-немецки дураками, а его подчинённые настолько распоясались, грабя крестьян и насилуя крестьянок, что император был вынужден сместить его с должности губернатора и заменить его доказавшим верной службой Империи князем Цициановым (Цицишвили).          

    И недостойное поведение Кнорринга, и лишение страны привычного для неё государственного устройства, и перевод всего государственного управления и делопроизводства (включая судопроизводство) на непонятный основной массе населения русский язык, ущемили национальное самосознание грузин.

   Но если проблему рассматривать с иных позиций, то вряд ли Грузия выиграла бы что-нибудь, не оборвись жизнь Георгия ХII и если б страной продолжали управлять его наследники, ни один из которых не унаследовал государственной мудрости Ираклия Второго. 

    Все предыдущие пятьсот лет Грузия, раздробленная на удельные княжества, так и не смогла объединиться в единое целое. Лишь России удалось это сделать, последовательно включив все грузинские княжества в состав России, пусть даже и на правах губернии. 

   В одной из следующих глав своей книги, в которой Рейфилдом воздаётся должное графу Воронцову, правившему Грузией в качестве наместника царя и обеспечившему небывалый дотоле прогресс Грузии в области культуры и экономики, Рейфилд упорно продолжает называть его завоевателем Грузии (стр. 422 электронной версии книги). Однако этот «завоеватель» учредил в Тифлисе оперный и драматический театры, пригласил выступать в них итальянских оперных и балетных звёзд и великого русского драматического актёра Щепкина. Способствовал Георгию Эристави и другим местным интеллектуалам выпускать газеты и журналы. Открыл во всех уголках Грузии школы; в русских школах ввёл обучение грузинскому языку и сам выучился разговаривать по-грузински.  

     Благоприятствовал приобщению молодых грузин к высшему образованию в российских университетах. Способствовал развитию торговли и ремёсел, созданию небольших (на первых порах) промышленных предприятий, особенно после освобождения крестьян от крепостных уз. Благодаря этому, грузинские города стали быстро расти. В них создавалась интеллигенция. Последняя посещала книжные лавки, театры и клубы, знакомилась с пьесами русских, грузинских и европейских писателей, читала газеты и журналы и т.д.

    Выдающемуся деятелю грузинской культуры Акакию Церетели принадлежит следующее высказывание об этом «завоевателе»: «Пока не исчезнет память о самой Грузии, в ней будет жить имя Воронцова». Так похож ли он на завоевателя или нет? Пусть этот вопрос решит читатель.

    Даже невзирая на искажение великолепного замысла Екатерины Второй Павлом Первым, Георгиевский трактат сыграл в истории Грузии выдающуюся для неё роль. Очень правильную мысль по этому поводу высказал всё тот же Акакий Церетели: «Благодаря Георгиевскому договору, Грузия вступила в братский союз с Россией, рука об руку с которой она пожелала идти для осуществления не только национальных, но и общечеловеческих идеалов».

    Начавшийся после заключения Трактата оживлённый диалог передовых представителей России и Грузии дал чрезвычайно плодотворные результаты в плане взаимовлияния и взаимообогащения культур обоих народов.

    Любопытные факты изложены Рейфилдом в 20-й главе «Независимсть». Он откровенно признаётся, что к осени 1918 года независимости Грузии, провозглашённой 26 мая указанного года, угрожали «британцы, твёрдо решившие завладеть железными дорогами и не давать ни советским, ни турецким войскам доступа к бакинской нефти». Свои намерения британцы подтвердили высадкой в Поти 4-го января 1919 года английского батальона, вскоре утвердившегося в Батуми, взявшего под свой контроль всю железнодорожную сеть Грузии и нацелившегося на завоевание бакинской нефти.

   Рейфилд отмечает, что ещё одной угрозой независимости Грузии была Германия. Как известно, она позже других европейских держав приступила к завоеванию ещё не завоёванных европейцами регионов планеты. Главной её целью было использовать Грузию как трамплин для немецкого вторжения в Британскую Индию. Кроме того немцы остро нуждались в нефти и марганце, которые намеревались заполучить в Азербайджане и Грузии. Так, на просторах Закавказья столкнулись интересы Англии и Германии, втянутых в первую мировую войну по разным сторонам баррикады.

   И ещё одной угрозой независимости Грузии была Турция, рвавшаяся к овладению Аджарией и не гнушавшаяся стремлением овладеть всё той же бакинской нефтью.
   Рейфилд много внимания уделил в своей книге установлению советской власти в Грузии. Увы, она была установлена силой и вопреки воле граждан обретшей суверенность республики. Допущено было много беззакония. Малейшее сопротивление новому режиму пресекалось безжалостными репрессиями. Всё это давно уже стало достоянием гласности.

  Заключительная глава рецензируемой книги именуется «Восстановление независимости». Распад Союза ССР в конце 90-х годов ХХ столетия предоставил Грузии возможность во второй раз обрести суверенитет. 31 марта 1991 года в Грузии проведён был плебисцит. На нём однозначно прозвучало желание народа видеть Грузию независимой процветающей страной. 

    Однако одного лишь желания независимости было далеко недостаточно. Не искушённый ни в социальном, ни в политическом отношении, грузинский народ был не готов к осознанному выбору людей, которым можно было доверить разумное управление страной. Он поддался популистским речам Звиада Гамсахурдиа, обещавшего народу чуть ли не золотые горы в случае избрания его президентом Грузии. Он  – сын крупнейшего грузинского писателя Константина Гамсахурдиа, умел красиво говорить и переводить на родной язык стихи Бодлера и других французских литераторов.  Но избирателям (в особенности - избирательницам) казалось, что именно такой человек поведёт страну в светлое будущее.

     Великий философ современности Мераб Мамардашвили предупреждал об опасности избрания такого человека на пост президента страны. Но, увы, к его голосу не прислушались. 

    Звиад Гамсахурдиа, став президентом, не имея никакого управленческого опыта, наделал много серьёзнейших ошибок. Он  ввёл новую выборную систему в Абхазии, которая была на руку сепаратистски настроенным элементам, чем они незамедлительно воспользовались. Затем Гамсахурдиа без всякого обоснования лишил абхазов и осетин имевшейся у них автономии, чем вызвал крайнее их недовольство. Новый президент Грузии, проникшись русофобией, нарушил многолетние экономические и культурные связи с Россией. Это повлекло за собой развал грузинской экономики. Возникла массовая безработица. Народ обнищал. 

    В Грузии начался разгул  анархии и беззакония. Возникли вооружённые банд-формирования под водительством  вора «в законе» Иоселиани и авантюристов Китовани, Шенгелая, Каркарашвили и других. Никому не подчиняясь, они творили что им заблагорассудится. Возмущённый народ стал выходить на демонстрации протеста. Демонстрантов разгоняли дубинками и даже огнестрельным оружием.

     Китовани и Иоселиани в январе 1992 года захватили власть. Гамсахурдиа бежал в Чечню, где укрылся у мятежного генерала Дудаева.

    7 марта 1992 года в Тбилиси объявился бывший первый секретарь компартии Грузии (он же  бывший министр иностранных дел России) Эдуард Шеварднадзе. Многоопытный политик, он вскоре занял лидирующее положение в Грузии. Сумел подавить мятеж незаконных формирований и даже арестовать их главарей. Улучшил отношения с Россией и добился международного признания Грузии. Но он допустил непоправимую ошибку, введя войска в Абхазию. Абхазы отреагировали всеобщей мобилизацией, полномасштабной войной и призывом о помощи к народам Северного Кавказа. Помощь, в основном в лице чеченцев, не замедлила придти.  Грузия потерпела поражение.

  Не довольствуясь победой, абхазы приступили к этнической чистке. Подавляющее большинство проживавших в Абхазии грузин превратилось в беженцев. До трёхсот тысяч их обосновалось в Тбилиси и других городах Грузии, десятки тысяч – в Сочи и других регионах России.

      В декабре 1993 года Гамсахурдиа переметнулся из Грозного в Зугдиди, где попытался устроить восстание против режима Шеварднадзе. Но 1 января 1994 года Гамсахурдиа был убит в перестрелке. 

    В сентябре 1995 года члена абхазского правительства профессора Воронова убили, как пишет Рейфилд, «скорее всего, грузинские агенты». Автору серьёзной книги не следовало выдвигать  подобное обвинение, не имея на то доказательств.                                                              

      Рейфилд далее указывает в книге, что Шеварднадзе стал придерживаться антироссийской политики. Добившись  вывода из Грузии российских военных баз, он пошёл на демонстративное сближение со странами Запада. А получив поддержку указанных стран, стал вести переговоры о вступлении Грузии  в НАТО. 

      Рейфилд не скрывает своего негативного отношения как к Гамсахурдиа, так и к Шеварднадзе. Совсем иное, полное любования, отношение его к личности Михаила Саакашвили. Он называет его талантливым человеком и дипломатом. Подробно описывает подготовленную им «революцию роз», итогом которой было отстранение Шеварднадзе от власти и избрание на высший государственный пост Саакашвили, работавшего до этого  министром юстиции Грузии. 

   Рейфилд восторженно описывает деятельность Саакашвили на посту президента страны. Но обходит молчанием допущенные им беззакония. Рейфилд отмечает, что Саакашвили развязал августовскую войну 2008 года (вопреки грузинской пропаганде о том, что войну эту, якобы, развязала Россия). Рейфилд, сокрушаясь,  что президент подвергался критике н даже унижениям, поместил в своей книге семейное фото улыбающегося Саакашвили с женой и сыном. Рейфилд очень переживает, что Михаилу Николаевичу в 2012 году пришлось сложить с себя обязанности президента.  

    Рейфилд заканчивает свою книгу упоминанием об избрании в Грузии на высший государственный пост 27 октября 2013 года Георгия Маргвелашвили. При этом он воздерживается от каких-либо прогнозов, лишь сокрушается, что Михаилу Саакашвили не удалось, вопреки обещаниям, превратить Грузию в такую же процветающую страну, как Израиль или Гонконг.

       В преамбуле к книге приведена цитата из газеты «Файнэншл Таймс»: «Без сомнения, эта книга еще много лет будет считаться самым подробным и авторитетным источником по истории Грузии». Возразить против этого нечего. Доналдом Рейфилдом, несомненно, проделана огромная работа по созданию  книги, досконально охватывающей богатую событиями историю грузинского народа. 

______________________________

© Цверианишвили Герман Константинович

Примечание: редакция не разделяет мнения автора в оценке некоторых фактов новейшей истории 

200 лет Айвазовскому
Статья о великом художнике-маринисте И.К. Айвазовском, заметка о приезде на его родину в Феодосию потомков из ...
Мир в фотографиях. Твиттер, июль-август 2017
Подборка фотографий июля-августа из Твиттера. Авторы неизвестны.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum