Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Пастернак и его Лара. История любви
История любви Бориса Пастернака и Ольги Ивинской
№14
(332)
01.12.2017
Общество
Православный ИГИЛ, пока еще не запрещенный в России
(№11 [329] 30.09.2017)
Автор: Александр Солдатов
Александр Солдатов

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/09/12/73792-pravoslavnyy-halifat

12 сентября 2017 г.

     С началом нового политического сезона в России страсти вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» накалились до предела. Из церковно-общественной повестки дня они напрочь вытеснили все другие сюжеты, включая осмысление уроков 100-летия революции. И если раньше эти страсти кипели только на бумаге (или в интернете), то с конца августа они запылали огнем — в буквальном смысле слова. Сначала была неудачная попытка поджога студии Учителя «РОК» в Петербурге, затем относительно «удачный» поджог кинотеатра в Екатеринбурге и, наконец, поджоги машин у московского офиса адвоката Учителя. Всякий раз ответственность за эти преступления брали на себя противники «Матильды».

   О неизбежности «огненного очищения» земли русской от «Матильдиной скверны» предупреждали активисты полуанонимного «Христианского государства Святая Русь» (название явно скопировано с «Исламского государства Ирака и Леванта», запрещенной в России террористической организации). Но правоохранительная система, чуткая к любым намекам на экстремизм в соцсетях, в упор «не замечала» столь явных призывов к насилию и предупреждений о готовящихся преступлениях.

Нажмите, чтобы увеличить.
"Визитки", разбросанные у офиса адвокатов режиссера Учителя, рядом с подожженными автомобилями.
Фото: Константин Добрынин / Вконтакте

   Такое демонстративное бездействие вынуждает сделать неприятный вывод: мы являемся свидетелями политтехнологии, направленной на «нейтрализацию рисков 17-го года» и реализуемой методом «управляемого хаоса».

   Роль «лица кампании» отведена Натальи Поклонской, которую Кремль «большевицкими темпами» сделал сначала прокурором Крыма, а затем — федеральным политиком. В преддверии переезда в Москву Поклонская начала демонстрировать какую-то гипертрофированную любовь к царю-мученику Николаю II.

   «Неаккуратные» методы работы уже сталкивали депутатшу с руководством Московской патриархии: первый раз, когда она провозгласила «мироточение бюста» царя у здания прокуратуры в Симферополе, а второй — когда заявила об отлучении от причастия главы администрации президента РФ, спикера Госдумы и других чиновников, присутствовавших на закрытом показе «Матильды» в начале июня. По мнению патриархии, ни «мироточения», ни тем более отлучения не было.

   Поклонская любит подчеркивать свою связь с духовником-старцем — одним из лидеров «царебожнического» движения в РПЦ схиархимандритом Сергием (в миру — Николаем) Романовым из Среднеуральского монастыря Екатеринбургской епархии (более подробно «Новая» писала о нем 15 августа).

  Оказавшись в этой среде, неофит Поклонская, слабо знакомая с православным вероучением, доверчиво впитала основные догматы «царебожия», отличающие его от традиционного православия: учение о том, что Николай II — «Христос Господень», искупивший грехи русского народа, что по этой причине он обладал особой природой, чистой от греха, а Россия является Царством Божиим на земле, «удерживающим» весь мир от принятия антихриста и погибели. В то время как традиционное православие ассоциируется у большинства россиян с патриархом Кириллом и иерархией, погрязшими в роскоши, во всем поддерживающими власть, именно «царебожие» предстает здоровой и весьма патриотичной «народной верой», противостоящей лицемерному церковному официозу.

   Конечно, дух агрессии и ксенофобии всегда находил себе место в русском православии наряду с духом любви и милосердия.

   Протодиакон Андрей Кураев, главный опальный богослов РПЦ, считает, что именно патриарх Кирилл в 2012 году сделал ставку на дух агрессии.

Именно патриарх организовал массовую кампанию «в защиту патриарха» против Pussy riot, добиваясь самого сурового наказания «кощунниц», введения уголовной статьи «Оскорбление чувств верующих», настраивая свою паству выискивать эти «оскорбления» и преследовать виновных при каждом удобном случае.

  Многие «православные активисты» сделали свои «оскорбленные чувства» бизнесом. Появились боевые православные братства типа «Сорок сороков» (СС), воспевающие культ силы и готовые «бить во славу Божию» любых «врагов православия»: например, защитников московских парков от «храмостроя».

   Произошла трансформация официального православия, ставшего частью новой российской идеологии, — из евангельской религии любви и покаяния в «духовную скрепу», нагнетающую в обществе градус агрессии и оправдывающую репрессии против инакомыслящих. «Царебожие» всегда было более радикальным, чем официальная церковная идеология, и по мере радикализации последней меняется и «царебожие». Чем более отчаянные благословения дает тот или иной старец, тем выше его котировки в среде «православной общественности».

  По улицам Сергиева Посада, прямо под стенами лавры, основатель которой призывал «преодолеть ненавистную рознь мира сего», маршируют казаки, вскидывая правую руку в нацистском приветствии.

Нажмите, чтобы увеличить.
Казачий патруль у Лавры. Фото группы «Казачья Дружина г.Сергиев Посад» / Вконтакте

Среди них идут и старцы, например, Корнилий (Радченко). Признанными центрами «царебожия» являются Дивеево и Боголюбский монастырь под Владимиром.

Казалось бы, никто не скрывается, и властям несложно было бы ограничить «царебожие» под лозунгом «борьбы с экстремизмом». Подобный подход они успешно применяют к мусульманам: жестко преследуя «исламский фундаментализм», Кремль всячески поддерживает «традиционный ислам», деятели которого даже помогают органам в преследовании своих братьев-салафитов. Почему нельзя заявить о такой же несовместимости «православного радикализма» и «традиционного православия»?

Ответ, на наш взгляд, состоит в том, что властям выгодны «православные радикалы»: их «ревность не по разуму» и скандальные акции наилучшим образом переключают внимание общества с серьезных вопросов об актуальности революционного опыта 1917-го на бутафорские — о романе Николая II с Матильдой Кшесинской.

   Доводом в пользу этой версии служит и молчание патриарха, который не может сочувствовать «царебожникам», задорно раскачивающим его трон, но и не смеет их осудить, зная о высоком покровительстве, которое они имеют.

Методика «управляемого хаоса» чрезвычайно опасна. При малейшем ослаблении властного контроля хаос вырывается на волю и поглощает своих творцов — такова его природа. Грядущий 2018 год, который пройдет под знаком 100-летия «ритуального убийства» царской семьи, грозит стать апогеем «царебожия» как новой русской «народной веры».

    Сторонники Алексея Учителя, явно не так хорошо организованные как их оппоненты, демонстрируют признаки слабости: отменен премьерный показ «Матильды» в Москве, заявлено о намерениях вообще не показывать фильм в Свердловской области… Фильм, конечно, выйдет в прокат. Говорят, на этом настаивает сам Путин, много раз негативно высказывавшийся о Николае II. Но, очевидно, у «царебожников» будет еще не один повод продемонстрировать свою растущую силу.

    Можно быть уверенными, что это движение не сбавит своей активности и после того, как будет исчерпан эпизод с «Матильдой». Тень «православного халифата» нависла над Россией…

___________________________________________________

© Солдатов Александр Валерьевич, «Новая газета», №101 от 13.09.2017


Она и море. Лирическая новелла
Ностальгические воспоминания автора об ушедшем времени. Дебют нашего автора в новой рубрике.
Живопись. Картины с комментариями
Представляем художественное творчество нашего автора из Мельбурна Ильи Буркуна
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum