Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Пенсионная реформа и обращение Президента. Комментарии российских СМИ
"Новая газета", "Радио Свобода", "РБК", "Медуза", "Ведомости" о пенсионной рефор...
№14
(347)
10.09.2018
Естествознание
Современная семья: что с нами происходит?
(№2 [335] 15.02.2018)
Автор: Екатерина Кулебякина
Екатерина Кулебякина

  – Екатерина Николаевна, уже нередко повторяется в разных семьях следующая жизненная ситуация. Мама воспитывала-воспитывала единственную дочь, а из неё выросла непутёвая родительница. Бабушка забирает у дочери внучку, которая той совсем не нужна, и снова вкладывает в неё душу. Итог – тот же. Внучка вырастает непутёвой, рожает ребёнка и отдаёт его бабушке. При этом все плохо относя к той, кто их вырастила-выкормила, издеваются над ней. Как Вы можете объяснить подобный феномен?

   – Конечно,  не  зная  личности бабушки и ее родных, сложно  быть объективной, но из краткой  информации можно предположить, что Бабушка, коль скоро дождалась  правнука,  сама стала бабушкой, еще будучи весьма  нестарой. С какого возраста Бабушка  воспитывала  внучку?  Если  молодая  семья жила всё время  с ней,  то  могло  случиться,  что  более авторитарная, еще  бодрая, но  уже  опытная, Бабушка сознательно «присвоила»  внучку,  предложив  родителям что-то вроде: «Вы  еще  молодые,  поживите  для  себя». Такое  часто случается, когда  женщина, вырастив  единственного ребенка, не  растратила своего  материнского  потенциала,  и  поэтому воспринимает  первого  внука (или внучку), как своего (!) последнего ребенка. Но с  природой не  поспоришь,  ребенка  должны  воспитывать, строжить родители,  а смягчать воспитательную ситуацию должны бабушки  и дедушки. И вот тут природа, наверняка брала верх, и Бабушка  жалела Внучку  и  прощала ей  гораздо  больше,  чем  следовало.  

     Безусловно,  главное  в  воспитании ребенка – личный  пример  родителей.  Возможно,  еще на дошкольном  или  школьном этапе  воспитания  малышку  надо  было изолировать  от дурного влияния  родителей  или  показать ей другую жизненную  альтернативу:  спорт, походы, танцы, общественно полезная деятельность. Но  при этом  Бабушка  должна была  и сама личным примером участвовать в этой альтернативе. А вот это-то ей уже по  возрасту было сложно. Скорей всего, Бабушка обеспечивала телесные  потребности Внучки (обстирать,  накормить, обеспечить  одеждой  и обувью), даже отрывая  от себя. А  вот  о  духовном развитии,  как Дочери, так  и Внучки,  она,  видимо, не позаботилась. Не  смогла  научить взаимной заботе, умению ущемлять себя ради  близкого человека. (Ведь воспитание  без  принуждения не  бывает, а зачастую взрослые боятся  принуждать детей,  чтобы не  вызвать их  неудовольствия,  фактически  раболепствуют  перед  детьми,  боясь  потерять  из-за строгости  их благорасположение).  Поэтому и  Дочь, и Внучка  заполняли свою духовную пустоту различными пристрастиями: алкоголем, экстримом, компьютерными играми  и прочими  развлечениями. Таким образом,  если  Дочь и Внучка привыкли потребительски смотреть на Бабушку, то когда она перестала их  удовлетворять,   отношение  к ней стало  как  к  старой  и ненужной вещи.  Фактически и Дочь,  и Внучка  были  для Бабушки кумирами,  теперь с  них осыпалась  позолота,  открылась  внутренняя  пустота, бездуховность, холодность, а Бабушку настигло  позднее  и  страшное  прозрение.

  – Вот реальная ситуация. Мама  со  слезами  признается  школьным  педагогам,  что не  имеет  никакого влияния на ребенка, что он не выполняет даже элементарных  требований,  как в школе,  так и дома,  что  готова  отдать  его  в  интернат.  Как такое  могло  случиться,  ведь семья  вполне  благополучная?

  – Давайте  сразу уточним,  что в  наше  время  понимается  под  словами «благополучная семья». 99% скажут, что это семья, у которой  есть приличное жилье, у  ребенка собственная  комната (или даже  у каждого ребенка  в семье  своя  комната), родители  непьющие, хорошо зарабатывают, ребенок обеспечен фруктами, деликатесами, современной  одеждой, техникой,  интересными поездками  и экскурсиями.  К сожалению,  немногие  вспомнят  фразу из  советского фильма: «Счастье – это  когда  тебя  понимают».     

  Есть ли в этой благополучной современной семье ВЗАИМОПОНИМАНИЕ? Не  случилось  ли  так,  что  родители  еще  в  начале совместной жизни  сделали ставку на  материальную  обеспеченность («мы должны жить не хуже других», «пусть  ребенок будет один,  но  у  него будет всё…»,  «чтобы достойно жить,  надо  много  работать»).  С  последним утверждением не поспоришь, но если оба родителя выкладывались  на  работе,  оставались  ли у  них  силы  на  личное  неформальное  общение  с ребенком?    

   Ведь это  тоже  колоссальный  труд: участливо  расспросить  ребенка о  событиях в  школе и детском саду, выслушивать его  бесконечную болтовню,  не  показывая,  как  она  утомляет, не  срываться  на  крик  из-за пустяков,  не  использовать мелкие  проступки  ребенка,  чтобы  сорвать  на  нем  накопившееся за  день  раздражение,  прикрываясь «воспитанием», отказывать себе в удовольствии  расслабиться в фитнесе, в болтовне  с  подругами, в бане с приятелями. А может быть,  занятые  работой родители  перепоручили ребенка  в  раннем детстве бабушке,  которая  избаловала  его, или, наоборот,  была ему самым  близким  человеком, но потом умерла, и вдруг выяснилось, что родители и ребенок  совсем мало знают и понимают друг друга, поскольку ранее все трения  нейтрализовала бабушка.

     Сейчас,  раз  дело  вышло за  порог,  никакого  взаимопонимания  в  семье  нет,  родители  не  имеют  никакого  авторитета.  Если  слова матери  об  отказе  от  ребенка  не  пустая бравада, не попытка хотя бы припугнуть его, то это может свидетельствовать  лишь о  том,  что  сын  ей чужой,  с  ним  не  больно  расстаться. Или  это желание наказать его, дескать, «пусть узнает, почем фунт лиха, тогда поймет, как больно было мне… поживет в детдоме,  поймет,  что  потерял…»  Но  можно ли оценить потерю того,  что  не  имел?

Какие наказания можно применять к ребенку?

Наказание  ребенка  должно зависеть от возраста, степени вины,  возможности  осознания  неправоты. Здесь  очень  важны  три  условия:

    А) нельзя  разбирать проступок и  определять  наказание  сгоряча, на  эмоциях, как бы  ни было тяжело,  сначала  надо  успокоиться  самой;

    Б) ребенок  должен  знать, что  наказание  может быть  отсроченным,  но неотвратимым;

     В) не  ложитесь  спать,  не  примирившись.

   Необходимо  понимать,  что маленькому  ребенку 1-2 лет недоступно абстрактное  понимание  слова  «плохо»  (была  одна чашка,  разбилась  на  много маленьких  чашечек – кому от этого  плохо?), значит,  объяснять  ему  негативизм  проступка бесполезно. Но он уже понимает эмоции,  мимику, а  главное, в этом  возрасте эмоциональное отношение  родителей является значимым для  малыша. Поэтому  эмоциональная  реакция мамы: «Ай-ай!  Как  маме грустно,  мама плачет!  Нет  у  мамы чашки,  как же пить чай?»  – уже  сама по себе  может быть  наказанием  для  него. Обязательно  надо  научить его  пожалеть маму, сказать «прости», «я не буду»,  вместе исправить  ситуацию  (пусть  держит пакет, куда вы будете  складывать  осколки,  донесет пакет  до  мусорного ведра)  и  завершить ситуацию примирением.  

  Становясь чуть постарше,  дети начинают  проверять  родителей  на  стойкость. Например,  мама говорит: «Не  облизывай  пальцы, ты же на полу  играешь,  грязные. Живот  заболит». Малыш, глядя на  маму, проводит  пальцем  по  полу и демонстративно  тянет  его  в  рот. В  этот  момент очень  важно не  упустить  инициативу  старшинства.  Именно  намеренное  непослушание, намеренное  попрание  родительского  авторитета  заслуживает  наказания:  «Ты  маму НЕ СЛУШАЕШЬ!» (эмоциональный упор  именно  на  выражение «не слушаешь», тут  же  уместны  и  грозная  мимика, и резкий голос,  чтобы  создать ребенку  эмоциональный дискомфорт,  который  должен  навсегда запечатлеться  в  его  памяти в  связке с непослушанием). 

   Крайне  опасно  отвернуться  со  словами: «вот  заболит у  тебя живот, будешь знать».  Даже  если живот  и  заболит, ребенок  не  вспомнит о  вашем  предупреждении, зато  поймет,  что мамины требования  можно  игнорировать.    Если  непослушание  уже  пустило  корни,  и  на  предупреждение  ребенок  не  реагирует, то  в прежние времена  опытные  родители посоветовали бы  несильно,  но  чувствительно  пошлепать по  рукам: «Ах, эти ручки  непослушные,  как ПЛОХО  делают,  я  их  НАКАЖУ!».  Наказываем  ручки,  а  боль чувствует  ребенок,  и  тут  он  уже  может  связать слова  ПЛОХО, НАКАЖУ  с неприятными  для  себя  ощущениями. 

    Для защитников,  так называемого «закона о шлепках»,  напоминаю,  что  побои, о которых говорится в статье 116 УК, – это умышленные действия, причинившие физическую боль, но не повредившие здоровью человека. «Поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека».  Легкий шлепок,  как следует из той же УК, не  оставляющий следов, к понятию «побои» не  относится, но доступным образом дает  понять ребенку слово «плохо».

    После  трёх лет ребенок  с нормальным интеллектом  в  состоянии  понимать предупреждения,  непродолжительные  разъяснения. «Если  не  будешь  слушаться, я  не  дам  тебе  конфет, не будешь смотреть «Спокойной ночи,  малыши» вечером».  Главное,  сделав  предупреждение,  будьте готовы  его выполнить  (вот где  важно  быть  спокойной,  чтобы  не  сказать лишнего).  Слишком велико  искушение  сделать вид,  что «всё забыто»,  так не  хочется  ворошить неприятный  момент, да и  реально  к  вечеру  уже  давно  простили  его,  но  если  обещанное  наказание  проигнорировано, ребенок  начинает  чувствовать свою  безнаказанность,  и  в  дальнейшем  будет  пропускать мимо ушей  любые  предостережения  родителей.  Если  ребенок осознал свою  неправоту,  попытался  извиниться,  исправился  хоть  на какое-то время,  надо показать,  что  вы  его простили,  но  наказание  сохраняется,  и  надо  напомнить, за что. Конечно,  вместо «Спокойной ночи»  можно  почитать книжку,  рассказать сказку,  чтобы  не  засыпать в обиде.  Можно  дать  возможность  искупления: «Иди, прибери игрушки (собери  свою одежду, поставь  посуду в раковину,  вынеси мусор и т.д.),  тогда получишь конфету». 

   Физическое  наказание,  конечно,  не  должно быть истязанием (вот где требуется  спокойствие) и  уместно  только  в дошкольном возрасте (вспомните  народную  мудрость: «Учи  дитя,  пока  поперек лавки  лежит»).  Если  подойдя к школьному  возрасту,  вы  не  научили  ребенка  послушанию – бить уже бесполезно.  Это  только  вызовет  озлобление. В  школьном  возрасте  рычагами  воздействия  остаются  разные виды ограничений и лишений,  но  их  эффективность падает  по  мере  взросления, тем  более что с  первого  класса  детей  усиленно  просвещают  об их правах,  забывая требовать  выполнения обязанностей.

   – Если родители выявили случаи воровства. Что с этим делать?

  – Воровство  должно  получить  осуждение,  но необходимо  выяснить причину проступка.  

     А)  Ребенка  могли  спровоцировать,  подбить  на  воровство  запугиванием  или взять на «слабо».

      Б)  Ребенок страстно  желает  обладать  недоступной  ему вещью.

      В)  Ребенок  пытается  таким  образом завоевать  авторитет сверстников.

    Г)  Ребенок  настолько застенчив,  что  ему  легче своровать,  чем  спросить  разрешения  или  попросить купить.

     Д) Ребенок  настолько  привык  к  отказам,  что  просить уже бесполезно.

   Как правило,  родителям проворовавшегося  ребенка  невозможно самим найти этому  объяснение  (главным  образом  потому,  что уязвлено родительское  самолюбие:  «Люди  могут  подумать,  что мы учим тебя  воровать, что  у  тебя  ничего  нет,  решат,  что  мы  плохо  тебя  воспитываем»).  В  этой  ситуации может  помочь  семейный  психолог,  который  непредвзято  рассмотрит  ситуацию. И может  оказаться,  что  ребенок  настолько  избалован,  что  ему  непереносимо,  когда он  не  может  обладать  какой-то престижной  вещью (ситуация Б);  или  настолько робок и пуглив,  что  не  может  противостоять  негативному  давлению (ситуация А);  или у  него  такая низкая  самооценка, он настолько  не  видит  своих  достоинств,  не  может их  проявить,  что  воровство остается  единственным  средством  самоутверждения  среди  сверстников (В);  или  сами  родители  так мало уделяют  внимания  ребенку,  что  он  перестал верить в них (Д).  Главное,  когда  найдена  причина,  найти  мужество  и  волю,  чтобы  менять  что-то в себе.

   – А что если ребенок убегает из дома или наоборот – сидит целыми днями дома возле компьютера?

  – Физический уход из  дома или уход в компьютер означают, что ребенку  некомфортно дома  в  семейной  атмосфере. Значит6  члены  семьи  друг другу чужие,  нет взаимного  неформального интереса к  событиям прожитого дня. Слова «я спрашиваю, а он не говорит, отделывается формальными фразами» свидетельствуют лишь о том, что в  раннем детстве  была  утрачена душевная связь между родителями и ребенком. Это  относится к  психически здоровым детям,  которые  во  всех других сферах  жизни вполне адекватны.  Если же  такое  поведение  неожиданно  возникло  у  доселе  общительного, доверчивого  ребенка,  то  надо  бить тревогу: это  может  быть  одним  из  проявлений  психического  нездоровья.

  – Почему современные дети более жестоки,  по отношению к взрослым, младшим братьям и сестрам, к животным?

   – К  счастью,  не  все современные  дети такие  жестокие,  но,  безусловно,  уровень  агрессии и жестокости среди детей сейчас гораздо выше. Ответ один – БЕЗДУХОВНОСТЬ. Ведь до сих пор многие люди открыто сопротивляются  строительству храмов, воскресных школ, преподаванию духовных основ в школе,  называя это «мракобесием»,  «навязыванием христианской  морали». А знаете, в чем разница  между моралью  верующего человека  и  светской этикой? Верующему человеку важно  БЫТЬ  хорошим перед Богом, невидимым и вездесущим, а неверующему, светскому,  человеку важно, чтобы  его СЧИТАЛИ хорошим в обществе. (Именно такое лицемерие  обличали русские классики  в  своих  произведениях). У нас в  стране  выросло  несколько  поколений, лишенных духовного воспитания. Если поколения нынешних Бабушек и Дедушек личными скорбями приходит к Богу, то Мамы и Папы, измеряющие жизнь  материальными ценностями, не могут стать духовным примером для своих детей,  а  зачастую и резко сопротивляются попыткам Бабушек и Дедушек привести ребенка  к Богу. Поэтому оскудевает  любовь между близкими людьми, ожесточается сердце, растет  равнодушие, безразличие  к  чужой боли. Такие  жестокие люди  если и плачут,  получая  наказание,  то  не  от  раскаяния,  а  потому  что  жалеют себя.

   – Недавно все СМИ говорили о случаях в Перми и Улан-Удэ. Что происходит с детьми, почему они совершают страшные поступки. Возможно ли оградить ребенка от такого поведения?

   Поколение детей – это  обвинители  родительского  поколения. Выше  я  уже  частично  ответила на этот вопрос. Но  что удивляться  тому, что  подростки  убивают  более  слабых,  если детоубийство разрешено на  государственном уровне. Я  говорю  об абортах,  которые  миллионами в год убивают детей,  причем на  деньги  налогоплательщиков,  многие из  которых выступают против  абортов. К Президент  не раз обращались и депутаты, и  Патриарх с  предложением  хотя бы  вывести аборты  из  статьи ОМС. Но  положительное решение так  и  не  принято.  Как  врач-психиатр,  я давно  уже  заметила,  что  абсолютное большинство детей  с расстройством  поведения – это  дети,  рожденные  после  абортов.  Каковы бы  ни были  причины,  намеренное  прерывание жизни  является  убийством. Мы же  не  удивляемся,  если  в семье  пьяницы  вырастает  пьяница, у отца-наркомана – сын-наркоман, у гулящей  матери – дочь-проститутка. Осуждающе  киваем головой: «А что вы хотите,  яблочко  от  яблоньки недалеко падает…На осинке  не  растут  апельсинки…». Так вот и скрытых убийц  может  обличать  убийца явный.  Не надо далеко  искать причины,  они  всегда рядом,  просто  на  них тяжело  поднять  глаза,  ведь  они  обличают  нас самих. И  никакие ЧОПы  не смогут  помочь,  если  мы  сами  не  начнем беречь жизни  наших детей  еще  до рождения.

   – Почему многие подростки идут на поводу у своих сверстников, так сказать, все делают за компанию? 

   – Отсутствие самостоятельности в принятии решений чаще всего может быть  обусловлено  излишней  опекой  со стороны  взрослых,  когда  родители или  бабушки с дедушками из ложной жалости ограничивают ребенка от любых трудностей, не прививают ему чувство ответственности. Такие дети становятся пассивными, предпочитают  перекладывать  ответственность за  решение  на  других,  как  правило,  они  не способны  признавать свои ошибки. В подростковом возрасте, когда происходит пересмотр  авторитетов в пользу сверстников-лидеров, такие дети охотно подчиняются более  сильной личности,  не зависимо  от  нравственных  качеств своего нового  кумира. Тем  более,  что в  коллективе любая  ответственность как бы «размывается  на  всех», легче спрятаться  за  других.  

   – Почему взрослые часто срываются на своих маленьких детях? Можно часто наблюдать картину, когда мамы дергают и кричат на своих детей, обзывают, могут и руку приложить.

   – Такая эмоциональная  несдержанность  может  иметь  разные причины. Это  может  быть  банальная усталость от больших нагрузок, длительной бессонницы, постоянных  конфликтов с мужем или  свекровью. Нервная  система  становится  гиперчувствительной,  поэтому  даже  незначительный  раздражитель  вызывает гипертрофированную  реакцию.  Причиной может быть и личная избалованность родителя,  который  настолько  не  привык к любому неудовлетворению (и это уже вина его родителей), что сам ведет себя  истерично. Надо учитывать и то, что поколение  нынешних родителей  во многом – поколение потребителей, причем потребителей  инфантильных, с  неразвитыми  волевыми  установками. Эти люди живут по  принципу: «Я хочу – и получаю желаемое»,  а  если  так  не  получается – случается  истерика,  что  вы  и  видели  на  улице.

  – Можно ли с подростком общаться как со взрослым, обсуждать семейный бюджет, проблемы?

 – Можно и нужно! Это поможет  найти  дополнительные  точки соприкосновения, покажет  подростку,  что вы уважаете  его мнение,  главное,  выслушивая  его  мнение,  направлять  его  во  благо всех  членов семьи,  учить  его ответственности за принятые  решения.

  – Ваше отношение к современным мультикам, сериалам, в том числе к «Маше и Медведь». Многие говорят, что современные мультики опасны для детей.

  – Безусловно,  ни  мультики,  ни  сериалы  сами  по  себе не  вызывают  патологических расстройств.  Но  если  ребенок  не  находит  привлекательный  пример  для  подражания   в семье, он  будет искать его на стороне. Если время, проведенное перед телевизором,  превышает  время,  проведенное в общении с  родителями,  то  он  будет черпать образцы  поведения  оттуда. Обилие  телеканалов,  сериалов,  отнюдь,  не  гарантирует  качество телепродукции, многие  сериалы  возмущают однообразной примитивностью сюжета,  который развлекает, но не дает пищи для ума, для нравственного роста. Зачастую персонажи, считающиеся по сюжету  положительными, демонстрируют вопиющую невоспитанность (кричат, швыряют вещи, бранятся, развратничают), и это  преподносится как «борьба за справедливость», «отстаивание своих убеждений», «свобода личности».     Эти сериалы настолько же НЕ искусство, насколько журналы телепрограмм НЕ литература. В мультсериале «Маша и Медведь»  много  забавных нюансов,  много иронии,  понятной взрослым. Но маленькие  дети  всё  воспринимают  конкретно,  поэтому такие мультфильмы  надо  смотреть вместе  с  детьми,  чтобы  вовремя прокомментировать  неправильное  поведение: «Ну и Маша! Хулиганка! Какой беспорядок устроила!... Грязнуля! Опять  испачкалась! Бедный Медведь опять все убирает  за ней». В этом  случае ребенок  запомнит,  что  подобное  поведение  предосудительно.

  – Какую роль должен играть папа в семье, в воспитании девочки и мальчика?

  – Незаменимую! Папа должен отпечататься  в сознании ребенка  как  гарант  надежности, стабильности, защиты, как человек, с приходом которого исчезают проблемы. Для  мальчика папа – это  образец взвешенного  рационального  поведения, рассудительный  и  объективный, готовый  принимать решение и  отвечать за него.  Для  девочки папа – это  первый мужчина,  который скажет, что  она  самая красивая, кто  никому  не даст  в  обиду. 

  В 80-х годах прошлого века  развод, к сожалению, стал  заурядным явлением,  а это привело к тому, что многих мальчиков воспитывали мамы, бабушки, а в школе – учительницы-женщины. Но даже самая замечательная мама рассуждает, оценивает,  принимает  решение через эмоциональное  восприятие ситуации (как ей и положено: ведь она – женщина). Если перед глазами мальчика отсутствует повседневный пример  мужского поведения, то  он  начинает  невольно копировать женскую эмоциональную  модель  реагирования на любую ситуацию,  что  сразу становится заметно в мальчишеской  компании.  Такой ребенок часто становится объектом насмешек именно из-за  несоответствия  модели поведения   своему предназначению.  

   Для девочки  отсутствие отца может  сказаться  не  так  явно,  но  не  менее трагично. Делая собственный выбор, она может приписывать  своему  избраннику  несуществующие  достоинства просто потому, что не знает, как они должны подтверждаться в жизни. Помню,  как  одна  немолодая уже  женщина с горечью  рассказывала, что  прогнала  свою  первую  любовь только  из-за  того,  что парень не  сдержал газы  в  ее  присутствии.

    – Если можно, расскажите о интересных случаях в практике.   

   – С самыми контрастными случаями умной и неумной родительской  любви  я столкнулась  в военкомате на приписной комиссии. В один день на комиссию пришли два 16-летних  подростка.  Первый  пришел в сопровождении  мамы, которая  утверждала,  что её сын не может  служить в  армии,  поскольку  у  него периодически  возникает нистагм (легкое  подергивание  глазных яблок). Это  явление  было у  ребенка  с рождения, не  приносило  ему никаких страданий, не мешало общаться с друзьями, играть, гулять, но мать  панически этого боялась, поэтому при возникновении нистагма  немедленно  освобождала сына  от  всяких  нагрузок. Мальчишка  быстро  просек  материнский  страх  и  ловко им  пользовался,  когда  не хотел  делать  домашние  уроки  или  получал  плохую  оценку. В  результате, здоровенный детина отличался примитивным кругозором, бытовой  беспомощностью и полным  безволием,  фактически  являлся бытовым  инвалидом.

   Второй подросток  пришел  на приписную  комиссию самостоятельно, хотя с  детства страдал ДЦП  (детский церебральный паралич), и ходьба давалась ему с трудом. Но он  ни в коем случае не считал себя инвалидом. Когда  невролог задала  ему  вопрос: «На  что жалуетесь?»  он бодро ответил: « Ни на  что». «Но ведь тебе трудно  ходить», - удивилась врач. «Да,  но  если это  невозможно  изменить, то зачем жаловаться?» Эрудиция этого  парня делала его интересным собеседником, рассуждения отличались зрелостью, доказательностью, а судя  по  характеристике из школы, он  пользовался  уважением  не только парней, но и девушек. Безусловно, это  заслуга не только его  личная,  но и в  огромной мере его  родителей,  которые, несмотря  на  страшный  диагноз,  не  отчаялись,  не  опустили руки,  смогли  преодолеть  естественную,  но  излишнюю  жалость и вместо  инвалида  вырастили достойного  гражданина.

______________________

© Кулебякина Екатерина Николаевна

СМИ как регистратор уже известного
Анализ новых приемов использования результатов расследований различными СМИ. Тенденции отстранения от открытий
Сергей Довлатов и «Новый американец»
Фрагмент из книги Александра Гениса, посвященный взлету и падению любимого детища Сергея Довлатова — газеты «Н...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum