Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
20 лет журналу RELGA. Невероятно, но - факт!
Юбилейный выпуск журнала RELGA к 20-летию выхода в свет. Рассуждения об издании,...
№04
(337)
12.04.2018
Коммуникации
Информационные войны: новые формы, мотивы и содержание
(№4 [337] 12.04.2018)
Автор: Георгий Почепцов
Георгий Почепцов

http://hvylya.net/analytics/society/voynyi-bez-voyn-...  

Войны без войн: внешние информационные интервенции 

21.03.18 

   Наиболее серьезные последствия для массового сознания создают как внешние, так внутренние информационные интервенции. Сегодня анализ российского вмешательства в американские президентские выборы (а также французские и ряд других европейских) не сходит со страниц медиа. Российская информационная работа в Европе стала в центре подобных расследований [1,2].

   Россия активно действует в регионах бывшего СССР, как и в бывших соцстранах. И тут проявилось уже два тренда [3]. С одной стороны, Россия агрессивно нацеливается на страны, которые пытаются взаимодействовать с западными институтами типа ЕС и НАТО, примерами чего стали Грузия, Украина и Черногория. С другой, российские вхождения в страны типа Сербии носит менее агрессивный характер и направлено на создание общественных элементов, которые будут сдерживать правительство в его интеграции с Западом. И все это происходит на фоне использования энергетического ресурса как инструментария воздействия. И конечно, как все постсоветское пространство, так и постсоциалистическое по-настоящему переполнены агентами влияния, достаточно посмотреть, например, на взрывной характер реакции, возникшей в Литве в результате раскрытия списков информаторов КГБ, где почти все оказались достаточно известными лицами.

    В случае США дискуссии углубились в то, как именно персональные данные миллионов из Facebook перешли в руки штаба кампании Трампа [4-7]. При этом Cambridge Analytica отрицала всякую связь с Фейсбуком. И тут всплыло имя Александра Когана, родившегося в Молдове, потом с родителями переехавшего в Россию, откуда он и эмигрировал [8-9]. Сейчас оказалось, что он параллельно работал и в Санкт-Петербургском университете, имея исследовательскую программу «Стресс, здоровье и психологическое состояние в социальных сетях», обеспеченную государственным грантом, о чем он не рассказал в своем CV. Именно через него данные пользователей Фейсбука попали в Cambridge Analytica. Одновременно вспомним, что «ферма ольгинских троллей» тоже петербургская. Коган говорит, что работа в Петербурге подвернулась случайно, что он просто написал э-мейл на факультет психологии, что, правда, выглядит как-то недостоверно.

    Для будущей кампании Трампа был придуман фейковый офис в Кембридже, который в 2016 г. до выборов посетил Бэннон во время приезда в Британии, всё для того, чтобы создать имидж независимой компании, имеющей престижную связь с университетом. И Бэннон же придумал вписать в название фирмы Кембридж. Именно Коган передал этой «независимой» фирме данные из Фейсбука.

  Сам он их получал, установив приложение thisisyourdigitallife, которое дало ему возможность скачать информацию от 270 тысяч людей в Фейсбуке, однако одновременно он получил информацию и об их друзьях. Он должен был уничтожить информацию, но не сделал этого. Отдавая право на свою информацию добровольно, люди проверяли идею, что по ней можно получить свой психологический портрет.

     Как показывает исследование 2011 года, пользователь в среднем имеет 190 друзей [10-11]. 270 тысяч людей и их друзья и дают в результате ту огромную цифру 51,3 миллиона людей, к личным данным которых получил доступ А. Коган.

    Получив данные, дальше для Cambridge Analytica всё было делом техники по таргетингу избирателей [12]. «Лайки» позволили связывать то, что, казалось, не имеет связи. Например, фраза «Я ненавижу Израиль» связана с любовью к KitKats и туфлям Nike. Никто не знает, почему так, но находят сотни таких соответствий, что позволяет, зная одно, автоматически постулировать другое.

    К. Уайли заинтересовал Бэннона своей идеей, что политика как мода, поскольку Бэннон сам считает, что политика является порождением культуры [13]. Для изменения политики надо поменять культуру. И мода является хорошим скрытым инструментом. Уайли сейчас включился в военные информационные операции в рамках борьбы с экстремизмом.

  М. Косински, с которым связано вообще это направление (см. его сайте www.michalkosinski.com), разместил в Фейсбуке библиографию статей о Cambridge Analytica [14]. Его собственные статьи, написанные в соавторстве, из Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America (PNAS) есть в открытом доступе ([15 — 16], см. также о его методе [17]). Кстати, Косински доказывает, что компьютерный анализ дает более точные предсказания, чем человек.

   Как великое достижение почему-то рассматривается то, что Фейсбук заморозил страницу Cambridge Analytica [18]. И всё еще остается открытым вопрос, кто передал фейсбучные данные ольгинским троллям, если этовообще имело место. Сегодня уже обнаружено, что Лукойл знакомился с презентацией Cambridge Analytica еще в 2014 г., обсуждая, в числе прочего микротаргетинг во время выборов  [19]. Руководящее лицо Cambridge Analytica А. Никс писал коллегам в электронной переписке после этой встречи: «Они понимают бихевиористский микротаргетинг в контексте выборов, но они не могут уловить связь между избирателями и их потребителями».

    В то же время Никс отрицал всякую связь, выступая перед парламентариями. Его слова таковы: «Мы никогда не работали с российской организацией в России или другой компанией. У нас нет никаких отношений с Россией или российскими гражданами». Что касается Когана, то одно из его выступлений в России звучало как «Новые методы коммуникации как эффективный политический инструмент».

      Дж. Ченселлор, который работал вместе с А. Коганом, сейчас трудится в Фейсбуке [20]. У них была общая фирма  Global Science Research, и проблема состоит в том, что 30 миллионов пользователей даже не подозревали, что их лайки и демографическая информация из профиля в Фейсбуке использовались для влияния на американских избирателей [21].  Правда, Cambridge Analytica отвечала на запросы, что никакой работы с «лайками» она не ведет.

  Коган создал свою фирму Global Science Research в 2014 из-за того, что факультет психологии в Кембридже не дал ему использовать его собственные данные для коммерческих целей. И тут возникает одна по-настоящему известная фирма Strategic Communication Laboratories (SCL), работающая на военных. Ее заинтересовала возможность создавать месседжи, отталкиваясь от демографических и других данных.

   2 декабря 2014 г. Коган выступал в Сингапуре на тему «Социальная наука больших данных: как большие данные революционизируют нашу науку»  [22]. Он рассказал, что работает с двумя базами данных. В одной пятьдесят миллионов индивидов, по которым они могут предсказывать любую характеристику. Во второй зафиксирована всякая дружба в Фейсбуке, появившаяся в 2006-2012 гг. Здесь можно определить просоциальность, психологическое состояние и здоровье.

    Не надо только думать, что перед нами какая-то подпольная и запрещенная технология. Обаму дважды избирали таким способом (см. нашу статью на эту тему [23]). Просто всеобщее внимание к выборам в 2016 г. привлекло то, что было российское вмешательство, которое также базировалось на личностной информации из Фейсбука.

     Российские журналисты сами опасаются определенного развития события, подчеркивая, что «не исключен сценарий, в котором Cambridge Analytica свяжут не только с кембриджским профессором, но и с Кремлем» [24]. И вполне возможно, что они окажутся правы, поскольку пошли уже первые статьи, более детально рассказывающие о времени его пребывания в России [25].

    Информационные интервенции являются принципиально новым инструментарием, роль которого будет только возрастать в дальнейшем, поскольку они не только являются относительно дешевыми, но и позволяют хорошо прятать основных заказчиков. 

Литература

  1. Wilkinson T. Democrats’ report details Russian meddling in European elections and threats to U.S. campaigns // www.latimes.com/nation/la-na-pol-russia-meddling-sen...
  2. Harris G. State Dept. was granted $120 million to fight Russian meddling. It has spent $0 // www.nytimes.com/2018/03/04/world/europe/state-depart...
  3. Putin’s asymmetric assault on democracy in Russia and Europe: implications for U.S. national security // www.foreign.senate.gov/imo/media/doc/FinalRR.pdf
  4. Rosenberg M. a.o. How Trump consultants exploited the Facebook data on millions // www.nytimes.com/2018/03/17/us/politics/cambridge-ana...;action=click&pgtype=Homepage&clickSource=story-heading&module=first-column-region&region=top-news&WT.nav=top-news
  5. Hakim D. a.o. Data firm tied to Trump campaign talked business with Russians // www.nytimes.com/2018/03/17/us/politics/cambridge-ana...;contentCollection=Politics&module=RelatedCoverage&region
  6. Cadwalladr C. a.o. How Cambridge Analytica turned Facebook ‘likes’ into a lucrative political tool // www.theguardian.com/technology/2018/mar/17/facebook-...
  7. Cadwalladr C. a.o. Revealed: 50 million Facebook profiles harvested for Cambridge Analytica in major data breach // www.theguardian.com/news/2018/mar/17/cambridge-analy...
  8. Ashworth L. a.o. Who is Dr Aleksandr Kogan, the Cambridge academic accused of misusing Facebook data? // www.varsity.co.uk/news/15192
  9. Ashworth L. a.o. Cambridge neuroscientist banned from Facebook for illicit data harvesting // www.varsity.co.uk/news/15193
  10. Ugander J. a.o. The Anatomy of the Facebook Social Graph // arxiv.org/pdf/1111.4503v1.pdf
  11. Seetharaman D. Facebook Ignites Debate Over Third-Party Access to User Data // www.wsj.com/articles/facebook-ignites-debate-over-th...;reflink=fbmsg
  12. Kirchgaessner S. Cambridge Analytica used data from Facebook and Politico to help Trump // www.theguardian.com/technology/2017/oct/26/cambridge...
  13. Cadwalladr C. The Cambridge Analytica files. «I made Steve Bannon’s psyhological warfare tool’: meet the data war whistleblower» // www.theguardian.com/news/2018/mar/17/data-war-whistl...
  14. Dehaye P.O. Cambridge Analytica background research (public) // docs.google.com/document/d/1O1c7pQjN1VCCenmFT3GRNpJWNsggPcsVl0CRvFGD4gA/
  15. Kosinski M. Private traits and attributes are predictable from digital records of human behavior // www.pnas.org/content/110/15/5802.full
  16. Youyou Wu a.o. Computer-based personality judgments are more accurate than those made by humans // www.pnas.org/content/112/4/1036.full
  17. Grassegger H. a.o. The Data That Turned the World Upside Down // motherboard.vice.com/en_us/article/mg9vvn/how-our-likes-helped-trump-win
  18. Facebook заблокировал фирму, работавшую на Трампа во время выборов // www.bbc.com/russian/news-43441655
  19. Cadwalladr C. a. o. Cambridge Analytica: links to Moscow oil firm and St Petersburg university // www.theguardian.com/news/2018/mar/17/cambridge-acade...
  20. Lewis P. a.o. Facebook employs psychologist whose firm sold data to Cambridge Analytica // www.theguardian.com/news/2018/mar/18/facebook-cambri...
  21. Schwartz N. Facebook fails to protect 30 million users from having their data harvested by Trump campaign affiliate // theintercept.com/2017/03/30/facebook-failed-to-protect-30-million-users-from-having-their-data-harvested-by-trump-campaign-affiliate/
  22. Brown Bag Guest Speaker Dr. Alex Kogan on 2 December // blog.nus.edu.sg/psychology/2014/11/24/brown-bag-guest-speaker-dr-alex-kogan-on-2-december/
  23. Почепцов Г. Выборы Обамы как новый этап развития избирательных технологий // psyfactor.org/lib/obama4.htm
  24. Герасюкова М. Не только русские: кто помог Трампу победить на выборах // www.gazeta.ru/tech/2018/03/19/11688307/facebook_leak...
  25. Алекс Коган продавал данные пользователей фейсбука, которые использовались в политических целях. Что он делал в России? // meduza.io/feature/2018/03/20/aleks-kogan-prodaval-dannye-polzovateley-feysbuka-kotorye-ispolzovalis-v-politicheskih-tselyah-chto-on-delal-v-rossii

 

https://zn.ua/SOCIUM/u-virtualnoy-voyny-novoe-lico-279020_.html  

У виртуальной войны – новое лицо 

23.03.18 

  Когда человек жил в физическом мире, войны велись в этом мире. Появление информационного пространства перетянуло туда и агрессивные действия. Одновременно произошло и смещение войны на уровень негосударственных игроков, поскольку сегодня индивид может иметь в руках то, что является или может стать опасным оружием, представляющим угрозу для государств, как, например, компьютер в спальне.

     Смена правил игры ведет и к смене инструментария. Фейк, дезинформация стали опасным видом оружия, поскольку сегодня в мире действует как информационная экономика, так и информационная политика, а информационные продукты разного вида являются их частью. Сегодня материальный продукт — от лосьона до политика — не может существовать без соответствующей информационной составляющей.

    Кстати, современные украинские политики также стали информационными. Они умеют говорить, даже на нескольких языках, но у них нет контента для говорения. Контент появляется только тогда, когда они вдруг оказываются оппозицией. То есть население не удовлетворяется их словами во власти, поскольку у них нет зовущей куда-то виртуальной составляющей. Политики же у власти говорят то, что противоречит ожиданиям населения, поскольку утверждают, что лучшей власти уже не найти, мы, наконец, пришли.

     Мир уже входит (и давно) в виртуальную политику и виртуальную экономику. Если в физическом пространстве работало традиционное оружие, в информационном — информационное, то каково оружие виртуального пространства?

     Мир переходит к еще более сложным конструкциям. Точнее, он всегда их имел, но раньше этот инструментарий требовал столетий и десятилетий, сегодня все может быть сделано за несколько лет. Это переход от религиозного или идеологического инструментария, превращавший противников в союзников, к таким операциям, как перестройка, оперировавшая именно в виртуальном пространстве, поскольку там были ее цели, фигуры, которые она должна была свергнуть, чтобы затем ввести новые основания противоположного порядка.

    Виртуальная война меняет врага на друга, она реинтерпретирует все факты и все фигуры, в конечном счете она переименовывает усиленно ведущийся процесс "завоевания" на процесс "освобождения". Виртуальная война должна превращать противников в поклонников. Звезды кино являются ее продуктом, как и президенты в момент выборов.

    Перестройка порождалась специалистами по виртуальным войнам. Два перестроечных фильма, видимо, следует признать важными на этом пути. Это "Покаяние" Абуладзе и "Маленькая Вера" Пичула. Первый продемонстрировал художественными средствами то, что сегодня делать нельзя, а второй то, что сегодня можно всё, бывшее запрещенным вчера.

     Каждая резкая смена власти несет не столько смену будущего, сколько смену прошлого. Украина проходила эту смену уже несколько раз за последние тридцать лет. Последним примером этого является тот факт, что на столетие В.Щербицкого откликнулись тремя статьями, хотя за время его правления экономика Украины многократно превышала сегодняшние результаты. Но Украина несколько раз прошла за это время "прочистку" своих черноземов вплоть до "корней". И в результате пропали все наиболее значимые фигуры советского периода не только из политического списка, но и такие, как, например, Глушков, Амосов, Антонов. Вот самолеты "Антонов" есть, а Антонова — нет, поскольку ему отказано быть объектом для подражания, то есть продолжать жить в виртуальном пространстве. 

  Все переименования типа "хунта-фашисты-неонацисты" тоже из виртуального инструментария и словаря. Российское информационное пространство было насыщено ими именно из-за их четкой виртуальной отрицательности.

  Виртуальным обстрелам должна противостоять виртуальная защита. Тогда Украина оказалась не готова к ней, она не могла понять расхождения интересов двух стран. Россия решала проблемы своей внутренней стабильности и высокого рейтинга своего президента за счет дестабилизации Украины, которую активно делали виртуальным примером неправильного поведения.

     Если информационные люди читали книги, то виртуальные люди смотрят телесериалы и играют в видеоигры. Раньше люди жили в основном в физическом пространстве, работая от зари до зари в поле. Индустриализация заставила сесть за книги: одни их писали, другие — читали. Книги и СМИ создали предыдущий мир, и все его результаты были достигнуты благодаря ученым, инженерам, квалифицированным рабочим. В целом индустриализация "съела" людей села, поскольку возникла потребность в людях города.

    Сегодня возникла потребность в людях глобального порядка, которые могут найти себе место в любом городе и любой стране. Они создают виртуальные продукты, не привязанные к материальной составляющей.

    Фейсбук, Твиттер и другие подобные социальные платформы работают на монополизацию внимания своих пользователей. У них нет материального продукта. Но эта виртуальность стоит больших денег, как когда-то продукция Голливуда обгоняла по стоимости всю автомобильную индустрию США. И Голливуд называли министерством мечты всего мира. Сегодня Нетфликс и другие кинопроизводители создали феномен "бесконечного" смотрения сериалов, усадив перед экранами вообще все население Земли.

     Целью физической войны был захват территорий. Информационная война меняет наше понимание фактов физического мира. Виртуальная война захватывает модель мира в наших головах. Теперь против нас не нужна цензура, мы сами отвергаем тексты как неправильные и неправдивые.

     От виртуальной войны нас не защитит никакой шлем. Даже наоборот: шлем виртуальной реальности уже сегодня забирает людей в свой мир. Люди даже стали получать ранения, находясь в очках виртуальной реальности. Пентагон запрещал игру в Покемон на военных объектах, чтобы не раскрывать своих секретов.

    Виртуальность обучает, поскольку в ней работают правила, а не факты. Известно, что Путин требовал, чтобы Шойгу смотрел "Карточный домик", чтобы понять, как работает американская политика. Ольгинских троллей тоже заставляли смотреть этот же фильм для поиска имеющихся в США "расколов" общественного мнения. А С.Доренко недавно вспомнил, что Б. Березовский заставлял его едва ли не силой смотреть сериал "Бригада".

    Виртуальность не взрывается, нельзя взорвать то, чего нет. Физические методы борьбы здесь не работают. Если физическая война принуждала жесткой силой, то виртуальная война, будучи мягкой силой, по Дж.Наю, привлекает. С ней невозможно бороться стандартными методами. 

   Виртуальная война — это одновременно коммерческая война за расширение числа потребителей виртуального продукта. Точно так глобализация двигалась, разрушая границы, чтобы создать единый рынок потребления физического продукта, за которым пришел и информационный. То есть перед нами война, которая сама себя и финансирует, поэтому столь часто она и становится победоносной.

    Война за наши мозги продолжается. Виртуальные "освободители" поджидают нас за каждым углом. И пока мы сами не будем производить свои научные теории и телесериалы, компьютеры и смартфоны, романы и песни, нас все время будут учить, как жить в этом мире, другие страны и люди.

 

http://hvylya.net/analytics/society/voynyi-bez-voyn-ot-ekonomicheskih-k-finansovyim-bitvam.html 

Войны без войн: от экономических к финансовым битвам 

25.03.18 

   Экономическая война нас сопровождает все время, по крайней мере, в новостях мы слышим о ней очень часто. Трамп объявляет рост пошлин, Европа действует в ответ [1 — 4]. Китай и США перманентно находятся в подобной ситуации, причем позиция Китая сильнее, поскольку он может управлять своими государственно зависимыми крупными предприятиями [5]. Китай рассматривается как победитель в экономической войне с США и другими аналитиками [6]. Но все это в рамках экономики, а на поверхности между всеми царит дружба.

   Куда же нацелена экономическая война? В одном из исследований в первом же предложении говорится, что экономическая война преследует те же цели, что и война обычная. И эта цель названа — разгром наших врагов [7]. И это естественно. Когда у тебя есть враг, реальный или ощущаемый, ты будешь использовать любой инструментарий, который работает против него.

    Н. Ламберт подчеркивает разницу сегодняшней экономической войны со стратегическими бомбардировками немецких заводов союзниками во вторую мировую войну. Он пишет: «В то время как стратегическая бомбардировка была нацелена на способность государства вести войну и работала с помощью уничтожения, экономическая война нацелена на вражеское общество путем выведения из строя национальной экономики, имея целью быстрый подрыв легитимности и домашней поддержки вражеского государства. И еще, тогда как в стратегической бомбардировке гражданские жертвы типично рассматриваются как сопутствующий ущерб, в экономической войне гражданские являются целью» [8].

   Это достаточно открытая и откровенная формулировка, когда целями является именно гражданское население, которое призвано в ответ усилить давление на свое собственное правительство. Правда, следует вспомнить, что и в варианте стратегических бомбардировок во вторую мировую войну, население все равно не выступило против Гитлера. Это при том, что в Управлении стратегических служб Донована к 1942 г. работало 16 психологов с задачей «собирать и коррелировать все существующие данные, относящиеся к психологическим факторам, работающим на национальной и международной арене» [9]. К примеру, успех нацистов они выводили из следующего: «Успех нацизма зависим от кризиса немецкого общества после первой мировой войны, от способности нацистской партии порождать отношения и символы, отвечающих этому кризису, а больше всего от воплощения широко распространенных тревог и желаний в личности Гитлера».

    Стратегические бомбардировки были новым явлением в военной доктрине. На определение таких точек работали историки, экономисты, географы, инженеры. Единственное к чему пришли психологи, что наибольшее воздействие давали не регулярные тяжелые бомбардировки, а нерегулярные умеренные, поскольку они не давали образовываться новым моделям жизни. Но в целом бомбардировки не дали того дестабилизирующего эффекта, который предсказывали [10]. Или такой вывод под рубрикой истории войны: «влияние на состояние нации является наименее понимаемым и определенным аспектом кампании» ([11], см. также [12]). Костяк Управления стратегических служб составили профессора из Йельского университета, а это привело среди прочего к тому, что месторасположение ЦРУ его работники по сегодня называют «кампусом» [13].

    Гражданские цели были вообще-то использованы СССР и на своем населении. Можно вспомнить следующие примеры:

   — возникновение определенной нехватки продуктов питания в период перед снятием Хрущева с тем, чтобы после ухода Хрущева вновь воцарила идиллия на прилавках,

       — Ельцин, ведя в распаду СССР, закрыл 16 из 17 табачных фабрик в России,

  — была также нехватка продуктов в период перестройки, жена маршала Язова рассказывала, что продукты не довозились до Москвы сознательно, а разгружались на подходах, поэтому Язов отправлял солдат довозить продукты.

     Так что это модель того, что можно обозначить как «физиологическое раздражение»,  и она была работающей.

    В добавление к экономической войне, которая более-менее известна, у военных сегодня даже возникло понятие финансовой войны. Причем отталкиваются они при этом и от действий России в Крыму: «финансовые возможности могут дать Соединенным Штатам наилучшие возможности противостоять «маленьким зеленым» и «маленьким голубым человечкам» [14]. В качестве целей финансовой войны называется уменьшение способности финансировать производство и распределение, финансовая война также работает на понижение желания атакуемой страны воевать, заставляя его выбирать между «пушками» и «маслом». Журнал Newsweek называет это новым военным пространством [15]. Это подход именуют способом ведения войны двадцать первого столетия.

    Интересно, что США отсчитывают свою первую такую войну не во взаимоотношениях с СССР. Хотя в это время и был вход в Венгрию для подавления венгерской революции 4 ноября 1956 года. Одновременно 5 ноября союзники по НАТО Британия и Франция захватили Суэцкий канал. Дипломатия не смогла заставить союзников уйти, а против них нельзя было воевать, и тогда Д. Эйзенхауэр прибегнул к финансовой войне. Он совершил три шага. Заблокировал выделение кредитных денег Британии Международным валютным фондом (561 миллион долларов), заблокировал выделение американского кредита Британии (600 миллионов долларов), угрожал сбросить британские бонды в США.

    И всё это, если Британия не уйдет из Суэца. В 1956 году Британия серьезно зависела от кредитов. У нее был долг перед Америкой и был долг по Второй мировой войне, который она взяла у стран Содружества. В результате Британия отступила, поступив так, как ее принуждали, а за ней последовала и Франция.

   Исследователи финансовой войны подчеркивают, что она подрывает право суверенности, либо атакуя деньги, либо блокируя доступ к деньгам и кредитам [16].

   Однако проанализировав американские санкции в рамках экономической войны, исследователи пришли к неутешительным выводам — они не оказали существенного влияния на ВВП стран под санкциями [17]. Практически все они повлияли в основном на взаимоотношения с международным финансовым сообществом. Пример Ирака вообще показал, что санкции не работают.

     При этом общий вывод все-таки положительный. Это можно понять, хотя бы в контексте того, что наложение санкций — это все же не ввязывание  в войну. И вывод этот таков: «В последние годы санкции стали предпочтительным и часто используемым средством для продвижения американских национальных приоритетов и приоритетов в сфере безопасности, часто с существенными результатами и иногда очень эффективным способом. Санкции могут стать одним из наиболее важных инструментов экономического соревнования или гибридной войны в будущем с неоспоримым сохранением силы из-за их полезности в опоре на силу для достижения желаемых политических результатов. Однако использование современных санкций пришло с беспокоящими издержками и вызовами, некоторые из которых подрывают иные цели американской политики и мощь и лидерство Соединенных Штатов как экономического и стратегического игрока».

    Р. Пейп, проанализировав серию экономических санкций, пришел к выводу, что они оказались действенными только в 5% случаев [18]. Правда, вся эта исследуемая серия относится ко временам холодной войны.

   Х. Зарате подчеркивает главную черту финансовых трансакций: «Деньги  создают уязвимости. Необходимость денег для выживания и оперирования в двадцать первом столетии, как в локальной экономике, так и глобально, создает финансовые следы, которые не лгут, и зависимости, которые нельзя спрятать» [19]. Он считает Китай главным победителем в валютных войнах.

       В своей книге Зарате рассказывает о новой эре финансовой войны, которая пришла после 11 сентября [20]. Сам он работает в американском Казначействе в сфере национальной безопасности. Эту войну он определяет как «использование финансового инструментария, давления и рыночных сил для давления на банковский сектор, интересы частного сектора и иностранных партнеров для изоляции акторов-изгоев от международных финансовых и коммерческих систем и уничтожения их источников финансирования». Он говорит о ней как о новом типе войны.

    Правда, не только изгои попадают в финансовые зависимости. Финансовое давление мы видим и в случае Украины, когда МВФ увязывает выдачу очередного транша с выполнением определенных условий. И все это вызывает вполне понятное сопротивление.

    В своих свидетельских показаниях в сенате США в 2003 г. Х. Зарате сказал: «Мы должны поддерживать политическое и дипломатическое давление на наших партнеров за рубежом и на международные институции, с которыми мы сотрудничаем, чтобы фокусироваться на проблемах финансирования террористов. Чем дальше будет уходить память мира об 11 сентября, тем сложнее будет удерживать чувство срочной необходимости в международных масштабах, чтобы действовать против терроризма» [21].

   Мир, получив новые формы связности, стал более уязвимым. Ведь теперь зависимости стран одна от другой стали не только более явными, но и более реальными. Сегодня та страна, которая получит «черную метку, обречена влачить жалкое существование. И Северная Корея, и  Иран ощущают это постоянно.

   Интересную книгу о войнах связности (Connectivity wars) не так давно представили научной общественности. Ее редактор М. Леонард приводит интересный пример из недавнего прошлого, иллюстрируя эту идею. Когда Турция сбила российский самолет, то в ответ Россия начала не войну, а стала перекрывать все виды связей: от импорта турецких помидор до поездок туристов.

   М. Леонард констатирует: «Самым важным полем битвы этого конфликта не были воздух или земля, а скорее взаимозависимая инфраструктура глобальной экономики: прерывание торговли и инвестиций, международное право, интернет, транспортные пути и движение людей. Добро пожаловать в войны связности!» [22].

   Опасность современного мира он видит в гиперсвязности. Во время холодной войны глобальная экономика повторяла глобальный порядок. Все связи перекрывались железным занавесом. Потом мир стал взаимозависимым и взаимосвязанным, а Фукуяма заговорил о конце истории.

   А упомянутый выше Хосе Зарате говорит в своей статье в этой книге «Новая геоэкономическая игра», что Китай и Россия уже играют в геоэкономическую, когда экономическая сила агрессивной используется для своих национальных интересов. Он пишет: «В более недавнем конфликте с Украиной и российской аннексии Крыма Россия продолжает использовать свои нефтяные ресурсы и финансовое влияние, чтобы давить на Киев, в то же время угрожая также таким соседям, как страны Прибалтики. Перед лицом западных экономических санкций и давления Москва использует свои собственные экономические меры и угрозы как меч и щит» [23].

   И конечно, раз речь пошла о связности,  то не обошлось без мнения П. Ханны, известного футуролога связности. В своей статье «Эра инфраструктурных альянсов» П. Ханна делает  интересное замечание: «Если США измеряют свою силу своими военными расходами, то Европа и Азия измеряют свою инфраструктурными расходами» [24]. То есть все они вкладывают в связность, к чему во многих своих работах и призывает Ханна [25]. Кстати, Ханна подчеркивает, что инфраструктурные альянсы не имеют идеологии. С этим можно и поспорить, но как тенденция такой вариант развития присутствует.

   Современный мир стал более взаимозависимым друг от друга. По этой причине и возникает множество разнообразных способов воздействия, которые отсутствовали во времена автаркий, когда страны могли существовать в полной независимости друг от друга. Но в это время нам сложно будет уже вернуться. И это говорит также о том, что время экономических и финансовых войн и санкций отнюдь не исчерпано.

       Мир в принципе стал интереснее. Он дает гораздо больше возможностей для атаки, но и для защиты также. Любая сфера сегодня может стать опасной. И для каждой надо готовить соответствующих специалистов и по войне, и по обороне.

Литература

  1. Donald Trump’s Attack on German Prosperity // www.spiegel.de/international/world/donald-trump-trad...
  2. Peker E. Europe’s Pitch to Trump: You Already Have a Good Trade Deal // www.wsj.com/articles/eu-aims-to-persuade-trump-the-u...
  3. Revive trade deal talks to avoid trade war, EU urges Trump // www.reuters.com/article/us-usa-trade-eu/revive-trade...
  4. Osborne S. Trump trade war SPIRALS: EU ready to PUNISH 200 brands as US threatened with tech tax // www.express.co.uk/news/world/933129/trump-trade-war-...
  5. Furchtgott-Roth H. 5G, Economic Warfare, and How to Win // www.forbes.com/sites/haroldfurchtgottroth/2018/02/05...
  6. Long H.China is crushing the U.S. in ‘economic warfare’ // money.cnn.com/2016/06/30/news/economy/china-us-war-by-other-means/index.html
  7. Bidwell P.W. Our economic warfare // www.foreignaffairs.com/articles/united-states/1942-0...
  8. Lambert N.A. Brits-Krieg: The Strategy of      Economic  Warfare // carnegieendowment.org/files/GUP_Perkovich_Levite_UnderstandingCyberConflict_Ch8.pdf
  9. Hoffman L.E. American Psychologists and Wartime Research on Germany, 1941-1945 // pdfs.semanticscholar.org/f05f/02296df48cbbe949650ad1b381a7a0f502ef.pdf
  10. Gee A. Aerial bombing: Turns out, it almost never works // ideas.ted.com/the-warfare-tactic-that-crushed-cities-but-not-spirits/
  11. Patton J.L. The failure of strategic bombing and the Emergence of the Fighter as the Preiminent Weapon in Aerial Warfare // www.militaryhistoryonline.com/wwii/articles/failures...
  12. Rigole J. The strategic bombing campaign against Germany during World War II // digitalcommons.lsu.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=4267&context=gradschool_theses
  13. Winks R.W. Cloak & Gown: Scholars in the Secret War, 1939-1961. — New Haven — London, 1996
  14. Katz D.J. Waging Financial Warfare: Why and How // Parameters. — 2013 — 2014. — Vol. 43. — N 4
  15. Goodman L.M. The art of financial warfare: how the West is pushing Putin’s buttons // www.newsweek.com/2014/05/02/art-financial-warfare-ho...
  16. Fenaroli G. C. Financial Warfare: Money as an Instrument of Conflict and Tension in the International Arena https://digitalcommons.bard.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1106&context=senproj_s2016
  17. Rosenberg E. a.o. The New Tools of Economic Warfare. Effects and Effectiveness of Contemporary U.S. Financial Sanctions // s3.amazonaws.com/files.cnas.org/documents/CNASReport-EconomicWarfare-160408v02.pdf?mtime=20161010171125
  18. Pape R.A. Why economic sanctions do not work // web.stanford.edu/class/ips216/Readings/pape_97%20(jstor).pdf
  19. Zarate J.C. The Coming Financial Wars // Parameters. — 2013 — 2014. — Vol. 43. — N 4
  20. Zarate J.C. Treasury’s War. The Unleashing of a New Era of Financial Warfare. — Philadelphia, 2015
  21. Testimony of Juan C. Zarate Deputy Assistant Secretary Executive Office Terrorist Financing and Financial Crime U.S. Department of the Treasury Senate Foreign Relations Committee // www.treasury.gov/press-center/press-releases/Pages/j...
  22. Leonard M. Introduction: connectivity wars // Connectivity wars. Why migration, finance and trade are the geo-economic battlegrounds of the future. Ed. by M. Leonard. — London, 2016
  23. Zarate J. The new geo-economic game // Ibid.
  24. Khanna P. The era of infrastructure alliances // Ibid.
  25. Khanna P. Connectography. Mapping the future of global civilization. — New York, 2016

_____________________________

© Почепцов Георгий Георгиевич

Цвет российской истории
Николай II во время I мировой войны. Черно-белые фотографии знаковых событий мировой истории окрашены с помощь...
Храм Святого семейства в Барселоне: строительство длиной свыше 130 лет
История строительства знаменитого Храма Святого семейства в Барселоне, творения великого итальянского архитект...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum