Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
История
Наталия Нарочницкая: «Новый поход на Восток?»
(№9 [111] 17.06.2005)
Автор: Наталья Севидова
Наталья   Севидова
Послушать депутата Госдумы России, зампредседателя комитета по международным делам, доктора исторических наук Наталию Нарочницкую, которая приехала в Ригу по приглашению депутата Европарламента Татьяны Аркадьевны Жданок, собралась, считай, вся интеллектуальная русская Рига – историки и педагоги, редакторы и журналисты, меценаты и общественные деятели. Встреча депутата, историка и писателя продолжалась 2,5 часа! Такой интерес к гостье не случаен. Не будет преувеличением сказать, что книги Наталии Нарочницкой «Россия и русские в мировой истории» и «За что и с кем мы воевали» произвели настоящий переворот в осмыслении отечественной истории.

Над первой книгой она трудилась шесть лет, вторую написала за полтора месяца, приурочив к 60-летию Великой Победы. И символично, что презентация последнего издания произошла именно в Риге, откуда была впервые сделана попытка официальной, на государственном уровне, дискредитации СССР как победителя во Второй мировой войне, Великой Отечественной – как освободительной войны, и пересмотра самих ее итогов. Именно так оценивает Н. Нарочницкая скандальную книжку «История Латвии» с предисловием президента страны. Сей труд Вайра Вике-Фрейберга торжественно вручила лидерам государств не где-нибудь, а на официальной церемонии в Освенциме. «Чествовать освобождение Освенцима и глумиться над освободителями!» – с возмущением отмечает Наталия знаковость события.

Понятно, что Н. Нарочницкая не в силах изменить латвийскую «концепцию» ХХ века. Но она в состоянии, используя свой международный статус (в качестве зампредседателя делегации РФ в Парламентской Ассамблее Совета Европы – ПАСЕ), дать отпор ревизионистам истории с высоких трибун мировых организаций. Она в состоянии укрепить дух соотечественников, которым исподволь стараются внушить чувство ущербности и стыда за прошлое.

Наталия Нарочницкая пошла по стопам своего отца – академика Алексея Леонтьевича Нарочницкого, историка-энциклопедиста, крупного ученого, много лет возглавлявшего Институт истории АН СССР. В своих работах, как и пристало истинному русскому интеллигенту, Н. Нарочницкая сохраняет научную объективность, но при этом остается патриотом своего отечества, приверженцем державной государственности России. Ибо без сильного государства, убеждена она, русские как нация обречены. Не будучи сталинисткой (в ее семье в 37-м году погиб родной дядя, а отец долгие годы жил с клеймом брата «врага народа»), историк Нарочницкая тем не менее встала на защиту военных и дипломатических побед СССР.

«Конечно, проще любить свое Отечество, когда можно им гордиться, когда оно сильно и все его уважают и боятся. Но именно когда оно повержено и лежит, оплеванное, осмеянное и покинутое всеми, – только тот сын, кто не отвернется, проходя мимо, а закроет собой и оградит от поругания», – так написала Наталия Нарочницкая в предисловии к своей книге.

С причин глумления над СССР и начала разговор с аудиторией Наталия Алексеевна.

О Великой России и тоталитарном СССР

– Вспоминая истинные и мнимые грехи советского государства, либерал-демократы ненавидят Сталина не за злодеяния, а за то, что вернул стране форму великодержавия, хоть немного напоминавшую территориально-историческую Россию. А великой державой Советский Союз стал не в результате ленинских и сталинских репрессий, которые мы сами осудили сполна, а только после жертвенной борьбы против фашистской агрессии, в результате Ялты и Потсдама. Войну СССР выиграл не как носитель коммунистической идеи, а в своей ипостаси Великой России.

Вот почему сейчас ставится под вопрос наша святыня – победа в Великой Отечественной войне. Немецкий историк Эрнст Нольтке, который попытался выполнить сложную двойную задачу – отпустить Европе грех нацизма и поставить под сомнение историческую победу СССР над Германией, первым представил Вторую мировую войну битвой двух тоталитарных монстров, претендующих на мировое господство. Причем рост фашизма в Германии Нольтке объяснил ответной реакцией на укрепление сталинской репрессивной машины. Это с подачи Э. Нольтке пошла гулять версия о тождественной преступности обоих режимов – коммунистического и нацистского. История на Западе давно перестала быть наукой, она откровенно выполняет идеологические заказы. Поэтому игнорирует на очевидные факты: цели у этих двух режимов были диаметрально противоположные. Коммунисты хотели осчастливить весь мир за счет собственного народа, нацисты же обещали облагодетельствовать одну нацию – ценой полного или частичного уничтожения или подчинения ей других наций и этносов.

Почему война стала Великой Отечественной

Для СССР война против Третьего Рейха стала войной народа против внешней агрессии и порабощения. Беда случилась не с государством, а с Отечеством! А эти понятия не тождественны. Государство – это институт, всегда несовершенный, и к нему можно относиться по-разному: можно его уважать, бояться или ненавидеть. А Отечество – это Богом данный дар. И ему угрожало исчезновение. Война за Отечество востребовала национальное чувство, не окончательно порушенное классовым интернационализмом. Востребовала национальную солидарность, которая восстановила, казалось бы, на века разорванную историческую преемственность нации.

Страна перед лицом смертельной опасности возопила о помощи к своей попранной истории. И та простила нас. В 20-е годы по учебникам вульгарного марксиста Покровского Александра Невского называли классовым врагом, а в 43-м в танках с этим именем на броне погибали за советскую Родину. И это не парадокс, а Промысел!

Деникин, когда его попросили освятить своим авторитетом борца с большевиками «власовскую армию», воскликнул: «Я воевал с большевиками, но никогда – с русским народом! Если бы мне дали звание генерала в Красной Армии, я бы немцам показал!..» Рахманинов, который эмигрировал не из России, а от чуждой ему революции, до изнеможения давал концерты по США, отправлял деньги – кому? Сталину. Хотя он знал, что собой представлял сталинский режим! Для русских эмигрантов-патриотов Россия даже под большевиками оставалась Родиной, и они предпочитали видеть ее под большевиками, нежели рассеченной чужеземцами.

И сегодня для россиян, вне зависимости от их убеждений и национальности, сохранение своего национального государства должно быть выше любых личных амбиций и обид. Потому что это вопрос жизни и смерти Отечества.

О борьбе с коммунизмом

Но уже с первых шагов «перестройки» мне стало ясно, что под флагом прощания с тоталитаризмом вышвыривают отеческие гробы не столько советской, сколько трехсотлетней истории России. То же происходило во времена раннего крайнего большевизма образца Троцкого. И все эти мифы о России как о тюрьме народов, душителе свобод теперь перенесли на СССР. На Западе СССР объявлен «сдавленным обручем тоталитаризма искусственным образованием», а в нашей ортодоксальной науке говорили о том, что под влиянием большевистской революции неизвестно откуда взявшиеся в 17-м году нации объединились. Если вы на минуточку разочаровались в сиянии пролетарской революции, тогда сразу возникают сомнения в целесообразности единства страны. А уж борьба против «железного обруча» вообще правомерна!

На самом деле Запад всегда использовал моменты слабости России, стремясь урезать ее до размеров Средне-Русской возвышенности. И во время Первой мировой войны, и в годы большевистской революции и гражданской войны, и в момент, когда стране угрожала гитлеровская агрессия, и в 1991 году, когда СССР пал, Запад стремился к одному: отнять у России обретения Петра Великого и Екатерины Второй – выход к Черному и Балтийскому морям. Коммунизм здесь ни при чем. В 1991 году коммунизм вообще уже ничем не угрожал Западу, его идеи были уже совершенно непривлекательны для Запада, как они были привлекательны для Европы в 1917 году, или для Третьего мира в 1945-м, когда Европа совершила грехопадение нацизмом, а Советский союз его разгромил.

Россию, пораженную в конце двадцатого века национальным нигилизмом, ослабевшую и растерянную, просто оттесняют на северо-восток Евразии, от одного из главных коммуникационных подступов к центру мировых ресурсов – Средиземно-Черноморско-Каспийского региона. По определению выдающегося русского политического географа Семенова–Тянь-Шаньского, это ключевой регион, контроль за которым обеспечивает роль «господина мира».

Не с «рецидивами» тоталитаризма и не за демократию в России борются США. Речь идет о незамерзающих портах и проливах, через которые проходят не только имперские пушки, но и танкеры с нефтью. То, что делало Россию державой, «без которой ни одна пушка в Европе не стреляла».

Со времен Версальского мира задачей англосаксов было выстроить между Россией и немцами от Балтики до Черного моря ярус мелких несамостоятельных государств, чтобы они не входили в орбиту ни немцев, ни русских. И сейчас эти замыслы осуществляются – отделение Прибалтики, ориентация Украины на НАТО, создание враждебного пояса на Кавказе и нестабильного региона в Средней Азии. Создается сплошной «санитарный кордон» вокруг евразийской страны. В нем не хватает лишь одного звена – Белоруссии. И ее «демократизацией» поручено заняться балтийским соседям, на подготовку белорусской оппозиции выделяются миллионы долларов.

Что за риторикой

Три года назад на церемонии официального приглашения Литвы в НАТО президент Буш произнес знаковые слова: «Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стерты, и эти границы исчезли. Больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты»…

Это сказано не для красного словца. В переводе с эзопова языка геополитики это означает: Восточная Европа отныне не будет сферой влияния ни Германии, ни России, но – США.

Давление на некоммунистическую (!) Россию по сравнению с давлением на коммунистический Советский Союз многократно возросло. Что доказывает: борьба была не с большевизмом, а с историческим государством Россия, геополитическим гигантом. Об этом при разрушении СССР с удовлетворением и присущей ему откровенностью сказал главный разработчик европейской стратегии США Збигнев Бжезинский: «Наконец-то исчезла Российская империя».

О тайных целях ревизионизма

Все, что происходит – это не просто вдруг вспыхнувший интерес к истории XX века, к ее сложным и неоднозначным моментам. Это спланированная кампания, которая преследует вполне конкретные цели. Во-первых, признать нелегитимность всех международно-правовых документов, подписанных Советским Союзом. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Во-вторых, сделать Россию международно уязвимой и даже поставить под сомнение ее статус члена Совета Безопасности ООН. В-третьих, расколоть Россию, лишив ее части территорий и контроля над Балтийским и Черным морями. И, в-четвертых, – лишить прав ее многочисленных соотечественников, волею судеб оказавшихся за пределами исторической родины.

Но кто допустил эту массированную атаку на Россию? Мы сами! Если ты сам топчешь то, что было создано, завоевано, построено предками за 200 предыдущих лет, – то нельзя ждать уважения и милости от других стран и народов! С особым остервенением глумление над историей происходило в России в начале – середине 90-х годов. Тогда таким, как я, путь на центральные телеканалы России был заказан. Каждый день по ТВ мелькали «либералы», которые тоже кричали про «оккупацию», про кровавое прошлое России, про то, что мы должны перед всем миром извиниться и покаяться. Слушая такие призывы, россиянам остается только повеситься. От стыда и позора и от безысходности. Я все это называю неким побуждением к самоубийству, что, кстати, в уголовном праве считается преступлением. Лишь в последние годы, с приходом Путина, ситуация стала медленно меняться. И меня даже стали приглашать на «Времена» к Владимиру Познеру. Это к вопросу о свободе слова и демократии, которые при Ельцине якобы процветали, а при Путине уничтожаются.

«Хватит уже говорить о Ялте, Франклине Рузвельте и Иосифе Сталине, а также о том, что было после Второй мировой войны. Это отличная тема для семинара, но сегодня перед всем миром стоит вопрос, сумеет ли новая Россия стать нормальной, миролюбивой и – да! – демократической нацией. Ответ до сих пор не ясен. Сейчас не время утопать в исторических спорах, как сделал на этой неделе президент США Джордж Буш-младший, во всяком случае, не время, когда на повестке стоит так много опасных и сложных вопросов».
Из редакционной статьи в американской газете Newsday


О пакте Молотова – Риббентропа

– Это был совершенно нормальный по тем временам договор, каких история знает невероятное множество. В своей книге «За что и с кем мы воевали» я привожу примеры подобных соглашений только за XIX и XX века:

– Венский конгресс 1815 года добавил Швейцарии стратегические горные перевалы, чтобы те не достались более динамичным государствам;

– в секретном соглашении 1905 года Япония и США обменялись согласием на захват Филиппин и оккупацию Кореи;

– в Версале в 1919 году Антанта расчленила Австро-Венгрию, предписав, кому и в каких границах можно иметь государственность, а кому нет, кому, как Галиции, перейти от одного хозяина к другому;

- в Потсдаме были изменены границы многих государств и судьба бывших колоний.

Кстати, соглашения по изменению территориального устройства имеют место и в демократическом настоящем. В Дейтоне в 1995–м столпы демократии «начертили» и силой навязали свое территориальное статус-кво на Балканах.

Отчего же «ревизионисты» истории так вцепились именно в пакт Молотова – Риббентропа, пытаясь его представить чуть ли не главной причиной Второй мировой войны? Ответ очевиден. Это попытка поставить знак равенства между нацистским режимом и советским, объявив последний преступным опять-таки со всеми вытекающими отсюда последствиями. В действительности же пакт 1939 года является крупнейшим провалом английской стратегии за весь ХХ век, вот почему его демонизируют. Известно, как Британия активно подталкивала Гитлера именно на Восток. Секретные переговоры Дж. Саймона, министра иностранных дел Великобритании, с Гитлером в Берлине в марте 1935 года стали достоянием советской разведки. На вопрос Риббентропа об Австрии Саймон прямо санкционировал аншлюс, заявив: «Правительство Ее Величества не будет беспокоиться об Австрии так же, как, например, о Бельгии, находящейся в самом близком соседстве с Великобританией».

Гитлер поблагодарил Британию за ее «великодушную позицию».

Британия вовсе не предполагала умиротворить Гитлера. Напротив, самое страшное для англосаксов случилось бы, если бы Германия удовлетворилась Мюнхеном и аншлюсом Австрии. Это было бы соединение немецкого потенциала в одном государстве – кошмар для Британии со времен Бисмарка. Британия рассчитывала подтолкнуть Гитлера к дальнейшей экспансии, причем только на Восток, и в принципе англосаксонский расчет на необузданность амбиций и дурман нацистской идеологии был обоснован. Сегодня умалчивают, что печать и политические круги в Англии открыто обсуждали следующий шаг Гитлера после Мюнхена – поход на Украину.

Договор Молотова – Риббентропа разрушил планы британцев. Но это вовсе не делает договор 1939 года более «ужасным», чем Мюнхенский сговор и аншлюс. Договор действительно позволил Советскому Союзу отсрочить нападение Гитлера на два года. Сегодня, осуждая пакт Молотова – Риббентропа, никому на Западе не кажется абсурдным, что ялтинскую систему клеймит Варшава, получившая в дар от Красной армии Силезию – почти треть своей территории. Литва же и вовсе своей столицей обязана «преступному» секретному протоколу к пакту Молотова – Риббентропа. Архивы свидетельствуют не о стыде литовцев, а о ликовании. Получив Вильно через два месяца после «позорного протокола», в октябре 1939 года, Литва праздновала и, как сообщали дипломаты, «весь город украсился государственными флагами, люди целовались, поздравляли друг друга». Литва – это последний реликт пакта Молотова – Риббентропа.

Что же до так называемой «оккупации» Балтии Советским Союзом, то, как заметил в ту пору британский министр, СССР лишь вернул часть своих территорий, принадлежащих Российской империи.

Об «оккупации»

Оккупация – это юридическое понятие, которое означает неравенство в правах завоевателей и завоеванных. Государство и его законы могут быть плохими, но если все граждане перед лицом этих законов равны, то об оккупации не может быть и речи! Латыши обладали всей полнотой прав, они становились учеными, инженерами, художниками, артистами, были представлены во всех структурах власти, получали государственные премии! Развивались культура, литература, искусство, язык! Это ли оккупация? А в планах настоящего оккупанта – Гитлера – латышам в нацистском «будущем» была уготована роль горничных и чернорабочих, кстати, полностью онемеченных. Не будь Великой Победы СССР во Второй мировой войне, не было бы ни Латвии, ни Литвы, ни Эстонии, ни Польши!

Если бы не наша Победа, эти страны вообще исчезли бы с карты Европы. А сейчас с их территорий исходит попытка демонизировать Россию, заставить каяться, привить комплекс вины русскоязычным жителям прибалтийских стран. На эту задачу работает не только новая политическая элита, но и сотни фондов, которые финансирует Запад, в основном США. Кстати, один из американских фондов и Посольство США в ЛР спонсировали и выпуск фальсифицированной «Истории Латвии».

США хорошо понимают: власть в этом мире принадлежит тому, кто контролирует нефть и информационное пространство.

Но мы не должны сдавать ни строчки из своей истории! Однажды она простила нам предательство. Простит ли второй раз?

Материал подготовлен совместно с Абиком Элкиным
_________________________________________________________
Сокращенный вариант опубликован в газете «Вести Сегодня» 25 мая 2005 года
Когнитивные войны и операции
Три статьи на тему когнитивных войн: понятие явления, трансформация в современный период, технологии, социаль...
Мир в фотографиях из социальных сетей и наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в марте-апреле 2020 года и фото наших авторов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum