Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Миноритарный акционер
(№15 [348] 25.09.2018)
Автор: Борис Вольфсон
Борис Вольфсон

(сочинения, написанные в состоянии сомнительного веселья) 

Полемическое 

Блажен, кто сей оставил мир,

когда минуты роковые

еще грядут и Всеблагие

еще готовят грозный пир. 

Пусть, невысоких зрелищ зритель,

он не узнает никогда,

что надвигается беда

и сгинет тихая обитель. 

Он благ, он прожил без затей

и пропустил Богов пирушку,

отдав другим сию игрушку.

Жизнь удалась. Но жаль детей.  

Настроение 

То ли проседь, то ли просинь
в груде облачных мехов −
антиболдинская осень,
и уже не до стихов.
 

Потому что в этом хламе
нет особенных примет,
чтобы выразить стихами, −
и нужды особой нет.
 

Сей товар никто не спросит:
даже в пору дешевизн
не котируется проседь −
то ли осень, то ли жизнь.
 

Ускользают слов обмылки,
всё здесь хмуро и старо,
и река несёт бутылки
из-под летнего ситро.
 

***

И теперь, когда я лежу на дне

и не помню, куда я плыл,

и не знаю, зачем было нужно мне

плыть куда-то, а знал – забыл… 

И когда ракушками весь оброс,

сломан киль, протаранен борт, −

сам себе корабль, сам себе матрос,

жду команды вернуться в порт. 

Но ко мне на дно только тусклый свет

пробивается сквозь слюду…

Жду команды которую сотню лет, 

но, как видно, напрасно жду. 

Я уже привык и сроднился с дном,

я, как в сон, погружаюсь в ил…

В трюме бочки с золотом и вином – 

для кого я их сохранил? 

Библейская история 

Я Библию читал неоднократно,

но не учил и быстро забывал 

отдельные детали. Но не все.

Среди героев этой старой Книги

мне полюбился – потому и помню –

Самсон. Он был силач и хулиган,

и от него нередко доставалось

своим – ничуть не меньше, чем чужим.

Но за чужих свои его прощали

и говорили: «Ладно, мы потерпим!

Зато как врезал он филистимлянам!»

А те прощать Самсона не хотели,

они мечтали положить конец

его бесчинствам. Я их понимаю:

нормальным людям удаль хулигана

не может быть близка и симпатична, −

тем более, что это был чужак. 

Ну, а Самсон, как всякий крепкий малый,

творил свои бесчинства не со зла,

а от избытка удали и силы.

Он даже загулял с филистимлянкой,

хотя и мог быть обвинён в измене.

Но мненье ортодоксов для него

значенья не имело. Он с Далилой

беспечно развлекался. А она

была филистимлянской Матой Хари

и выведать сумела, в чём секрет

его могучей, непомерной силы… 

Дальнейшее повествованье мне 

не нравится. Жанр водевиля резко

сменяется трагедией и зверством.

Вы помните: остриженный Далилой

и потерявший силу, наш герой

был ослеплён, возлюбленной покинут

и выброшен на улицу – скитаться 

без крова, пробавляясь подаяньем. 

Мне жаль Самсона, он не заслужил,

по-моему, такого наказанья.

Тем более, что слабость и страданье

его ожесточили и, когда

вернулась сила, филистимский храм

Самсон разрушил, погубив себя,

а заодно немало мирных граждан. 

И какова мораль сей страшной сказки?

Что Бог жесток, что он не поощряет

любовь, когда она не по ранжиру,

как Сталин, наложивший свой запрет

на браки с иностранцами? Самсон,

воскликнувший: «Умри моя душа

с филистимлянами!» − был Божеством услышан

и умер, погубив навеки душу… 

Неужто всемогущий Бог не в силах

был разрулить конфликт сей по-иному? 

Неужто Он не мог Самсону зренье,

вернуть, а заодно его подруге

открыть глаза и завершить всё свадьбой,

а храм не разрушать?.. 

Не мог, как видно!


***

… я думаю, что у творца вселенной,

которую он строит, как дворец,

есть, вероятно, собственный творец –

не бог, а человечек вдохновенный –  

поэт, философ, демиург идей,

на мир глядящий пристально и строго, – 

ему никак не обойтись без бога,

как, собственно, и богу без людей...

  

***

… я тебя уже почти забыл,

я почти не чувствую потери,

я уже почти освободился

от своей любви неразделённой. 

Но сегодня в магазине мелочь

я рассыпал и внезапно вспомнил,

как когда-то вместе собирали

мы с тобою медные монетки,

выпавшие из дырявой сумки,

и невольно пальцами касались,

белыми от пыли – это было

только раз, но это было счастьем, 

самым полным счастьем – не почти… 

20 сентября 2018 г.

 

***

… а поскольку трава колола лицо,

некто, лёжа в траве ничком,

понимал, что жив ещё, что кольцо

не замкнулось, и что смычком 

где-то рядом кузнечик врезает марш,

но не траурный, а живой,

и из дыр в бортах поднебесных барж

свет мерцает над головой   

вперемежку с дождиком; быстрых стрел,

щекотавших затылок, он

позабыть не мог, но давно смотрел

вниз, на землю, на рыжий склон; 

зарываясь в травный дурман и бред

и твердя, что ещё живой,

ощущал свою маловатость пред

этим склоном, дождём, травой; 

и решившись жить, но поняв, что весь

он давно уже врос в откос,

принимал дождя и мерцанья взвесь

как спасительнейший наркоз… 

 

***

Пять-шесть оттенков и тонов, а, может быть, и более

поэт успешно разместил на площади стишка,

но был, как видно, удручён своею серой долею

и сверху пыли толстый слой насыпал из мешка. 

Поэт был мастер, он владел умением и смелостью

по полю минному идти, касаться важных тем.

Но трудно было разобрать за общей пыльной серостью,

какие краски там внизу и, главное, зачем. 

Разнообразные цвета кому угодно глянутся,

вот только нужно подождать, покуда грянет гром,

а прежде молния сверкнёт, и облака подтянутся,

и дождь прольётся на стишок, смывая монохром. 

Какие краски заблестят, освобожденье празднуя,

какая радуга взойдёт, как вспыхнет окоём,

и роща зашумит листвой, лиловая и красная, 

и улыбнётся наш поэт, проговорив «Живём!» 

Поэт, оттаявший душой, порадует читателя,

как превосходный колорист, он станет знаменит

и соберёт цветов букет он без миноискателя,

но всё же пыльный свой мешок в чулане сохранит.

 

Полупирожки 

1. 

***

я помню чудное мгновенье

но всё же лучше записать 

***

затычка я не в каждой бочке

но эту вынужден заткнуть 

***

в меня вгляделось отраженье

я не понравился ему 

***

смотрю мужик перекрестился

а грома не было и нет 

***

я как мальбрук в поход собрался

и на беду свою пошёл 

***

два сапога конечно пара

но каждый для своей ноги 

***

ну да в июне дни длиннее

однако ночи коротки 

***

а я мочу врага в сортире

не дам засохнуть и врагу  

***

в годину тяжких испытаний

мне допинг силы придавал 

***

восстань пророк и виждь и внемли

все непророки могут спать 

***

её встречали без одёжки

и провожали без ума 

***

культур-мультур нам не хватает

и гоголь-моголь надоел

 

2. 

***

я помню чудное мгновенье

вот только где когда и с кем 

***

москва спалённая пожаром

звучит как чистый экстремизм 

***

попал в любовный треугольник

и как в бермудском сгинул в нём 

***

вокруг бескрайние просторы

где хату ставить не пойму 

***

шумел камыш но мы не гнулись

мы не деревья а столбы 

***

варю яйцо не меньше часа

не разварилось до сих пор 

***

вставай проклятьем заклеймённый

клеймо себе не отсиди 

***

на тренировке взял три метра

но за три раза и в длину 

***

мы рождены чтоб жить как в сказке

осталось быль преодолеть 

***

читаю гофмана и кафку

откуда знать они могли 

***

забил заряд я в пушку туго

достать обратно не могу 

***

нередко в гости к комендантше 

ходил я в комендантский час 

 

3. 

***

я помню чудное мгновенье

когда простились мы с тобой 

***

мы все учились понемногу

вот и не виден результат 

***

надёжней всех презервативов

простое средство спиодин 

***

пустое сердце бьётся ровно

ритм стимулятор задаёт 

***

гора не ходит к магомету

а жаль хотел бы посмотреть 

***

да мы ж не гвозди в самом деле

зачем же сразу молотком 

***

и у богатых жизнь в полоску

хлеб белый чёрная икра 

***

так много любящих отчизну

совсем затрахали её 

***

всего не стерпит и бумага

что интернету по плечу 

***

но как остановить мгновенье

волк сыт овца ещё цела

 

4. 

***

свидетель чудного мгновенья

увы не дожил до суда

***

евреев с гулькин нос в россии

а в кране снова нет воды 

***

припомнился карибский кризис

шальная молодость моя 

***

соль спички рыбные консервы

запасены дрожи буржуй 

***

броня крепка и танки быстры

пенсионерам не догнать 

***

деревню смелость брать не стала

а город ей не по зубам 

***

нет мы начальников не любим

но самый главный наш кумир 

***

тамбовский волк тебе товарищ

сказал поэту гражданин 

***

когда мы были молодые

и где и точно ли что мы 

***

остановись постой мгновенье

иначе мы начнём стрелять

 

5. 

***

я чудное мгновенье вспоминаю

но каждый раз другое и с другой 

***

большой запас песка в часах песочных 

вот только жаль что весь уже на дне 

***

он помогал ей избежать страданий 

но оказалось что мешал страдать 

***

был рыцарем без страха и упрёка

людей не упрекал и не пугал 

***

пожар в бассейне мы не погасили 

поскольку в кране не было воды 

***

приснился стих но шрифт был слишком  мелким 

и прочитать его я не сумел  

***

в аду есть бар там молотов взбивает 

свои коктейли для политбюро  

***

скривился гвоздь я молотку не пара 

чуть что он сразу бьёт по голове 

***

поскольку секс не повод для знакомства
власть плохо знала собственный народ
 

***

я как акционер миноритарный

пока в миноре но ищу мажор 

***

от пирожка откусим половину 

вот как готовят полупирожки__

___________________

© Вольфсон Борис Ильич

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum