Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Культура
Главный герой Шекспира и Пушкина
(№17 [350] 01.11.2018)
Автор: Владимир Косулин
Владимир Косулин

     Тема Разума, как источника творческого вдохновения, скорее всего, почерпнута Пушкиным у Шекспира, в 38-м сонете именующего Разум десятой музой. У Александра Сергеевича в «Вакхической песне» Музы – слово это переводится, как «мыслящие» – резвятся вместе с Разумом, что указывает и на его божественное происхождение.  

       У пушкинского Разума обличий еще больше, чем у пушкинской Музы. Но больше всего он любит играть роли отцов и стариков. Он Старик-Отец в «Русалке», «Станционном смотрителе», в «Сценах из рыцарских времён», Старик-Отец Альбера, (его, Разума, двойственность абсолютно точно передает оксюморон «скупой рыцарь», кроме того, его спуск в подвал есть подъем на холм, с высоты которого он может взирать на всё, что ему подвластно. Ещё чуть-чуть и из его уст зазвучит: «Отселе я вижу потоков рожденье/ И первое грозных обвалов движенье» и т. д.); он – Отец героини «Мятели», в сновидении дочери, затаскивающий её, опять же, в подвал [1], Отец-разбойник из сна Гринёва – больной, но могущий изрубить на куски любого стоящего на пути; он – Старик священник из «Пира во время чумы», Старик, ловящий золотую рыбку вдохновения в «Сказке о рыбаке и рыбке». Дети Рыбака – а это, скорее всего, мысли – иногда приносят в сетях своему Отцу мертвечину, которая долго не дает Разуму покоя. Об этой скверной особенности Разума – о неумении избавляться от навязчивых мыслей – читаем в «Утопленнике». Разум – летающий Старик Черномор из «Руслана и Людмилы» [2]. Но если старик, оснащенный крыльями, символизирует Разум, то тем более его символизирует орёл из «Узника», который, даже находясь взаперти, может запросто воспарять к горным вершинам [3].  И уж, коли из подвалов и клеток мы добрались до горных вершин, то приведу несколько цитат.  

     «… Он (человек), возвышаясь   до   ума, познает  и  сознает  себя  совсем   иначе,  а  именно,  соеди-нившись с умом и мысля себя в свете его, сознает себя уже не как человека, а как высшее существо. Человек, в таком случае, как бы восхищается и воспаряет в высшую сверхчувственную область той частью своей, которая способна, словно на крыльях взлететь в область чистой мысли и слагать в себе то, что там увидит»

         «Вряд ли есть для человека что-либо лучшее, чем его разум, который поднялся благодаря его знаниям на вершину истины и имеет, таким образом, возможность оттуда разумно взирать на человеческие заблуждения и несчастья»

       «…Страсти ввергают в бездну и тело, и душу, словом, всего человека. Напротив, горы и вверху сидящий царь – что это как не крепость-голова и в ней живущий разум». 

     Приведенные цитаты являются ключом к пониманию «Кавказа», «Монастыря на Казбеке», «Обвала». В «Кавказе» одинокий Разум взирает на всё с достигнутой высоты. Рядом с ним только орел. Это стихотворение – взгляд сверху. «Монастырь на Казбеке» – взгляд снизу. В нем размышления человека, не способного вырваться из ущелья страстей к вольной высоте Разума. «Обвал» – взгляд на противоборство Разума и Чувства со стороны.   

    Но приведенные выше цитаты являются ключом и к пониманию того, что плененный Разум есть главный герой «Кавказского пленника», и к пониманию, что призрак, его пленивший – предмет его всепоглощающей страсти – именуется Свободой. 

     Разум – персонаж противоречивый. Приведенные ниже отрывки, взятые из разных пушкинских произведений, раскрывают непростой характер этого героя.                                                         

                    Так я, по горсти бедной принося

                   Привычну дань мою сюда в подвал,

                   Вознес мой холм – и с высоты его

                   Могу взирать на всё, что мне подвластно.

                   Что не подвластно мне? Как некий демон

                        Отселе править миром я могу,

                        Лишь захочу – воздвигнутся чертоги;

                        В великолепные мои сады

                        Сбегутся нимфы резвою толпою;

                        И музы дань свою мне принесут,

                         И вольный гений мне поработится,                                                  

                         И добродетель, и бессонный труд

                         Смиренно будут ждать моей награды.

                          Я свистну, и ко мне послушно, робко

                          Вползет окровавленное злодейство

                          И руку будет мне лизать, и в очи 

                          Смотреть, в них знак моей читая воли                                             

                           Мне все послушно, я же – ничему; 

                           Я выше всех желаний; я спокоен;

                           Я знаю мощь мою: с меня довольно

                           Сего сознанья…

«Скупой рыцарь»

 

                                      *   *   *

                  С какой доверчивостью лживой,

                  Как добродушно на пирах

                  Со старцами старик болтливый

                  Жалеет он о прошлых днях,

                  Свободу славит с своевольным,

                  Поносит власти с недовольным,

                  С ожесточенным слезы льет,

                  С глупцом разумну речь ведет!

                  Не многим, может быть, известно, 

                  Что дух его неукротим,

                  Что рад и честно, и бесчестно,             

                   Вредить он недругам своим;

                   Что ни единой он обиды     

                   С тех пор как жив, не забывал, 

                   Что далеко преступны виды

                   Старик надменный простирал;  

                   Что он не ведает святыни,

                    Что он не помнит благостыни,

                    Что он не любит ничего,

                    Что кровь готов он лить, как воду,

                    Что презирает он свободу,

                    Что нет отчизны для него.

«Полтава»

 

                                                            *   *   *

                                              Меня не любят и клевещут

                                              В кругу мужчин несносен я,

                                              Девчонки предо мной трепещут,

                                              Косятся дамы на меня.

                                              За что? – за то, что разговоры

                       Принять мы рады за дела,

                       Что вздорным людям важны вздоры,

                       Что глупость ветрена и зла,

                       Что пылких душ неосторожность

                       Самолюбивую ничтожность

                       Иль оскорбляет, иль смешит,

                       Что ум, любя простор, теснит.  

«Евгений Онегин»  

 

     Меняя обличья и кочуя из одного произведения в другое, Разум предстает перед нами главным героем пушкинского творчества. Но, выводя его в герои, Александр Сергеевич прекрасно понимает, что для обывателя Разум никогда не был и не будет мерилом человеческой значимости. Об этом поэт саркастически замечает в «Станционном смотрителе»: «В самом деле, что было бы с нами, если бы вместо общеудобного правила: чин чина почитай, ввелось в употребление другое, например: ум ума почитай? Какие возникли бы споры! И слуги с кого бы начали кушанья подавать?» [7].    

Примечания:

    1.Интересно сравнить видения Марьи Гавриловны и Беатриче Ченчи, героини трагедии Перси Биши Шелли «Ченчи».

     «Она бросилась на постель перед самым рассветом и задремала; но и тут ужасные мечтания поминутно ее пробуждали. То казалось ей, что в самую минуту, как она садилась в сани, чтоб ехать венчаться, отец ее останавливал ее, с мучительной быстротою тащил ее по снегу и бросал в темное, бездонное подземелие... и она летела стремглав с неизъяснимым замиранием сердца…»

                                                                                                                                              «Метель». 

                     Ее отец, схватив ее за пряди

                     Распущенных волос, таскал ее

                     По комнатам, – из комнаты в другую:

                     А то нагую в погреб запирал…                      

                                                                                                                      «Ченчи»       

     2. Согласно концепции К. Юнга, точками, в которых всякий разум может соприкасаться с другим разумом, являются универсальные символы-образы, имеющие общее значение для всех людей. Старик – один из таких образов – символизирует наше Высшее Я, или нашу собственную внутреннюю мудрость. Александр Сергеевич задолго до Юнга писал: 

Ещё в ребячестве бессмысленно лукавом

Я встретил старика с плешивой головой,

С очами быстрыми, зерцалом мысли зыбкой, 

С устами, сжатыми наморщенной улыбкой.

    Но у Пушкина в черновиках есть ещё и характеристики, уточняющие образ Старика-Разума: «Еще в ребячестве моем бесстыдным нравом/Пленил меня старик…». Также из черновиков мы узнаем, что этот бесстыдный Старик кроме всего прочего мастер расставлять сети: «Я старцу в сеть попал…».  

     3. Об «Узнике» несколько подробнее. В «Словаре языка Пушкина» приведены значения предлога «под», в которых поэт его использовал. Но по неизвестным причинам среди них не приведено значение «при», («подле», «возле», «у»), которое он употребил в «Сказке о царе Салтане»: «Три девицы под окном…». Если именно в этом значении предлог использован в «Узнике», то орел, скорее всего, находится внутри – в темнице и вместе с невольником смотрит сквозь зарешеченное окно на волю. Но, так как он, исходя из текста произведения, может свободно проникать в темницу и свободно покидать ее, мы вправе предположить, что речь в «Узнике» идет не просто о птице, а о птице, символизирующей Разум, который свободен даже находясь в заточении. Стихотворение написано в 1822 году в кишиневской ссылке. Позже, в 1828 году, в прологе к «Руслану и Людмиле» поэт напишет об этом времени: «На крыльях вымысла носимый, /Ум улетал за край земной». И, конечно же, не орла, а Разум называет Пушкин верным товарищем, ведь по Далю «товарищ»ровня в чем-либо, помощник, соучастник в чем-либо, дружка, одна из парных вещей. Именно Птица-Разум в «Кавказе» «парит неподвижно со мной наравне». Причем, если речь идет о птицах, то «парить» означает держаться в воздухе на неподвижно распростертых крыльях, если  же речь идет о поэте, «парить» означает – возноситься в область возвышенных идей, мыслей, т. е. мечтать, предаваться фантазиям. В кишинёвской ссылке у Александра Сергеевича было много товарищей, но всё же самым верным был Разум.

                                                               Пленен, обескрылен орел молодой,
                                                               Мой верный товарищ в изгнанье моем 

                                                               Кровавую пищу клюет под окном…

        Не знаю, как для вас, а для меня орел, олицетворяющий Разум, который то до крови клюёт своего носителя, то отрывается от этой грязной работы и мечтает о Свободе, является чрезвычайно сильным образом.

     Существует явная перекличка «Узника» со стихотворением «К сестре», орла – с фантазией, а белеющей горы с Геликоном, где бьёт Иппокрена:

Все тихо в мрачной келье:
Защелка на дверях,
Молчанье, враг веселий,
И скука на часах!
Стул ветхий, необитый,
И шаткая постель,
Сосуд, водой налитый,
Соломенна свирель –
Вот все, что пред собою
Я вижу, пробужден.
Фантазия, тобою
Одной я награжден,
Тобою пренесенный
К волшебной Иппокрене,
И в келье я блажен.

 

Что было бы со мною,
Богиня, без тебя?
Знакомый с суетою,
Приятной для меня,
Увлечен в даль судьбою,
Я вдруг в глухих стенах,
Как Леты на брегах,
Явился заключенным,
Навеки погребенным,
И скрыпнули врата,
Сомкнувшися за мною,
И мира красота
Оделась черной мглою!..
С тех пор гляжу на свет,
Как узник из темницы
На яркий блеск денницы. 

 4. Плотин. Избранные трактаты. Минск, Москва Харвест, АСТ. 2000г. С. 34

     5. Бекон Ф. Жизнь. Мировоззрение. Мысли. Минск. Современное слово 1998. С. 41 

  6. Петрарка, Франческо. Избранное: Автобиографическая проза. Сонеты. Издательство: М.: Художественная литература. 1974 г.

  7. Было бы неверно, размышляя о Разуме, умолчать о стихотворении «Моему Аристарху». Известно, что знаменитый александрийский филолог Аристарх с Самоса «заново издавал Гомера, определял подложные места в нем и, подходя критически, устанавливал текст. Он помечал как сомнительные многие строки Гомера, но лишь в единичных случаях исключал их из своего издания.  Имя Аристарха стало символом строгого и компетентного критика».   

     Отталкиваясь от приведенной цитаты, осмелюсь предположить, что Александр Сергеевич в данном произведении отводит роль Аристарха собственному разуму. Имя Аристарх образовано из греческих аристос – лучший и архо – повелевать, и читается, как лучший повелитель. В целом же название стихотворения звучит – «Моему лучшему повелителю». В таком толковании убеждает и следующая строчка из письма В. А. Жуковского к Н. В. Гоголю, написанного в конце 1847 года: «Самолюбие поэта, оскорбленное критикою, не утешится, когда он сам себе или его аристарх ему скажет: ты негодный поэт, но человек почтенный».  

     Интересно, что пушкинское стихотворение «Из Гафиза» в рукописи имеет название «Фархат Беку». Это имя переводится как «победоносный властитель» (Фархад – победоносный, бек – властитель, господин). То есть, оно ничем не отличается от имени Аристарх. В довершение этих выкладок не могу не напомнить читателю, что при первой публикации стихотворения «Демон» (Мнемозина. М., 1824. Ч. III. С. 11-12.) оно называлось «Мой демон». При внимательном чтении «Аристарха» и «Демона» нетрудно прийти к мысли, что «Мой Аристарх» = «Мой демон» = мой Разум.

_________________________________

© Косулин  Владимир  Александрович

ТАСМАНИЯ. Путевой очерк
Очерк нашего автора, жителя Австралии Ильи Буркуна об увлекательном путешествии на уникальный остров Тасмания
Символ Веры. Рассказы
Шесть новых рассказов нашего автора Николая Ефимовича Ерохина
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum