Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Реализация невозможности
В статье содержится всесторонний анализ общественной ситуации в связи с арестом ...
№08
(361)
25.06.2019
Творчество
Проклят и отвергнут. Эссе-размышление
(№8 [361] 25.06.2019)
Автор: Николай Ерохин
Николай  Ерохин

      В последнее время меня сильно захватывают и не отпускают разные мысли на библейские и евангельские темы. Я стал читать и перечитывать страницы Библии. Бывает, что остановишься при чтении как громом поражённый от строк и слов, сказанных и записанных не тысячу, а тысячи лет тому назад. Или их понимание, спрашиваешь себя, только что родились и оформились в твоей изумлённой душе?

     Читаю, например вот эти строки: «Итак, не бойтесь их, ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано.»

    Другой пример: «Посему, что вы сказали в  темноте, то услышится во свете; и что  говорится на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях»…

      Меня долгие годы не отпускает проклятая судьба Иуды. И какие только авторы во все времена и эпохи не писали, не рассуждали о его злосчастной судьбе, о его оставленности Небом и людьми. Само имя стало проклятым и если кого–то обвиняли в иудстве, в предательстве, он был обречён. Шансов оправдаться у него не было, клеймо оставалось несмываемым. Одинокому везде пустыня. Это про него, про Иуду. 

    Во мне живёт необъяснимый соблазн защитить Иуду от всечеловеческого христианского презрения… Другом же был, собеседником был, одним из немногих окружающих, кто умел слушать и понимать Иисуса. Хитрован и умница был. И Иисусу с ним было интересно и разговаривать, и размышлять, и делить досуг.  В   кругу учеников и единомышленников Спасителя он был проворный, хваткий и толковый казначей, квартирьер, снабженец.  Все расчёты по  их великой миссии держались на нём, на Иуде. 

     Я уверен, что  история предательства людьми будет переосмыслена. Секрет здесь запрятан в словах самого Иисуса: «кто душу свою хочет спасти, тот потеряет её, а кто  душу свою потеряет  ради меня, тот спасётся».

    Когда-то, давно-давно читал я что-то похожее у писателя Нагибина. Однажды писатель предположил, что Иуда не предавал Христа, а передал его римлянам, тем  самым осуществив Божий Замысел. Иуда единственный из всего окружения Христа, единственный из всех учеников согласился на это, зная, что имя его будет проклято «во веки веков». Если не так, то зачем было целоваться, если можно было просто указать пальцем? «Кто душу свою хочет спасти, погубит её, а кто душу свою погубит ради меня – спасётся»

     Во мне  с давних пор уже крепнет  уверенность, что и Иуда, и Христос  знали, что и как всё с ними произойдёт. И оба действовали и вели себя в соответствии с принятым планом. Решительный Иуда всё рассчитал как надо. Он не обрадовался премиальным сребреникам, а тут же по получении бросил их под ноги Римлянину.  Без промедления он облюбовал осиновый ствол с крепкой веткой, под которой и окончил земной свой и проклятый  путь. 

       Он спешил, он определённо спешил, чтобы завтра успеть встретить Христа на пороге его бессмертного инобытия.

     Об этом много, убедительно и мучительно страстно кто только из русских писателей не писал, не рассуждал, не мучился тоской и сомнениями.  

     В последующие годы жизни я не раз и не два примерял к тем или иным ситуациям, тем или иным моделям людского поведения страшную посмертную долю парня из Кариот. И научился вроде бы определять и меру мужества, и меру стойкости, и меру порядочности людей. Один пример, который оказался под рукой, – Поэт Евтушенко. Кто только не упражнялся по поводу его поступков, его сервильности, а то и просто приспособленчества. А мне, чтобы понять его и навсегда принять в своё сердце, хватило одной его речи, одного его доклада, прочитанного с кафедры в Нью-Орлеане почти шестьдесят лет назад. В своём докладе он  разделил человечество на три категории. 

  Первая. Это те, кто обладает преступной неспособностью чувствовать собственный грех или вину за что бы то ни было.

   Вторая категория – это люди, которым ведомо время от времени чувство вины.

   Третья категория – самая скромная по количеству, постоянно чувствующая себя виноватой прямо или косвенно за всё на свете. Но именно благодаря этим людям, –   утверждает Поэт, – и существует то, что и называется «совестью человечества.»

  Какие простые слова и мысли. Но и насколько же они универсальны, всеобъемлющи и верны. Именно в этой связи мне вспоминается довлатовская философия не – деяния: вижу, слышу, понимаю и, ни с чем не соглашаясь, ничего не пытаюсь изменить.

    Я вспоминаю безнадёжный  крик боли  до  бесконечности трагичного Зощенко в пору его беспощадной травли: «У меня нет ничего в дальнейшем. Ничего!» И как бы подытоживая эту вселенскую боль, Пастернак записывает в своей тетради: «Мы гибнем от собственной готовности…», «Я пропал, как зверь в загоне…»

    Да, отчаянных одиночек, способных бросить вызов «остатнему» миру, всегда было мало, по пальцам можно пересчитать. В качестве примера назову Галича: 

И всё также, не проще,

Век наш пробует нас –

Можешь выйти на площадь,

      Смеешь выйти на площадь

В тот назначенный час?!

     Те семеро, имена которых обыватель благополучно и давно забыл, да и правду сказать, не очень–то и помнил, на площадь вышли, и я доставлю себе горькую радость, если вспомню их  здесь поименно. 

    Это 1968 год. Я – заводской работяга и студент-вечерник – слыхом не слыхивал  о каких-то там жалких протестантах, которые – гляди-ко,  выискались – «за  нашу  и вашу свободу…» А это был беззаветный, безумный по смелости, по самопожертвованию подвиг безумцев и храбрецов. 

    Да, это было событие, происходящее раз  в сто лет – Чаадаев, декабристы, Герцен, и вот, они. Их семеро: Виктор Файнберг, Павел Литвинов, Вадим Делоне, Константин Бабицкий, Владимир Дремлюга и в одном ряду с ними – Наталья Горбаневская  и Лариса Богораз. Они против танков в Праге, они – за нашу и вашу свободу… Иудовцы, предатели…

   Сейчас (май 2019 года) их в живых осталось трое. В конце 2016 года умер Иосиф Горбаневский, который тогда младенцем лежал в коляске. Александр Аронов тогда в самиздатовском «Синтаксисе» опубликовал стихи и посвятил их другу. Пронзительные, провидческие строки, предчувствие долгого начала конца.

Он предчувствует: впереди

Осень тёплая недолга.

Значит, скоро пройдут дожди, 

А за ними придут снега.

   И какие, добавлю от себя, снега пришли! Скорее всего – четвертьвековые, поколенческие…

     Но и надежда не умирает. Страна держится и, надеюсь, удержится провинцией. Недавно узнал новое для себя имя  литератора – уральца Алексея Сальникова. Урал продолжает входить в меня – Борис Рыжий, Денис Новиков, Илья Кормильцев и вот – Алексей Сальников…

    Нет, что ни думай, что ни говори, а люди, на которых хотя бы мысленно можно опереться, есть. Они остаются, например, безоглядные Юрий Шевчук, Андрей Макаревич, Александр Сокуров… 

    И какие бы расклады я здесь ни изобретал, а на имя человека и мыслителя, человека неудобного, мало кем любимого, но и великого, я сослаться обязан. Вот что Солженицын пишет о себе сам, о своём месте в истории и культуре страны («Красное колесо»): «Я должен стоять … мостом над всей пропастью советских лет. И чтобы по мне перетащилась история и круг идей не пропали бы для будущего.» 

    А что же я, надломленный, если не сломленный, болезнями человек, всё ещё пытающийся сохранить личное достоинство? Оставшееся мне время жизни (раньше всегда говорил – годы жизни), возможно, окажутся лучшими. Всё суетное обесценивается, осыпается, и я могу быть и оставаться самим собой без притворства, без лицемерия и перед собой, и перед людьми. 

      И, наконец,  о любви  словами Джона Уильямса («Стоунер»), потому что лучше не скажешь: «Эта истина вроде бы очень проста – человек, каким ты его полюбил, не равняется человеку, каким ты его будешь любить в итоге, потому что любовь – не цель, а процесс, посредством  которого человек пытается познать человека».  

     Вот и весь секрет. Если ты его для себя открыл, то можешь умирать спокойно, любовь будет с тобой до твоего последнего вздоха. Остаётся вопрос: знал ли об этом секрете Иуда? Или, ещё точнее, знали ли они с Сыном Человеческим об этом секрете?  Знали ли? Знали ли?

_______________________

© Ерохин Николай Ефимович

Современная украинская художница Ольга Кошелева
Творчество художницы Ольги Кошелевой необычно и по содержанию, и по форме. Она пытается отобразить глобальные ...
Мир в фотографиях. Портреты современников
Фотопортреты популярных общественных деятелей, политиков, актеров, спортсменов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum