Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
фотографии из социальных сетей
№12
(365)
05.10.2019
Культура
Дело Николая Соколова и спектакль «Осенние скрипки»
(№10 [363] 20.08.2019)
Автор: Николай Блохин
Николай  Блохин

100 лет назад, в марте 1919 года, следователь по особо важным делам Николай Соколов начал расследование убийства последнего императора России Николая II, его семьи и домочадцев.

     Материалы об убийстве царской семьи, собранные судебным следователем по важнейшим делам Алексеем Намёткиным и членом Екатеринбургского окружного суда Иваном Сергеевым с 11 октября 1918 года по 20 января 1919 года, не удовлетворили Верховного Правителя России адмирала А.В. Колчака, и он распорядился начать новое расследование. Выбор выпал на следователя по особо важным делам Николая Алексеевича Соколова.

     Характеристики его были самые высокие: «весьма хороших способностей», «отличается трудолюбием», «нравственно безупречен», «православного вероисповедания»,  «дворянин». У коллег заслужил славу непревзойдённого сыщика. В тридцать два года Соколов – «надворный советник», «за безупречную службу Высочайшим указом награждён орденом Святого Станислава», «председатель Союза судебных следователей Пензенского окружного суда».

Нажмите, чтобы увеличить.
Следователь Николай Алексеевич Соколов (1882-1924)

        Николай Соколов родился 21 мая 1882 года в купеческой семье. Его отец – Алексей Соколов был довольно зажиточным купцом второй гильдии. Мать Надежда Мукланова – простая крестьянка, занималась ведением домашнего хозяйства. В самых ранних публикациях о Николае Соколове встречается, что родился он в Пензе. Это ошибка. На самом деле Николай Соколов родился в городе Мокшане Пензенской губернии.

«Мокшан славился богатыми ярмарками, – рассказывалось в документальном фильме Александра Столярова «Отречённый», – зажиточным купечеством, благочестием прихожан многочисленных храмов, блестящими офицерами и дружными семьями. Центром уездной жизни была Богоявленская церковь, построенная в конце XIX века на купеческие средства на месте старого деревянного храма Святого Николая-угодника».

      Но славу городу принёс вальс «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии», посвящённый мокшанским воинам, погибшим в русско-японской войне. Впоследствии наименование полка из текста выпало. В Европе он известен как «Русский вальс», а у нас в России – как вальс «На сопках Маньжурии».

       Мужскую гимназию Соколову пришлось заканчивать в Пензе. В Мокшане было только начальное училище. Получать высшее образование отец послал сына  в Харьков. Николаю Алексеевичу было восемнадцать лет, когда он стал студентом юридического факультета Харьковского университета. Он блестяще окончил его, получив в 1904 году диплом первой степени.

    После окончания университета карьера Николая Алексеевича складывалась довольно успешно. Начинал младшим кандидатом на должность по судебному ведомству. В двадцать пять лет Соколов стал судебным следователем Краснослободского участка родного Мокшанского уезда. Это было непростое время: после революции 1905–1907 годов в уезде произошёл всплеск преступности. Соколов успешно участвовал в расследовании многих непростых дел тех лет. И обратил на себя внимание окружной судебной власти.

       В Пензе он служил следователем. Служил исправно. Ещё до Первой мировой войны он пошёл на повышение. В 1911 году его назначили следователем по важнейшим делам Пензенского окружного суда.

     Февральскую революцию 1917 года, отречение Николая II от престола Соколов воспринял как катастрофу. Не раз говорил: «...без Бога на Небе и без Царя на Земле России и русскому народу не жить». После Октябрьской революции 1917 года Соколов не стал сотрудничать с советской властью и уволился со службы, сославшись на слабое здоровье.

       Летом 1918 года Соколов, переодевшись в крестьянскую одежду, отправился пешком за Урал, в Сибирь. Путь был неблизким и опасным: Соколов шёл по территории, занятой красноармейцами, через Сызрань, Уфу.

       Первая остановка была в Омске. Здесь находилась администрация адмирала А.В. Колчака. Соколов предъявил рекомендательные письма и получил назначение на должность товарища прокурора Иркутского окружного суда. Позднее был переведён в Омский окружной суд следователем по особо важным делам.

         Первая встреча с адмиралом А.В. Колчаком, как вспоминал Н.А. Соколов, произошла 5 февраля 1919 года. Адмирал «приказал мне ознакомиться с материалами следствия и представить ему мои соображения о дальнейшем порядке расследования», – писал Соколов в предисловии к книге «Убийство царской семьи». На следующий день, выслушав Соколова, адмирал Колчак подписал приказ о новом расследовании убийства царской семьи и возложил это дело на Николая Соколова. 

На папке зелёного цвета, заведённой 7 февраля 1918 года, написано: «ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ, произведённое Судебным Следователем по особо важным делам Н.А. Соколовым по делу об убийстве отрёкшегося от Престола Российского Государства Государя Императора Николая Александровича, Государыни Императрицы Александры Фёдоровны и его детей: Наследника Цесаревича Алексея Николаевича,  Великих Княжон Ольги Николаевны, Татьяны Николаевны, Марии Николаевны, Анастасии Николаевны и находившихся при них: доктора Евгения Сергеевича Боткина, повара Ивана Михайловича Харитонова, лакея Алексея Егоровича Труппа и комнатной девушки Анны Степановны Демидовой».    

     3 марта 1919 года Соколов получил охранную грамоту за подписью Верховного Правителя России, согласно которой у него были широчайшие полномочия: «Настоящим повелеваю всем местам  и лицам исполнять беспрекословно и точно все законные требования Судебного Следователя по особо важным делам Н.А. Соколова и оказывать ему содействие при выполнении возложенных на него обязанностей по производству предварительных следствий об убийстве бывшего Императора, его семьи и Великих князей. Адмирал А.В. Колчак. Исполняющий обязанности директора канцелярии Верховного Правителя генерал-майор Мартьянов».

     4 марта 1919 года Соколов выехал в Екатеринбург, где начал тяжелейший труд по расследованию убийства царской семьи. С 8 марта по 11 июня 1919 года Соколов проводил следственные действия в Екатеринбурге, Алапаевске, в селе Коптяки, на рудниках, железнодорожном разъезде, в урочище.            

  Из книги Николая Соколова: «Мне выпало на долю производить расследование об убийстве Государя Императора Николая II и его семьи. В пределах права я старался сделать все возможное, чтобы найти истину и соблюсти её для будущих поколений. Я не думал, что мне самому придётся говорить о ней, надеясь, что её установит своим авторитетным приговором русская национальная власть. Но суровая действительность не сулит для этого благоприятных условий в близком будущем, а неумолимое время кладёт на всё свою печать забвения».

      Изучив материалы об убийстве Государя Императора Николая II и его семьи, собранные до него Алексеем Намёткиным и Иваном Сергеевым, следователь по особо важным делам Омского окружного суда Николай Соколов несколько дней лично осматривал комнату за комнатой в доме Ипатьева в Екатеринбурге, особенно подвал, в который вели двадцать три ступеньки и где в ночь с 16 на 17 июля 1918 года было совершено преступление. Соколов настоял на проведении научной экспертизы частей стен и пола в доме Ипатьева. Определив характер их разрушений, провёл научное исследование кусков пола на кровь. Соколов разыскивал личные вещи членов царской семьи, расспрашивал очевидцев, допрашивал свидетелей, записывал показания жителей села Коптяки и смотрителей железной дороги, выявил роль главарей Екатеринбургского ЧК в убийстве царской семьи.  

Нажмите, чтобы увеличить.
Император Николай II с семьей
 

     Весной, когда сошёл снег, Соколов организовал небывалые по масштабам поисковые работы в урочище Четырёх Братьев и в Ганиной яме. Было обследовано двадцать девять шахт. Обобщив полученные материалы, следователь Соколов не поверил официальным сообщениям в большевистской печати, что расстрелян лишь Николай Романов, а его жена и сын «отправлены в надёжное место». Про дочерей Николая II вообще ни слова.

       Соколов пришёл к выводу о том, что в ту страшную ночь погибли Николай II (50 лет) и вся царская семья – Александра Фёдоровна (46 лет), дочери Ольга (23 года), Татьяна (21 год), Мария (19 лет), Анастасия (17 лет), наследник цесаревич Алексей (неполных 14 лет), и окружение семьи – доктор Евгений Боткин (53 года) и прислуга: повар Иван Харитонов (48 лет), камер-лакей Алексей Трупп (62 года), комнатная девушка Анна Демидова (40 лет). Из дома Ипатьева в ту страшную ночь убийцы вынесли одиннадцать трупов, погрузили на автомобиль, вывезли в лесное урочище. Расчленив трупы, сожгли их, используя керосин, а обугленные останки уничтожили серной кислотой «до пепла».

        Соколов выяснил, что ровно через сутки после зверства в Екатеринбурге в Алапаевске чекисты убили Великого князя Сергея Михайловича, князей Игоря Константиновича, Иоанна Константиновича, Константина Константиновича, князя Владимира Павловича Палея, Великую княгиню Елизавету Феодоровну, сестру царицы, инокиню Варвару. В Перми убили Великого князя Михаила Александровича, брата Николая II.

Нажмите, чтобы увеличить.
Пермь. Памятная доска на стене гостиницы "Королевские номера", где жил брат Николая II великий князь Михаил Александрович до дня его убийства
     Соколов установил, что непосредственным убийцей императора Николая II и 14-летнего наследника Алексея был комендант Ипатьевского дома чекист Янкель Хаимович Юровский. Соколов писал: «Юровский сказал несколько слов, обращаясь к государю, и первый же выс­трелил в государя. Тут же раздались зал­пы злодеев, и все они пали мёртвыми. Смерть всех была моментальной, кроме Алексея Николаевича и одной из княжон, видимо, Анастасии Николаевны. Алексея Николаевича Янкель Юровский добил из револьвера, Анастасию Николаевну кто-то из остальных».

       Книга Соколова «Убийство царской семьи», несмотря на более поздние издания новых книг о чудовищном преступлении, остаётся в этом ряду самым главным документом эпохи.

      Соколов покинул Екатеринбург до прихода частей Красной Армии, которые вошли в город 15 июля 1919 года, и вывез бесценные материалы следствия в Читу, затем перебрался в Харбин. Из Китая пароходом во Францию, в Марсель. Из пятидесяти ящиков с материалами следствия уцелело двадцать девять..

       Во Франции, именуя себя по-прежнему следователем по особо важным делам Омского окружного суда, Соколов не оставляет следствия. Допросы продолжаются. Список  огромен: князь Львов, Керенский, Милюков, Гучков, Занотти, Переверзев, Маклаков, Бурцев, Трепов, князь Долгоруков, князь Юсупов... Кажется, будто вся русская эмиграция проходит свидетелями об убийстве царской семьи, эмиграция, определившая дело убийства своего императора как дело Соколова, всего лишь бывшего следователя окружного суда.

    Соколов был совершенно уверен, что следствие ещё далеко не закончено, и для публикации материалов час ещё не настал. Соколов составил доклад о расследовании убийства семьи Николая II. И передал его вдовствующей императрице Марии  Фёдоровне, матери убиенного Николая II. Но она не примет доклада Соколова, отказывалась верить, что её сын Николай мёртв, что мертвы её внуки Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, Алексей. Она не поверит, что Россия способна на такое убийство. У неё была своя вера в Россию.

      Во Франции Соколов завершил подготовку восьми томов уголовного дела для передачи в международный суд. Только суда не было, как и не было законного государства, законной власти. В СССР царили террор и беззаконие, а на Западе – ложь и равнодушие. Соколов принял решение опубликовать материалы следственного дела. Но не успел осуществить замысел при жизни. Соколов скоропостижно умер 23 ноября 1924 года.

         Часть материалов следствия Соколов всё же опубликовал. В конце февраля 1919 года  в омской газете «Заря» Соколов опубликовал некоторые результаты расследования об убийстве Николая II и его семьи. В 1924 году в Париже вышла книга Николая Соколова на французском языке – Nicolas Sokoloff. Enquête judiciaire sur l’assassinat de la Famille Impériale Russe. Paris, 1924 («Судебное расследование убийства семьи Императора России»).

    Через год князь Н. Орлов, ближайший друг Соколова, издал в Берлине книгу: «Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А. Соколова». В предисловии к книге Соколов писал: «Я отнюдь не претендую на то, что мне известны все факты и через них вся истина. Но до сего времени она мне известна более, чем кому-либо».

      Долгие годы в России, в Мокшане – на родине Николая Соколова – практически ничего не было известно о нём. Его имя долгие годы было под запретом: участник белого движения, монархист. И только в 90-е годы ХХ столетия стал известен гражданский и профессиональный подвиг Соколова, что это был прежде всего человек чести, который любил Бога, Царя и Отечество.

     Расследуя убийство царской семьи, Николай Соколов оставил без внимания одну деталь. О ней рассказал доктор филологических наук, профессор Ставропольского педагогического института А.А. Фокин. В газете «Известия Уральского Областного Совета Рабочих, Крестьянских и Армейских Депутатов и Екатеринб. Совета Рабочих и Армейских Депутатов» за 16 июля 1918 года (№ 133) на 1-й странице опубликовано объявление следующего содержания:

ЛЕТНИЙ САД и ТЕАТР

(бывший Харитоновский)

Спектакли Петр. передвижн. театра «ЗЕЛЕНОЕ КОЛЬЦО»

Во вторник 16 Июля

ОСЕННИЕ СКРИПКИ  пьеса в 5-ти действиях СУРГУЧЕВА
Летний сад открыт ежедневно с 6 часов вечера до 1 ½ часу ночи.

Начало спектаклей в 8 ½ часов вечера.

В саду играет Симфонический оркестр из 27 человек. 

     16 июля 1918 года чекист Яков Юровский отложил казнь Николая II, его семьи и домочадцев на более позднее время. В этот день вечером в театре Летнего сада, принадлежавшего до октябрьской революции предпринимателю П.Я. Харитонову, шёл спектакль по пьесе «Осенние скрипки» русского драматурга, уроженца города Ставрополя И.Д. Сургучёва в постановке передвижного театра «Зелёное кольцо», созданного В.И. Немировичем-Данченко.

    Спектакль начался в 20 часов 30 минут, закончился в 23 часа 30 минут. Народные гуляния после спектакля затянулись до половины второго ночи наступившего 17 июля 1918 года. Я. Юровский отложил казнь, потому что горожане могли услышать выстрелы в центре города.

     27 феврале 2019 года на встрече в Ставропольской краевой универсальной научной библиотеке имени М.Ю. Лермонтова профессор А.А. Фокин рассказал читателям о найденном тексте объявления о спектакле по пьесе «Осенние скрипки». И, обращаясь к читателям, спросил: «Жизнь Николая II, его семьи и домочадцев была продлена на целых четыре часа! Много это или мало
       Тот спектакль по пьесе И. Сургучёва «Осенние скрипки», видимо, не был случайным. Позднее, в 1939 году, во Франции, сама судьба сведёт драматурга Илью Сургучёва с полковником Владимиром Оллонгреном, другом детства Николая II. Его увлекательный рассказ о родной матери и первой учительнице Николая II Александре Петровне Оллонгрен покорит сердце драматурга. И ляжет в основу повести «Детство Императора Николая II». Так ещё раз пересекутся творческие пути-дороги Ильи Сургучёва с судьбой Николая II и царской семьи. Но следователь Николай Соколов об этом никогда не узнает.

Нажмите, чтобы увеличить.
Памятник Николаю II в мужском монастыре в честь Святых царственных Страстотерпцев в Ганиной яме. Екатеринбург
 

______________________

© Блохин Николай Федорович


Утомленные кислотой. Армянск через год после выбросов
Статья о загрязнениях воздуха в городе Армянске и их последствиях.
"Там все рушится". Как оптимизируют медицину в провинции
О проблемах провинциальной медицины. К чему приводит политика оптимизации медицинских учреждений
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum