Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Наука и техника
Предсказуемость планетарной эволюции. Искусственный разум, ноосфера и сверхдалёкое будущее
(№13 [366] 01.11.2019)
Автор: Эдуард Витол
Эдуард Витол

Из предисловия автора

Эволюционная футурология (ЭФ) это зарождающееся направление познания. В его рамках предпринимаются попытки структурировать выдвинутые ранее идеи и свести их в единую концепцию, конечной целью которой станет обновление картины земного мира, включающей весьма удалённое будущее. Среди планетарных феноменов, попадающих в зону активного изучения, можно отметить такие прогнозируемые явления, как возникновение искусственного интеллекта и технологическая сингулярность. В широком понимании ЭФ должна рассматривать всю планетарную эволюцию – от момента её возникновения, до перехода в иное состояние – в единстве всех пространственно-временных параметров, с учётом коэволюционного взаимодействия разных масштабных образований (геосферы, биосферы, антропосферы, техносферы и ноосферы), и их неразрывной генетической связи. Космическое пространство – это не только место зарождения Земли, но и та зона Вселенной, куда устремится эволюция, достигшая своей пиковой фазы. Именно эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю (прошлое), настоящее и необычные проявления реальности, которые станут доминировать в далёких тысячелетиях. 

Нажмите, чтобы увеличить.
 
Человеку думающему всегда нужен образ будущего. Раньше подобную роль выполняла идея коммунизма, и, хотя даже обществоведы с академическими званиями не могли толком объяснить, что это такое, тем не менее, она оказывала сильное идеологическое воздействие на массовое сознание. С крушением старых представлений была поколеблена и идея «светлого будущего». Общество в своем стремлении иметь картину перспективного развития мира разделилось: одни обратились к богоискательству, эзотерике и мистике; другие, тяготеющие к рационализму, стали интуитивно искать замену и нашли ее в образе ноосферы — той масштабной планетарной структуры, которая, по мнению естествоиспытателей, формируется вследствие закономерной эволюции биосферы.

Для онтологии и теории познания всегда было важно, чтобы понятия, содержащие придуманные черты и несуществующие свойства, не распространялись на окружающую реальность, ибо это ведет к опасным заблуждениям — не только научным и философским, но — главное — социальным. Как кривые зеркала дают неверное представление о действительности, так и неправильно используемые понятия искажают создаваемый теоретический образ — новую картину мира, приводя к иллюзиям глобального характера.

С понятием ноосферы сложилась ситуация, схожая с коммунизмом, — отсутствует ее четкое определение. Философы, культурологи, историки, геологи, экологи, экономисты, публицисты и политики — все они по-своему трактуют это модное нынче понятие. Здесь возникает ряд острых вопросов: а не создаем ли мы себе опять ложный образ, не ставим ли эфемерных целей, ассоциируя прогрессивное развитие цивилизации с понятием ноосферы? И что на самом деле представляет ноосфера действительная, созданная не абстрактным воображением, а отражающая знание законов планетарного эволюционизма? Станет ли она этапом развития биосферы или будет качественно новой самостоятельной масштабной системой? Является ли человеческий разум ведущим компонентом ноосферы?

     У некоторых исследователей даже сама постановка подобных вопросов вызовет недоумение и даже негодование. С их точки зрения, речь идет о вполне очевидных вещах, не требующих обсуждения. Но процесс научного познания тем и примечателен, что новый парадоксальный подход позволяет разрушить стереотипы и открыть дорогу к новому знанию. Ведь до появления геометрии Лобачевского и Римана вопрос о возможном пересечении параллельных линий казался по существу абсурдным. До определенной стадии зрелости самой науки вопрос о рождении и эволюции Вселенной также считался бессмысленным, выходящим далеко за рамки рационального знания.

   Разрабатывая глобальные сценарии (модели) будущего, мы неизбежно приходим к фундаментальной концепции В.И.Вернадского о переходе биосферы в ноосферу. Но при анализе его научного наследия не учитываются следующие важные моменты. Во-первых, неразработанность учения о ноосфере, что предполагает не только его расширение и дополнение, но и возможное внесение туда кардинальных изменений. Во-вторых, ни в коем случае нельзя догматизировать идеи великого ученого, ибо новая историческая реальность позволяет увидеть основные его положения совершенно в ином свете, оценить их с новых позиций, достигнутых наукой. В-третьих, при анализе современного этапа планетарного развития и, особенно, его будущего не стоит ограничиваться рассмотрением лишь человеческой цивилизации. Следует признать бесплодными попытки представить ноосферу без комплексного исследования всей планетарной эволюции — ее прошлого, настоящего и будущего, выявления универсальных закономерностей земного развития. Необходимо понять также своеобразие эволюции искусственного, степень влияния техносферы на весь ход масштабных преобразований. В-четвертых, требует дальнейшего совершенствования космический подход, так как локальные земные системы развиваются в потоке космических энергий, всплески которых существенно влияют на темп планетарной эволюции, обусловливая появление качественно новых структур и перестройку существующих. К тому же, генетическая связь земной материи с космосом характеризует не только ее прошлое, но проявится также и в будущем. Земное развитие не ограничивается поверхностью планеты, а все больше расширяется в окружающее космическое пространство. В-пятых, существует распространенное заблуждение относительно того, что человечество само определяет ход земной истории, от его решений, мол, зависит, каким предстанет будущее. Но исследователи не учитывают (либо вовсе не знают) наличие у планетарной эволюции собственных законов, которые реализуются вполне объективно, как любые другие природные законы и закономерности, и не зависят от субъективных желаний человека. Это находит подтверждение в различных отраслях современной науки, в частности, синергетике, неравновесной термодинамике, теории систем, формировании концепций планетарного и универсального эволюционизма.

     К идеям Вернадского (при всем к нему уважении) не следует относиться как к догме, что, впрочем, касается и других научных идей. К этому призывал и сам великий ученый. Наоборот, необходимо преобразовать их содержание, наполнив новым смыслом. Задача современных мыслителей как раз и заключается в том, чтобы дальше разработать его научное наследие, уточнив не только детали и фрагменты направленного масштабно-исторического процесса преобразования земной материи, но и выявить его глубинные основы, движущие факторы. Придав, таким образом, новой научной картине мира более четкие очертания, связав при этом планетарные события прошлого и настоящего с событиями будущего.

     Колоссальный вклад в науку, внесенный академиком Вернадским, поднял ее на новую высоту. Но мы не вправе останавливаться на этой ступени познания, а должны подниматься еще выше. Тогда откроются новые перспективы, оценив широту которых человечество сможет понять и свое подлинное положение в мире — в глобальных процессах планетарных и космических преобразований, и структуру самого мироздания.

     Ноосферу связывают с человеческой цивилизацией многие мыслители. Это обусловлено вполне понятными причинами, ведь коль скоро она именуется «сферой разума», а разумное существо на нашей планете одно — человек, то, следовательно, он есть носитель и образующий элемент ноосферы. Но подобные мысли приводят в конечном итоге в логический тупик, ибо тогда становится непонятно, в чем же заключается качественное своеобразие и коренное отличие таких масштабных систем, как антропосфера и ноосфера, и где место техносферы в планетарной эволюции.

     Человеческое мышление так долго восторгалось собственным величием (в силу отсутствия критической саморефлексии), что упустило наступающий переломный момент в земной истории, который связан с появлением качественно иной формы разума — искусственного интеллекта. А ведь последний является не случайным актом научно-технического прогресса, а выступит вполне закономерным его итогом.

     На современном этапе становится очевидным — нельзя говорить о разумности планетарной деятельности человечества. Объективная оценка новейшей истории показывает: наука (научная мысль) не является страховкой от неразумных и агрессивных действий. Более того, все технические и интеллектуальные новации, в первую очередь, направляются на создание новых видов оружия и средств уничтожения, приобретающих массовый характер (оружие массового поражения). К тому же наивно полагать, будто наступит время, когда человек станет руководствоваться не внутренними побуждениями, а некими высшими идеалами и ценностями, на что часто ссылаются авторы, указывая признаки формирования так называемой ноосферной культуры человечества.

    Мыслители приходят к пониманию того, что Вернадский, высказав ряд основополагающих идей о сущности ноосферы, лишь обозначил контуры своего учения, отразил общую направленность будущих масштабных преобразований. Однако в тот исторический момент еще не было теоретического материала и достаточного опыта, чтобы решить поставленную задачу по комплексному осмыслению планетарной эволюции, особенно ее будущих этапов. Необходима была трудоемкая, кропотливая и длительная — на протяжении десятилетий — работа исследователей во всех областях научного поиска для создания предпосылок решения этой грандиозной задачи.

   Новое время потребовало дальнейшего развития многих положений, выдвинутых замечательным ученым. Главное здесь — это необходимость разработки глобальных моделей, отражающих исторический процесс планетарной эволюции, а также — создание прогностических концепций, показывающих дальнейшую ее направленность. Новизна, необычайная сложность и неразработанность перечисленных проблем определили вполне естественную в подобных случаях неоднозначность подходов исследователей к ноосфере, отражая разные точки зрения.

    Существующие позиции и различные взгляды на ее формирование можно классифицировать, разделив на три группы. Для первой характерно преобладающее мнение о том, что ноосфера и бытие человека неразделимы, т.е. ее возникновение непосредственно связывают с рождением земных разумных существ, а дальше шло лишь совершенствование. Для второй показательны утверждения, согласно которым человечество лишь вступает в ноосферное состояние. Здесь считают, что данный глобальный переход в качественно новую фазу и определяет масштабные изменения, происходящие с цивилизацией в настоящее время. Это проявляется в планетаризации сознания, возникновении новой нравственности, экологического императива и проч. Третья отличается тем, что здесь ноосфера связывается с далеким будущим человечества, с той высшей стадией его развития, которая находится далеко за горизонтом. Таким образом, можно констатировать: все эти три группы объединяет одна общая черта — тесная увязка ноосферы с человеческой цивилизацией, т.е. такой планетарной системой как антропосфера.

    Но уже назрела необходимость, реально рассмотрев земные процессы, выдвинуть принципиально иной подход к данной проблеме. Ключевым его положением является то, что в основе ноосферы будет неживая материя искусственного происхождения, а ее главными образующими элементами станут системы искусственного интеллекта, за счет количественного роста которых и их неизбежной интеграции сформируется эта масштабная структура далекого будущего.

     Об этом свидетельствует важнейший процесс современного этапа — техногенез. Нельзя не учитывать его и не включать в общую картину планетарной эволюции. Подобное проявление необъективности нарушало бы системное (целостное) видение мира. А ведь данный процесс как раз и отражает важнейшие качественные изменения. Искусственные неорганические системы, образующие техносферу, начинают принципиально отличаться от неорганических (природных) систем Земли. Это проявляется не только в их вещественном составе (появление новых, синтезированных веществ, ранее не встречавшихся в природе), но и в структуре, энергетике и средствах определенной организованности. Благодаря интеллектуальным устройствам происходит постепенная и закономерная автономизация техносферы, которая обеспечит ей лидерство уже в ближайшее время.

    Ноосфера оказывается более отдаленным этапом планетарной эволюции, который достигается не путем идеального (мысленного) конструирования и мифотворчества, как это уже было в обществознании, когда создавались утопические идеи социального устройства типа коммунизма, а реальным многосложным и многофазовым переходом, обусловленным действием всей совокупности планетарно-космических факторов.

    Итак, в планетарной эволюции ожидается фаза бифуркации, с разделением её основного потока, представленного биоинтеллектуальной материей (мыслящей органической субстанцией) на три направления, где в двух обретут автономность разнокачественных сущности – БИО и НОО, а в третьем образуется синтетическая ветвь – техноантропоидная (так называемая киборгизация), от которой никуда не деться, ибо она станет данностью уже относительно недалёкого будущего.

    Анализируя мегатренды планетарной эволюции, закономерно приходим к выводу о том, что будущее цивилизации предопределено. Земная эволюция безальтернативна и предсказуема. Действительно, эволюция входит в узкое русло – своеобразную горловину, из которой уже не может быть иных выходов, кроме одного единственного. Исторические события настолько спрессовываются, а их скорость так экспоненциально возрастает, что люди не успевают реагировать и подстраиваться под их бешеный темп. Поэтому эволюции, да и самой цивилизации нужен более эффективный разум, нежели человеческий, для преодоления информационного барьера, для мощного прорыва в будущее. Это своеобразный странный аттрактор (в терминах синергетики), втягивающий и подчиняющий себе все иные линии развития. 

    Будущее уже наступает. Наша задача – осмыслить эту эпохальную ситуацию и сделать правильные выводы. Для того, чтобы познать законы создания нового мира, в котором предстоит жить следующим поколениям. Чтобы надвигающаяся реальность не вызвала резкое и всеобъемлющее стрессовое состояние, названное футурошоком. 

     Следовательно, вопрос, кажущийся сегодня некоторым футурологам ключевым, «Будет ли создан искусственный разум?», оказывается риторическим. Ибо его возникновение уже запрограммировано эволюцией, оно обусловлено особенностями самого человека – тем кодом, который он в себе несёт

     Параллельно возникает другая проблема: как дать теоретическое определение ИИ? Ведь описывая какое-либо явление или систему нам нужно раскрыть содержание понятия, установить его соотнесённость с уже используемой терминологией. Кажущаяся легкость в реальности оборачивается непростым делом. Ведь даже человеческое сознание (естественный интеллект) до сих пор не получил однозначного толкования. 

    Попробуем сформулировать это определение: интеллект – это динамически устойчивая система (являющаяся сущностью нооструктуры), функциональное предназначение которой – концептуальное (идеальное, духовное, информационное, теоретическое) и практическое (материальное, вещественно-энергетическое) освоение различных сфер окружающей реальности и себя самой, их направленное преобразование и создание новаций. Здесь практическое освоение связано как с материальным преобразованием, так и с пространственно-временным распространением (внедрением в иные области реальности), а к сферам можно отнести живую и неживую природу (космос, геосферу, биосферу), общество и человеческую цивилизацию в целом (антропосферу), мир искусственных систем (техносферу), ноосферу и самого человека с двуединством его структур – биологической и интеллектуальной.

   Интеллект (нооструктура) позволяет осуществлять целенаправленную деятельность по освоению и преобразованию как материального мира, так и мира идеального (информационного). Познание объективных законов окружающей действительности открывает возможность овеществить полученные знания в виде конкретных объектов и систем искусственного происхождения (артефактов), а также разнообразных технологий. Сделав возможным направленный переход из сферы идеального в сферу материального. Но это только одна сторона происходящего, ибо другая носит прямо противоположный характер и связана с масштабным преобразованием материального в идеальное (что и проявится посредством исторического перехода в ноосферу, как невещественную, полевую структуру).

     Человек выступает творцом, реализуя себя как личность (как мыслящее существо), в следующих областях: 1) в мире материального, когда он преобразует окружающую природную среду сам и посредством создаваемых им разнообразных искусственных систем (антропогенное и техногенное воздействие), 2) в сфере человеческих отношений, когда меняются типы взаимодействий между людьми в социуме (идеологические, политические, экономические и проч.), 3) в сфере идеальной (интеллектуальной, виртуальной), когда создаётся концептуальная реальность во всем богатстве её проявлений (наука, литература, философия, эзотерика, мифология, религия и т.д.), что в результате формирует массовое сознание. Сюда же следует отнести самопознание и самосовершенствование самого интеллекта, его саморефлексию, в ходе чего происходят такие преобразования, в которых учитываются изменения и внешнего мира, и динамика внутреннего мира личности, этапы подъёма на новые уровни осознанности. Таким образом, человеческий интеллект всегда отличается двойственной направленностью преобразований – ориентацией на окружающий мир (материальный и идеальный) и на себя самоё, на внутренний мир субъекта и его телесную оболочку – биоструктуру, также подверженную освоению и видоизменению (от физических тренировок, до оперативного вмешательства, например, хирургического). 

   Диалектика внутреннего и внешнего, выражающаяся во взаимодействии моделей двух типов – модели внешнего мира и модели самого себя, эвристически ценна при изучении интеллекта как самоорганизующейся системы. Анализируя функциональное предназначение человеческого интеллекта, можно высказать предположение о том, что оно также будет присуще и его искусственному заменителю, имея, таким образом, универсальный характер.

    Какие же основные функции характеризуют интеллект? Это, по нашему мнению, функциональная триада, включающая в себя: 1) освоение, 2) преобразование, 3) создание нового – новации; которая реализуется как в мире материального, так и в мире идеального (информационного). К тому же, интеллект является такой своеобразной системой, действия которой имеют двоякую направленность. Во-первых, они ориентированы на окружающую реальность, внешний открытый мир (в материальном и идеальном его проявлении), а во-вторых, – на субъективную реальность, свой собственный замкнутый внутренний мир. И в том, и в другом направлении реализуется указанная выше триада. Причём, её составляющие, частично перекрываясь, показывают разную глубину отношений интеллекта с самим собой (саморефлексия) и с окружающей действительностью. Освоение ещё не есть преобразование, хотя всякое преобразование включает в себя освоение. Любое преобразование ещё не новация, хотя создание нового всегда по сути своей связано с преобразованием, ибо уже самим фактом своего появления новация выступает как акт изменения окружающего мира, либо интеллекта.

    Что же представляет собой каждая из составляющих функциональной триады? Освоение – это теоретическое и практическое (эмпирическое) познание, основная цель которого – понять существующий мир и себя в этом мире, т.е. осуществить пространственно-временную ориентацию, как в природе, так и в социуме. Преобразование – это изменение состояния объектов и систем окружающего и внутреннего мира, а также связей и взаимоотношений между ними. Основная цель здесь – изменить мир (приспособить его к себе) и (или) измениться самому (приспособившись к внешним условиям). Новации – это создание того, чего ранее не было как в окружающей реальности, так и во внутреннем мире, их предназначение – созидание новых форм материи, способов ее организации, а также – поиск путей дальнейшего развития.

     Таким образом, интеллект организует окружающее пространство с входящими в него объектами и системами, придавая ему структурированность и задавая направленность преобразований. И он же одновременно с этим осуществляет самоорганизацию, структурируя себя самое, ставя себе цели и определяя ориентиры собственного развития. При этом воздействие, направленное наружу – на внешний мир, идет как бы вширь: интеллект стремится к экспансии, пространственному распространению, захвату все новых и новых областей внешней среды и их изменению. Внутреннее воздействие, наоборот, происходит вглубь, интеллект всё глубже познает (осваивает) себя, корректируя свои действия, производя в себе качественные видоизменения и продуцируя новые мысли, идеи, новые модели поведения (программы функционирования), новые методы познания и формы преобразования мира. Если первый процесс, усиленный объединением множества отдельных интеллектов, сопровождается постепенным формированием планетарного сознания, то второй – приводит к возникновению самосознания индивида, а затем и самосознания человечества.

  Следствием действия функциональной триады является обеспечение интеллектом своего существования, а также воспроизводства, что выступает залогом его дальнейшего совершенствования, количественного роста и пространственного распространения. Всё это сопровождается интеграцией, которая должна завершаться образованием структуры предельной общности, возможной в конкретных пространственно-временных условиях. Если для естественного интеллекта такой структурой является антропосфера, то для искусственного – ноосфера.

   Интеллект – это не есть нечто изолированное, существующее отдельно, наоборот, он всегда находится в тесном взаимодействии с другими, себе подобными, что является его важнейшей отличительной чертой. Таким образом, автономность его всегда относительна. Могущество интеллекта (как человеческого, так в будущем и искусственного) заключается в наличии определенного количества (некоторого множества) его представителей, которые при этом взаимодействуя неизбежно интегрируются, образуя определённые иерархии. Следовательно, интегративные тенденции, стремление к объединению (кооперации) и делают интеллект тем феноменом, который способен играть существенную роль в исторических планетарных преобразованиях. Что, в свою очередь, позволяет говорить о масштабных системах, возникающих в ходе эволюции земной материи. Если естественный интеллект наряду с биоструктурой человека является системообразующим элементом такой общепланетарной системы как антропосфера, придавая ей некое своеобразие, то искусственный интеллект выступит в далёком будущем системообразующим элементом ноосферы, обусловив её качественную специфику.

   Самая большая ошибка в осмыслении рассматриваемой проблемы – произвольная проекция некоторых специфических особенностей человеческой нооструктуры на искусственный интеллект. Ещё нет понимания того, что ИИ всё-таки будет обладать несколько иной ориентированностью и иной субстанциальной основой. Отсюда проистекает ощущение тревоги перед стремительно надвигающимся неведомым миром. Ведь согласно обычной логике (логике биологического интеллекта), существует опасность выхода ИИ из-под человеческого контроля, а что случится дальше – неизвестно. 

    В рамки наших обыденных представлений никак не вписывается возможность совсем иного варианта развития событий, например, смещения основного действия ИИ в сферу виртуальной реальности. Ещё раз подчеркнем: мысли о конкуренции с ИИ или о бунте и порабощении им человека наивны по своей сути, так как основаны на знании особенностей эволюции живой природы, но совсем не применимы к принципиально другим формам высокоорганизованной материи. 

    На первый взгляд может показаться, что эволюция техносферы происходит не вполне естественным путем, а под действием силы-труда человека. Что именно он создает всё по образу и подобию своему, и критерий отбора существования видов технообъектов (в рамках законов природы) тоже вводит он. Критерий этот – совместимость с человеческим существом и полезность для него всех производимых артефактов. Пока мы видим, как спрос и бизнес в обществе потребления определяют, какие новации в технике будут поддерживаться, а какие нет, отражая некоторую стихийность масштабного развития. Иногда даже в обществе получают мощный всплеск идеи, доходящие до нигилизма, когда технику и весь научно-технический прогресс в целом винят во всех бедах людских и проблемах. 

    Но законы эволюции объективны, они не зависят от человеческих факторов. Убедиться в этом нам мешает, во-первых, их чрезвычайная длительность, так как они раскрываются содержательно лишь на исторических периодах времени, во много раз превышающих среднюю продолжительность человеческой жизни. А во-вторых, сосредоточение внимания на второстепенных деталях, уводящих от восприятия комплексной перспективы. Находясь в потоке событий, нам трудно отследить закономерность их следования и общую направленность самого потока. Это похоже на погружённость в бурные воды стремительной горной реки – всё окружающее кажется хаотичным, мелькающие фрагменты реальности не позволяют сознанию зацепиться за какую-либо систему координат, увидеть этот турбулентный процесс как бы со стороны – в его целостности и направленности. На самом деле всё оказывается предельно просто: поток подчиняется обычной физической силе, именуемой гравитацией. Массы воды перемещаются по рельефу земной поверхности – от более высокой точки к наименее низкой. 

    В целом человек, относительно ИИ, является реализатором эволюционных законов, естественным, но не бессознательным. Копирование природы и самих людей (в частности, их нооструктур с созданием интеллектуальной техники) является лишь начальной фазой творчества, далее вступают в действие иные факторы, ведущие к появлению таких объектов, технологий, элементов реальности, каких до этого ещё не было (они иные не только внешне, но иные по своим сущностным свойствам). Например, технология клонирования – воспроизводства как биоструктуры человека, так и иного живого существа, или генная инженерия, позволяющая конструировать и создавать необычные живые формы с заранее заданными свойствами, ранее отсутствовавшие в биосфере (допустим, биороботов).

     Полная автономность ИИ наступит тогда, когда он получит возможность самостоятельно развиваться и самосовершенствоваться как в плане информационно-структурной самоорганизации, так и в отношении субстратной основы. Уже сейчас сконструированы 3-D принтеры, с помощью которых ИИ сможет самовоспроизводиться, восстанавливать и совершенствовать свой материальный носитель. К тому же и сама интеллектуальная техника вплотную приблизилась к фазе, открывающей перспективы самоформирующихся компьютерных структур (см. Никитин 2010: 233-234).

    Планетарная материя с появлением искусственных объектов получает иное измерение. Раскрытие же потенциала её принципиально нового воплощения мы будем наблюдать на следующих этапах земной истории. Незавершенность перехода в иное состояние затрудняет понимание масштабности и направленности этого поистине глобального процесса. Созданию целостной картины будущего мешает многослойность планетарно-эволюционных преобразований: земная эволюция помимо магистрального направления имеет множество второстепенных ветвей (рис.4). Более того, как мы уже отметили, отдельные из этих ветвей, такие как антропосоциогенез и техногенез могут смыкаться (здесь реализуется сетчатая модель), порождая синтетические формы – симбиоз человека с техническими объектами и технологиями, выражающийся в так называемых киборгах (кибернетических организмах). Их исследователи ошибочно воспринимают как главные, хотя на самом деле они – тупиковые, ибо не несут в себе качественных инноваций, что является главным критерием эпохальных эволюционных изменений.

   Через данные ветвления развивающаяся материя, не имея изначального целеполагания, как бы «прощупывает» окружающую реальность, пытаясь определить, где оптимальнее всего осуществить следующий эволюционный прорыв. Это объясняется не только подвижностью и пластичностью самой земной материи, раскрывающей свою сущность в разнокачественных формах (структурах). Но открытостью и изменчивостью окружающего мира, отдельные иерархические уровни которого также подвержены эволюционным преобразованиям. 

    Здесь надо понимать важный момент: прорыв в иное возможен лишь через формы материи, обладающие принципиально иным, качественно новым своеобразием, не имеющим прямых аналогов в существующей окружающей реальности. Именно такой формой и является искусственная (техногенная) материя неорганического происхождения, образующая техносферу.

    Вместе с тем, наблюдается и преемственность в планетарно-эволюционных преобразованиях, реализующаяся в цикличности (ритмичности или функциональной повторяемости). Можно утверждать (основываясь на эмпирических обобщениях), что в техногенезе также действует принцип интеллектуализации, свойственный эволюции живой материи (применительно к которой данное явление еще называется цефализацией, такое понятие ввёл американский исследователь Дж.Дана ещё до создания Ч.Дарвиным своей знаменитой теории). Поэтому можно констатировать присутствие петель эволюции на разных исторических этапах: /живая материя → интеллектуализация→ человеческий интеллект/ → /искусственная материя (техника)→интеллектуализация→искусственный интеллект/. Следовательно, искусственный разум станет не только закономерным итогом развития техники, но и своеобразным результатом (конечным продуктом) всей планетарной эволюции. Характеризуя разрешение основного противоречия современности и выделение качества «ноо» в самостоятельную сущность (выход сознания на внешние небиологические носители).

    Интегрируясь в сетевые структуры, искусственный интеллект даст основу становлению в далеком будущем принципиально новой системы, автономизирующейся из техносферы. Что же это за система? Мы уже высказали своё мнение на этот счёт – это и будет та самая сфера разума, именуемая ноосферой, о которой сегодня так много говорят, ошибочно связывая ее непосредственно с бытием человека.

     Достигнув пика своего развития на человеке (естественном интеллекте), живая материя исчерпала резервы для самосовершенствования. Этим и было обусловлено стремительное выдвижение на авансцену исторических событий принципиально новой формы, имеющей иную качественную специфику – неживой искусственный (техногенный) субстрат. Но и ее лидерство ограниченно как в пространственном, так и во временном аспектах, ибо предел ее развития – искусственный интеллект. Эволюция же самого искусственного разума будет связана со сменой его носителя, переходом с вещественной основы на полевую. Тут уместно привести пророчество знаменитого мыслителя-космиста К.Э.Циолковского, обладавшего уникальной интуиций и утверждавшего: по мере эволюции, человечество перейдет в лучистую энергию. Такую интерпретацию можно соотнести также с точкой Омега П.Тейяра де Шардена, где ноосфера окончательно лишается своей вещественной основы, превращаясь в некую необычную для нас субстанцию – мыслящий слой. 

   Почему ноосфера – это системная общность будущего, основанная на искусственном, а не человеческом разуме? Ведь в настоящее время еще преобладает точка зрения, что именно сам человек формирует ноосферу. Существует также идея о том, что ноосфера представляет собой единое информационное поле Земли.

   Ответ также содержится в нас, поскольку вторая наша половина – биологическая, никуда не девается и не может деться ни при каких преобразованиях, так как жёстко и нераздельно связана с интеллектуальной. А, следовательно, она всегда будет диктовать свои законы – биологические! И здесь разум может составлять лишь 50% и не более. Что касается информационного поля (инфосферы), то оно пассивно, являя собой вместилище информации, не имеющее собственного творческого потенциала, который очень важен для эволюции, для порождения новых её качественных состояний.

   По сути дела, речь должна идти о корректном использовании терминов, иначе мы попадаем в ситуацию, когда вместо конкретного определения предлагается размытая формулировка. Помните, как в советскую эпоху пытались описать будущее, именуемое коммунизмом, – это нечто большое и светлое, дающее всем радостные восприятия и счастье. Подобное сегодня происходит и с ноосферой. В разных теоретических концепциях даётся и разная её интерпретация: в сфере философии – это одно, в экологии – другое, в культурологии – третье, в эзотерике – четвёртое и т.д. С одной стороны, сложившаяся ситуация указывает на полисистемный и многомерный (разносмысловой) характер данного термина, а с другой, вызывает необходимость его конкретизации. В наших теоретических построениях учитывается базисное понимание ноосферы, введённое академиком В.И.Вернадским, – как новый этап общепланетарного развития, как направленный эволюционный переход одной масштабной земной структуры (биосферы) в иную (ноосферу). Существенным же отличием является выбор системообразующего элемента: если в классическом представлении это человеческий разум, то в новом – разум искусственный, базирующийся на неорганическом субстратном или полевом носителе, не скованный биологией для своей экспансии в иные миры. 

    Почему так важно ввести границы понятия в смысловом пространстве? Представьте себе, что где-то в необъятных просторах Вселенной какая-то цивилизация уже осуществила переход и там есть некая ноосфера. Допустим даже, что таких переходов за многие миллиарды лет в разных локализованных зонах необъятного космоса было невообразимо много. Тогда и ноосфер должно быть достаточно, чтобы образовать структуру более высокого иерархического уровня. Может это и есть то самое поле Акаши, о котором упоминал в своих работах Эрвин Ласло – автор системной философии? А может эта необычная субстанция и есть то непознанное явление, которое называют Абсолют (всеобъемлющий и всюду проникающий космический разум), в рамках религиозных доктрин именуемый Богом? Тогда как нам в своих восприятиях определить и дифференцировать то, с чем мы соприкасаемся? Что это – единый центр сознания, некая метасистема? Или наш собственный разум обладает каналами обмена информацией, связывающих нас с этим грандиозным и невидимым Нечто, а получаемые образы мы трактуем как саморефлексию? Вот так одни вопросы порождают другие. В этом плане следует отметить весьма необычную идею, выдвинутую В.Ф.Петренко (развивающего научное направление, названное психосемантикой), о возможности контакта с внеземным разумом путем погружения человека в глубины собственного подсознания (Петренко 2010).

     Люди привыкли думать о будущем, веря в объективность законов эволюции, однозначно определяющих её траекторию. Открытие таких факторов мироздания как сложноорганизованность, нелинейность, неустойчивость, бифуркации трансформировало наши взгляды и привело к тому, что будущее стало представляться непредсказуемым и многовариантным. Действительно ли планетарная материя как сложная система обладает множественностью и неоднозначностью путей будущего развития? Должно ли синергетическое мировидение, имеющее большую эвристическую ценность для теории познания, приводить к мировоззренческому хаосу, к неопределенности перспективной картины мира?

   Вовсе нет. Пути земной эволюции все же предопределены, они детерминированы последовательностью возникающих общепланетарных структур. И с каждой новой масштабной земной структурой сужается и поле возможностей для эволюции. Происходит её магистрализация – концентрация на определенном направлении. Поэтому векторность, как важнейшая характеристика земной эволюции, никуда не исчезает. Наоборот, расширяя и углубляя междисциплинарные исследования развивающихся планетарных систем, мы будем получать все больше фактологических подтверждений того, что реализуется единый и единственный мегатренд, уходящий в будущее.

    Аморфность, нечеткость границ долгосрочного будущего – это не реальные черты картины перспективного мироустройства, а черты, характеризующие современное состояние наших знаний (можно сказать и обратное – незнаний) о нём. Но рациональное освоение мироздания стремительно ускоряется, вследствие этого будущее проступает всё рельефнее, всё чётче. 

    Расширение сферы теоретических исследований предопределяет, во-первых, установление особенностей, структурности, фаз эволюции и закономерностей изучаемого объекта (планетарной материи), выявление его связей с другими объектами реальности (окружающими космическими системами). Во-вторых, эволюционирующая планетарная материя предстает как нелинейная макроквантовая система тотального типа. В-третьих, оценка открытых закономерностей позволяет выйти на совершенно новый уровень понимания сложности мироздания, совсем по-иному осмыслить другие – инопланетные эволюции, осознать их универсальность и транзитность – включённость в глобальные преобразования Вселенной.

     Планетарный эволюционизм формирует теоретическую и мировоззренческую платформу, опираясь на которую мы сможем не только осознать сущность происходящих масштабных изменений, но и выделить среди хаоса значительных событий контуры будущего; обозначить горизонт видения грядущих новаций, достаточно удаленных от нас во времени, и их специфику. Будущее не только открыто, но в некотором смысле оно уже существует – существует в настоящем в виде объективных предпосылок. Зерна будущего уже вкраплены в окружающую действительность. Но «прорастут» они лишь в следующей исторической эпохе. Следовательно, чем глубже мы познаем законы земной эволюции, тем достовернее становится картина будущего.

      Но неужели нет никакой альтернативы или она просто не учитывается нами при исследовании будущего? Альтернатива, несомненно, возможна. Например, удар масштабного космического объекта о Землю, в результате чего планета превратится в груду космических обломков, а цивилизация будет уничтожена. Это катастрофический сценарий земного развития. Мы же ведем речь о тенденциях, объективно заложенных в планетарной эволюции, которые ведут в будущее и которые не имеют других, более предпочтительных вариантов реализации. 

    Постулат о непредсказуемости событий будущего должен быть отвергнут. Оказывается, предсказуемо будущее и Земли как локального космического тела, и нашей звезды по имени Солнце. Уже достаточно хорошо известны траектории развития разнотипных галактических образований, в том числе галактики Млечный путь, в которой мы с вами находимся. На очереди уточнение сценария эволюции вселенной (Метагалактики) в структуре Мультимира. Планетарная материя, с входящими в нее подсистемами (антропосферой, техносферой и проч.), также имеет вполне предсказуемое будущее. 

    Мощным препятствием познанию этого будущего выступают стереотипы человеческого сознания, сложившиеся веками архетипы мышления. Они довлели даже над величайшими мыслителями, изменившими своими открытиями картину мира. Многие из них сомневались в правильности собственных парадоксальных научных выводов, соотнося результаты своих исследований с существующими на тот исторический момент знаниями.

Наличие у глобальных структур довольно чёткой, хотя и достаточно удалённой во времени перспективы, ставит перед научным сообществом (да и цивилизацией в целом) весьма интересный вопрос. Он состоит в том, как оценивать обозначенную перспективу: в негативном или позитивном свете? Ведь человек не может принять какую-либо картину, не «вписав» ее в собственную систему мировоззренческих ценностей.

    Самый главный момент заключается в том, что осознание перспективы наполняет осмысленностью бытие человека как в личностном плане, так и в социальном. Перспектива меняет наше мировоззрение. Она как свет маяка освещает нам путь в будущее, побуждая к движению именно в этом направлении. Но она может высветить такие грани нового мира (дать такие образы мироздания), которые совсем не согласуются с существующими знаниями об окружающей реальности. Более того, они даже вступают с ними в противоречие. Будущее, ещё находясь на стадии концептуального воплощения, уже трансформирует привычную для нас картину мира сегодняшнего, меняя одновременно реалии бытия. Таким образом, будущее обладает свойством влияния на настоящее, позволяя сфокусировать его преображение. В терминологии синергетики такую преддетерминированность называют странным аттрактором, притягивающим к себе все эволюционные линии и делающим практически невозможными иные варианты развития. 

    Другой важный момент: огромный эффект для философской рефлексии имеет отрицание ограниченности эволюции на человеке. Планетарная эволюция не завершилась, она продолжается, и человечество оказывается ключевым, но вовсе не финальным звеном в цепи значительных событий, связующих прошлое, настоящее и будущее.

   Выявление траекторий развития, уходящих в далекое будущее, позволяет минимизировать действие двух негативных факторов: 1) страха перед будущим, психоэмоциональной напряженности – ощущения опасности перед надвигающимся неведомым миром; 2) футурошока, когда мир войдет в зону технологической сингулярности и изменения достигнут такой колоссальной скорости и объема, что человеческое сознание просто не будет успевать их осмысливать и адаптироваться к новой реальности.

    Выработка стратегии решения глобальных проблем современности и поиск путей выхода из мирового кризиса невозможны без учета объективных закономерностей самой техносферы. Прогноз, представления о предстоящих масштабных изменениях, непосредственно затрагивающих человеческую цивилизацию, составляют основную цель научного поиска. Поэтому принципиальный вывод о существовании горизонта прогноза касается самих основ современной науки, а также задает направления формированию новой картины мира. И начав свое исследование с человека и техносферы, мы с неизбежностью выйдем на планетарный, а затем и космический уровень мироздания. Предприняв при этом попытку связать их воедино посредством универсальных эволюционных законов.

    Сегодня человечество стоит перед вызовом, брошенным ему эволюцией. Это вызов, которого еще не было в планетарной истории: куда и как пойдет дальнейшее развитие? И ответ на него предстоит искать не только научному сообществу, но и всем интеллектуалам, в том числе философам и футурологам.

На современном этапе стратегических исследований мыслители столкнулись с необходимостью заглянуть в будущее, весьма удалённое во времени, для оценки перспектив самой цивилизации. И хотя некоторые науковеды полагают, что эпоха великих открытий в познании тайн мироздания уже завершилась, не будем разочаровываться вместе с ними. Ведь в реальности впереди человечество ожидают такие грандиозные открытия, которые перевернут всю систему наших представлений, радикально изменив существующие взгляды на мир и его разноуровневые эволюционные процессы.

_______________________

 © Витол Эдуард Арнольдович

 


Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Предсказуемость планетарной эволюции. Искусственный разум, ноосфера и сверхдалёкое будущее | Эдуард Витол
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum