Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Коммуникации
Системные характеристики российского литературного Интернета
(№13 [115] 01.09.2005)
Автор: Александр Долгополов
Александр Долгополов
К настоящему моменту уже проведен анализ ресурсов российского литературного Интернета с некоторых точек зрения: истории их становления, функциональных связей между ресурсами разного характера, формирования взглядов на сам факт их возникновения и существования в научном и литературном сообществах. Однако для объективного понимания процессов, происходящих внутри Рулинета, требуется принципиально иной, более высокий по степени обобщения метод анализа. Существенный вклад в обобщение ранее полученных выводов и общую характеристику всей совокупности явлений, именуемых сетевой литературой, может внести системный и информационный подходы. Тем более что, как указывают П.В Алексеев и А.В. Панин, «терминология, выработанная в этих областях исследования, приобрела общенаучный характер в описании и объяснении процессов самоорганизации» [1]. Преобладающие в сетевой среде процессы самоорганизации во многом свойственны и сетевой литературе. И это естественно, ведь с онтологической точки зрения системность, подобно движению, пространству, времени и т.д. представляет собой всеобщее, неотъемлемое свойство материи. Это является твердым основанием применимости к данному предмету изучения методов системного анализа.

В предыдущих работах [2] мы охарактеризовали заметные объекты Рулинета, и показали, что все они складываются в единую систему, состоящую из следующих элементов:

1)     виртуальные библиотеки;
2)     специализированные литературные сайты, в том числе и персональные (личные, домашние) странички и личные сайты авторов;
3)     инновационные литературные Интернет-проекты;
4)     отдельные разделы тематических (зачастую маргинальных) сайтов;
5)     «Журнальный зал».

Также было доказано, что посредством данных структурных компонентов система Рулинета получает возможность реализовать основные свои функции:
1)     представление максимально полного массива текстов, в том числе не только литературно-художественных;
2)     оперативная публикация новых произведений;
3)     оценка произведений, в том числе, литературно-критическая;
4)     ориентация читателя в выборе произведения;
5)     регламентация литературного процесса;
6)     приобщение читателей к лучшим литературным образцам, формирование у них литературного вкуса;
7)     рекреационная и игровая функция.

Кроме того, благодаря реализации данных функций, структурные элементы образуют совокупность устойчивых отношений и связей между собой (что и называется «структурой»).

Наличие столь устойчивых связей между элементами позволяет нам охарактеризовать систему российского литературного Интернета как целостную. Данный класс системных образований отличается четко выраженной элементностью состава, зависимостью существования всей системы от каждого элемента и, наоборот, зависимостью свойств элементов от общих свойств системы. Эти характеристики не противоречат, а лишь подтверждают высказанные нами предположения.

Системный подход к литературным ресурсам российского Интернета ставит нас перед необходимостью уделять особое внимание интегративным качествам Рулинета, которые и составляют специфику его целостности. Данные качества обуславливают то обстоятельство, что внутренние связи системы оказываются намного прочнее и стабильнее внешних. Наиболее ярким примером этого может служить следующий факт: несмотря на активные отношения с субъектами традиционного литературного процесса, все ресурсы, включенные в систему Рулинета, очень редко дают ссылки на их представительства в Сети. Кроме того, большинство сетевых деятелей до сих пор настаивает на самоопределении сетературы, ее отмежевания от литературы бумажной. Публикации сетевых авторов, касающиеся проблем литературы в Интернете, большей своей частью посвящены саморефлексии, оценке событий внутри Сети. Статьи, в которых, так или иначе, обсуждается место сетевой литературы в литературном процессе вообще, можно перечесть по пальцам.

Значимой особенностью интегративных качеств целостных систем является то, что они могут быть принципиально иными, нежели имеющиеся у самих элементов. Нередко эти качества и прямо противоположны. Если рассматривать литературные ресурсы Сети по отдельности, то можно констатировать стремление литературы к размежеванию и изоляции. Более того, данное стремление можно обосновать диверсификацией всех современных информационных процессов, ведущей, в конечном итоге, к узкой специализации информационных продуктов по интересам, социальным группам, территориям. Однако, будучи рассмотренными во всей своей совокупности и целостности, литературные ресурсы позволяют нам отменить и иные тенденции. В частности, сегодня уже невозможно не замечать того, что сетевые ресурсы превратились в неотъемлемую часть общего коммуникативного поля литературного процесса. Во многом они содействуют как коммуникации читателя и писателя, так и коммуникации внутри писательской среды, писателя и издателя и т.д. Нельзя не отметить, что во многом благодаря сетературе в широком понимании этого слова, литературный процесс стал более динамичным и глобальным. Если прежде литературная коммуникация во многом была ограничена периодичностью выхода в свет литературно-художественных журналов, где публиковались литературные новинки и рецензии на них, то сегодня и публикация, и рецензирование могут происходить в режиме он-лайн. Если прежде писатель был ограничен средой своих непосредственных знакомых и местом проживания, то сегодня, он может быть включен в систему глобальных коммуникаций вне зависимости от своего социального статуса и места нахождения.

Однако необходимо отметить, что описанные выше интегративные качества система литературного Интернета, как и любая другая целостная система, приобретает только благодаря всей совокупности своих структурных элементов. В этой связи особое значение приобретает разговор о самой возможности ранжирования значимости тех или иных литературных ресурсов. Часто у многих исследователей сетевой литературы возникает соблазн принизить значение тех или иных элементов системы, вплоть до полного их исключения из ее состава. Нам представляется, что подобное отношение чревато глубокими заблуждениями, так как идет вразрез с основным принципом системного анализа – целостным подходом. Исключив из Рулинета литературные креативные среды, мы обделим тем самым его воспроизводящий потенциал. Во многом именно креативные среды создают субстрат для первоначального становления и самосознания сетевого автора. Они являются неотъемлемой частью всей литературной среды. Нелитературные опусы, встречающиеся в них, ничуть не умаляют само их значение для всей литературной системы. Таким образом, признание системы литературного Интернета целостной заставляет нас внимательно анализировать полный состав ее структурных элементов.

П.В. Алексеев и А.В. Панин по разным основаниям выделяют среди множества целостных материальных систем, к классу которых, вне сомнения, относится и система литературных ресурсов Рунета, следующие типы: по характеру связи между частями и целым – неорганичные и органичные; по формам движения материи – механические, физические и химические, биологические, социальные; по отношению к движению – статичные, динамичные; по видам изменений – нефункциональные, функциональные, развивающиеся; по характеру обмена со средой – открытые, закрытые, изолированные; по отношению к энтропийному процессу – энтропийные и антиэнтропийные; по степени организации – простые и сложные; по характеру внутренней детерминации – однозначно-детерминированные и вероятностные; по уровню развития – низшие и высшие; по характеру происхождения - естественные, искусственные, смешанные; по направлению развития - прогрессивные и регрессивные [3].

Рассмотрение Рулинета с позиции всех без исключения оснований, выделенных П.В. Алексеевым и А.В. Паниным, нецелесообразно. Именно поэтому мы ограничимся лишь теми из них, которые имеют существенное значение для характеристики исследуемой нами системы и понимания основ ее функционирования.

Особого внимания заслуживает анализ взаимосвязи, возникающей между всей системой в целом и отдельными ее частями. В полном своем составе структурные элементы Рулинета сформировались к концу 1999 года. С тех пор, несмотря на появление новых литературных Интернет-проектов и исчезновение некоторых старых, их состав не изменился. Как показывает время, не влияет на их существование и то обстоятельство, что большая часть проектов носит сугубо некоммерческий характер. Более того, вплоть до настоящего момента не претерпел изменений характер функциональных связей между ними. История «Журнального зала», несколько раз менявшего издателя и место своего расположения, наглядно демонстрирует нам устойчивость структурных элементов всей системы. Исчезновение в Сети одних литературных сайтов неминуемо сопровождается возникновением других, аналогичных по функциональной направленности. Примером этого процесса могут служить многочисленные персональные странички писателей. Все вышеперечисленное говорит о большей активности всей системы в целом по отношению к своим структурным элементам, о подчиненности частей целому. Система и ее элементы находятся в отношениях взаимовоспроизводства. На этом основании систему литературного Интернета по характеру связи между частями и целым мы можем отнести к типу органических систем. Части таких систем сохраняют смысл своего существования исключительно в рамках всей системы в целом. Вне нее они теряют вектор своего развития, перестают быть частями чего-либо, а порой и прекращают свое существование вообще.

Существенной особенностью органических систем является связь их структуры с «определенной программой, в обществе – с сознательно выдвигаемой целью, с управляющими механизмами, посредством которых структура целого активно воздействует на функционирование и развитие частей» [4]. Это позволяет нам утверждать, что логика развития российской сетевой литературы лежит в русле развития всей страны в целом. Низкий художественный уровень литературных произведений, опубликованных в Сети, графомания, повсеместное нарушение авторских прав, огромное количество маргинальных проектов – все это нельзя считать сугубо сетевыми явлениями. Перечисленное выше есть следствие падения общего интеллектуального уровня россиян, слабой развитости гражданского самосознания населения страны, недостаточности нормативно-правовой базы, безынициативности гуманитарной элиты. Фактически, в литературном Интернете обозначились те тенденции, которые имеют место и в литературе печатной. Только обозначились они более ярко и заметно.

В одном из своих интервью российской прессе А. И. Солженицын отметил, что современная литература России переживает острый кризис. «С историческим потрясением внезапно нахлынувшей внешней свободы многие писатели не справились, захлебнулись в ней, - поделился он своими наблюдениями, - одни поддались болезни измельчания и поверхностного экспериментаторства. Другие - соблазнительной погоне за мимолетной модой и коммерческим успехом». Подобной точки зрения придерживаются многие литераторы и литературоведы. Весьма показательны в этом отношении доклады, прозвучавшие в Москве в декабре 2004 г. на международном конгрессе «Русская словесность в мировом культурном контексте» [5]. В конгрессе приняло участие более 300 участников из России, Франции, Израиля, Великобритании, Италии, Германии, Австрии, США, Сербии и Черногории, Польши, Румынии, Болгарии, Эстонии, Финляндии, Китая, Вьетнама, Армении, Казахстана, Узбекистана, Украины и Белоруссии. В докладах и выступлениях неоднократно говорилось о том, что русская культура вся в прошлом. Так, В. Саватеев отметил, что даже такие авторы, как Васильев, «пишут на заказ и готовы принести эстетику и нравственность в жертву рынку». М. Блюменкранц констатировал, что «если раньше культура противостояла абсурду, то нынче она сама стала его носителем» [6]. Примечательно, что на секции конгресса «Современная российская словесность» была поднята тема «Литература в сети Интернет». Определенная часть высказанных мыслей относительно поднятой темы носила весьма скептический характер. Скепсис, по большей части, основывался на суждении, что оригинально мыслящих людей в Интернете пока еще нет и вряд ли они когда-нибудь там появятся, так как данное пространство, в отличие от единого культурного пространства всей страны, никем не культивируется. Вразрез с данной позицией прозвучал доклад болгарской исследовательницы Р.В. Божанковой «Русская электронная литература как явление исторического и культурного рубежа». Она не стала выносить априорных суждений относительно уровня и качества современной русской литературы, в том числе литературы, бытующей в Сети, и отметила, что «сетевая культура – это параллельная версия, а не субкультура». Кроме того, в докладе прозвучал вывод, что жанры и темы сетевой литературы являются отражением основных характеристик киберкультуры рубежа веков, которые, так или иначе, заключаются в текстуальности. В этой связи, по мнению Р.В. Божанковой, статус электронной литературы требует значительной коррекции. Как считает исследовательница, такая литература «находится на грани творчества и коммуникации».

Учитывая, что сетевая литература является частью общелитературного процесса, мы смело можем относить ее и к разряду общекультурных явлений. Будучи, наряду с традиционной литературой, единственным и неповторимым феноменом, она не может не отражать в себе некоторые наиболее значимые тенденции мирового культурного развития. В основании такого положения лежит аксиома о взаимосвязанности культурных явлений. Каждое явление культуры лишь относительно обособлено от общего культурного процесса. Безусловно, оно сохраняет свою автономность в силу такой обособленности, но не может быть рассмотрено вне развития самой культуры. Таким образом, существенную роль в понимании «программы», «сознательно выдвигаемой цели» сетевой литературы, посредством которых вся система Рулинета в целом активно воздействует на функционирование и развитие своих частей, играет представление о целевом векторе вообще всей современной литературы. При этом литература должна быть рассмотрена не как совокупность произведений, а именно как культурно-контекстуальный феномен.

В статье «Русская литература как прогноз культуры ХХ века» [7] доктор философских наук, профессор кафедры философии и культурологи Республиканского института высшей школы Белорусского государственного университета В.В. Поздняков отмечает, что «подобно философии, литература на своем языке осуществляет дескриптивную деятельность, связанную с описанием в своих образах наличного – прошлого и настоящего – культурного опыта». Однако, как считает ученый из Белоруссии, выполняя данную дескриптивную функцию, современная литература выходит далеко за ее пределы. В частности, она формирует модели и проекты дальнейшего культурно-цивилизационного развития. «Литература прогностична, - утверждает ученый. – Она содержит множество проектов переустройства общества и человеческой жизни и в идеальной форме отслеживает судьбы таких проектов».

На наш взгляд, основной «программой» сетевой литературы как системы, принадлежащей к типу органических, является генерация и накопление дескриптивной и прескриптивной информаций. Так же, как и традиционная литература, Рулинет является полем идейного экспериментирования, построения идеальных моделей, с помощью которых осуществляется осмысление, предполагается совершенствование и переустройство социальных систем. Кроме того, он формирует почву для самопостижения человека в социокультурной и природной динамике, а также в его сугубо индивидуально-личностном развитии. Дефицит дескриптивной и прескриптивной информаций в современной России обусловил приобретение литературой массового характера. Прежде достаточно элитарный субъект культуротворчества – литература – в Сети получил широкое распространение. Таким образом, в проектирование и рефлексию оказалась вовлечена огромная аудитория. Это, безусловно, отразилось на качестве литературы. Если печатные публикации подвергаются хоть какому-то предварительному отбору и редактированию, то в Сети отбор чаще всего производится самим читателем, а редактирование сведено к минимуму. Однако все сказанное ничуть не умаляет значимости сетературы с позиции культуротворчества, а наоборот, особо остро ставит вопрос о поиске демократичных, не противоречащих принципам работы Интернет форм воздействия на литературный процесс в Сети. Актуальность данному вопросу придает и то обстоятельство, что уже сегодня Интернет начинает выполнять весьма значимую роль в формировании общего культурного и идейного пространств.

Как можно заключить из сделанных выше выводов, для понимания особенностей бытования литературы в Сети огромное значение имеет определение характера ее обмена информацией с внешней средой. Теория систем предполагает возможность выделения трех типов систем на данном основании. К таковым относятся: открытые, закрытые и замкнутые системы. Сетевая литература не является исключительно новым явлением. Как мы уже сказали, она есть продолжение литературы «бумажной» и, следовательно, как и последняя, о чем говорилось выше, подвержена влиянию извне. В этой связи мы считаем целесообразным признать за ней статус открытой. Не менее значимым основанием для такого отнесения служит включенность сетевой литературы в систему сетевых коммуникаций Интернета. Как мы отмечали в предыдущем параграфе, открытость является категориальным признаком всех объектов в гуманитарном Интернете. Под воздействием Сети литературный процесс претерпевает значительные и очевидные изменения, и не меньшее воздействие сам оказывает на глобальную паутину. Именно открытостью системы объясняется высокая степень процессов самоорганизации внутри исследуемой нами системы. Ярким примером самоорганизации служит крупнейшая в российском секторе Интернета «Библиотека Мошкова». Сотни людей из разных уголков мира безвозмездно присылают на сайт Максима Мошкова отсканированные тексты для того, чтобы они были доступны любому пользователю Сети. Процессы самоорганизации мы можем наблюдать и на многочисленных литературных форумах и BBS. Их участники без посредничества модератора определяют собственных лидеров мнений и аутсайдеров спора, строго следят за соблюдением обсуждаемой темы, а порой и корректностью суждений.

В статье 1999 г. «Рождение Игры, смерть Автора и виртуальное письмо» Сергей Кузнецов характеризует литературный Интернет 90-х годов как «золотую пору свободы и самоуправления» [8]. Основанием для такой характеристики служит ряд обстоятельств. Первостепенное значение имеет то, что «Рунет остается едва ли не единственным местом, где де-факто отсутствует цензура». В подавляющем большинстве случаев, по данным С. Кузнецова, авторы работают безвозмездно, «за интерес». Это позволяет сохранить неподконтрольность их деятельности и свободу самовыражения. Создатели же сайтов и инвесторы, финансирующие работу проектов, чаще всего заинтересованы в увеличении числа посетителей сайта. При этом политическая и эстетическая цензура для них не имеют никакого значения. Автор статьи придерживается мнения, что основным критерием, определяющим этичность того или иного ресурса или деятеля, является отсутствие «злого умысла», деструктивной цели или цели наживы за счет эксплуатации чужого творчества. В этой связи С. Кузнецов приводит примеры нарушения авторских прав в Интернете и судебных разбирательств, вызванных данными нарушениями. Из текста статьи можно сделать вывод, что постепенно число подобных конфликтов будет уменьшаться. Однако связано это не с тенденцией к сокращению числа нарушений авторских прав, а с тем, что со временем писатели начинают понимать суть некоммерческих отношений в Сети. «Постепенно писатели начинают понимать, что число готовых читать многостраничный роман в Интернете меньше числа тех, кто, прочитав первые двадцать страниц, решают, что это стоящая книга, и идут покупать ее в магазин».

Помимо юридических вопросов, связанных с авторским правом, С. Кузнецов описывает в своей статье еще несколько явлений, имеющих существенное значение для понимания глубины влияния, оказываемого открытостью всей системы на литературу в Сети. Огромное внимание сетевой деятель уделяет развитию творческих сред. Таковыми являются литературные интерактивные игры, например «Буриме» и «Сонетник» Д. Манина, «Блимная» и «Пекарня лимериков» Э. Ратнера и др. Существующие творческие среды демонстрируют нам тенденцию к размыванию границ художественного текста. Текст здесь как будто стремится перенять характерную всей системе открытость. Во-первых, он приобретает большую по сравнению с печатной литературой анонимность, а следовательно, потенциально приобретает гораздо больший контекст своей интерпретации. Многие авторы сознательно не называют себя или скрываются за именами виртуальных персонажей. Кроме того, у некоторых текстов вообще отсутствует автор в классическом смысле этого понятия. С. Кузнецов приводит следующий пример: «”Автором” «РОМАНа» является: а) Лейбов, все придумавший и все редактировавший; б) Леонид Делицын, многое сделавший для реализации «РОМАНа» в наиболее удобочитаемом виде; в) авторы трех с лишним сотен главок». Если обратиться к таким проектам, как «Буриме», то мы обнаружим, что авторство здесь разделено между непосредственным автором произведения, автором рифмы, разработчиками творческой среды и компьютерной программой, предлагающей на свой выбор рифмы для написания стихотворений. Во-вторых, художественный текст, оторванный от автора, получает большую свободу своего бытования. Читатели могут на свое усмотрение включать его в один контекст с другими произведениями. Так, например, на сайте «Буриме» получили распространение читательские сборники буриме. Читатели, одновременно являющиеся авторами, составляют свои собственные сборники, отбирая в них произведения по какому-либо признаку. Таким образом, одно и то же произведение может быть включено в один ряд с текстами о любви, о коварстве, о Японии и т.д. (см., например, проект «Хайку»). И, в-третьих, некоторые проекты предлагают читателям либо самостоятельно выбрать путь прочтения авторского текста, либо дописать его на свое усмотрение с любого места начального текста. Хрестоматийным примером подобной свободы сетевого читателя является «РОМАН» Романа Лейбова.

Безусловно, необходимо отметить, что и соавторство, и эксперименты с гипертекстом, и включение текстов в различные сборники – явления не новые для традиционной литературы. Но в Сети, в условиях новой открытой системы литературных ресурсов Интернета, все эти явления получают мощный стимул для своего дальнейшего развития, для более широкого распространения. С. Кузнецов считает, что все литературные творческие среды являются «реализацией древний гуманитарных утопий». То, что некогда мыслилось как дерзкий эксперимент, благодаря технологическим и функциональным особенностям Сети превратилось в реальность. Однако это обстоятельство ничуть не исключает продолжения литературного процесса в общепринятых рамках. Традиционный художественный текст и в Сети продолжает свое существование. Возникающие новые формы творчества не претендуют на вытеснение творчества в его классическом понимании. Они лишь дополняют существующее многообразие способов реализации творческих потенциалов личности.

С момента выхода в свет статьи С. Кузнецова прошло уже десять лет. Однако литературный Интернет не стал более подконтрольным для государства, политиков или финансово-промышленных групп. Процессы самоорганизации в нем продолжают развиваться, а в литературных творческих средах продолжаются активные поиски новых форм. Это служит объективным основанием для того, чтобы признать открытость системы российского литературного Интернета ее устойчивой характеристикой.

Отнесение системы российского литературного Интернета к типу открытых систем позволяет нам говорить об отсутствии жесткой, однозначной причинной детерминации протекающих в ней процессов и возникающих явлений. Каждый процесс и каждое явление здесь является следствием многих причин и обусловливается многими типами детерминации. В этой связи сетевая литература обязательно должна рассматриваться во всем комплексе своих взаимосвязей с другими сетевыми и внесетевыми системами, а ее развитие – как нелинейный и неоднозначный процесс. При этом аналогичные требования мы вынуждены выдвинуть и к изучению творчества отдельного сетевого писателя и даже отдельно взятого его произведения. Вне контекста творчество таких писателей может быть не понято или потеряет свою актуальность. Примером последствий, вызванных внеконтекстным прочтением произведения, может послужить скандал вокруг романа Бояна Ширянова «Низший пилотаж». В 1997 г. данное произведение было выдвинуто для участия в конкурсе «Арт-Тенета-97». Так как произведения содержало достаточно натуралистические, а порой и просто неприличные сцены из жизни наркоманов, ненормативную лексику компетентное жюри, представленное крупнейшими «бумажными» литераторами (Борис Стругацкий, Андрей Битов, Михаил Чулаки, Александр Кушнер, Виктор Кривулин и др.), приняло решение снять роман с конкурса. Данное обстоятельство вызвало негодование сетевых читателей. Разразившиеся дискуссии стали причиной возвращения «Низшего пилотажа» в конкурсную таблицу. Кроме того, роман оказался удостоен первого места в номинации «Повести и романы». Текст произведения вряд ли может быть опубликован на страницах литературных журналов, но вместе с тем отличается удивительным соответствием тенденциям сетевой литературы. Во-первых, в нем представлена очень неожиданная точка зрения на уже привычную тему. Это позволяет неоднозначно интерпретировать его содержание и находить каждому читателю собственный смысл. Во-вторых, структура романа делает его удобным для прочтения на мониторе: роман состоит из четырех частей, каждая из которых разбита на короткие главки.

Особенности причинности процессов и явлений Рулинета позволяют нам определить его по характеру внутренней детерминации как вероятностную систему. В вероятностной системе большинство явлений и событий не имеют одного четко определенного следствия. Все они могут повлечь за собой любую из цепочек последствий, которые существуют в пределах возможности. Именно поэтому в Сети в большей мере, чем в офф-лайне, литератор должен проявлять личную активность для доведения своего произведения до широкой аудитории. Для успешности сетевому литератору необходимо постоянно налаживать и поддерживать обратную связь со многими субъектами литературного процесса. Информация, передаваемая по каналу обратной связи, предоставляет ему возможность регулировать изменяемую часть системы так, чтобы она все более приближалась к необходимой цели. Именно таким образом происходит сужение пределов возможности, столь необходимое для повышения вероятности достижения нужного результата. Если в бумажной литературе писателю необходимо приложить усилия для того, чтобы его произведение было опубликовано в каком-либо издании или издательстве, то в Сети проблема с публикацией отсутствует. Произведение может быть размещено либо на персональной страничке, либо на одном из многочисленных сайтов самопубликации. Однако без приложения определенных усилий произведение рискует так и остаться без читателя. Предел вероятности после публикации в Сети еще слишком велик. Аудитория может как обратить на размещенный текст свое внимание, так и обойти его стороной. Очень часто, в то время как публика возмущенно шумит вокруг бездарных, но скандально известных текстов, истинно талантливые произведения прозябают в полной безызвестности среди многочисленных графоманских опусов. Поэтому писателю, разместившему свое произведение в Интернете и желающему донести его до читателя, необходимо приложить силы для привлечения внимания потенциальной читательской аудитории. Учитывая непривычность данного вида деятельности для русского писателя, некоторые специализированные литературные сайты начиная с 2004 года стали предлагать свои услуги по «раскрутке» тех или иных произведений автора. Так, например, сайты «Проза.Ру» и «Стихи.Ру» рекомендуют своим авторам использовать так называемые промо-пакеты. Они приобретаются за наличные деньги, а также в обмен на баллы, заработанные авторами при публикации своих произведений, рецензий на работы других авторов или при получении рецензии на собственные произведения. В такой пакет входит размещение рекламы выбранного автором сочинения на банерах и в специальных колонках сайта на определенный период времени.

Открытость системы литературных ресурсов Рунета и вероятностная детерминация процессов, протекающих в ней, позволяют нам охарактеризовать ее как нестабильную, неравновесную. В своей статье «Философия нестабильности» Илья Пригожин отмечает: «У термина «нестабильность» странная судьба. Введенный в широкое употребление совсем недавно, он используется порой с едва скрываемым негативным оттенком, и притом, как правило, для выражения содержания, которое следовало бы исключить из подлинно научного описания реальности» [9]. Учитывая замечание теоретика синергетики, определяя предмет нашего исследования как нестабильную систему, мы не пытаемся внести тем самым какой-либо отрицательный или положительный контекст в его характеристику. Констатация наличия данной качественной характеристики естественным образом приводит нас к весьма нетривиальным проблемам, первая из которых – проблема прогнозирования дальнейшего возможного развития всей системы. Изучение физиками и математиками нестабильных, неравновесных структур показало, что их поведение существенным образом зависит от флуктуаций (от лат. fluctuatio - колебание). Это делает возможными уникальные события внутри системы, расширение ее масштабов, повышение ее чувствительности к внешнему миру. И, наконец, только в неравновесной системе возникает историческая перспектива, то есть возможность появления других, быть может, более совершенных, форм организации. Все вышесказанное не отрицает существования детерминированности явлений, причинно-следственной связи между ними. Как указывает И. Пригожин, такая «система движется от одной точки к другой детерминированным образом, но траектория движения в конце концов настолько запутывается, что предсказать движение системы в целом невозможно – это смесь стабильности и нестабильности». В качестве образа, подтверждающего справедливость данного представления о поведении неравновесных систем, И. Пригожин приводит математический объект, именуемый странным аттрактором. Для описания подобного типа аттракторов используются системы дифференциальных уравнений, в которых, по словам С.П. Курдюмова «все определено, детерминировано и не содержится никаких стохастических членов». Однако поведение решений такой системы уравнений на продолжительном временном интервале приобретает хаотический, непредсказуемый (внутри области аттрактора) характер. Тем не менее, странный аттрактор – это ни что иное, как область в фазовом пространстве, а не все пространство в целом. Именно это позволяет С.П. Курдюмову утверждать, что детерминизм в нестабильных системах все же сохраняется, хотя и в весьма ограниченном смысле. Поскольку состояния исследуемого объекта будут строго находиться в заданной характеристиками аттрактора области фазового пространства, постольку вероятность поведения системы все же не как угодно произвольна, а ограничена заданной областью.

Экстраполируя выводы И. Пригожина и С.П. Курдюмова на систему литературных ресурсов Рунета, мы приходим к заключению, что более или менее уверенный прогноз развития всей системы и элементов, в нее включенных, мы можем делать лишь на весьма ограниченный период времени. Даже малые флуктуации, вызванные внешними или внутренними событиями и явлениями, могут стать причиной возникновения диссипативных процессов, а в итоге привести к перестройке прежних элементов вплоть до образования абсолютно новых. В данном ракурсе вопрос о современной оценке тех или иных событий и явлений в литературном Интернете приобретает совершенное иное звучание. Фактически, объективная их оценка с позиции сегодняшнего дня не представляется возможной. Самое незначительное и малозаметное с точки зрения современников событие или явление в Рулинете вследствие открытости и нестабильности самой системы со временем может приобрести совершенно неожиданное развитие. Таким образом, исследователь вынужден ограничивать свой исследовательский интерес лишь описанием этих явлений, общей их характеристикой или же изучением истории их формирования.

Подтверждением сделанных выводов могут послужить идеи кандидата филологических наук, ассистента кафедры новейшей русской литературы РГПУ им. А.И.Герцена Марии Левченко, прозвучавшие на семинаре «Современная литература: как с нею обращаться» в Санкт-Петербурге [10]. Как считает М. Левченко, современную литературу не следует изучать. «Актуальная литература не предполагает фигуры филолога: мы вынуждены либо воспринимать тексты исключительно с позиции читателя, либо, стремясь к пониманию/объяснению/порождению нового текста на основе прочитанного, должны встать на позицию автора», - утверждает исследовательница. Парадигма текста в литературе претерпела кардинальные изменения, в этой связи «"центр тяжести" в современной филологии начинает смещаться в сторону смежных дисциплин, рассматривающих не смыслопорождение в тексте и не "устройство текста", а функционирование и взаимодействие с контекстом в широком смысле слова - с культурной системой». Современный филолог, на ее взгляд, вынужден либо переключить свой исследовательский интерес на историю литературы, либо заниматься «скрупулезным архивированием культуры». Не станем утверждать повсеместную применимость идей М. Левченко ко всей современной печатной литературе. Однако нам представляется, что именно такое отношение предполагает литература сетевая.

Весьма значимым для общей характеристики системы российского литературного Интернета, на наш взгляд, является понимание ее отношения к энтропийному процессу.

В. Сердюченко в одной из своих статей в «Вопросах литературы» представил литературу в Интернете как совокупность разрозненных групп постмодернистов, полупрофессиональных литераторов и дилетантов [11]. В Сети, как считает В. Сердюченко, «молодым предоставилась возможность ударить кулаком по Серверу мировой цивилизации, а они разменяли ее на клубные тусовки и стеб в жанре “из ненапечатанного”». Из текста статьи следует, что сетевые литераторы в большей своей части заняты внутренними междусобойчиками или воинственным насаждением собственных взглядов на мир всем окружающим. Единственным сетевым субъектом, оказывающим воздействие на всю систему, оказывается сам Интернет. Интернет представляется автору статьи самостоятельным и весьма активным организмом. В. Сердюченко настаивает на том, что Интернет «отслеживает все, что есть в “людях сцены” лицедейского, надменного, нарциссического, и казнит беспощадно», «мыслит человека как андрогинную антропологическую единицу», а в этой связи «неизвестно, что натворит … в человеческом сознании» и, в конце концов, «вытеснит в обозримом будущем цивилизацию Гутенберга». Таким образом, один из постоянных авторов литературно-художественных журналов считает, что литература в Сети подвержена энтропийному процессу. По его мнению, происходящее в Интернете, свидетельствует о постепенном разложении литературы, о приходе ей на смену качественно новых явлений.

Позволим себе не согласиться с оценкой В. Сердюченко отношения системы Рулинета к энтропийным процессам. Еще в декабре 1997 года в одной из своих реплик в дискуссии о сетературе Роман Лейбов сознательно сформулировал миссию своей сетевой деятельности как борьбу с энтропией. «Разговор о свалке-интернете постоянно возникает, - заявил сетевой деятель. - Замените «Интернет» на «мир», получите столь же верное утверждение. Я вижу свою задачу в том, чтобы по мере сил работать в направлении уменьшения энтропии на этом пространстве (в Интернете – А.Д.)… Мы его делаем, а не он существует для нас». Позже к выполнению данной миссии присоединились и многие другие сетевые и внесетевые деятели. Удачным примером такой антиэнропийной деятельности могут служить многочисленные проекты Глеба Павловского. И «Кремль.Орг», и «Русский журнал», и «Литература» призваны объединить вокруг себя разные категории Интернет-аудитории, вовлечь многочисленных пользователей Сети в общее идейно-событийное пространство. Необходимо отметить, что названные проекты с этой задачей успешно справляются. Вокруг проекта «Кремль.Орг» так или иначе объединилось практически все экспертное сообщество России. В списке экспертов, публикующих свои аналитические записки в данной политической экспертной сети, можно встретить диаметрально противоположных по своим взглядам людей, людей, которых немыслимо даже увидеть рядом друг с другом в повседневной жизни. Авторами «Русского Журнала» является несколько тысяч человек из разных уголков мира. Своими мыслями, текстами, вниманием и активностью все эти люди принимают участие в одном общем деле – конструировании так называемого «Русского мира», формировании национальной идентичности россиянина XXI века. Проект «Литература» объединяет на своих страницах практически все заслуживающие внимания литературные сайты российского сектора Интернет. Подобное объединение многих проектов на страницах одного сайта, помимо всего прочего, является еще и формальным показателем существования в Сети общего литературного поля, где течет жизнь, происходят события, рождаются и уходят в небытие свои герои.

На основании вышеизложенного мы можем констатировать высокий уровень антиэнропийных процессов внутри системы российского литературного Интернета. Невозможно оставить без внимания и то влияние, какое оказывает рассматриваемая нами система на весь литературный процесс вообще. Д. Кузьмин в статье «Краткий катехизис русского литературного Интернета», опубликованной в десятом номере «Иностранной литературы» за 1999 год, весьма подробно рассматривает вопрос о том, как соприкасаются в Интернете профессионалы и любители литературного творчества [12]. Отметим, что термин «профессионалы» автор статьи понимает как общепризнанные, академичные литераторы, широко публикующиеся вне Сети. Соответственно «любители» оказываются тождественны литераторам, экспериментирующим в Сети на начальном этапе своего становления. Анализируя динамику взаимоотношений профессионального и любительского сообществ, Д. Кузьмин приходит к выводу, что в настоящий момент эти взаимоотношения достигли такого уровня, что «в самом близком будущем именно Интернет станет основным медиатором для рекрутирования новых молодых талантов». На первом этапе взаимоотношений (до 1997 года) «литераторы-профессионалы присутствовали в Сети исключительно заочно». Такое присутствие сводилось к размещению любителями рядом со своим творчеством на домашних страничках нескольких любимых произведений признанных классиков. Существенным переломом во взаимоотношениях и началом нового этапа Д. Кузьмин считает 1997 г. Именно тогда «Интернет дал многим начинающим авторам возможность показать свои работы авторитетным экспертам». Произошло это благодаря конкурсу «Арт-Тенета’97», в жюри которого были приглашены весьма авторитетные представители писательского цеха. Однако сотрудничество профессионалов и любителей не ограничилось общением в рамках конкурса. Александр Житинский, приведший профессионалов в жюри, по завершении «Арт-Тенеты-97» сформировал из выбранных им конкурсантов виртуальное Литературное объединение имени Лоренса Стерна. На жестко модерируемых страницах сайта начинающие авторы с разных уголков планеты получили возможность обсуждать свои произведения и обмениваться мнениями с профессионалами. Особое значение Д. Кузьмин придает той тенденции, что «редакторы и издатели постепенно отправляются в Интернет в поисках новых интересных авторов». «Митин журнал», «Вавилон», «Арион» - печатные издания, уже давно сотрудничающие с сетевыми писателями. Таким образом, мы можем говорить о том, что система российского литературного Интернета не удаляется от литературы бумажной. Наоборот, традиционный литературный процесс приобрел за счет новой коммуникативной среды новую подсистему, пополнился новыми структурными элементами и институтами, стал адекватен современному уровню общественного, информационного и технологического развития. В этой связи, система российского литературного Интернета по отношению к энтропийным процессам может быть признана негэнтропийной.

Применение методов системного анализа при изучении российского литературного Интернета позволило нам определить общие характеристики исследуемого предмета с точки зрения информационного и системного подходов. Так, Рулинет представляется нам целостной органической системой, включенной в общелитературный и общекультурный контексты развития. Принадлежность к столь обширному контексту превращает сетературу в генератора и накопителя дескриптивной и прескриптивной информации, демонстрируя тем самым ее неразрывное родство с современной печатной литературой. Характер связей Рулинета с внешней средой позволяет нам отнести его к разряду открытых систем. Данное отнесение тем более справедливо с той позиции, что открытость является категориальным признаком всех объектов, находящихся в гуманитарном Интернете.

Приведенные характеристики литературного Интернета объясняют высокую частотность процессов самоорганизации в данной среде и подчеркивают их значимость. Но вместе с тем они требуют дополнительного определения характера внутренней детерминации всей системы. Особенности причинности процессов и явлений Рулинета демонстрируют его принадлежность к типу вероятностных структурных образований. Вероятностная детерминация порождает необходимость формирования новой, ранее не востребованной активности автора. В частности, в сетевом пространстве писатель вынужден проявлять организационные способности для того, чтобы привлечь внимание аудитории к тому или иному своему произведению. В ответ на данную потребность субъекты литературного процесса в Сети начинают предлагать писателям специфические услуги по продвижению художественных текстов.

Открытость изучаемой системы и вероятностная детерминация внутри нее позволяют говорить о ее нестабильности, неравновесности. Данные качества делают возможными уникальные события внутри системы, расширение ее масштабов, повышение чувствительности к внешней среде. Однако, с другой стороны, затрудняют долгосрочное прогнозирование ее развития. Малые флуктуации для подобных систем играют очень большое значение и могут стать причиной весьма существенных структурных преобразований вплоть до образования новых элементов. Более или менее уверенно прогнозировать состояние всей системы в целом и ее структурных компонентов по отдельности оказывается возможным лишь на короткие временные периоды. Это является основанием неприемлемости однозначных оценок тех или иных явлений с позиций сегодняшнего дня, а также ограничением исследовательского интереса описанием этих явлений и изучением истории их формирования.

Открытость системы российского литературного Интернета, процессы самоорганизации, происходящие в ней, являются свидетельством ее принадлежности к разряду негэнтропийных систем. Во многом процессы, противоположные энтропии, оказываются более свойственны всей системе, нежели отдельным ее структурным компонентам. Негэнропийность, таким образом, выступает своеобразным интегративным качеством, составляющим специфику целостности Рулинета. В то время как отдельно взятые Интернет-проекты стремятся диверсифицировать литературный контент Сети, специализировать различные информационные продукты по интересам, социальным группам, территориям, вся система литературных ресурсов способствует формированию единого поля литературной коммуникации.



Литература

1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 2003. – С. 451.
2. Долгополов А.Ю. Литературные ресурсы в российском Интернете: функциональный подход и попытка классификации // Акценты. – 2003. - . 3 – 41 – С. 34 – 39
3. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 2003. – С. 466.
4. Там же, С. 467.
5. Материалы международного конгресса «Русская словесность в мировом культурном контексте». –2004. – (http://www.dostoevsky-fund.ru/sites/krs)
6. Блюменкранц М. Время анти-истории // Материалы международного конгресса «Русская словесность в мировом культурном контексте». –2004. – (http://www.dostoevsky-fund.ru/sites/krs)
7. Поздняков В.В. Русская литература как прогноз культуры ХХ века. // Материалы международного конгресса «Руская словесность в мирововм культурном контексте». –2004. – (http://www.dostoevsky-fund.ru/sites/krs)
8. Кузнецов С. Рождение игры, смерть Автора и виртуальное письмо // Иностранная литература. – 1999. – № 10. – С. 178–183.
9. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. – 1991. – № 6. – С. 46 - 57
10. Левченко М. «Современная литература: как с нею обращаться». // Виртуальный семинар профессора С.А. Гончарова – С.-Пб. – 08.06.2002 - (http://aseminar.narod.ru/sovrlit.htm)
11. Сердюченко В. Новейший проект российской словесности: Литература в Интернете // Вопросы литературы. – 1999. - № 5. – С. 124 – 128.
12. Кузьмин Д. Краткий катехизис русского литературного Интернета // Иностранная литература. – 1999. – № 10. – С. 184 – 187.

_________________________
© Долгополов Александр Юрьевич
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum