Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Новости от "Новой"
Анонсы трех номеров "Новой газеты" за 3-е, 5-е и 12 февраля, подготовленные сотр...
№02
(370)
10.02.2020
Творчество
Три судьбы. Рассказ о семье Цхакая из грузинского села Хунци
(№1 [369] 20.01.2020)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

        В этой статье речь пойдёт о двух  братьях Цхакая из грузинского села Хунци и  дочери одного из них – Ксении. Село Хунци находилось в Сенакском уезде этнической провинции Мингрелия – составной части Кутаисской губернии Российской империи. Как и было положено, в селе была скромная церковь, а пастырскую службу в ней среди селян с 50-х годов ХIХ века должным образом осуществлял  священник Григорий Цхакая. Церковной деятельности он выучился в своё время в Кутаисском духовном училище. 

   Как и остальные православные священники, отец Григорий, имея дозволение обзавестись семьёй, женился по достижении 24-х лет на одной из Хунцийских селянок (православным священникам, в отличие от католических, дававших обет безбрачия, разрешалось жениться, но только оди-единственный раз в их жизни). 

     Семьи, создававшиеся православными священниками, отличалист прочностью брачных уз и трогательным любовным отношением друг к другу всех членов семьи.

      Не представляла никакого исключения в этом плане и семья иерея Григория Цхакая. В ней вскоре с интервалом в два года родились два мальчика, наречённые отцом библейскими именами. Старшии сын получил имя  «Михаил», что в переводе с арамейского, на котором вещал  Иисус стос, , означает «Подобный Богу». Младшему сыну досталось имя «Ефрем», что в переводе с того же языка означает «Плодовитый». 

      Шло время, мальчики в семье отца Григория  подросли, пошли учиться в сельскую церковно-приходскую школу. Окончили её и, по настоянию отца, продолжили своё образование в Кутаисском духовном училище. Первым окончивший её Михаил пожелал продолжить учёбу в Тифлисской духовной семинарии. Михаиэал уехал в Тифлис, где по уровню его подготовленности сочли возможным прилять его в число семинаристов. 

        Духовные семинарии той поры представляли своим питомцам не только углублённые знания богословской науки, но и достаточно щирокие сведения в области «светскмх» - гуманитарных, наук. А выпускники семинарии имели право по собственному выбору заняться не только священнической, но и педагогической или иной «светской» деятельностью. 

    Воспользовавшись относительной свободой выбора будущей деятельности, Михаил Цхакая, сумел раздобыть литературу марксистского толка. Со временем он  настолько основательно усвоил  тезисы учения Маркса и его последователей, что  проникся увенностью в незыблимости принципов этого учения. Он стал пропагандировать основы этого учения первоначально среди семинаристов, а затем - и в нелегально возникших кружках  единомышленников вне стен семинарии. Когда руководству меминарии стало об этом известно, семинарист Цхакая был отчислен из семинарии.

    Но это лишь усугубило тягу Михаила к учению Маркса. Цхакая стал профессиональным революционером. Вместе с придерживавшимся схожих всглядов Владимиром (Ладо) Кецховели Михаил, поменяв своё имя на более краткое «Миха», основал в 1892 году первую в Грузии марксистскую революционную организацию «Месаме Даси».  Когда властям стали известны цели этой организации, последовала высылка Михи Цхакая за пределы  Кавказского региона. 

     Цхакая обосновался в Екатеринославе (современное его название – Днепропетровск). Здесь он вступил в состав Ленинской революционной организации РСДРП. За этим вскоре последовал арвст. Пришлось два года отсидеть в тюрьме.. После освобождения Миха  вернулся в Грузию, где стал членом Закавказского объединения социал-демократов. Здесь он сблизился с  молодым в ту пору революционером с партийной кличкой «Коба» - Иосифом Джугашвили  (Миха на 14 лет был старше Кобы). Их дружба была настолько тесной, что Коба попросил Миху исполнить  на состоявшейся в 1904 году свадьбе Иосифа  с Екатериной Сванидзе роль так называемого «посажённого отца». Миха с удовольствием выполнил эту роль. 

       В начавшейся в1905 году первой русской революции Миха принял непосредственное участие, а именно – в революционных  выступлениях бакинских рабочих. Очутившись вне пределов Грузии, Цхакая сменил свою партийную кличку «Миха» на новую, подчёркивавшую его связь с общероссийским революционным движением. Новая партийная кличка его была «Барсов». Невозможно однако не заметить связь его нового имени с  творением Шота Руставели «Витязь в барсовой шкуре».  (под таким именно заголовком Константин Бальмонт осуществил первый перевод этого непревзойдённого эпоса на русский язык).

     Авторитет Цхакая-Барсова в социал-демократических кругах России настолько вырос, что он был избран делегатом третьего съезда РСДРП. А через два года – делегатом пятого съезда большевистской фракции той же организации, проходившей в Лондоне. На этих (и нескольких последующих) съездах большевиков Барсов  сблизился с Лениным и на всю последующую  жизнь оставался верным последователем Владимира Ильича.

     Правительством Империи относительно революционера Барсова было принято решение о немедленном его аресте , как только он объявится в России. В связи с этим он он был вынужден в течение десяти лет находиться в эмиграции (в Швейцарии) вместе с Лениным). Лишь в 1917 году, в «пломбированном вагоне» Цхакая- Барсов вместе с Лениным вернулся Петроград, где получил задание развернуть революционную  работу в Грузии.     

   Но здесь последователи Ленина потерпели поражение. Правительство добившейся в 1918 году независимости Грузии арестовало Михаила Цхакая (в Грузии он не называл себя Барсовым) за проводившуюся им  антиправительственную деятельность . Это произошло в 1919 году. В следующем году Цхакая был выпущен на свободу (правительство Ноя Жордания проявляло  лояльность к своим противникам). 

      После советизации Грузии Цхакая на протяжении двух лет исполнял функции представителя Грузинской ССР при правительстве РСФСР, то есть был послом своей страны в Советской России.

      После возвращения в Грузию он был избран на высший государственный пост – председателя Президиума Центрального исполнительного комитета, что по ныненим меркам соответствовало должности Главы госуларства. В этой должности он пребывал восемь лет. Одновременно он являлся членом Президиума ЦИК СССР (в этой должности он находился 15 лет).

       Среди людей, подписавших в 1922 году Договор о создании Союза ССР, есть подпись и Михаила Григорьевича Цхакая.

      С момента создания международной организации «Коминтерн» (в 1920 году) Цхакая на протяюении многих лет был членом его исполнительного комитета. Кроме того он был депутатом республиканского Верховного Совета нескольких созывов. Один раз мне довелось видеть его на предвыборном собрании. Он запомнился мне таким, каким он представлен на фотоснимке – в довольно пожилом возрасте.

       Многолетняя работа Михаила Григорьевича была отмечена высшей наградой страны - орденом Ленина. Кроме того ещё при жизни его районный центр Сенаки был переименован в город Цхакая.

      Перманентно пребывая в разносторонней кипучей деятельности (революционной, государственной и международной), Михаил Григорьевич так и не нашёл времени для создания собственной семьи. Не довелось ему иметь и своих детей. Не нашлось и времени, чтоб навестить родного брата, подвизавшегося священником в селе Пластунка Черноморской губернии, ныне входящего в состав Большого Сочи. 

     М.Г.Цхакая быд единственным человеком из ленинской гвардии, приехавшим с ним вместе из эмиграции и чудом уцелевшим как от террора 20-х годов, так и от роковых событий 30-х годов ХХ века.

      Михаил Григорьевич Цхакая ушёл из жизни в 1950 году.

     Совсем по-другому сложилась судьба его брата -  Ефрема.  Он, по окончании Кутаисского духовного училища, изъявил желание приступить, как и его отец, к пастырской деятельности. Желание его было учтено епархиальным управлением, которое направило его выплнять работу священника в село Пластунка Черноморской губернии Российской империи, Село сравнительно недавно было заселёно этническими грузинами - переселенцами из Кутаисской губернии. 

    Отец Ефрем с энтузиазмом приступил к своим непростым обязанностям в этом селе, в котором до него не было ни церкви, ни пастыря. Стараниями молодого, полного сил и энергии, отца Ефрема,  в Пластунке общими усилиями селян за короткое время была выстроена небольшая деревянная церковь, оборудованная однако по всем канонам Православия. 

    Все селяне были  искренне верующими людьми. Они очень уважительно относились к молодому пастырю, умело удовлетворявшему их духовные потребности.

       Это было время, когда грамотность среди сельского населния Империи была явлением  малораспространённым, а на его окраинах, включая Грузию, вообще отсутствовала.

     Семьи грузин в ту пору отличались многодетностью. Дети подрастали. В Пластунке со всей остротой возникла проблема организации хотя бы самого начального их образования.

   В Грузии в тот период развернулось важное общественное движение по ликвидации неграмотности среди её жителей. Выдающиеся просветители грузинского народа Илья Чавчавадзе и Якоб Гогебашвили создали «Общество по распространению грамотности среди грузин» и за каких-то десять-двенадцать лет добились превращения Грузии в страну сплошной грамотности.

       Ефрем Цхакая возглавил в Пластунке дочернее отделение этого Общества и в 1897 году основал первый в Пластунке учебный класс, в котором сам же и стал обучать ребятишек из грузинских семей письму  и правильной речи на родном  языке. 

       Школа в обычном смысле этого слова возникла в Пластунке в 1900 году, опять-таки благодаря титаническим усилиям Ефрема Григорьевича Цхакая, возглавившего группу сподвижников указанного выше Общества. Учебный процесс в ней осуществляли вместе с ним уже педагоги-профессионалы – П.Джанашия, Е.Габелая и другие. 

    Для Ефрема Цхакая. 1900-й год был двойным праздником. С одной стороны – воплощением давнишней мечты об открытии школы для сельской детворы, а с другой стороны -  рождением дочери в его семье. Ефрем Григорьевич, следуя семейной традиции, назвал свою дочь библейским именем «Ксения». Имя это связано с древнегреческим словом «ксенос», что в переводе на русский язык означает «гостья», а также – «гостеприимная», а ещё – «странница» и «чужестранка».

   Новоявленная «гостья» в семье отца Ефрема  была, мало сказать, источником несказанной его радости. Отец просто не чаял в ней души. 

   Когда Ксении исполнилось семь лет, она стала учиться в Пластунской школе, основанной в своё время усилиями её родного отца. Здесь у неё сразу же обнаружилась необычайно высокая тяга к знаниям. Отец отправил девочку  для пополнения её знаний в город Кутаиси. Здесь она по уровню своей подготовки была признана достойной для зачислнгтя в Кутаисскую классическую гимназию, в которой учебный процесс находился на высочайшем для того времени уровне. 

     По окончании этого престижного учебного заведения  18-летняя Ксения  поступила в только что открытый в Тбилиси университет, преподавать в котором приехали из разных городов России выдающиеся учёные грузинской национальности – Джавахишвили, Меликишвили, Узнадзе, Нуцубидзе и ряд других. 

   Ксения Цхакая с отличием окончила биологический факультет Тбилисского университета в числе самых первых его выпускников. И с головой окунулась в научно-исследовательскую работу в области анатомии и физиологии растений. Её фундаментальные исследования в этой области знаний снискали ей репутацию одной из основоположниц новой для Грузии науки - физиологии растений. 

     Со временем Ксении Ефремовне было доверено возглавить кафедру анатомии и физиологии растений в её Alma mater -Тбилисском университете, а вскоре – ещё и в созданном в Тбилиси новом Научно-исследовательском институте анатомии и физиологии растений. 

    К полученному ею в 1962 году учёному званию профессора, спустя три года, добавилось звание заслуженного деятеля науки Грузинской ССР. За внедрение в практику сельского хозяйства страны разработанных ею передовых приёмов агротехники Ксения Ефремовна Цхакая была награждена высшим знаком отличия той поры – орденом Ленина.  Так достойно был увенчан  славный путь любознательной девочки из маленького села Пластунка в большую науку.

    Профессор Цхакая часто выступала с научными докладами не только в Тбилиси, но и в Москве и других городах Советского Союза. 

     В этот период мне часто доводилось бывать в служебных командировках в Москве. В свободное от служебных дел время я знакомился с достопримечательностями Белокаменной. Одним из таких достопримечательностей несомненно был Политехнический музей, в просторном зале которого часто выступали поэты «шестидесятники» Роберт Рождественский, Андрей  Вознесенский, Евгений Евтушенко, Римма Казакова и другие.

       В день, в который я забрёл в Политехнический, по совершенно случайному и очень для меня приятному совпадению, в нём с публичной лекцией об актуальных для страны вопросах физиологии растений долна была выступить аслуженный деятель науки Грузинской ССР профессор Ксения Ефремовна Цхакая. 

     Мне посчастливилось поприсутствовать на её докладе. Он действительно отражал актуальную для всей многомиллионной страны проблему повышения урожайности лшеницы и многих других важнейших для нашего благополучия  растительных культур. 

        После окончания лекции я представился Ксении Ефремовне как учёный и вместе с тем – журналист и наконец – как соотечественники не по наслышке хорошо знающий её родное село Пластунку, входящую ныне в черту города Сочи. 

     Профессор Цхакая проявила большой интерес к пригородному по отношению к Сочи селу Пластунка. Сокрушалась, что всего один раз она ездила в Пластунку - по печальному поводу проводов отца в последний его земной путь. Было это  незадолго до начала Великой Отечественной войны. 

    События военного и непростого послевоенного времени и чрезвычайная занятость научной и общественной работой не дали ей возможности снова побывать в родном селе. 

         К сожалению, мне не удалось раздобыть ни фотографии Ксении Ефремовны, ни фото её достойного отца.

      Я поведал Ксении Ефремовне, что если бы ей удалось побывать в Пластунке, она не узнала бы села, в котором родилась на рубеже ХIХ и ХХ веков. Сельчане обзавелись добротными домами и вынашивают идею воссоздания порушенной в 30-е годы ХХ века церкви, когда-то построенной её достойным отцом – пастырем и просветителем.    

        Ксения Ефремовна Цхакая ушла из жизни в 1982 году в возрасте 82-х лет. 

      В Грузии не сыскать человека, который бы не знал, кем была Ксения Цхакая. А в её родном селе очень мало кто слышал об этой выдающейся женщине. Можно надеяться, что жители Пластунки, прочтя эту заметку, больше узнают о своей землячке и будут гордиться ею. 

______________________________

©  Цверианишвили Герман Константинович


Владимир Перцев: стезёю классики. Эссе
Рецензия на книгу ярославского писателя Владимира Перцева «Одинокий воин: повесть и рассказы» 2019 г.
Великий незнакомец: чем запомнится Теодор Шанин
Известный социолог, сооснователь Московской высшей школы социальных и экономических наук - знаменитой «Шанинки...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum