Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Ростов-на-Дону. Фотоочерк Дениса Демкова
20 фотографий с видами города Ростова-на-Дону с сайта Дениса Демкова с его обращ...
№04
(372)
01.04.2020
Вне рубрики
Новости от "Новой"
(№2 [370] 10.02.2020)

3 февраля 2020

Привет, это Полухин!

Пока верстался номер, разработанный нашим дата-отделом бот продолжал неустанно считать количество зараженных китайским коронавирусом. Счет инфицированных перевалил за 12 тысяч, два случая были отмечены в России.

Но на пути вируса встали В.В.Путин и российские ВКС. Нет, пока бомбить Ухань не предполагается. Самолеты ВКС по приказу Верховного главнокомандующего будут участвовать в эвакуации граждан России из пораженной вирусом КНР.

В действительности все ограничения авиасообщения, карантинные меры и реляции чиновников о том, что «граница на замке», не слишком пересекаются с реальностью. И даже с логикой несильно. Например, граница с Китаем закрыта на Дальнем Востоке, но не в Сибири, поэтому первый подтвержденный случай мы имеем в Тюмени. Авиасообщение прервано, но летать можно самолетами «Аэрофлота» и чартерами (видимо, коронавирус не передается чартерным путем). Вакцины нет, но Минздрав официально рекомендует использовать лекарства от ВИЧ «с тяжелой побочкой».

Ничего нового: имитация является базовым режимом работы нашей государственной машины. А «на земле» не пытаются даже имитировать.

* Наш красноярский обозреватель Алексей Тарасов пошел на вокзал, куда должны были перестать приходить поезда из Пекина. На самом деле нет. «На третий путь, как ни в чем не бывало, прибывает поезд № 003 (по расписанию, где, кстати, его именуют 0033) Пекин — Москва... Китайцы курят и заплевывают перрон, нещадно кашляя, потом поднимаются обратно, задраиваются, раскочегаривают — из труб двух первых вагонов начинает валить густой дым».

* В Тюмень коронавирус пришел официально, однако местные жители испугались несильно. Во всех аптеках корреспонденту «Новой» сообщили, что арбидол и ингавирин, которые рекламировались, как «лекарства от коронавируса», люди покупают «не больше, чем обычно». Сейчас эпидемия гриппа, и спрос на эти препараты есть. Но он нисколько не вырос из-за «китайской угрозы».

* Молиться за здоровье китайского студента, госпитализированного с подозрением на коронавирус, призвал глава Карелии Артур Парфенчиков. «С учетом состояния республиканского здравоохранения лечение постом и молитвой может стать панацеей не только от китайского вируса», — зло иронизирует Татьяна Брицкая. Материалы для анализа направлены в Москву — в республике тестов для определения коронавируса нет.

  • Силовиков разного ранга и ведомственной принадлежности арестовывают регулярно, но в этот раз на скамье оказались люди, причастные сразу к двум принципиальным для нас делам – делу Политковской и делу Голунова. Андрей Карев написал про «акт возмездия»  — суд по мере пресечения над полицейскими, подбросившими наркотики журналисту.
  • А Муртазин рассказывает еще более интересную историю. Евгений Кузин, служивший заместителем начальника управления по раскрытию резонансных преступлений Главного управления Уголовного розыска МВД, Игорь Фролов, пенсионер ФСБ, бывший оперативник Управления «К» – обвиняются в получении взятки от авторитетного предпринимателя Мирона Амадяна (больше известного как Дмитрий Чантурия или Мирон). Силовиков задержали с поличным на встрече в ресторане «Босфор».

По сведениям «Новой», в Управлении «М» ФСБ не ожидали, что на встречу в ресторан «Босфор» придет полковник Кузин. Первоначально отрабатывалась более простая версия: отставной чекист Фролов банально разводит Амадяна. Но на встречу пришел офицер МВД, у которого есть соответствующие полномочия.

Как пишет Ирек Муртазин, рассказывая Мирону Амадяну о своем знакомом в Главном управлении Уголовного розыска МВД, Игорь Фролов не лукавил. С Кузиным он познакомился и сдружился, когда они оба были включены в оперативно-следственную группу, которая вела расследование уголовного дела об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской.

Более того, в ходе судебного процесса по избранию меры пресечения Кузин, рассказывая о своих заслугах, заявил, что это именно он раскрыл «дело Политковской».

Это не совсем так. Убийство было раскрыто следственным путем, а не оперативным. Хотя надо признать, что Евгений Кузин в ходе этого расследования действительно проявил себя как очень профессиональный оперативник.

А вот чекист Фролов, напротив, оказывал давление на ценного свидетеля Олега Голубовича, которого редакции даже пришлось вывозить из страны.

И это не единственный случай, когда наши дорожки пересекались с Фроловым.Подробности — у Муртазина.

* Путин поручил своей администрации до 1 октября проработать возможность создания единой базы данных жертв политических репрессий. 

«Давно пора! Это же национальный позор — то, что мы по прошествии десятилетий так и не знаем достоверно, кого и за что уничтожали в нашей стране, кто несет за это ответственность, пусть уже и не уголовную, но моральную хотя бы», — пишет Павел Гутионтов. И предлагает относиться к сообщению на президентском сайте с осторожностью: «Прежде всего, поручение «проработать возможность создания» еще не означает поручения — «создать». Вполне ведь возможно, что результатом напряженной работы (администрации президента, ФСБ, МВД, ФСИН...) станет в октябре рапорт о том, что дело, конечно, нужное, но — увы...».

 Впрочем, что бы там ни решили партия и правительство, «Новая газета» будет выполнять работу по восстановлению исторической справедливости. Так же, как и требовать от государства выполнения его главных функций начиная с защиты права на жизнь. В первую очередь — жизнь детей.

Мы запустили петицию с требованием внести в Конституцию (раз уж процесс пошел помимо нашей воли) статью, согласно которой государство гарантирует помощь детям, страдающим орфанными заболеваниями. А пока этого не произошло, боремся за жизни мальчика Тимура и девочки Ани. 

Эта борьба не бессмысленна. Почитайте текст Вани Жилина про мальчика, которому уже повезло: «Укол Zolgensma Матвею Чепуштанову согласились сделать в Children’s Hospital of Philadelphia — старейшей в Северной Америке детской больнице. 28 000 детей ежегодно получают здесь лечение от онкологии, орфанных заболеваний, тяжелейших болезней сердца и дыхательных путей. И Матвей оказался среди них».

Нажмите, чтобы увеличить.
Фото Матвей Чепуштанов. Фото из личного архива
 

Помогайте друг другу и читайте «Новую газету».

***

5 февраля

Нажмите, чтобы увеличить.
Я, Сергей Соколов, представляю вам очередной номер «Новой газеты», который мы вели вместе с Русланом Дубовым.

В соцсетях нынче оживление: все шутят по поводу поправок к Конституции, остроумие прет, скандалы разгораются ежечасно... Кто-то приковывает себя к ограде Думы. Это я к тому, что самая моя любимая публикация этого выпуска — фотография.

4 февраля 1990 года. Манежная (ныне) площадь Москвы. Впритык стоят (и по соседним улицам тоже) — сотни тысяч людей. Очень разных людей, даже, наверное, друг другу противоположных…

Они пришли требовать изменений в Конституцию — отмены 6-й статьи, которая закрепляла главенство — «руководящую и направляющую роль» — коммунистической партии.

Конституцию стремительно изменили.

Потом приняли иную — ту, которая хоть как-то рифмует нас с цивилизованным миром.

Теперь будут менять и ее, чтобы рифма пропала.

На Манежной площади — туристы, лавочки и поддельный Ленин фотографируется. Да — еще магазин.

Многие не помнят, не знают и знать не хотят того, что было здесь 30 лет назад — так посмотрите.

Нажмите, чтобы увеличить.
Митинг, организованный Блоком демократических сил, 1990 г. Фото: Дмитрий Соколов, Андрей Соловьев / Фотохроника ТАСС
 

* В свое время в «Новой» был такой заголовок: «Нет такой земли, за которую не умирали бы русские люди». В данном высказывании нет никакой ксенофобии, ее придумал заместитель главного редактора нашей газеты Акрам Муртазаев, и касалась она российских, советских, опять российских мальчишек и мужиков, которые по прихоти властей (императора, генсека, президента) должны были умереть, чтобы эту прихоть исполнить весьма далеко от своей Родины.

* В Сирии погибли четыре офицера Центра специального назначения ФСБ. Их, судя по всему, заманили в ловушку, и имело место быть предательство. Боевики заложили фугас, а потом в упор добивали контуженных... У одного из офицеров за два года до этого родилась дочь.

* Вряд ли обычный российский человек, чей ребенок умирает в больнице от нехватки элементарных (а пусть и других) лекарств, сможет найти на карте эту Сирию, но в эту войну вброшены миллионы долларов — наших с вами налогов. И получается, что Идлиб или Алеппо дороже Воронежа и Тамбова.

Давайте вспомним: с 2000-го года (да и раньше) Россия только и делала, что воевала — Вторая чеченская, Грузия — 2008-й, Восточная Украина, Сирия. А до этого: Первая чеченская, Южная Осетия, Приднестровье, Абхазия… Мы — очень мирные люди, только наш бронепоезд никак не может добраться до запасного пути. И большая часть потерь от этой политики — не боевые.

* Главная тема номера — конечно, что происходит с коронавирусом. Наш специальный корреспондент Артем Распопов добрался до Благовещенска, где объявлен «масочный режим». В школах дети ходят в медицинских масках, закрыто сообщение с соседним Китаем, ну а в целом народ полагается на авось и почему-то чеснок. Паники нет, но и о здоровье думать никто не стремится.

Нажмите, чтобы увеличить.
Вид на китайский город Хэйхэ из Благовещенска. Города разделяет между собой река Амур, по льду которой и проходит граница. /Фото: Иван Белозеров - специально для «Новой».
 

* В продолжение темы — Василий Авченко рассказывает о том, как Приморье переживает медицинскую блокаду. Овощи стали очень дороги.

* А в Новосибирске, в котором расположен крупнейший и самый современный центр борьбы с инфекциями, люди, вернувшиеся из Китая с повышенной температурой и кашлем, часами стоят в переполненных посетителями поликлиниках, чтобы получить койку в старенькой больнице.

Кроме того:

* Алексей Тарасов — о печальной дате. 6 февраля 1992 года вступил в силу закон «О гражданстве РФ». С тех пор десятки тысяч людей оказались вне закона, хотя родились и выросли в России.

* Александр Пумпянский о том, кто будет противостоять Трампу на выборах президента со стороны демократов. Личности — уникальные. И вполне вероятно, что следующим главой сверхдержавы может стать сравнительно молодой полиглот из Гарварда. Его муж активно участвует в предвыборной кампании.

  • Есть одна еще тема. Об этом «Новая» говорить не устанет. Более 140 детских онкологов обратились к властям с требованием — вернуть в больницы заграничные препараты, которые помогают выжить больным, но мешают «импортозамещению». И проблема не только у онкологов — страдают дети, больные редкими (орфанными) генетическими заболеваниями, ВИЧ... Сотрудники «Новой» разместили на сайте chan.

***

12 февраля, 10-01

С вами свежий выпуск «Новой» и дежурная по номеру Ирина Гордиенко.

Неделя началась катастрофически. В Пензе вынесли приговор по делу «Сети» (запрещенная в РФ организация) — оснований для запрета нет никаких (И.Г.) Приговор — главная тема номера.

За 23 минуты судья зачитал решение: 86 лет тюрьмы для семерых молодых парней.

Цифры простые и страшные:

27-летний Дмитрий Пчелинцев — 18 лет колонии строго режима

23-летний Илья Шакурский — 16 лет строго режима,

25-летний Максим Иванкин — 13 лет строгого режима,

30-летний Андрей Чернов — 14 лет строгого режима,

25-летний Михаил Кульков — 10 лет строгого режима,

31-летний Василий Куксов — 9 лет общего режима,

27-летний Арман Сагынбаев — 6 лет общего режима.

К таким срокам приговорили парней за «организацию и участие в террористическом сообществе». Сообществе, само существование которого так и не было доказано, ни в ходе следствия, ни в суде. Зато следы пыток, которым подвергали ребят сотрудники ФСБ, выбивая показания, мы все могли наблюдать, правозащитники — фиксировать.

Такой приговор ждали и боялись. Особенно те, кто работал на Кавказе. Там такие приговоры пачками штамповали все 2000-е и 2010-е годы. И вот эта практика окончательно утвердилась в центральной России.

 

«Моя Россия сидит в тюрьме», — поет Владимир Котляров, лидер группы «Порнофильмы», посвятивший одну из песен своего нового альбома «честным парням из Пензы и Питера».

«Одна Россия сидит, другая ее сажает. Но это точно пройдет, так долго продолжаться не может», — добавляет наш обозреватель Ян Шенкман, который присутствовал на приговоре в зале суда:

«Я ждал чего угодно — слез, истерик, злости, ненависти к суду, только не этого: родители стоят молча, не пряча глаз. Ни слезинки, лица окаменели. То ли все слезы уже выплаканы, то ли хотят показать сыновьям, что держатся — чтобы не волновались. «Мы с вами», — крикнул кто-то ребятам. Из аквариума ответили: «Нет, это мы с вами

«За последние годы мы научились не оставлять людей одних. Чтобы каждому и каждой из нас, и, что в сто раз важнее, — из жен, матерей, отцов, братьев и сестер — не пришлось встретить этот приговор в одиночестве. Рядом оказался кто-то, кто обнимал, держал за руку или просто смотрел в глаза. Сейчас трудно поверить, но еще недавно этого не было. Это по-настоящему победа. Победа заботы и поддержки» — написала правозащитница Александра Крыленкова. Я с ней согласна. А вы?

Читайте репортаж Яна Шенкмана, а также строчки, написанные родителями своим детям, которых пытали, а потом посадили, в ночь после приговора.

Татьяна Чернова сыну: «Но за таких детей, как вы, мы будем бороться дальше, это только начало

Светлана Пчелинцева сыну: «Сегодня для нас произошло лишь новое осознание того, что борьба за свободу и ваше честное имя должны приобрести еще большие масштабы. И пусть путь будет не простым, но никто при этом не потеряет себя, и, в конце концов, обретет счастье и свободу».

До слез. Добавить к этим словам нечего.

Продолжаем тему, которая волнует весь мир — необъяснимого коронавируса, угроза распространения которого, пока никуда не исчезла. По состоянию на 10 февраля в Китае от вируса умерли более 900 человек, зараженные отмечены в 27 странах.

Василий Головнин рассказывает о судьбе круизного лайнера «Бриллиантовая Принцесса», который стоит в японском порту Иокогама.

Роскошное многоярусное круизное судно переполнено людьми. Ранее одного из пассажиров госпитализировали с коронавирусом. Теперь никого не пускают на берег. На судне введен карантин. А между тем, число зараженных коронавирусом на борту растет, в том числе и из-за отсутствия должной профилактики и лекарств. Сценарий для Лафкрафта.

* Новый неизученный вирус — это не только смертельная опасность для людей, это еще и широкое поле для спекуляций и пропаганды. Зона неизвестности рождает слухи, сплетни и мифы. Так, например, в мировое научное сообщество попытались закинуть идею, что коронавирус — биологическое оружие, специально изобретенное китайцами. Попытка потерпела полное фиаско. Сергей Голубицкий подробно рассказывает нам, как вбрасывают «экономические мифы».

* Другой феномен массового помешательства — социальные сети. Умело организованная волна в интернете, которая цепным методом разносится по социальным сетям — страшное оружие.

* Недавние массовые погромы на юге Казахстана в селе Масанчи, где погибли 10 человек и еще больше сотни пострадали, случились, по версии властей, именно из-за мессенджера WhatsApp. Почему? И чем такое поведение властей чревато, читайте в отличном исследовании нашего Славы Половинко.

Нажмите, чтобы увеличить.
Фото: Владимир Воронин / AP / ТАСС
 

* Шиес отстояли! По крайней мере, эта географическая точка больше не фигурирует на официальной карте в разделе утилизации отходов. Отстояли Шиес, — приросли другими деревнями и районами. Калужская область, деревня Михали, — там начал работать крупнейший в стране полигон для бытовых отходов Москвы. В день его запуска, 4 февраля, в домах деревень, входящих в сельское поселение, вдруг погас свет. Им не хватило электричества.

Самое большое количество московского мусора пойдет как раз в Калужскую область — в тот самый «Экотехнопарк» у сельского поселения Михали — 9 деревень. Сюда планируют в течение 25 лет привозить миллионы тонн отходов в год.

Мусорный полигон, построенный в Михалях, называется «Экотехнопарк». Это те же люди, что и на Шиесе, фамилии идентичны. Только, в отличие от Шиеса, где не получилось, в Михали московский мусор точно поедет. Михали проиграли. Ирина Тумакова о том, почему такой разной оказалась судьба двух родственных свалок.

Нажмите, чтобы увеличить.
Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»
 

А также в номере:

  •  Алесей Тарасов продолжает тему депортации.
  •  Минобороны ответило на наш запрос, почему ивалидам-колясочникам приходят повестки в военкомат.
  •  Лариса Малюкова о премии Оскар которая в этом году получилась революционной во всех смыслах.
  •  К чемпионату мира по биатлону сборная России подошла в плачевном состоянии. Но Первый канал верит в триумф, — рассказывает Владимир Мозговой
  •  И Слава Тарощина о новом шоу Первого канала с Ксенией Собчак.

Никогда не сдавайтесь. Старайтесь как можно больше времени проводить со своими родными, любите их и чаще говорите им об этом. Солнечного нам всем февраля!

Всегда ваша, «Новая» и Ирина Гордиенко

_____________________________________________________

© Алексей Полухин, Сергей Соколов, Ирина Гордиенко, «Новая газета»

 

 

 

 

 

 

Далекий путь к сердцам друзей. Памяти Наума Коржавина
Портретная зарисовка - воспоминание о поэте Науме Коржавине.
Из истории донского конезаводства: братья Михайликовы
история возникновения и развития коневодства в Ростовской области: документы, воспоминания
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum