Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Масштабы катастрофы на Таймыре пытаются замалчивать. Заявление СМИ, входящи...
Заявление СМИ, входящих в «Синдикат-100» о воспрепятствовании законной деятельно...
№07
(375)
01.07.2020
Естествознание
Выдающийся судебный медик. К 110-летию со дня рождения О.Х. Поркшеяна
(№6 [374] 01.06.2020)
Автор: Вил Акопов
Вил Акопов

  В 2020 году исполнится 110 лет со дня рождения воспитанника ростовской школы судебных медиков, заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук, профессора Поркшеяна Овагима Христофоровича. Имя ученого хорошо известно судебным медикам в нашей стране и в странах Европы. Прошедшее 100-летие ученого широко отмечали в Москве, Санкт-Петербурге, Челябинске, Ереване, Киеве, в Ростове-на-Дону и в других городах России, прошли собрания, посвящённые этой дате, вышло 3 монографии. Особенно тепло отмечали эту дату на его родине, в Ростове: на заседании научного общества судебных медиков, членом которого он был, на кафедре судебной медицины мединститута, который он закончил; в бюро СМЭ, в котором он начинал судебно-медицинскую деятельность.

Нажмите, чтобы увеличить.
 Родился Овагим Христофорович в Нахичевани-на-Дону в семье присяжного поверенного, видного юриста Юга России Христофора Акимовича Поркшеяна. С золотой медалью окончив Ростовскую гимназию, он поступил в Москве в Лазаревский институт Восточных языков, который также закончил с отличием.  За успехи в учебе ему поручили вручить юбилейный адрес великому российскому художнику Ивану Константиновичу Айвазовскому и приветствовать его на русском и армянском языках. После нескольких лет преподавания в Ростове, он поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, где учился у известных юристов. По возвращению в Ростов он занимается юридической, в основном, адвокатской практикой, знакомится и сближается с основателем судебно-медицинской службы Ростова и Юга России проф. Александром Игнатьевичем Шибковым. Христофор Акимович Поркшеян был известным ученым-краеведом, им опубликованы фундаментальные работы об устном народном творчестве крымских армян, книги о происхождении черкесов, балкарского и карачаевского народов, проживавших на Дону. Незадолго до Февральской революции 1917 г. ему был пожаловано звание почетного гражданина г. Ростова.

      Дружба с А.И. Шибковым определило судьбу его сына, который в 1931 году поступает в Донской медицинский университет. С первых курсов он определил для себя специальность и посещал кружок при кафедре судебной медицины, которым руководил сам проф. А.И. Шибков. Авторитетный ученый и общественный деятель, Александр Игнатьевич, был членом горисполкома (небывалый случай для зав. кафедрой). Выдающийся профессор судебной медицины Александр Игнатьевич Шибков основал в 1925 г. первое в стране научное общество судебных медиков, о чем в марте того же года писал журнал «Судебно-медицинская экспертиза», и до своей кончины в 1939 г., руководил им. Он добился решения построить на территории университета вдоль Пушкинской и, напротив, тогда стоявшей церкви (что важно с учетом специализированного морга кафедры и процедуры отпевания) отдельное двухэтажное здание по собственному проекту. 

Здание было закончено в 1929 г., и на фронтоне его была надпись: «Здесь мёртвые учат живых». Мне особенно приятно отметить, что через десятки лет я стал заведовать основанной им кафедрой, и все годы, как и он, был председателем Ростовского научного общества судебных медиков. Александр Игнатьевич создал свою школу судебных медиков, среди которых были будущие профессора, заслуженные деятели науки – И.В.Марковин, будущий зав. кафедрой Ташкентского ГМУ; краевой эксперт П.В.Устинов, будущий зав. кафедрой Свердловского ГМУ; В.И. Воскобойников, будущий зав. каф. Киевского, затем Воронежского ГМУ; В.Ф. Щедраков, будущий зав. каф. Ростовского университета; проф. М.Г.Береза, будущий зав. каф. Казанского, затем Самаркандского ГМУ, у которого в конце его жизни в Самарканде я начинал работать ассистентом. Наконец, это профессор Поркшеян Овагим Христофорович, который, закончив на ростовской кафедре ординатуру, работал экспертом в 1937-1938 г. в городе Шахты. Большое внимание обучению студентов уделял и начальник судебно-медицинской окружной лаборатории (так называлось тогда Областное Бюро судмедэкспертизы), замечательный эксперт кандидат меднаук К.С.Кечек

     После работы в г. Шахты Овагим Христофорович Поркшеян  был направлен в Сталинград, а затем в Ейск старшим врачом полка, но по просьбе прокуратуры выполнял и суд.-мед. экспертизы. В 1940 г. его направили в Дальневосточную армию, где в госпитале Уссурийска он служил патолагоанатомом (военной судебно-медицинской службы тогда не было). За образцовое выполнение задания в экспедиции акад. Смородинцева по борьбе с эпидемией геморрагической лихорадки Поркшеяну было присвоено воинское звание «Военврач 2 ранга», он стал самым молодым офицером-судмедэспертом во всей Красной Армии с таким званием. Два его брата и сестра уже были на фронте, и он добился назначения в действующую армию. 

Его назначают начальником патанатомического отделения госпиталя с обязанностями и судмедэксперта (СМЭ), затем он  прошел всю  Отечественную войну.

      О.Х. Поркшеян был Главным судебно-медицинским экспертом 25-й Армии. В декабре 1944 г. он участвовал в первом всеармейском совещании СМЭ, где познакомился с корифеем судебной медицины проф. М.И. Авдеевым, который к тому времени создал военную судебно-медицинскую экспертизу. Там он впервые выступил с докладом и познакомился с крупными с военными судебными медиками.

      13 армия, в которой позже служил О.Х.Поркшеян  принимала участие во взятии Берлина и Праги, тогда Поркшеяну было присвоено звание подполковника, он был награжден тремя боевыми орденами и медалями. Он активно проводил экспертизы в связи с диверсиями, в концентрационных лагерях, в частности, в Освенциме, участвовал в трибунале над военными преступниками. Позже Овагим  Христофорович  вспоминал, что требования к исследованию трупов в полевых условиях были высокими, с обеспечением гистологического, химического и др. исследований.  В мае 1946 г. его назначили Главным СМЭ Южной группы войск, дислоцированной на территории Венгрии и Румынии. К концу этого же года его, как наиболее грамотного и опытного судмедэксперта, переводят в Москву на должность заместителя Главного СМЭ Советской Армии. Вместе со своим начальником, член-корреспондентом АМН СССР М.И. Авдеевым, он преподавал врачам на военном факультете Московского Центрального института усовершенствования (ЦИУ). 

    В этот год он женился на сотруднице М.И. Авдеева, участнице Отечественной войны, кандидате меднаук, преподавателе судебной медицины Наталье Ивановне и сам начал работать над кандидатской диссертацией по особенностям судмедэкспертизы болезней и повреждений сердца. 

     Работа была прервана новым назначением – Главным СМЭ Черноморского военного флота. Только в 1948 г. Поркшеян был демобилизован, защитил кандидатскую диссертацию и приказом Министра здравоохранения назначен зав. кафедрой судебной медицины Челябинского мединститута, которую сам и создал. Преподавал, создал музей кафедры, гистологическую и фото-  лаборатории. Организовал научное общество судебных медиков и криминалистов и был все годы его председателем. 

      Замечу, что Всесоюзное общество судебных медиков, было создано только в 1948 г. Вскоре он начал работу над докторской диссертацией, которая была посвящена неизученной теме экспертизы железнодорожной травмы. Диссертацию под названием «Судебно-медицинская экспертиза трупов лиц, поднятых на полотне железной дороги», он защитил в 1954 г., а в 1965 г. в издательстве «Медицина» была опубликована его монография по материалам докторской диссертации. Надо отметить, что по этой теме ни до, ни после, подобных монографий не было. В процессе работы им была создана классификация ж/д травмы, терминологии, выделены типичные повреждения для каждого механизма. Из его работы мы знаем о полосе давления – отпечатке бандажа колеса и его реборды, полосе обтирания и о других особенностях, позволявших определять не только доказательство этого вида транспорта, но и механизм нанесения травмы. 

    В институте он был одним самых авторитетных профессоров. Выполнял обязанности ученого секретаря Совета, декана, проректора по учебной работе. Проработав более 10 лет в Челябинске, О.Х. Поркшеян был избран на должность зав. кафедрой судебной медицины Ленинградского института усовершенствования врачей, которую возглавлял 22 года.

     При нем эта старая кафедра преобразилась и стала самой большой в стране, имела колоссальный авторитет среди судебных медиков. Это теперь почти каждый вуз, предназначенный для подготовки студентов, имеет факультет усовершенствования врачей с кафедрами, большинство из которых абсолютно не в состоянии выполнять свои функции. При кафедре проф. Поркшеяна О.Х. появились отделения медико-криминалистической экспертизы и экспертизы вещественных  доказательств. Но главным была работа с трупами, начиная с осмотра его на месте происшествия. Лучшей подготовки, как признавались сами курсанты и руководители, не было нигде. Каждый прошедший её гордился, что совершенствовался на кафедре самого Поркшеяна, укрепив   уверенность в своей профессии. Постепенно проф. Поркшеян подобрал преподавателей высокого класса. В разные годы это – доценты Дынкина и Коржевская, профессора Соловьева и Мазуренко, ассистенты Беликов, Обрубов. Очень большое внимание уделялось методике преподавания, основанном на экспертном материале. 

   Овагим Христофорович постоянно вел научную работу, в которую вовлекались и курсанты. Много было им сделано в отношении экспертизы скоропостижной смерти. На Ш Всесоюзном съезде в 1957 г. им была предложена классификация скоропостижной смерти с учетом патологии, приводящей к ней, написаны десятки работ, подготовлено более 10 диссертаций. Вместе с ассистентом Христофоровым изучал современные возможности экспертизы автотравмы, издал пособие по этому виду экспертиз. Ещё вначале 70-х в соавторстве с Аракеляном в эксперименте изучал и описал характер повреждений кожи от импульсного воздействия лучей лазера.

     Большое внимание уделял ученый-педагог этике судебно-медицинского эксперта при производстве разных экспертиз, его выступлению в суде, замечая, что важно не только о чем говорить, но и как это делать. Среди вопросов деонтологии, он обратил внимание на отношение к эвтаназии, ещё в то время, когда сам термин был известен узкому кругу врачей, в чем убедились и мы, проводя в 1980 г. опрос врачей и студентов. После получения от меня изданной книги с главой об эвтаназии (эвтаназия – практика прекращения жизни неизлечимого страдающего человека по его просьбе), Овагим Христофорович откликнулся, но бескомпромиссно раскритиковал моё мягкое отношение к эвтаназии, которую он считал  убийством.

     Особое отношение Поркшеяна было к истории вообще и, в частности, к истории судебной медицины и права. Известны его статьи о Галене, Авиценне, известном юристе А.Ф.Кони.  Он лично нашел в хранилище древних рукописей Армении «Матенадаране» подлинный документ 1184 года средневековой Армении «Судебник» Мхитара Гоша, в котором  предписывалось привлекать врачей при судебном следствии  вопросов медицинского характера. Отмечу, что даже в знаменитом кодексе Хаммурапи медицинские вопросы решали сами судьи. 

   Овагим Христофорович Поркшеян был научным руководителем 40 диссертаций, из которых 6 докторских, был автором двух учебников для юристов, опубликовал свыше 150 работ, три монографии, был редактором 11 сборников по судебной медицине. Проф. О.Х.Поркшеян был членом редакционного Совета журнала «Судмедэкспертиза», редактором по разделу «Судебная медицина» Большой медицинской энциклопедии. Многие годы Овагим Христофорович был членом ученого Совета Ленинградского университета и Военно-медицинской академии. Поркшеян О.Х. награжден многими орденами и медалями, имеет почетные грамотыМинздрава СССР, РСФСР, Минюста, Ленсовета. В 1974 г. ему было присвоено высокое звание «Заслуженный деятель науки». Является почетным членом ВНОСМ, научных обществ судебных медиков Болгарии, Армении, Ленинграда, Астрахани, Калмыкии. К сожалению, на своей родине в Ростове-на-Дону, прежде всего, по моей вине, упустили это сделать. 

       Овагим Христофорович с Наталией Ивановной в 1981 г.  был моим гостем в Ростове. Это был ответный визит, ибо в их гостеприимном доме в Ленинграде я был дважды. Я возил его по городу, в том числе по Нахичеванскому району и видел, как ностальгически загораются его глаза, как он вспоминает молодые годы и показывает примечательные места супруге. Я возил его в Чалтырь, где Овагим Христофорович посетил могилу отца.

    Память о выдающемся судебном медике, нашем земляке, заслуженном деятеле науки Поркшеяне Овагиме Христофоровиче навсегда остается в сердцах всех знавших его людей.

________________

© Акопов Вил Иванович


Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum