Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Творчество
Так и живем. Праздники и будни. Три рассказа
(№7 [375] 01.07.2020)
Автор: Алла Приен
Алла Приен

Веселый детский праздник, или как прошла пятница. 

Тополиный пух, жара, июнь, как в песне, только там, вроде, июль был. А у нас праздник. Объединение детей разных народов... В смысле наш комитет по культуре нашел полянку, музыкантов, мамочек, дал им задание напечь национальные лепешки, печеньки и пироженки, сварить кускус и привести детей радоваться и веселиться. Мы все получили указание, куда и каким автобусом тащиться развлекать. Примерные мамочки ночью пекли пирогиомлетыпиццы и выставляли в инет. А мне было лень, и я просто заехала в магазин и купила бисквиты и булочки с ванилью. Потом села в автобус и поехала. 

Информацию передала одна активная мамаша по имени Назар. Искала я, как и было написано, остановку на букву Х. Оказалось, что похожих остановок на букву Х. было две, расстояние между ними было в минут сорок, так я и каталась между ними с тающими бисквитиками в сумке. Нас таких, катающихся, было много, мы ведь все получили одинаковые указания. Наконец, нашла вожделенную полянку. Все потихоньку собирались. Ругались из-за остановок на букву Х. и с мамашкой Назар. Организации привозили и расставляли столы. А нашему комитету привезти забыли. Поэтому мы поставили свои подносы на землю и были как бы ни при чем. Шефы из  банка напротив нас поставили футбольные ворота и толстые противные дети с воплями пытались в них попасть. Но попадали почему-то в нашу тетку по имени Насри. Она орала им что-то по-арабски , а они подходили по очереди к ней и жали руку. Видимо, так извинялись. 

С другой стороны, принесли огромное ведро с мыльным раствором, и маленькие дети пускали огромные пузыри. Они оседали исключительно на наших пирожках и пиццах. Шансы их продать, как намечалось, таяли вместе с пузырями. На полянке на покрывалах устроились мамочки в хиджабах и их детки. Они рисовали друг на друге черные змейки и клеили татуировки. Вокруг носились дети разных возрастов и организаций, от детских садов до обществ однополой любви. Их лица были безжалостно разрисованы под индейцев и кикимор. В сторонке стоял стол, за которым толстые немцы продавали свой мед в банках. Каким боком это относилось к празднику детей – не знаю! С другого края полянки играл ВИА. Пели песни. Очень худой горбатый мужчина бил в бубен. Все были при деле. Пробовали что-то друг у друга. Только наше все выплевывали. Очень уж мылом воняло…

Я по ходу давала социальные консультации. Болгарам из украинского Скадовска, украинцам из Польши, армянским беженцам. Стоял нескучный полдень. Очень хотелось уже домой. Все уже спились и спелись, а я ушла. В автобусе ко мне тут же пристала бабулька. Вот любят они со мной поговорить! Сколько лет моей маме, где живет, чем болеет, а главное о том, какие болячки ее ожидают. Бабуля бодро перечисляла Альцгеймер, деменцию, артрит, артроз, аллергию... Все их последствия… Хотелось, чтобы бабушка уже поскорее вышла… Но выйти пришлось мне, так как бабушка не умолкала, а я погружалась в пучины старческого маразма. 

На остановке был дорогущий датский магазин. Я в него нырнула подальше от всех сегодняшних хлопот. Походила, что-то потрогала, зачем-то взяла солнечные очки без оправы, потом зеленые в оправе, потащилась к кассе, там продавец неожиданно сообщил, что у них сейчас акция и одни будут стоить мне 5, а другие 1 евро. И вдруг еще одна продавщица дает мне такие черненькие очочки в красных розочках... Четыре штуки на евро… Зачем мне были нужны эти очки? Да еще и в количестве 6 пар? Не знаю. Это, наверное, последствия бурно проведенного дня и съеденной мыльной пиццы. И так, с полным кульком очков, я поехала домой... А сегодня у нас холодно, ветер и вообще циклон по имени IVAN... 

Дома до полночи бибикал телефон. Все писали друг другу, как всё было хорошодружновеселовкусно.

 Как я люблю тебя, жизнь! 

 

Заказ для индивидуумов.

Я, кажется, последний индивидуум, который не заказывает нечто в интернете.

Можно сказать, ископаемое. Во-первых, я люблю ходить в магазин. На все посмотреть, себя показать. Подумать. Засомневаться. Взять. Отдать. Вернуться. Поехать домой. Поспешить по второму кругу за тем, что не купила. А теперь уже и не купишь. Все, к чему я прикасаюсь в магазине, тут же исчезает. Во-вторых, я не люблю "ах, такое дешевенькое, из интернета".  

Все клеймят меня позором. Мол, несовременная какая! Ну, я такая..

 Зато все мои знакомые на всех закупочных сайтах – "свои". Знают неведомые мне слова, например, Али. Тусуются там, меняются, покупают, отдают. Я все время была не в обойме. 

Нет, неправда, несколько лет назад я нашла, а сын заказал мне 3 моднющих платья от одной известной фирмы. Золотистое, темно-зеленое и цвета южной ночи. Ну что сказать? Можно догадаться. Платья застряли где-то в Голландии. Переписка со мной, наверное, снилась в страшном сне всем сотрудникам  бренда.  Каждый день. Три месяца. Или больше. Потом все  пришло.  В вожделенном пакете лежали три платья странного цвета, непохожие ни на что. Переписка продолжилась. Предполагаю, что я им изрядно надоела. Они мне, впрочем, тоже. Все пришлось перешивать у подруги в бутике. Удлинять золотистое, расшивать цвета южной ночи, пришивать к темно-зеленому. После этого шедевры портняжьего искусства заняли достойное место в шкафу. Навечно. Бренд согревает меня до сих пор.

Но опыт, даже единственный, не давал покоя. Два дня назад я вновь решилась. Нашла нужный мне объект, прошла все круги ада с регистрацией, паролями, адресами. Заказала. Доставку предложили бесплатную. В красивой коробочке. И вдруг на экране пошли вопросы. Я думала, что вот уже всё, ан нет. Будьте любезны, вы хотите просто так доставку, доставку с указанием подарка, доставку без указания подарка, с бесплатным подарком с уведомлением и т. д., переводила я. Беспокоить продвинутых мне не хотелось. Могу же я и сама?  Поставила крестик против "с указанием подарка бесплатно". Из подсознания выплыло что-то про бесплатный сыр...

Вечером от сына вместо восхищения, какая я самостоятельная, дождалась, мама ты опять куда-то влипла? Я гордо молчала.

И был день. И было утро. Пришла моя помощница. Мы поехали по делам. Она приклеила записки желтым пластилином к двери и почтовому ящику. За доставкой следили по мобильнику.  Стрелочка доставки не продвигалась ни на миллиметр. Вечерело. 

Никто ко мне не спешил. А ведь я ждала бесплатного подарка от фирмы с указанием.. Мне было так любопытно!!! Что же придумает фирма?? Все запасы сладенького дома были исчерпаны и запиты чаем. 

И вот позвонили. Наконец-то! Девять вечера. Помчалась к двери. Атлетически сложенный парень без маски и перчаток протянул мне пакет. Попросила бросить в прихожей на пол. С меня стребовали деньги!!! Но это же бесплатно! Но это же реклама, резонно заметил парень. Ок! Пожала плечами. Отдала денюжку. Побрызгала пакет дезинфекцией. Побрызгала руки.  Вскрыла пакет. Ищу подарок от фирмы. Бесплатный. Нашла бумажку. На ней шрифтом Arial 8 было напечатано: "Это бесплатный подарок Алле Приен от Аллы Приен"...

 Теперь я буду хранить эту бумажку как образец своей самостоятельности. Сын был прав. Я влипла! Ничего нового.

 

Бум и Хакер, или как я пела и играла.  

Один раз в год общество ресоциализации заключенных  устраивает нам, сотрудникам, семинар на море, в доме отдыха, на тему… ну, ни о чем. Потому что не представляю, как "знания и опыт", полученные на свежем воздухе семинара, могут помочь в реальной жизни. 

Так было и на этот раз. Предыстория более чем серьезная. В нашей городской тюрьме один преступник, румын, захватил заложницей немолодую, довольно опытную, тетку-психологиню, мою коллегу. Он был не совсем адекватен, молод, горяч и очень хотел на волю, погулять на травке и поесть гамбургеров, много гамбургеров. Для его задержания приехали 330 полицейских с зондеркомандой из другого городка. Через 6 часов переговоров румыну в камеру передали вожделенный гамбургер, он его начал жевать, так как очень проголодался, ослабил хватку на шее бедняги-психологини, тут его и взяли. В общем, служащую освободили, а нас повезли на учебу, чтобы повысить, углубить, расширить и научить... 

Помимо нас, в этом странном месте находились участники Шлезвиг-Гольштейнского музыкального фестиваля. Их привезли отдохнуть в тишине, без шума, музыки и песен. Вполне себе благообразные мужики предпреклонных лет в шортах и лысинах. 

Наша компания была более чем разнообразна. Милая скромная англичанка Сюзи, художница, так и не выучившая за 10 лет брака с немцем язык и потому молчащая, огромная буфетчица Дорис в белых оборочках и десятком толстых плюшевых собачек, закрепленных на рюкзаке, с синей розой в пергидрольных волосах, средне-юная пара БОриса и Сани, он в веночке из ромашек, она в растянутых спортивных шароварах. Была еще одна панкиня, Кристи, с половиной головы, выкрашенной в бело-зеленый, половиной в черный цвет и в мириадах ленточек и цепочек на руках и ногах, постоянно прихрюкивающая, унылая костлявая бухгалтерша Марта, двухметровая телохранительница Кристина, старик Едгар в коротких брюках и носочках с сандаликами, совершенно странный обритый полицай Себастиан с постоянно открытым ртом и покрикивающий, что курить-здоровью вредить. 

Ну, и конечно я, Мотечка, в черном платье с длинным рукавом, решившая, что только так и надо прибыть на семинар, на котором будут учить правильно петь в хоре, чтобы расслаблять при этом бандитов-румын, захвативших тебя в заложники. Почему-то посчитали, что нас тоже скоро будут всех по очереди душить, а мы им раз, и песню... Надо сказать, что учить нас петь приехала специальная тетка с огромными лошадиными зубами, буквально выпадающими из ее рта. Она периодически вздыхала и полушептала: "Ах, Штефан, Штефан"! Поскольку ей мешали зубы, она говорила Сьтефан - Сьтефан и рассказывала близкосидящим, что это ее зубной техник, по совместительству любимый... Я подумала, что он ее по-настоящему любит, поскольку сделал такой "сепелявой", чтоб никто больше не зарился. Ее звали Ули фон… С нею была коуч ПЕтра, чтобы научить нас, на всякий случай, что такое счастье и рассказать, что счастье передается по генам...Она была в короткой юбке и демонстрировала свои почему-то совершенно синие колени. Вот такая приехала веселенькая компания учиться методам самообороны путем заунывного пения. 

Когда мы вошли в зал, там уже стоял на полу, на бархатной смятой скатерти,  подсолнух в горшке и горела свечка. Приблизительно так оформляли все семинары. Иногда на полу рассыпали камушки или разбрасывали открыточки. "Похороненько", - сказала панкиня. Петра расстроилась и убрала свечу. Ули фон... принесла огромную сумку и поставила в углу. Пока все пили соккофеводучай, Ули фон вывалила на пол гору труб, трубочек и крышечек. Они были разного цвета и размера и назывались Бум и Хакер, а проще - перкуссии. Для гармонии все долго подбирали их себе по цвету. Каждому полагалось по две штуки. Мне достались фиолетовая и оранжевая трубочки, длиной сантиметров по 80. И еще мне дали две крышечки, потому что я была бас-перкуссия... Были еще красные, желтые и синие трубы и трубочки, но мне они  не достались. Нас разбили на две группы, С и Д.  "Как витамины ", - снова заметила грамотная панкиня.  Мы с ней оказались витамином С. Про то, как мы разминали большими пальцами во рту зубы, кривлялись, тянули себя за мочки ушей и прочее, писать пока не буду. Это целая отдельная история. Перехожу, собственно, к основному. 

Как мы пели... И играли... 

Я и панкиня били себя, как показали,  по ногам поочередно палками – бум, бум, бум, бум. В другой группе это же делал полицай С. и наш старичок Е. У полицая это было очень громко, а Е. мы совсем не слышали. Рядом со мной М., а напротив юно-неюная парочка били перкуссиями друг по другу, красная по желтой, красная по желтой и говорили при этом Nielpferd, Nielpferd...(Гиппопотам, Гиппопотам), а мне слышалось Nie Pferd, Nie Pferd (Никогда не лошадь, никогда не лошадь). У огромной синерозочной Дорис-Кармен, как я ее назвала, в детских розовых бусиках со звездочками на шее и у англичанки были подобраны по цвету маленькие розовые и зеленые трубочки. Они били ими по ногам и стульям и приговаривали: "КакАду, КакАду"... 

А теперь представьте все вместе, тук тук, Nielpferd, КакАду, КакАду, тук тук... И все  громче и громче... Мотя разошлась не на шутку, и, поскольку решила, что Nielpferd это крокодил, в не гиппопотам, орала в экстазе КрооОкодииил, КроокОдиил, все на нее недоуменно смотрели, а потом и сами орали все подряд. 

За окнами их домика выстроились члены музыкального фестиваля и пытались понять, что вообще происходит там, за стенами, со странными людьми, чего они так орут и гремят, чем попадя... Им же обещали тишину!!

А нам казалось, что это была такая дивная музыка!!! Бум, бум, бум... По идее, нас любой преступник-румын, и не румын, уже бы отпустил, послушав этот вой... Ну а Мотечке, конечно, за этого КрооОкодила ни в лад, ни в склад, Ули фон... предложила петь в ее хоре!!! 

На побережье Балтийского моря...Для отдыхающих там, в тишине…

____________________

© Приен Алла Владимировна

Испанские добровольцы в Красной Армии
История об испанских добровольцах, воевавших в Крыму и геройски погибших в 1943-м году.
Мир в фотографиях из соцсетей
Подборка фотографий из соцсетей, в основном, твиттера и фейсбука за август-сентябрь 2020
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum