Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Коммуникации
Теоретические предпосылки участия прессы в формировании городской среды
(№18 [120] 16.11.2005)
Автор: Людмила Иванова
Людмила Иванова
Специфической особенностью развития российских городов, получивших мощный толчок развития в советское время, является трансформация их от городского поселения, подчиненного градообразующему предприятию, до независимого социального образования. Влияние на данный процесс оказывают факторы различного уровня и значения. В том числе, если говорить о социально-историческом плане, активное участие в нем принимает местная пресса, преимущественно газетная периодика. Она формирует общественное сознание в направлении развития городской среды, создавая в представлении социально активной части читателей-горожан образ города как единого материально-духовного пространства, обеспечивающего созидательную активность общественных сил. Для выявления специфической роли городской прессы в описанных процессах, важно разобраться в сущности понятий «город», «городская пресса», «городская среда», «образ города».

Развитие городской прессы в советское и постсоветское время было неразрывно связано с особой ролью городов как элементов государственного устройства. В советское время городская газета как тип массового издания начала формироваться на базе губернских и уездных газет в тех городах, на которые государство делало ставку как на индустриальные центры. Роль городской прессы сводилась к обслуживанию интересов градообразующих предприятий, деятельность по формированию духовной надстройки городской жизни не была востребована. В конце 70-х годов ХХ века начался процесс трансформации положения и статуса бывших индустриальных городов, результатом процесса стало обретение ими политической и частично экономической самостоятельности. Изменения имели объективные предпосылки, изучением и описанием которых занимались различные науки. В этот период в научной среде изменился ракурс определения феномена города. Ученые стали рассматривать город не только как место концентрации производства (и поэтому признаку противопоставляли его деревне), но и как элемент структуры государства, общность людей, локализованную по территориальному признаку.

При характеристике «города» учеными стали отмечаться две особенности: «концентрация на ограниченном пространстве больших масс людей вместе со средствами их существования и средствами производства, а также – структурное единство, т.е. то, что характеризует город на различных этапах его исторического существования как особую форму материальной среды, связанную с определенной совокупностью общественных функций» [1]. В изучении феномена города появился новый срез – социально-территориальный. Важной характеристикой города стала локализация в особом географическом и историческом пространстве, определяющем социальное развитие и социальную дифференциацию города. Исследователь А.И.Аитов отмечал: «планирование социального развития городов есть способ регулирования общественных отношений и определенных ими процессов» [2], и выделил девять основных направлений социального планирования городов: «прогноз демографической структуры; развитие промышленности, транспорта с учетом ограничений, накладывающих балансом рабочей силы; повышение благосостояния и развития быта; укрепление здоровья трудящихся; планомерное изменение социальной структуры населения; развитие образования; развитие культуры; борьба с антиобщественными явлениями; организация идеологической работы» (выделено нами – Л.И.) [3]. Березин Л.Г. создал теоретическую модель оптимального города как социальной системы. Он сделал это применительно к развитию социалистического города, но данное обобщение может быть распространено на город любой общественно-политической формации. Исследователь высказал важную для нашего исследования мысль: город является слепком с целостной системы общества, т.е. в жизни города как в капле воды отражаются все общественные процессы. «Город является… таким уровнем функционирования системы зрелого социализма, на котором моделируются общественно значимые социальные процессы и ценности, в том числе процесс стирания социальных различий, формирование личности нового типа»[4], то есть было заявлено о городе как сложном образовании, важной составляющей которого является идеальная сущность.

Было признано, что социальное развитие города есть процесс, в котором существенную роль играют все подсистемы этого целого. Подробно каждый элемент подсистемы разрабатывался конкретными науками. Феномен города как объект систематического исследования по-разному представлен в таких науках как география, экономика, архитектура и строительство, демография и других. В теории градостроительства город определяется как «среда, включающая в себя систему социальных институтов, обеспечивающих жизнедеятельность городского населения, или как созданная человеком среда, необходимая для разносторонней деятельности» [5]. В социологии город определяется как «исторически определенная целостная форма расселения, сконцентрированная на ограниченной территории, имеющая достаточно высокую плотность и значительное число жителей, большинство которых не связано с сельским хозяйством, и создающая наиболее благоприятные условия для социальной деятельности, выполняющая ведущую роль по отношению к окружающему району и обществу в целом» [6]. Социологи исследуют город как динамичную систему, функционирующую через взаимосвязь подструктур (экономической, социально-классовой, национальной, духовно-идеологической, семейно-бытовой, профессиональной). В социологии предпринято деление городов по ведущей функции: промышленные (город становится центром обрабатывающей промышленности в том случае, если основная часть производимых товаров предназначена не для удовлетворения потребностей своих жителей), торгово-обслуживающие, культурно-образовательные, административно-политические, и утверждается, что социальные отношения напрямую зависит от типа города. Культурология также исследует феномен города, поскольку культура является неотъемлемой частью города. По мнению В.Л. Глазычева, «культура является необходимым условием формирования, развития, эволюции города…, а также продукцией активной целенаправленной деятельности его населения» [7]. индивидуальный культурный потенциал служит основой благополучия или неблагополучия конкретного города. Город является объектом исследования и такой науки как социальная психология, но для уточнения предмета своего исследования в социальной психологии водится специальный термин – «городская среда» по аналогии с традиционным – «социальная среда». Понятие социальной среды обозначает конкретное своеобразие общественных отношений на определенном этапе их развития. Однако в подходе психологов доминирующим является не характер общественных отношений, а их реальное воплощение в комплексе взаимоотношений между индивидами. Спроецировав данные определения на понятие «городская среда», можно сделать вывод, что предметом пристального внимания социальных психологов является все, что окружает человека в городе (конкретном социально-территориальном историческом пространстве) и является объектом его психологического отражения (в конкретном пространственно-временном измерении).

В социальную психологию термин «городская среда» «пришел» из социологии города, основы которой были заложены американскими учеными в 20-е годы ХХ века. Именно тогда были поставлены проблемы «трансформации межличностного общения под воздействием урбанизации» [8]. Процессу развития теоретических представлений американских социологов о городской среде и городском образе жизни посвящена диссертация О.Е. Трущенко, в которой представлен важный для нашего исследования анализ полувековой истории развития американской социологической концепции городской среды и, главное, такого феномена как «городской образ жизни». Рассматривая идею изучения городской среды американских ученых Р. Парка и Э. Берджесса в единстве социальных и пространственных аспектов, О.Е. Трущенко отмечает две трактовки «городской среды» и «городского образа жизни», исторически сложившиеся в американской социологии: социально-психологическую, «исходящую из идеалистической концепции социального взаимодействия как процесса коммуникации индивидов, идентифицирующую содержание городского образа жизни с поведенческими аспектами жизнедеятельности и стереотипным общением», и классовую, «объясняющую феномен городского образа жизни с позиций классовой детерминации и соотносящую его (образ жизни) с основными социально-экономическими и социально-политическими структурами общества» [9]. Со временем сфера употребления термина, введенного в обиход американскими социологами, заимствованного российскими учеными и активно использующегося в социальной психологии, значительно расширяется (конец 70-х – начало 80-х годов). В архитектуре и строительстве в понятие «городская среда» включается все, что образует материальную структуру города – «начиная от элементарных ячеек внутреннего пространства зданий до громадных территорий жилых, планировочных и промышленных районов города… Входит в это понятие и необходимое «наполнение» того материально-пространственного костяка, который создает архитектура – оборудование и мебель в зданиях, средства транспорта, различные сигнальные системы и технические устройства на улицах – словом все, что необходимо, чтобы город функционировал»[10].

А.В. Иконников понятие «городская среда» стал впервые использовать в связи с применением комплексного подхода к исследованию феномена города: «Комплексное формирование гармоничной городской среды – задача новая. Она не укладывается в традиционно сложившиеся рамки отдельных профессий и далеко выходит за пределы собственно архитектуры»[11]. Со временем особое научное направление, объединяющее психологические, социально-психологические, социологические разработки в изучении городов с вопросами архитектуры, градостроительства, дизайна получило название «средового подхода». Само по себе оно не имело ни принципиально нового знания, ни принципиально новых методологических позиций, т.к. содержало в своей основе требование диалектики рассматривать объективную реальность во взаимосвязи структурных элементов, но стало основой так называемой комплексной теории исследования города. По мнению Глазычева В.Л., понятие «городская среда» шире и, можно сказать, глубже понятия «город». Оно включает в себя и предметно-пространственный, и знаковый контекст, и межчеловеческие взаимодействия, т.е. культуру в целом, поэтому при средовом подходе взаимосвязь человека и среды, степень их сращенности становятся более очевидными. Глазычев В.Л. – основатель социально-экологической концепции городской среды, согласно которой ее исследование должно включать рассмотрение города с нескольких точек зрения: с точки зрения экологии, «город как среда обитания не должен подменяться функциональными или пространственными элементами города», с социологической точки зрения, необходимо сосредотачивать усилия на том, чтобы устанавливать законосообразную взаимосвязь между социальной структурой города как модели общества и его предметно-пространственной организацией. Городская среда – своего рода материальное естество, в пределах которого происходят основные процессы городской жизни, осуществляются «социальные, функциональные, информационные прямые и обратные связи отдельных подсистем» [12].

В исследовании мы вслед за представителями «средового» (комплексного) подхода в изучении города предлагаем использовать термин «городская среда» для характеристики особого уровня развития города, для которого характерно не только организация материальных объектов, но наличие духовной составляющей, под которой мы понимаем городскую культуру в широком смысле (включающем особый тип социальных отношений). В отличие от понятия «город», «городская среда всегда конкретна, проявляется здесь и сейчас в любое время в любом месте» [13], городская среда обладает организованностью. Имеется в виду использование понятия организованности в том смысле, в каком его ввел В.И. Вернадский: «Организованность резко отличается от механизма тем, что она находится непрерывно в становлении, в движении всех ее самых мельчайших материальных и энергетических частиц» [14]. Понятие «среда» не является новым для журналистики. Его вводит, например, С.Г. Корконосенко, характеризуя журналистику как «явление конкретно-историческое, поскольку зависит не столько от времени как такового, сколько от общественной среды, под воздействием которой она формируется. Среда для прессы представляет собой сложнейшее переплетение факторов: социально-государственное устройство, преобладающие идеологические течения, культурные традиции и особенности науки, уровень зрелости журналистской профессии» [15].

Таким образом, городская среда выступает как единство материального и духовного начал города. Своими материально-пространственными элементами – как среда обитания человека – городская среда выступает гарантом мало-мальской стабильности, точкой опоры в динамичном, неустроенном мире. Своим духовным началом городская среда объединяет социальный и культурный пласты, обеспечивает задачи социокультурного развития, степень включения населения в принятие решений.

Для определения границы, с которой можно говорить о начале формирования городской среды, мы обратились к теории американского ученого Кевина Линча, изложенной в книге «Образ города» [16]. К. Линч рассматривал формообразование города и мир человеческих ценностей как взаимоопределяющие начала. Он утверждал, что характеристики города становятся очевидными через исследование отношение жителя к своему городу, а также процессов отражения, задействованных при этом.

Показателями качества города, по К. Линчу, являются: во-первых, жизнепригодность, определяемая оценкой способности среды поддерживать жизненные функции поселения. Во-вторых, осмысленность – свойство среды, позволяющее обитателям создавать «образы» окружения. В-третьих, соответствие – среда как условие поведения людей. В-четвертых, доступность – обеспечение контактов между людьми, коммуникациями, информацией. И последнее – контролируемость – степень включения населения в принятие решений. Перечисленные качества формируются у городов в процессе социально-исторического развития.

Если отталкиваться от теории Кевина Линча, то можно предположить, что, на уровне «жизнепригодности» городское поселение необходимо рассматривать только как средство удовлетворения жизненно важных функций человека. Вторая ступень развития является переходной: впервые у людей возникает потребность адаптироваться к среде обитания, для чего необходимо иметь о ней обобщенное представление. Начиная с третьего уровня качества города, о котором говорит американский ученый – «соответствие – среда как условие поведения людей, и далее…», необходимо говорить о городской среде, потому что наличные качества свидетельствует об усложнении городской среды и появлении у нее помимо материального базиса идеальной надстройки.

Средством адаптации горожан к городской среде является, по мнению К. Линча, «образ города». В научной среде привычным является употребление понятия «образ» в таких областях, как философия, психология, литературоведение, искусствоведение. Философский словарь под редакцией С.С. Аверинцева дает следующее определение: «Образ – форма отражения объекта в сознании человека». В психологии образ определяется как «субъективная картина мира или его фрагментов, включая самого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий». Предметом внимания литературоведов является такая разновидность образа, как художественный. В искусствоведении феномен образа наиболее глубоко исследовал теоретик концептуализма Ролан Барт. Он вывел и обосновал «три уровня значения образа»[17]: информационный (коммуникации и информации), символический (на котором «символ понимается как коммуникативное клише совершенно определенной эпохи и тем самым демистифицируется»), интерпретационный (на котором формируется неуловимая идея, это уровень, на котором формируются значения, не принадлежащие сфере авторских намерений, но являющиеся «предзаданным полем искусства»).

Благодаря теории американского ученого Линча понятие «образ» стало активно употребляться в таких областях, как архитектура и строительство применительно к феномену города. К. Линч отмечает, что «образ города» выступает своего рода посредником между объективным миром (городом) и воспринимающим сознанием человека. «Образ города – это продукт нашего сознания, реагирующего на видимую действительность, и поэтому он всегда в большей или в меньшей степени – «образ памяти». Поэтому всякое прямое восприятие представляет собой процесс не всегда нам заметного сопоставления того, что находится перед глазами и вокруг с тем, что было выстроено где-то внутри нашего сознания». «Распознавание образа – одна из проблем установления наиболее информативных признаков, по которым моделируется изображение города», - пишет К. Линч.

Опираясь на теории К. Линча и концептуалистов, можно сделать вывод о наличие у образа городской среды, формируемого городскими СМИ, трех уровней значения: морфологический – представлен «материальными компонентами культуры поселения как фрагментами систем действительности и процессов культурной жизни на определенной территории»[18], символический уровень выражает «культурное значение морфологических компонентов, духовные элементы культуры, знаки и символы места как культурные универсалии поселения или региона»[19], на феноменологическом уровне проявляются «персонифицированные смыслы среды, социально-культурное самоопределение личности, выработка чувства личной причастности к истории и культуре поселения».

Развивая представления К. Линча, можно утверждать, что люди посредством формируемого образа городской среды «способны обучаться городу» и приспосабливать его к процессам своей каждодневной деятельности, способствуя тем самым развитию его качественного уровня. «Планируя предметный мир, человек вместе с ним планирует будущую жизнь, преобразовывает среду, воплощая в ней некий идеальный образ». Преобразованная среда, став частью действительности, оказывает обратное влияние на общество и развитие личности. Житель любого города как обыватель строит свою собственную образную модель места, где живет, пытается создать себе простую и ясную, соразмерную его возможностям картину мира для того, чтобы в полной мере «заменить» этот сложный мир созданной им картиной. Результатом этой деятельности оказываются довольно устойчивые связи и взаимоотношения людей между собой, образующие социальные отношения и связи людей с местом.

Важными для нашего исследования являются также идеи К. Линча относительно ипостасей образа. Исследователь подчеркивает, что формирование образа индивидуально у каждого субъекта общества или наблюдателя и исходит из его опыта, нужд, приспособляемости. У каждого горожанина есть свои ассоциации, свое восприятие города, - и этот персональный («индивидуальный» – по К. Линчу) образ пронизан воспоминаниями и значениями. Целенаправленно на создание индивидуального образа работает его феноменологический уровень.

Помимо индивидуального образа К. Линч говорит о групповом образе города. Групповые образы вырабатываются значительной группой горожан. Они совершенно необходимы для того, чтобы индивид мог успешно функционировать в пределах своего окружения, вступая в эффективные контакты с себе подобными. Следующей ступенью в формировании образа города Линч считает общественный образ, который создается путем наложения одного на другой множества индивидуальных и групповых образов. Общественный образ базируется на «форме города». «Форма», как ее характеризует К. Линч, является наиболее общей категорией (в отличие от субъективного содержания, которое влияет на индивидуальный образ), она воплощает в себе наиболее общие ожидания и представления, порождает чувство общности.

Наличие понятия «образ города» даёт возможность воспринимать город не просто как статическая совокупность построек, а как постоянно изменяющейся единый организм. Образ города – это единство, рожденное из множества. Он складывается из индивидуальных и групповых образов. Живость и связность образа города – это одно из ключевых условий жизни в городе, способного приносить удовлетворение жителям.

Углубляя идеи К. Линча, А.В. Иконников, отмечает, что образ среды состоит в том, что «мы создаем города, а города эти в чем-то создают нас самих»[20]. Обжитое пространство всего города, сложенное из пространств человеческого общения, – прямого или косвенного – все это городская среда, несущая отпечаток целостности города как общности людей, сформированная под действием образа-модели города, сложившегося в сознании горожан.

Город Тольятти в период строительства ВАЗа и Автозаводского района достиг «качества», отвечающего, по К. Линчу, первым двум показателям. Среда обитания горожан уже была способна поддерживать жизненные функции поселения. Кроме того, она уже требовала осмысления со стороны обитателей, т.е. создания образа, который выступал бы своеобразной формой приспособления человека к новым условиям жизни. Газета «Волжский автостроитель» включилась в формирование образа города. Учитывая возможности чувственного воздействия, журналисты находили то, что имеет «опознаваемость (отличие от других)», «структурность» (соотнесенность с субъектом-горожанином) и «значимость». Газета через нахождение и отражение индивидуальных смыслов (пока внешнего материального характера) формировала групповой образ города, важной составляющей которого являлись взаимосвязь и взаимозависимость городской среды обитания и завода.

К середине 80-х годов развитие городской среды достигло такого уровня, что стал возможным хотя бы частичный выход ее из-под контроля градообразующих предприятий. Городу как самоорганизующейся социально-экономической единице стало необходимо налаживать самостоятельное функционирование. Коммуникационные процессы значительно усложнились, что обязательно должно было повлечь за собой изменение функционирования городской прессы.

Усложнение качества городской среды потребовало от городской прессы более активной деятельности по созданию и раскрытию образа городской среды. Прежде чем обратиться к анализу конкретной журналистской практики, необходимо определить понятие «городская пресса» и рассмотреть специфическое наполнение компонентов коммуникативной цепочки внутри городской среды. Под «городской прессой» мы понимаем совокупность печатных изданий, распространяющихся в пределах города, приоритетным направлением деятельности которых является участие в формировании городской среды и городского образа жизни (в этом их функциональное предназначение). Городская пресса не создает городскую среду в прямом смысле, но способствует этому процессу, воздействуя на сознание горожанина посредством создаваемого образа городской среды. Образ городской среды, формируемый системой печатных СМИ города, носит интегральный характер: включает в себя как общественный, так и групповые его ипостаси, и выступает своеобразной формой приспособления человека к окружающей его «ближайшей» действительности. Определение «городская газета» может быть применено к любой учрежденной, издаваемой и распространяемой в городе газете, информационная политика которой направлена на удовлетворение потребностей и интересов жителей конкретного города и реализуется в соответствии со стратегическими и тактическими задачами городского развития. В узком смысле под «городской газетой» мы понимаем массовое общественно-политическое издание, основное направление информационной деятельности которого составляет формирование и распространение общественного образа городской среды как средства адаптации жителей и опосредованного воздействия на городскую среду.

Городская газета как тип массовой газеты складывались на базе губернских и уездных партийных газет в тех городах, на которые государство сделало ставку как на индустриальные центры. В советское время деятельность городских газет регулировалась указами и постановлениями партийных органов. В качестве основополагающей задачи городской газеты выдвигалась следующая: «городская газета через человека решает свою основную задачу – обеспечивает дальнейший подъем производства, его эффективности». Подчеркивалось, что гуманитарное значение городской газеты заключается в том, чтобы «ярче показывать человека труда, пропагандировать примеры взаимопомощи, коллективизма и других проявлений советского образа жизни»[21]. Злободневные темы городского хозяйства, коммунального, бытового и культурного обслуживания населения признавались важными, но одновременно подчиненными главной цели – способствовать развитию города как индустриального центра. В период перестройки попытку исследовать «городскую газету как тип партийно-советского издания» предпринял В.В. Королев, но сделано это было все с тех же идеологических позиций [22]. На наш взгляд, начиная с постперестроечного периода необходимо рассматривать феномен городской газеты в контексте идеи гражданского общества, в частности, исследуя роль городской газеты в формировании городского сообщества.

В докторской диссертации Мариана Герули «Местная периодическая печать Польши 1990-х: типология, современное состояние и перспективы развития» отмечаются особенности «местного» коммуникационного обмена: он «обеспечивает основы функционирования местной общности, коллективной жизни людей, касается различных сфер: политической, экономической, культурной и просветительской… Местная коммуникация не является гомогенным процессом, но охватывает большое количество коммуникативных интеракций… В информационном обслуживании местных общностей помимо местных участвуют региональные и центральные СМИ, что придает системе коммуникации гетерогенный характер»[23]. Функционирование городской прессы также относится к «местному коммуникационному процессу», она также гетерогенна. «Гетерогенность» ей придает механизм разделения ролей между различными типологическими группами городской прессы (между собственно городскими газетами (журналами), центральными и региональными печатными СМИ, городскими по своим функционально-содержательным характеристикам; между различными типами изданий).

Массовая коммуникация внутри «городской среды» приобретает ряд специфических черт. Уточнения требует уже первый компонент цепочки – «источник». В контексте нашего исследования им является «городская среда». Напомним, что под «городской средой» мы понимаем «предметно-пространственную организацию материального естества, в пределах которой происходят основные процессы городской жизни, осуществляются социальные, функциональные, информационные прямые и обратные связи отдельных подсистем города» (К.Линч). Таким образом, городская среда должна рассматриваться как единство материальной и духовной составляющих городской жизни, а также как микромодель общества. Анализ структуры городской среды очень важен для осуществления коммуникации в пределах города. Городская среда выступает источником информации для прессы на трех уровнях: на элементарном – представленном основными группами предприятий и социальных институтов (информация о деятельности народного хозяйства); на структурном, отражающем, по Линчу, «смысловое и эмоциональное наполнение морфологического уровня» (система взаимоотношений и взаимовлияний элементов городской среды, коммуникативные отношения); на функциональном уровне, требующем рассмотрения городской среды в отношениях с более крупными системами, такими как губерния, государство.

Журналистское познание не может быть абсолютно объективным. Это утверждается теорией отражения, выработанной и доказанной учеными-психологами. При отражении факта в журналистском произведении включаются факторы субъективности, к которым относятся общие закономерности познания (ни один фрагмент реальности человеческая психика не может отразить в полном объеме), творческая природа сознания (способность «заместить» любую отсеченную существенную связь несущественной), характер обстоятельств, в которых осуществляется работа журналиста. Автор социально-психологической модели массовой коммуникации – Ю.В. Воронцов – определяет эти «обстоятельства» как помехи: «механические (технологические несовершенства и технические неполадки) и семантические, источником которых являются сами участники процесса коммуникации, если кодировка сообщения вызывает затруднения у коммуникатора (некомпетентность)»[24]. Помимо психологических факторов на отражение реальности в сознании журналиста влияют и социальные факторы. Социальное положение коммуникатора (журналиста), его мировоззрение и личностно-индивидуальные «фильтры» регулируют избирательность и трансформацию информации. Таким образом, «закодированная» информация передается в тексте. Существенными факторами, повышающими качество текста, являются: правильная постановка целевых установок, возможность их реализации при помощи творческого арсенала журналистики и знание законов текстообразования. «Тексты» городских газет являются средством создания и передачи образа – понятийно-образной картины городской среды, которая, с одной стороны, должна быть адекватна реальной действительности, с другой – отражать реальные потребности и учитывать интересы аудитории. Образ, сочетая в себе информационное и оценочное начала, обладает широкими возможностями не только передачи информации, но и порождения реакции на эту информацию. В данном случае мы говорим об образе не как о художественном средстве, а об образе как результате творческой активности журналиста (том, что в теории творческой деятельности журналиста называется идеей или журналистским образом). Тезис о том, что результатом текстовой деятельности журналистов городских газет является образ городской среды, может быть аргументирован с привлечением теории журналистики как массово-информационной деятельности, разработанной Е.П. Прохоровым. Так, профессор Е.П. Прохоров о результате творческой деятельности журналиста (результате влияния журналистской информации на аудиторию) пишет следующее: «в результате «потребления» предлагаемой журналистской информации в сознании аудитории формируется определенный образ мира, система установок, направленность воли». При этом он отмечает, что «хочет того журналист или нет…, его творческая деятельность по реализации информационной политики имеет пропагандистско-агитационно-организующий характер»[25]. Этот пропагандистско-агитационно-организующий характер заключен в самом образе мира, который создается СМИ в результате реализации информационной политики. Если спроецировать наши суждения о формировании образа города на теорию Е.П. Прохорова, то очевидным становится единство подхода. Агитационная деятельность, о которой говорит Е.П. Прохоров, есть ни что иное, как деятельность по созданию морфологического уровня образа – формирование позиции аудитории посредством качественного информирования. Тогда становится очевидным, что для обеспечения нормального социально-экономического воспроизводства городской среды, важным становится участие прессы в жизнедеятельности народного хозяйства города, представленного основными группами: отраслевых предприятий национального значения (промышленность, наука, связь, грузовой транспорт, виды деятельности материального производства); общехозяйственного значения (управление, кредитование и государственное страхование, строительство, материально-техническое снабжение и быт); местного (городского) значения (ЖКХ, бытовое обслуживание, местная промышленность, пассажирский транспорт, связь, торговля и общественное питание, здравоохранение, физкультура и спорт, культура и искусство, просвещение). Объективными причинами, которые обуславливают изменение условий и образа жизни городского населения, его социальный состав, являются «различное положение в системе общественного производства, отраслевой фактор, деятельность органов, ответственных за управление и планирование на городской территории, территориальный фактор». Через морфологический уровень образа городской среды реализуется информационно-коммуникативная функция прессы.

Результатом пропагандистской деятельности «по распространению фундаментальных, закладываемых в основу массового сознания идей», является символический уровень образа города. На символическом уровне пресса должна формировать смысловое и эмоциональное наполнение морфологического уровня. Существование символического уровня образа обосновывается и исследователями психологии массовой коммуникации. Об этапе символизации пишет и Г.С. Мельник: «В условиях массовой коммуникации психические процессы, переходя от одного объекта к другим, проходят через этап «овеществления», или символизирования… Тексты, образы, знаково-символические средства, выступающие в роли сигналов, содержат специально-психологические коды, которые расшифровываются в коммуникативном процессе… Таким образом, люди вступают в совместную деятельность по производству и переработке информации, и при этом… они связаны, в первую очередь психическим образом в результате взаимодействия между сознаниями»[26]. Символический уровень не может возникнуть при отсутствии у редакции конкретных мировоззренческих, миросозерцательных установок, твердой позиции по отношению к коренным вопросам жизни города (знание стратегии городского развития и выработанная тактика по ее реализации), к политике городских властей и оппозиции и т.д. По Е.П. Прохорову – при отсутствии «программных целей и способов их осуществления, т.е. модели «желаемого будущего»».

Индивидуальное сознание, прежде чем структурировать информационные сигналы в «целостную фигуру», соотносит образ, формируемый СМИ, с «фоном» (городской средой) и отбирает то, что имеет реальный смысл – так формируется феноменологичекий (высший) уровень образа городской среды. Феноменологический уровень можно рассматривать как побудительный. «Реализация информационной политики, разработанной на основе принятого данным СМИ направления, приводит… к изменениям в массовом сознании… Тем самым проявляется организующее начало творческой деятельности в журналистике». Организующее начало городскими печатными СМИ осуществляется в результате воздействия феноменологического уровня образа городской среды на массовое сознание городских жителей, то есть городская пресса должна «находить» ресурсы и потенциалы, формирующие целостное представление о городской среде, которое в свою очередь может стать основой для активного участия жителей в ее развитии. Через феноменологический уровень образа городской среды реализуются управленческая и организаторская функции прессы (в соответствии с атрибутивными свойствами информации как важнейшей категории журналистики). Принятая информация, содержащая личностные смыслы для жителей города, становится фактором, меняющим «стремления и направленность воли».

Итак, образ городской среды, формируемый городскими СМИ, обладает статусом публицистического образа, специфической особенностью которого является «его гносеологическая принадлежность, оценочный и побудительный потенциал» [27]. Важным моментом характеристики публицистического образа, по словам Н.С. Кожеуровой, является то, что «образ воспроизводит объект не сам по себе, а в его отношении к субъекту, т.е. включает знания об объекте, готовность субъекта к действию с объектом (волевое состояние в психологическом плане) и оценку, осознание значимости объекта для субъекта (эмоциональное состояние)». «Публицистический образ есть отражение реального мировоззренчески важного факта в актуальной социальной ситуации, представляющее собой единство обобщенного описания, идеологической оценки и побуждение к изменению ситуации». Все образы, по мнению автора работы, имеют предметный, оценочный и оперативный характер, но в зависимости от того, в какой сфере человеческой деятельности и с какой целью рождается образ, в нем будет доминировать один из аспектов. Значимой особенностью образа городской среды является то, что он позволяет манипулировать (в хорошем смысле этого слова) мысленными картинами (в том числе и картинами прогностического плана) и «приготовиться к безошибочным практическим действиям в реальном мире».

Коммуникативное сообщение, переданное по каналу, с неизбежными потерями информации, достигает коммуниканта (социальные институты и массовую аудиторию). В момент передачи сообщения по каналу СМИ и восприятия его коммуникантом происходит передача и расшифровка образа городской среды. Потери информации вновь неизбежны в силу механических и семантических помех, а также социально-политических и индивидуально-личностных фильтров. Необходимо обратить внимание, что при декодировании информации на результат оказывают существенное влияние так называемые экстралингвистические параметры сообщения – «составляющая информационного потока, важнейший фактор воздействия сообщения на коммуниканта» [28]. В ситуации осуществления коммуникации в пределах города к экстралингвистическим параметрам сообщения будут относиться этнические, исторические, социальные, географические, культурологические и другие характеристики городской среды, влияющие на функционирование языка. Чем меньше «препятствий» будет на «пути» образа, тем эффективнее и действеннее будет его влияние, порождающее сначала оценочную реакцию, а потом практическую деятельность. Образ городской среды, созданный журналистами и переданный «получателю» посредством периодических печатных изданий газетного типа, выходящих в городе, влияет непосредственно на массовое сознание горожан, а также опосредовано на действия городских властей и других социальных институтов, определяющих стратегию и тактику городского развития, т.е. на развитие городской среды.

Таким образом, городская пресса принимает активное участие в создании и раскрытии образа городской среды, в формировании модели-образа города – своеобразной формы приспособления человека к городской среде. Именно она способна сделать картину мира (образ городской среды), создаваемую человеком в индивидуальном сознании, более полной и объективной. Редакциям городских газет необходимо учитывать качественный уровень городской среды при разработке и реализации концепции издания.

Участвуя в формировании и истолковании неповторимого образа города, городская пресса тем самым принимает самое активное участие в формировании городской среды и городского образа жизни, помогает выявлять тенденции, то есть обладает потенциальными возможностями обеспечения устойчивости городского развития.

При формировании образа города следует учитывать не только его индивидуально-групповой, но и общественный характер. Для этого необходимо в содержании материалов не только отражать жизнь города в деталях (частные случаи, действия отдельных людей), факты, интересные отдельным группам людей (средний план), но и исследовать общественно значимые факты, внимание к которым должно объединять всех жителей города в сообщество. Помимо морфологического деятельность прессы должна охватывать символический уровень: формировать смысловое и эмоциональное наполнение морфологического уровня (идеологическая деятельность), а также на феноменологическом уровне «находить» ресурсы и потенциалы, формирующие целостное представление о городской среде, которое в свою очередь является основой для активного участия жителей в развитии городской среды. Через феноменологический уровень образа городской среды реализуются управленческая и организаторская функции прессы (в соответствии с атрибутивными свойствами информации как важнейшей категории журналистики).


Литература и примечания:

1. Линч К. Образ города / Пер. с англ. В.Л. Глазычева; Сост. – А.В. Иконников; Под ред А.В. Иконникова. – М.: Стройиздат, 1982. – 328 с.. – С. 13
2. Аитов Н.А. Социальное развитие городов: сущность и перспективы. - М.: Знание, 1979. – С. 60-61
3. Там же, с.
4. Березин Л.В. Социалистический город как социально-территориальная общность людей: Автореферат на соискание ученой степени к.ф.н. (09.00.02). – Ленинград, 1981. – С. 4
5. Город: проблемы социального развития. Указ. соч. – С. 18
6. Файзуллин Ф.С. Социологические проблемы города. / Под ред. Н.А.Аитова. – Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1981. – С. 54
7. Глазычев В.Л. Социально-экологическая интерпретация городской среды. – М.: Наука, 1984. – С. 58
8. Трущенко О.Е. Городская среда и образ жизни / Критика американских социологических концепций: Автореферат на соискание ученой степени к.и.н. (09.00.03). – М., 1983. – С. 2
9. Там же, с. 19-20
10. Иконников А.В. Формирование городской среды. – М.: Знание, 1973. – С. 9
11. Там же, с. 11
12. Глазычев В.Л. Указ. соч. – С. 6
13. Глазычев В.Л. Указ. соч.– С. 128
14. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление // Размышления натуралиста. В 2-х книгах. – М., 1977. – Кн.. 2. – С. 14
15. Корконосенко С.Г. Основы журналистики: Учебник для вузов. – М.: Аспект пресс, 2001. = 287 с. – С. 58.
16. Линч К. Образ города / Пер. с англ. В.Л. Глазычева; Сост. – А.В. Иконников; Под ред А.В. Иконникова. – М.: Стройиздат, 1982. – 328 с.
17. Дмитриевич Б. Возникновение и применение образов (Как образы появляются? Кто образы использует?)// Художественный журнал, 2000, октябрь, № 40. – С. 20
18. Линч К. Указ. Соч. – С. 246
19. Линч К. Указ. соч. – с. 74
20. Иконников А.В. Искусство, среда, время. – М., 1985. – С. 56
21. Городская газета. Указ. соч.– С. 8
22. Королев В.В. Городская газета как тип партийно-советского издания. – Диссертация на соискание ученой степени к.и.н. (07.00.01). – М. Академия общественных наук при ЦК КПСС, 1987
23. Геруля М. Местная периодическая печать Польши 1990-х гг.: типология, современное состояние и перспективы развития: автореферат на соискание ученого звания д.ф.н. (10.01.10). – Ростов-на-Дону, 2001. – С. 11
24. Цит по: Ахмадулин Е.В. Модели систем журналистики российской научной школы // Акценты. Альманах. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2004. – Выпуск 3-4. – С. 22
25. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики: Учеб. пособие. – М.: Изд-во МГУ, 1995. – 294 с. – С. 216
26. Мельник Г.С. Мass-media: психологические процессы и эффекты / Г.С. Мельник. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 1996. – 160 с. – С. 10
27. Кожеурова Н.С. О гносеологическом статусе публицистического образа / Эффективность прессы: Вопросы методологии, теории и практики: Сб. научных трудов. – Свердловск, УрГУ, 1989. – 140 с. – С. 72-73
28. Воронцов Ю.В. К вопросу о структуре коммуникационного потока// Предмет семиотики. Теоретические и практические проблемы взаимодействия средств массовой информации. – М., 1975. – С. 88-107

______________________________
© Иванова Людмила Викторовна

Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum