Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Романтик либерализма
Политолог Андрей Колесников – о том, за что любят и ненавидят Егора Гайдара в ин...
№09
(387)
07.09.2021
История
От Ельцина до Путина. И обратно. Фрагменты будущей книги воспоминаний
(№8 [386] 01.08.2021)
Автор: Алексей Дьяченко
Алексей Дьяченко

30-летию Великой августовской демократической революции 1991 года посвящается
(фрагменты будущей книги Алексея Дьяченко «От Ельцина до Путина. И обратно»)

Из предисловия к книге воспоминаний

Я всегда старался держаться скромно, не привлекать излишнего внимания. Я никогда не давал интервью. Ни разу не претендовал на государственные должности, не работал в государственных компаниях. И эту скромность мой тесть, судя по всему, ценил.

Я долго не собирался ничего писать и ничего рассказывать о Ельцине. Но в последнее время меня стали раздражать разные безответственные и глупые рассуждения о той эпохе. Особенно от тех, кто ничего не знают и ни в чем не разбираются. Время неумолимо. Живые участники тех, «ельцинских» событий уходят со сцены, и, к сожалению, из жизни. Их место занимают безумные обманщики и фантазеры.

История – вообще некая общественная конвенция. Как мы договоримся по ней, так и будет. И плохо, если мы отдадим этот процесс в руки тех, кто Ельцина видел только на телеэкране, кто вбрасывает всякие дурные слухи и выдаёт их за реальность. Прошло всего 20–30 лет, а не 200. Но соврали уже столько, что хватит на много поколений вперёд.

Поэтому я решил писать. Не от ярости и возмущения, не от желания плюнуть в лицо некоторым комментаторам, которые заливают в мозги нынешним всякую дичь про эпоху Ельцина. Который сам по себе был эпохой, конечно. Я просто хочу, чтобы сценаристы через 200 лет, делая кино, знали правильные бытовые детали и политические особенности.

Я не писатель. У меня техническое образование. Я хочу сделать книгу-чертёж, по которой люди смогут воссоздать конструкцию эпохи. Каждая тема будет подаваться как короткое сообщение. Сокращённо – КС. Каждое короткое сообщение – пронумеровано и озаглавлено. Для удобства чтения. Каждый сможет прочитать либо всё, либо только то, что его интересует. Это, конечно, будет разговор не только о личности, но и о самой политике и политиках. Эти годы нельзя понять, не коснувшись разных событий и людей.

*

https://echo.msk.ru/blog/dyachenko_a/2860698-echo/?fbclid=IwAR08X0QmFH6CnTE3gXAHDErjU__hcvr97mWAVqh7RHu-dEMLBQIToKL1Ojs

Ельцин и те, кто переобулись (Михалков, Марков, Никонов, Винник)

25 июня 2021 / КС 24 

Известный режиссёр и актёр Никита Михалков не был лично близок к Ельцину. Но он был важной фигурой ельцинского времени. Михалков не бывал в Президентском клубе, где неформально собирались люди из ближайшего окружения Ельцина. Не приезжал на президентскую дачу. Но в 1995 г. Михалков вошёл в первую тройку предвыборного списка кремлевской партии «Наш дом – Россия», которую возглавил премьер Черномырдин. Он сыграл немалую роль в том, что партия вошла в Государственную Думу и образовала там влиятельную фракцию. Сам Никита Сергеевич от мандата депутата отказался. Предпочёл свободу действий. Кстати, «финансовым директором» этой партии стал тогда Борис Абрамович Березовский.

В 1996 г. Михалков активно участвовал в работе предвыборного штаба Ельцина. Хорошо помню его появления в офисе штаба. Это всегда было ярко, красиво, громко. Надо сказать, что предложенные Михалковым проекты хорошо финансировались штабом. К его идеям относились с исключительным уважением.

В конце 90-х годов, когда в Москве активно обсуждались кандидатуры преемников Ельцина, пошёл слух о том, что Михалков – возможный преемник. Однажды об этом сказал известный телеведущий Евгений Киселев в своей не менее известной программе «Итоги» на НТВ. Конечно, никто внутри Кремля даже не изучал такую возможность. Я даже не помню, чтобы Ельцин когда-либо упоминал в разговорах Михалкова. В любом контексте. Грубо выражаясь, этот слух – бред сивой кобылы. Но кто-то же запустил его… Кто-то даже подкинул этот бред Киселеву на НТВ. Интересно, кто?

Сегодня Никита Сергеевич критикует ельцинское время и работу построенного в Екатеринбурге Президентского центра Б.Н. Ельцина. Конечно, каждый человек имеет право на собственное мнение, имеет право высказывать это мнение, менять это мнение. Но мне кажется, что многие высказывания известного режиссёра и общественного деятеля Михалкова рассчитаны на людей, которые не знают или не помнят события 90-х. И заявляет Никита Сергеевич о тех временах вроде как сторонний наблюдатель, как бы забывая о своём прямом активном участии в политике на стороне Кремля. Ведь образно говоря, здание екатеринбургского центра Б.Н. Ельцина знаменитый режиссёр тоже помогал строить. И не симпатизировал он тогда оппозиции. В отличие, например, от Говорухина.

Людей, успешно работавших в эпоху Ельцина и критикующих сегодня те времена, совсем немало. Им стоило бы посвятить отдельную книгу. Но пока я посвящаю им только короткое сообщение. Помимо Михалкова, вспомним ещё ряд сверхмедийных личностей.

Политолог Сергей Марков. Один из активистов «ДемРосии» Московского университета. Участвовал в работе ещё «Демплатформы» в КПСС. Несколько лет был сопредседателем Российского подразделениям одного знаменитого на весь мир аналитического центра, главная штаб-квартира которого находится в США. В 2002 г. был задержан вместе с Немцовым и Хакамадой властями Лукашенко в Минске за критику с правозащитных позиций белорусского режима. Короче, записной демократ. А потом… членство в Общественной палате, избрание в Думу от «Единой России», поддержка Лукашенко в деле силового удержания власти.

Опять же… Я не вправе судить людей. Каждый человек выбирает свой путь. У меня просто один интерес. Чтобы некоторые люди, критикующие 90-е, вспомнили свою счастливую молодость в те годы. И свою успешную карьеру. Без той успешной карьеры служили бы они сейчас преподавателями в институте и не сверкали бы каждый день на телевидении и в интернете.

Вячеслав Никонов. Сейчас депутат Госдумы. Ведущий политической программы «Большая игра» на Первом канале. Сильный аналитик. Сейчас ругает Америку, критикует «слабость» России в 90-е годы. Но мы знаем и другого Славу Никонова. Который разрабатывал предвыборные документы для Ельцина в 1996 г. Никогда не ругал США. С удовольствием ездил в Вашингтон на многочисленные встречи, семинары, конгрессы. Дружил с американскими сенаторами и послами. Не пугала тогда Вячеслава Никонова внешнеполитическая «слабость» России. Совсем не пугала.

Елена Винник. Одно из лиц Первого канала. Ведущая новостей. Допущена к передачам с участием самого Путина. Читаем биографию Винник. Энергичная девушка из Пскова выиграла грант института «Открытое общество», основанного Фондом Джорджа Сороса (на территории России признан нежелательной организацией) и поехала учиться в Англию, в Манчестерский университет. Из Великобритании она приехала уже со степенью магистра в области международного семейного права. С такими данными её с удовольствием взяли на главные телеканалы страны – сначала на НТВ, а потом на Первый. Настоящая Золушка эпохи Ельцина. А нам рассказывают, что в 90-е годы все молодые женщины стояли на трассах, сожительствовали с бандитами или сидели на наркотиках. Оказывается, нет. У кого-то появился шанс. Кто-то получил хорошее образование за счёт спонсоров. Девушка из провинции, без помощи влиятельных родственников… Патриоты, правда, утверждают, что Фонд Сороса (на территории России признан нежелательной организацией) готовил агентов западного влияния для проникновения в самые высшие сферы российского общества. Но, надеюсь, с этим наши органы знают, как разбираться. Сегодня Винник уже никакая не специалист по семейному праву из Манчестерского университета, а лицо, особо допущенное к государственным новостям.

Вот так причудливо устроен наш мир.

*

https://echo.msk.ru/blog/dyachenko_a/2864448-echo/

Ельцин и Березовский

2 июля 2021/ КС 25 

С Борисом Березовским Ельцин поддерживал рабочие контакты, когда тот занимал государственные должности в Совете Безопасности и исполнительном секретариате СНГ. Они созванивались по различным делам. Березовский был активным участником Президентского клуба, расположенного на Ленинских Горах. Бывал там часто.

На их отношения отрицательно повлиял один эпизод, о котором мне рассказал сам Березовский в присущей ему эмоциональной манере. Однажды Ельцин позвонил Березовскому то ли очень рано, то ли очень поздно. Борис Абрамович не сразу понял, кто ему звонит. Вероятно, был подшофе или с похмелья (выпить он любил). И сам не очень помнил, что он наговорил Президенту. А у Ельцина была такая особенность: сам он мог и любил выпить, но пьяных подчиненных, терявших контроль над собой, не терпел. Работа есть работа. Мне кажется (точно не могу сказать), что после этого глупого в сущности эпизода Ельцин больше не звонил Березовскому. И вообще охладел к нему. Знаю, что Борис Абрамович очень переживал по этому поводу, пытался через разных людей из окружения исправить ситуацию, извиниться за неловкость.

При мне никаких характеристик личности Березовского Ельцин не давал. Но это не снижает роль «Березы» в кремлевской жизни 90-х годов. Известно, что создание «Сибнефти», Общественного российского телевидения (ОРТ), реформирование Аэрофлота – это его проекты. 

Почему Кремль на это пошёл? Потому что это было создание вертикально интегрированных структур в разных сферах, прямо подчиненных Кремлю и действовавших в интересах Кремля. Говоря словами поэта, «страну в бушующем разливе» начали «заковывать в бетон». Хорошо ли это, или плохо для общества – это тема другой книги. Тема этой книги – рассказать, как было на самом деле.

А было так. Кремль хотел вернуть всю полноту реальной власти, утраченную в эпоху безденежья и хаоса после краха СССР. Строительство пресловутой «вертикали власти» началось именно тогда, после конституционного референдума и первых думских выборов 1993 года. А не при Владимире Путине, как искренне думают многие незрелые наблюдатели. Такие люди, как Березовский, поняли этот заказ и начали действовать. Иногда по прямому согласованию с Кремлём, но чаще – без, на удачу, на свой страх и риск. Не забывая про свои большие материальные интересы, конечно.

Но без воли и благоволения Ельцина такие люди ничего существенного бы ни добились. Они обрекли себя на стратегическое поражение, когда решили, что они и есть власть. («Мы здесь власть» – этот пьянящий слоган, погубивший много кого, фактически родился тогда). То была их глубочайшая ошибка. Любой человек, который хочет сделать карьеру в России – в политике, бизнесе, науке или культуре – должен знать золотое правило: ты не можешь быть равным Системе. Ты просто нанятый работник, на твоё место тысячи желающих, твои таланты никого не интересуют. Тебя выжмут, как лимон, а потом выбросят. Потому что Системе сотни лет, а тебе отмерено, дай Бог, 20-30 лет активной работы. И неважно, кто ты – фаворит царя Петра Александр Меньшиков, сатрап Сталина Лаврентий Берия или нефтяной магнат эпохи «неуправляемой» демократии Михаил Ходорковский.

Борис Абрамович подзабыл это золотое правило жизни в России – но, впрочем, уже и только на пике своей карьеры. А в середине 1990-х Березовский честно работал на Систему, полностью отдавая себе в этом отчёт. И Система была вполне ему благодарна.

Именно Березовский был автором идеи привести нижегородского губернатора Бориса Немцова в Москву, чтобы разбавить московскую правящую тусовку. Березовский даже ездил в Нижний Новгород договариваться с Немцовым. Борис Немцов всегда рассказывал об этом эпизоде с улыбкой. Типа Березовский решил его «развести». Типа хитрый Березовский узнал в Кремле о планах назначить Немцова вице-премьером и решил смотаться в Нижний первым представить эту идею и подсадить Бориса Ефимовича на какие-то обязательства. Немцову определённо не нравилась сама мысль о том, что его перемещение придумал Березовский. Но тем не менее это так. Березовский не сумасшедший – от себя предлагать должность в правительстве губернатору, который был в хороших отношениях с Президентом и легко мог все проверить. Он, конечно, играл в согласованную игру. Потом уже разговаривать в Нижний поехала моя супруга Татьяна Борисовна.

Хорошие отношения у Березовского были и с премьером Черномырдиным. Он умел договариваться с Виктором Степановичем. Для людей из окружения Президента это было крайне важно. И очень удобно. Потому как отношения правительства и администрации Президента – это всегда сложный процесс. А с учётом огромного аппаратного и политического веса Черномырдина это было вдвойне сложно.

Еще Борис Абрамович вёл два крайне важных проекта для администрации Президента. И в этих проектах его было невозможно в те годы на кого-то заменить. Во-первых, он занимался чеченскими проблемами. Во-вторых, открыто воевал с мэром Москвы Юрием Лужковым, который во второй половине 90-х годов превратился в серьезную головную боль для Кремля.

Чечней занимались военные и спецслужбы. Но крайне нужно было гражданское лицо, которое было способно «разруливать» вопросы и не бояться доносить на самый верх неприятную для чекистов и военных информацию. Чтобы не было информационной монополии силовых ведомств. Это лицо, к тому же, должно было обладать личным мужеством, чтобы мотаться в Чечню, ездить на переговоры в самое логово бандитов. Многие интеллигентные люди в Москве ругали и продолжают ругать «Берёзу» (теперь посмертно), но сами эти интеллигентные люди в Чечне предпочитали не появляться. Шанс получить пулю или посидеть в яме для пленников был для Березовского реальный. Ведь часто он ездил без серьезной охраны и прикрытия. Да, он был знаком со многими влиятельными чеченцами. Но разве это гарантия? Разве кто-то вообще мог дать какие-то гарантии?

Березовский предлагал решить чеченскую проблему революционно и банально одновременно – с помощью денег. Предоставить чеченцам особые экономические возможности в обмен на формальную лояльность Москве и отказ от идеи выхода из состава России. Этот план казался тогда экстравагантным. Да и денег в государстве тогда не было. Потом к этому плану вернулись. Уже без Березовского.

Второй большой проект Березовского – политическое уничтожение мэра Москвы Лужкова. Кремль явственно раздражали нескрываемые, по мнению Кремля, президентские амбиции Лужкова и непомерная, с точки зрения того же Кремля, роль жены Лужкова Елены Батуриной в делах мужа и столицы (а потенциально – всей страны). Аппаратный конфликт тлел, время от времени разгораясь, но открыто воевать с мэром интеллигентные люди, проживавшие в Москве, не решались. К тому же многие считали, что Лужков придет на смену Ельцину, и вот тогда…

Буйный «Береза» так не считал. И со своим (точнее, государственным, но переданным ему в безраздельное управление) телеканалом ОРТ лишил столичного мэра федеральных амбиций. В Думе ему помогала ЛДПР (Лужков не любил Жириновского. Тот отвечал взаимностью. Эта нелюбовь сыграла свою роль в срыве импичмента Ельцина в Думе в мае 1999 года. Если бы Лужков тогда нашёл бы ключ к Жириновскому, импичмент мог бы пройти. Но об этом поговорим отдельно).

Устраивало ли это ельцинский Кремль? Конечно.

В 1999 году был создан предвыборный блок «Единство» – ещё одно дитя Березовского. Кремлю нужна была своя партия. «Наш дом – Россия», утратив Черномырдина-премьера и пережив ряд серьёзных скандалов, уже не мог считаться партией власти. Часть губернаторов под влиянием Лужкова стали сколачивать блок – «Отечество – вся Россия» (ОВР). Где свадебным генералом (а вовсе не реальным лидером, как он сам ошибочно полагал) сделался Евгений Примаков, только-только уволенный с поста премьер-министра.

А что же Кремль? Летом 1999 года мало кто верил, что за два месяца можно развернуть боеспособную политическую организацию. Березовский зажег своей энергией, а главное – демонстративной уверенностью в успехе остальных и, в итоге, свершилось чудо – блок очень хорошо выступил на выборах в Госдуму. Избрался в Думу и сам Березовский. Как ни смешно, от Карачаево-Черкесии, где победил в мажоритарном округе (!). (Забавно, что помогал Березовскому в ходе кампании всё тот же Никита Михалков). Успех «Единства», официально поддержанного Путиным, во многом повлиял на решение Ельцина досрочно отказаться от власти в пользу преемника.

И, конечно же, Березовский быстро нажил кучу врагов. И не только в лице формальных его противников в большой политике. Борис с его неукротимой энергией очень часто действовал забывал о самом существовании морали. И наносил смертельные обиды людям, даже не обращая внимание на происходящее. Много раз его хотели убить. Один раз при взрыве он поймал в руки голову своего охранника. Но Система оберегала его, пока он был ценен и нужен.

Однако, ситуация потом изменилась. В Чечне власть сделала ставку на семью Кадыровых. Посредники между Кадыровыми и Кремлём были не нужны. С Лужковым тоже договорились. Он отошёл от своей партии «Отечество», отказался от президентских и премьерских амбиций. Атаковать Лужкова стало неактуально. Партия «Единство» прекрасно функционировала без своего основателя. Березовский лишился своих мегапроектов.

Он мог бы, конечно, заняться каким-нибудь большим бизнесом и отказаться от претензий быть «главным политическим конструктором Кремля». Как это сделали некоторые другие люди. Но порывистая душа, как писали великие сатирики Ильф и Петров, не давала покоя. Березовский не хотел меняться в соответствии с требованиями Системы. Он по-прежнему хотел рулить всем – от телевидения до недвижимости в Абхазии. И везде действовать по своей схеме. И Система повернулась против него. И в итоге добила его в политическом плане.

Понимал ли он это? Умом, наверное, понимал. Он был совсем неглупым человеком. А душой не понимал. Душа требовала вечного движения. Движухи, как сейчас модно говорить. А его движуха Системе уже была не нужна.

Ещё одна тема. Тяжелая тема. Убийство руководителя телеканала ОРТ Влада Листьева. Мог ли к этому иметь отношение Борис Березовский? Я думаю, что нет, но Березовский, возможно, знал об обстоятельствах, которые привели к гибели Влада Листьева. Знал об этих обстоятельствах, возможно, и шеф службы безопасности Президента Александр Васильевич Коржаков. У Коржакова был парень, который в советское время по линии КГБ работал в «Останкино» и соприкасался со многими, в том числе и с Листьевым. Парень неплохо знал расклад на телевидении и особенности этого бизнеса. Координировали ли свои действия по «Останкино» Коржаков и Березовский? Не исключено. Интерес Березовского понятен. Он как новый хозяин телевидения хотел быстрее и эффективнее взять его под контроль. Коржаков тоже, наверное, хотел держать ногу на этой педали. Идеальный ли человек для этих задач Влад Листьев с его крутизной знаменитого телеведущего и хваткой телепродюсера? Не думаю. Березовскому требовался на эту роль куда более спокойный и сговорчивый человек. Он его потом и нашёл.

*

https://echo.msk.ru/blog/dyachenko_a/2868206-echo/ 

Ельцин и деньги  

9 июля 2021/КС19. 

К деньгам Ельцин относился холодно. Можно сказать даже – презирал. С молодых лет Борис Николаевич был на партийной работе. Квартира, дача, машина с водителем – бесплатно. Одежда и еда – за вполне умеренные деньги. Поэтому партийные деятели и деньги существовали в советское время в разных мирах. Конечно, директора заводов, торговые работники, снабженцы в советское время прекрасно знали, что такое деньги. И уже начали портить партийных работников. Но Ельцин приехал не из черноморских городов, а из свердловской промзоны, где были строгие порядки и левые наличные не гуляли по рукам высоких партийцев. Как ни странно, коммунистический принцип «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям» вполне действовал в реальности. Правда, с учетом того, что материальные потребности у уральцев были скромными, даже у «большого начальства».

У Ельцина никогда не было бумажника. В советское время он клал в нагрудный карман красную бумажку (10 рублей). На всякий случай. Зарплату отдавал Наине Иосифовне. Я никогда не спрашивал его о деньгах и зарплате. Он никогда не спрашивал меня о моей зарплате и доходах. Вообще он не знал, где я работаю. Может, конечно, ему докладывали по закрытой линии, но открытых разговоров не было.

Денежные вопросы никогда не обсуждались. Никаким бизнесом он никогда не интересовался и не занимался. Понятия о комиссиях, откатах, долях, акциях не имел никакого. За годы деятельности Ельцина много критиковали. Но ни один коммунист, ни один депутат, ни один журналист никогда не заявляли, что у Ельцина есть личный интерес в каком-то бизнесе или что он лично что-то украл. Про окружение, конечно, говорили. Но это окружение. Лично к Борису Николаевичу претензий по этой части никогда не было.

Была история с кредитной картой, которую выпустил на имя Ельцина один из подрядчиков на реконструкции Кремля. Карту выпустили по просьбе управляющего делами Президента Пал Палыча Бородина. Добрая душа Пал Палыч решил показать Ельцину одно из чудес новой послесоветской жизни – «кредитку». Это была корпоративная карта. Личного счёта Ельцин не открывал. В Швейцарии Бориса Николаевича повели в магазин, и он увидел, как на кусочек пластика можно купить разные товары. Во, диво дивное! Пал Палыч хотел развлечь своего шефа. Ну, то анекдот расскажет, то фокус с кредиткой покажет – примерно одно и то же. И фокус удался! Никогда потом этой картой Ельцин не пользовался. По магазинам он с конца 1980-х годов не ходил. Никакие товары ему были не нужны.

Прошло время. Когда под иностранную компанию, реконструировавшую Кремль, стали копать, всплыла эта карта на имя самого Президента России. Возник шум. О чем думал Пал Палыч, когда затевал эту историю с картой?! А думал он об одном – как бы порадовать руководителя, доставить ему удовольствие. А правила и нормы? Да кого они волнуют, когда ты на самом верху. К сожалению, эту психологию мы в России не можем изжить веками.

Совсем недавно один человек из числа силовиков сказал мне, что Наина Иосифовна даже ходила на допрос в прокуратуру по этой теме. Якобы это было произведено в глубокой тайне. Знали об этом буквально несколько человек. Сразу скажу: мне об этом ничего не известно. И я сильно в этом сомневаюсь. Силовики, конечно, очень смелые люди, но не тогда, когда речь идет о политическом руководителе и членах его семьи.

Ещё Ельцин трепетно относился к своим гонорарам за свои книги мемуаров. Именно на эти деньги он делал разные благотворительные акции. Такие, как поставка миллиона одноразовых шприцев, например. Причем гонорара на миллион не хватило. Борис Николаевич очень расстроился, но нашлись другие «инкогнито благотворители», которые оплатили оставшуюся сумму.

Советские люди старших поколений с уважением относились к такого типа заработкам. Гонорар за книгу был своего рода признанием интеллектуальной и творческой состоятельности автора, знаком почета в обществе. «Человек пишет книги и получает гонорары» – такая фраза заставляла завидовать советского человека. Сегодняшний российский человек завидует, услышав фразу «Он работает в Газпроме». А то время было про книги. И Ельцин гордился своими книгами и гонорарами. Но не размером гонораров, а самим фактом. Кстати, в своё время книжки неплохо продавались. В тот период, когда Ельцин, как я уже писал, был популярнее группы «Битлз».

Но богатым на своей популярности и власти мой бывший тесть так и не стал. Он видел свою миссию совсем в ином. Может быть, именно поэтому не обращал внимания на возвышение людей, для которых деньги – цель и смысл жизни, больше того – объект религиозного поклонения.

*

https://echo.msk.ru/blog/dyachenko_a/2872000-echo/

Ельцин и августовские события 1991 года

16 июля 2021/КС 23. 

Август 1991 года. Утро путча (начиналось как путч, а закончилось великой революцией). Ельцин сидит в трусах и смотрит по телевизору «Лебединое озеро». Эту картинку я запомню на всю жизнь. Накануне вечером он прилетел из Казахстана. Часов в одиннадцать вечера. С отличным настроением. Визит прошел очень успешно. Говорит мне: «Леша, давай по рюмке, понимаш…» Заедали какими-то незрелыми яблоками, которые ребята из охраны набрали в саду у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Наина Иосифовна возмущалась: «Где вы взяли такие яблоки? Не мог Назарбаев дать в дорогу незрелые яблоки!» А Назарбаев и не давал в дорогу. Ребята из охраны взяли, как бы это тоньше сказать, неофициально.

Некоторые аналитики придерживаются мнения, что заговорщики (члены ГКЧП) хотели поставить Ельцина в известность о вводе войск, но планировали сделать это вечером в воскресенье. Чтобы Ельцину было некуда деваться. Но шеф КГБ Крючков получил информацию о том, что Борис Николаевич в Казахстане «серьезно погулял» и разговаривать с ним бесполезно. Разговор Крючков решил перенести на утро. Вывод: если бы Ельцин не «погулял» вечером, а культурно читал книгу на даче, заговорщики могли неожиданно приехать и поставить его перед фактом. А наутро сообщить, что Ельцин в курсе и тоже дал добро на путч. Сообщить в прессу ночью не получилось бы. Интернета тогда не было. Формально работали ночью информационные агентства, но в реальности там присутствовали сонные дежурные сотрудники, которые не могли принимать никаких решений. Короче, иногда очень полезно хорошо выпить, особенно в исторически правильный момент.

Но они не приехали. И не поставили перед фактом. И ещё. Они, видимо, до конца не знали Ельцина. Он мог «хорошо погулять», потом поспать часок-другой и опять бодрячок. У Назарбаева он действительно хорошо провёл время (Крючкову доложили точно), но в самолёте он поспал и приехал на дачу совершенно трезвым и готовым отметить удачный визит. Что мы и сделали.

А утром разговор бессмысленный. Танки уже в городе. «Лебединое озеро» показывают на всех каналах. Борис Николаевич заведённый. Появляется Коржаков со словами: «Дача окружена. Вокруг стоит «Альфа!». Имелось ввиду специальное подразделение Комитета государственной безопасности СССР «Альфа». Ельцин пишет воззвание. Пишет сам. Лично и собственноручно. Текст жёсткий. Против путчистов. Пытается связаться с Горбачёвым. Связи нет. Решил разослать своё воззвание. Напечатала воззвание, по-моему, дочь Елена. А я рассылал. У нас на даче факса не было, но он обнаружился у соседей. Мне дали список телефонов, и я побежал работать на факсе.

С дачи уезжали хаотично. Несколькими машинами. Ельцин уехал на «ЗИЛе» в Белый дом – резиденцию властей России. Коржаков сел на переднее сиденье. Передернул затвор автомата, открыл окно машины, был готов к бою. Это был тогда тот Коржаков, которого мы все любили и уважали. Мужественный, решительный. Ещё не испорченный большой властью и огромными возможностями, не возомнивший себя крупной политической фигурой.

Детей вывезли на микроавтобусе и спрятали, что даже я не знал где. Я на отцовской «Волге» повёз Наину Иосифовну и Татьяну. На КПП «альфист» остановил машину, осмотрел и потом пропустил. Мы приехали на московскую квартиру, где собственно, находились несколько дней. Наина Иосифовна, Татьяна и я. Валера и Лена были у себя дома.

Я зарядил карабин. На всякий случай. Мы понимали, что два охранника с пистолетами, которые сидят вместо консьержки на входе в многоквартирный дом, явно не спасут от серьезного нападения. Впрочем, и мой карабин не сильно бы помог, если бы проводилась хорошо разработанная операция. Возможно, карабин мог бы помочь отогнать каких-нибудь пьяных погромщиков. Или воров, решивших воспользоваться ситуацией.

Конечно, эти три дня мы были на нервах. Почти не спали. Иногда звонил Ельцин. Волновался. Мы тоже за него, конечно, волновались.

В итоге для нашей семьи все обошлось. Трагедии не случилось. Чем бы все закончилось для нас, если бы Борис Николаевич тогда проиграл? Не хочу даже говорить на эту тему. Ничего хорошего не было бы точно.

Я задаюсь часто вопросом. Если бы на месте Ельцина был бы кто-то другой в августе 1991 года, пошёл тот другой против путчистов или попытался бы договориться? Мой ответ: любой другой попытался бы договориться. Позвонил, встретился, обсудил бы ситуацию. Постарался бы найти компромисс. Так бы сделали, я думаю, Примаков, Силаев, Рыжков и многие другие деятели. Кстати, с бюрократической точки зрения это было логично. У советского руководства в руках была сила – армия, милиция, КГБ, партия. А что у Ельцина? Армия депутатов и Коржаков с ребятами. Ещё зять с карабином. Не много. Но Ельцин был другой. Он хотел схватки, боя. Он завёлся. Он понял, что они трусят. У них нет вождя. Мир их не поддерживает. И он пошёл в атаку. С большими рисками. И победил.

Победив, потерял интерес к победе. Путчисты стали ему неинтересны. Он занялся более крупной фигурой – Горбачёвым. Через три месяца дожал и его.

Нет. Другого человека, который был бы готов ввязаться в открытый опасный бой, на верхнем этаже власти не наблюдалось. «Настоящий буйный», как сказал бы Высоцкий, был один. И август 1991-го – это не только наш общий, всероссийский, но и ельцинский личный триумф.

Многие люди говорили мне, что утром 19 августа испуганно колебались: победа путчистов казалась слишком реальной. Но перестали колебаться и поверили в поражение ГКЧП – прочитав обращение Ельцина. Или увидев его на танке у Белого дома. Если бы не те шаги Бориса Николаевича, десятки тысяч москвичей не собрались бы тогда у Белого Дома (что сыграло в провале тоталитарного реванша огромную роль). Никто не стал бы защищать мятущуюся, неуверенную в себе власть.

С грустной усмешкой приходилось мне в своё время читать и слушать рассказы Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого. Дескать, это они подняли народ, а Ельцин вообще собирался бежать в американское посольство. Да-да, ну-ну. Герой и лидер тогда был – мой тесть. И именно его моментальное решение драться и побеждать определило исход всей драмы.

Очень скоро будет юбилей этих событий. 30 лет. Будет невероятное количество версий. Оживут старые и запустятся новые слухи. Особенно мне нравится, когда главными экспертами становятся журналисты, которые в те годы ходили в детский сад или школу. Иногда они пишут толстые книги про те времена. Эти книги начинают цитировать. Я не против толстых книг. И пусть их пишут молодые авторы. Какие проблемы! Только не надо превращать молодых авторов в «главных знатоков». Ребята, мы ещё живы! Те, кто сидел с Ельциным за одним столом в ночь перед путчем. Вот мы уйдём, будете тогда своим внукам сказки рассказывать. А пока разберитесь с современностью.

На недавней «Прямой линии» с Президентом России Путиным молодая журналистка Екатерина Березовская (знаковая фамилия для Первого канала) говорит Путину, что он назвал одну цифру заболевших после вакцинации «Спутником», а вице-премьер Голикова другую. «Кому верить?» – вопрошает Березовская. Я чуть со стула не упал. Журналистка Первого канала не верит Президенту. Она не готовилась, не знает простейших цифр. Тем более по такому ключевому вопросу, как эпидемия. Если журналисты не в курсе самых горячих тем современности, то что они могут нам рассказать о том, что происходило с их родителями 30 лет назад? Если они небрежны с цифрами и фактами даже на встрече с Путиным, то почему по вопросам истории они будут аккуратны? Посмотрим, что мы прочитаем в августе…

*

https://echo.msk.ru/blog/dyachenko_a/2875708-echo/

Ельцин и спорт. Ельцин и Тарпищев

23 июля 2021/КС 18. 

Ельцин любил спорт. Можно сказать, обожал. Болел за футбольный «Спартак». Я болел за киевское «Динамо». На этой почве у нас были споры.

Любил равнинные лыжи. Со студенческих лет профессионально играл в волейбол. Был даже тренером волейбольной команды. Потом, из-за травмы спины, которую он повредил, как раз играя в волейбол в уже зрелом возрасте, этот вид спорта для него закрылся. Играл в настольный теннис. Считал, что играет хорошо. Но я его постоянно обыгрывал. Из-за проигрышей Борис Николаевич злился. Он не любил проигрывать. Меня много раз просили окружающие: «Ну сдай ты ему партию. Проиграй! Видишь, он нервничает». Сегодня я бы прислушался к этому совету. Но тогда, то ли по молодости, то ли по глупости меня разбирал азарт. Не хотел я поддаваться!

Играл он в большой теннис. Это стало своего рода заменой волейболу. В теннисе, особенно играя в паре с профессионалом, не надо сильно бегать и прыгать. Особенно, если ты VIP-игрок. Главное – стабильная и мощная подача, которая у Бориса Николаевича была. Кстати, первую и вторую подачу он бил одинаково. В ответ на мои рассуждения о том, что вторая должна быть крученая и более надежная, он сказал, что не в его характере вторую бить слабо.

Ещё в советское время мы поехали на отдых в Ригу, где проходил этап Кубка Дэвиса. Ельцин тогда был в опале. Но именно поэтому оппозиционно настроенные прибалты встречали его как героя. Дали нам правительственный лимузин «Чайка». Тогда-то Ельцин и познакомился с Шамилем Тарпищевым, и они подружились на долгие годы. Ельцин играл с Тарпищевым в теннис в паре.

Кстати, Тарпищев всегда считал, что у него были свои, самостоятельные отношения с Борисом Николаевичем. Никто его к Президенту за руку не приводил. Познакомились они в Риге в конце 80-х годов, когда в успешном будущем Ельцина многие, мягко говоря, сомневались. Этот независимый подход Тарпищева к шефу напрягал людей из Кремля. Особенно Коржакова. Тарпищев и Коржаков – антагонисты. Коржаков всегда хотел показать, что он старше и важнее. Но это было не так. Впоследствии это привело к конфликтам. Типа схваток вокруг Национального фонда спорта.

Ельцин яростно болел за российских героев тенниса – Кафельникова, Сафина и других ребят. Обожал девчонок-теннисисток. Гордился Кубком Кремля по теннису. Он считал, что через успехи в теннисе Россия заявляет себя как цивилизованная держава, как страна, которую любят и уважают в мире.

Однажды Ельцин на эмоциях наградил теннисиста Андрея Чеснокова орденом Мужества за победу над немцем Штихом в Кубке Дэвиса. Это было в 1995 году. Чесноков стал единственным теннисистом, удостоенным такой награды. Борис Николаевич не был близким другом теннисиста. Хотя они виделись не раз. В том числе, когда Б.Н. не был Президентом. В этом награждении не было желания «порадеть родному человечку» или поздравить «с большим юбилеем», как это любили делать при Советской власти. Это было эмоциональное поклонение перед силой воли человека, вырвавшего в тяжелейшей борьбе победу. В этом жесте весь Ельцин – неожиданный, нестандартный, сопереживающий тем, кто зубами выгрызает победу. Уж он-то знал, что значит выгрызать победу.

Говорят, что Андрей Чесноков был крайне удивлён, узнав об ордене. И многие люди вокруг него тоже. Неудивительно…

От тенниса Ельцину досталась стандартная проблема – «теннисный» локоть. Локоть пришлось лечить.

На всех государственных дачах стояли шахматы. Это шло ещё с партийных времён. Считалось, что шахматы – игра вождей. И поговорить можно во время игры. Ельцин в шахматы не играл. Но однажды внук Борька его уговорил: «Дедушка, ну сыграй…» Дедушка сел за шахматы, получил мат в три хода, обозлился и больше никогда к шахматам близко не подходил. Повторюсь, он ужасно не любил проигрывать. И такие обиды помнил. Но обидчикам он никогда всерьёз не мстил.

Он был выше мести. И вне её. По-христиански. (Об отношениях Бориса Николаевича с религией и к религии мы еще поговорим отдельно). Это и позволяло его яростным оппонентам – от Горбачева и Лигачева до Руцкого и Хасбулатова, а с какого-то момента Лужкова и Примакова – публично костерить живого Ельцина на чем свет стоит. Они знали, что ничего им за это не будет. Конечно, в какой-то момент все они вспомнили, что первое лицо нельзя публично ругать, да еще в таком тоне. Но это было уже после Ельцина, в другой реальности.

______________

© Алексей Дьяченко

Росбук и роспад
Статья о том, как запрет на закупки иностранной компьютерной техники для госорганов изменит рынок.
Будущее уже пришло
Влияние социальных сетей на сознание людей и способы их контроля со стороны государств.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum