Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Романтик либерализма
Политолог Андрей Колесников – о том, за что любят и ненавидят Егора Гайдара в ин...
№09
(387)
07.09.2021
История
Последний из Джугашвили. Правнук Сталина изучает семейную историю
(№9 [387] 07.09.2021)
Автор: Дмитрий Волчек
Дмитрий Волчек

https://www.svoboda.org/a/posledniy-iz-dzhugashvili-pravnuk-stalina-izuchaet-semeynuyu-istoriyu/31429566.html?ltflags=mailer

28 августа 2021 г.  

Нажмите, чтобы увеличить.
Селим Бенсаад
 

В Национальном музее искусств Алжира выставлены три картины Селима Бенсаада из серии "Московские пейзажи". Вряд ли многие посетители музея догадываются, что художник – правнук советского вождя Иосифа Сталина.

Его дед, старший сын Сталина, в 1941 году попал в немецкий плен. Фотографии Якова Джугашвили появлялись на обращенных к красноармейцам листовках с призывом сдаваться. В 1943 году он погиб в концлагере Заксенхаузен. Жена Якова, Юлия Мельцер, в 1942-м была арестована в Москве органами госбезопасности, а в 1943 году ее внезапно освободили.

Их дочь, филолог Галина Джугашвили, познакомилась в Москве с гражданином Алжира Хосином Бенсаадом, в 1971 году у них родился сын Селим. В результате ошибки акушеров ребенок получил серьезную травму лицевого нерва, а впоследствии выяснилось, что он страдает прогрессирующим заболеванием органов слуха.

Галина просила председателя КГБ Андропова позволить ей выйти замуж за иностранца и получила разрешение. Однако ее обращения к Брежневу с просьбой выпустить ребенка во Францию для обследования в клинике, где ему могли спасти слух, остались без удовлетворения. В 1966 году из СССР бежала Светлана Аллилуева, дочь Сталина, – она выехала в Индию для похорон своего гражданского мужа и попросила убежища в посольстве США. После этого скандала советские власти опасались выпускать правнука Сталина за границу. Дело о теряющем слух мальчике рассматривал Совет министров СССР и принял решение обеспечить лечение ребенка на родине. Спасти слух Селима не удалось.

Нажмите, чтобы увеличить.
Секретный архивный документ. Вопрос о здоровье правнука Сталина обсуждал в 1977 году Совет министров СССР
 

Хосин Бенсаад предпочел жить в Алжире, в Москве он бывал лишь время от времени. В 1984 году в СССР вернулась Светлана Аллилуева и познакомилась со своим внучатым племянником. В 1988 году Селиму впервые разрешили выехать за границу, к родственникам в Алжир. Однако его отношения с отцом не сложились, а с крахом СССР относительно привилегированная жизнь закончилась.

Мы не жили, а выживали. Я научился переделывать обветшавшую мебель – купить новую было просто не на что.

Например, своими руками смастерил из подручных материалов кресло. Это сейчас стало модным переделывать старые вещи в стиле эко, а тогда я из старой деревянной коробки телевизора сделал книжные полки.

Но это все мелочи по сравнению с тем, что именно в 1990-е я переживал творческий подъем как художник! Я окончил Художественное училище, у меня прошла первая выставка работ! Я много рисовал для души, хотя работал журнальным иллюстратором, учитывая все пожелания заказчиков, чтобы заработать на хлеб. Кстати, многие глухие работают иллюстраторами, не я один такой особенный. Так борьба за выживание в материальном плане граничит с духовными потребностями. Почему говорят, что художник должен быть голодным, чтобы творить?

А еще в девяностые я узнал, что значит быть "чуркой". У меня смуглая кожа и довольно экзотическая внешность, а тогда на улицы "повылазили" недобитые моим прадедом нацисты всех мастей. "Россия для русских, Москва для москвичей!" – это были самые безобидные из их лозунгов. Впрочем, то, что происходило в столице, – ерунда по сравнению с тем, что творилось в бывших союзных республиках, откуда изгоняли этнических русских. Они бежали от выселения, от погромов, пережили то, что ранее выпало на долю евреев. А мне пришлось всего лишь продумать камуфляж. Мой новый имидж под рокера – кожаный прикид и широкополая шляпа – сработал прекрасно! Я даже тусовался со стаей "Ночных волков" байкера Хирурга.

Нажмите, чтобы увеличить.
Это отрывок из готовящейся к печати книги "Тайны семьи Сталина", которую Селим Бенсаад написал вместе с российско-американской журналисткой Ланой Паршиной. В 2007 году она встретилась в США со Светланой Аллилуевой и сняла о дочери Сталина документальный фильм. Лана Паршина помогла Селиму Бенсааду провести расследование обстоятельств гибели его деда, Якова Джугашвили. В книге опубликованы документы и фотографии, иллюстрирующие яркие эпизоды из жизни потомков советского диктатора. "Мы с Селимом постарались написать книгу для поколения Z, для молодых, всё объяснили доступным языком", – говорит в интервью Радио Свобода Лана Паршина.

– Лана, как вы с Селимом познакомились?

– Про Селима я знала давно, но встретилась я с ним лишь в 2019 году. Мы с его отцом Хосином Бенсаадом участвовали в программе "Пусть говорят", где Хосин показал письмо Якова Джугашвили с фронта. Мне было интересно, почему Селим нигде не засветился, нигде не выступает. Оказалось, что Селим не слышит. Мне сказал его папа, что Селим – человек очень больной, что он недееспособен, а он является его опекуном и скрывает его от внешнего мира. Увы, ситуация оказалась гораздо сложнее. Оказалось, что Селим вполне дееспособен. Но вы же понимаете, что в России люди с физическими недостатками, даже с потерей слуха, часто становятся людьми второго сорта.

Когда я общалась с Аллилуевой, она дала мне задание связаться с ее родными. Я приехала в Москву в августе 2007 года, а 27 августа умерла ее любимая племянница Галина Джугашвили, мама Селима. Лишь в 2019 году я узнала о том, что перед смертью Галина Джугашвили подписала завещание, согласно которому все свое имущество она передавала своему мужу Хосину Бенсааду, живущему по адресу, который она занимала с 1947 года. Вскрылась очень некрасивая история. То есть по факту получилось, что Селим для того, чтобы иметь доступ в квартиру, где он родился и вырос, был вынужден заключить мировое соглашение, согласно которому он не мог элементарно даже пользоваться электрическим чайником.

– Почему у него сложились такие скверные отношения с отцом?

– Отец Селима мог бы остаться в СССР после брака с любимой внучкой Сталина. Он получил бесплатное высшее образование в сфере возобновляемой энергетики в Москве. Но молодой специалист решил вернуться в Алжир. Селим рос фактически без отца. Изначально конфликт заложился в детстве, когда папа решил выбрать свой путь не в пользу семьи, которая осталась в СССР, а в пользу Алжира, выбрал жизнь самостоятельную и беззаботную. В 1991 году в Алжире произошла смена власти, началась исламизация страны, и Хосин уже стал больше проводить времени в России. Естественно, москвичей испортил квартирный вопрос. Вы можете себе представить: два взрослых человека, один не знает собственного отца, которого он видел раз в году. Вдруг какой-то мужик приезжает и начинает диктовать ему свои условия. Конфликт обострился после смерти матери.

Нажмите, чтобы увеличить.
Юлия Мельцер и ее дочь Галина Джугашвили после войны жили в доме для сотрудников МГБ. Эта квартира и стала предметом конфликта между Хосином и Селимом Бенсаадом.
 

– Селим пишет, что его отец, араб, не понимал, что женился на еврейке. Ведь Галина, дочь Юлии Мельцер, была галахической еврейкой. Она скрывала от него свою национальность?

– Юлия Мельцер умерла в 1967 году, и Хосин не знал о том, что Галина Джугашвили является еврейкой по маме. Думал, что сорвал куш, наверное: надо же, женился на внучке самого Сталина, грузинке.

– Я видел в бульварной прессе сообщения о том, что Селим сбежал из этой квартиры, которая досталась Гуле, как внучке Сталина, и они больше не живут с отцом. Это так?

– Это правда, Селим сейчас находится в Рязани, боится возвращаться. По рекомендации адвоката Юлии Вербицкой он уехал в Рязань в 2019 году. Там они с женой живут в тесноте, но не в обиде, у родителей жены.

– Дед Селима Яков Джугашвили попал в немецкий плен, и до сих пор до конца неясно, что с ним там случилось, пошел ли он на сотрудничество с немцами и при каких обстоятельствах погиб. Много версий, и вы их рассматриваете в своей книге. К какому выводу вы склоняетесь?

– Мы с Селимом не претендуем на роль историков. Мы поднимаем вопросы, которые задают журналисты и криминалисты. Почему мы не смогли найти из плена какие-либо образцы почерка Якова Джугашвили? Почему протоколы допросов не завизированы его подписью? Куда делось его тело после того, как он то ли покончил жизнь самоубийством, то ли был убит? Именно с этой точки зрения мы и ведем наше расследование, чтобы закрыть этот очень болезненный для семьи вопрос. И мы наконец-то его закрываем. Мы доказываем, что Яков действительно погиб в немецком плену.

– Ситуацию осложняет то, что в архивах ФСБ вам и Селиму показали не все документы, связанные с Яковом Джугашвили, что-то по-прежнему засекречено. У вас есть догадки, что именно?

– Я подозреваю, что там находятся материалы дела или какие-либо показания некоего Бессонова. Этот человек сидел вместе с Яковом Джугашвили и имел отношение к разведке. Я думаю, что там упомянуты некоторые лица, работавшие в тылу врага, а может быть, и те, кто работал на Абвер или были двойными-тройными агентами.

– В 1942 году жену Якова Джугашвили Юлию Мельцер арестовали в Москве как "социально опасную личность", а в 1943 году отпустили. Почему Сталин решил так покарать Мельцер и почему помиловал?

– Мы публикуем официальный ответ архива ФСБ, где хранится ее дело. Это дело, конечно, вызывает кучу вопросов: почему ее арестовали в 1942 году в октябре, а не, скажем, в августе 1941-го, когда уже было понятно, что Яков находится в плену? Якобы арестовали из-за ее предыдущего мужа, Николая Бессараба, который был расстрелян в 1939 году, до войны, и являлся сотрудником НКВД. Почему-то в ее деле нет протоколов допроса. Получается, что ее арестовали не как обвиняемую, а как свидетеля. Тинатин Давидовна Эгнаташвили, которая приняла непосредственное участие в создании этой книги, дала нам много материалов и фотографий, сказала, что под арест Юлию брал Александр Яковлевич Эгнаташвили, чтобы меньше травмировать дочку Юлии. Ведь Галина Джугашвили была любимой внучкой Сталина. Сталин хотел, чтобы этот арест осуществился максимально безболезненно, без черных воронков, людей в кожаных плащах и так далее. Ей дали подготовиться, она смогла собрать чемоданчик с вещами. Меня очень интересует, почему нет протоколов допросов и почему расстрелянный в 1939 году бывший муж оказался причиной, по которой ее задержали.

Нажмите, чтобы увеличить.
Селим Бенсаад и Тинатин Эгнаташвили у могилы Сталина
Еще один важный эпизод в вашей книге – неожиданный побег дочери Сталина в Америку через Индию. Вы беседовали со Светланой Аллилуевой об этой истории. Вы верите ей, что она сделала это спонтанно и не планировала бежать, хотя заблаговременно передала рукопись своей книги за границу?

– Я думаю, что она искала возможность бежать. Конечно, немножечко лукавила по поводу того, что она спонтанно все это сделала. Она сбежала тогда, когда старший сын уже был женат и у него был ребенок, а младшая дочь, которой было 17 лет, была неплохо пристроена, поступила в университет. Единственное неудобство, которое Аллилуева создала своим близким, – это их постоянные вынужденные походы на Лубянку для того, чтобы отчитываться. Конечно, она перекрыла выезд за границу всем родственникам.

– В частности, Галине. Вы пишете, что разрешение на ее брак с Хосином было получено только после обращений невесты к Андропову...

– Браки с иностранцами регистрировали в единственном загсе в Москве. Сначала Хосин признал ребенка, только потом им разрешили жениться.

– Вы намекаете, что родовая травма Селима могла быть искусственной, то есть ребенка изуродовали в качестве мести за связь внучки Сталина с иностранцем. Эту версию можно всерьез рассматривать?

– Эта версия была озвучена Галиной Джугашвили. Лично я сомневаюсь, что такое было возможно.

Нажмите, чтобы увеличить.
Письмо Галины Джугашвили Брежневу
 

– Вы публикуете письмо Галины Джугашвили Брежневу с просьбой выпустить ее сына на лечение. Ей было отказано. Тут власти точно виновны в том, что Селим потерял здоровье, потому что, возможно, французские врачи могли бы спасти ему слух.

– Возможно, да. Действительно этот институт в Бордо является лидирующим в плане спасения таких людей. Сейчас единственная опция Селима – это имплант. В 1988 году Селим ездил к этому кудеснику доктору Мишелю Портману, но тогда уже время было упущено. Вы же видели решение президиума СССР: предоставить все возможные способы лечения Селима. Собирались пригласить французского доктора в СССР для того, чтобы он осмотрел Селима. Видимо, не пригласили, хотя такая возможность на уровне Брежнева и ЦК КПСС рассматривалась. Меня поразило, что это письмо Галины Джугашвили находится в Российском государственном архиве социально-политической истории, где хранится самый большой архив Сталина – фонд 558.

Нажмите, чтобы увеличить.
Светлана Аллилуева и Лана Паршина в США
 

– Вы со многими родственниками Сталина встречались. Не все они между собой ладили. Есть что-то общее в характере?

– Да, очень своенравные. Характер они, конечно, стальной проявляют, всегда гнут свою линию. Даже с Селимом бесполезно препираться, всё равно он найдет аргумент, чтобы сделать по-своему. К нему постоянно стучатся в соцсетях представители СМИ. Говорю ему: "Селим, пожалуйста, не лезь в политику". – "Нет, я выскажусь про Бузову". И высказался про Бузову, что она, конечно, не Любовь Орлова, но пусть поет во МХАТе. Его невозможно заставить к какой-то партии примкнуть, он считает, что должен держать нейтралитет. Единственное, что он идеализирует Путина, он считает, что Путин все правильно делает, но вокруг него окружение плохое, жаль, что он не Сталин, мог бы взять и расстрелять к чертовой матери всех этих коррумпированных чиновников. То есть такой человек наивный.

– А что он думает о Светлане Аллилуевой? Ведь у них отношения не сложились?

– Он о ней вспоминает с большой теплотой, потому что она его водила три раза в Большой театр, возилась с ним, воспитанием его занималась. Вообще Светлана Аллилуева отличалась от того имиджа, который создали ей советские пропагандисты. Когда я первый раз вошла к ней в квартиру, я думала, что вхожу в клетку с тигром. Чего только про нее не писали! Писали, что она сумасшедшая, что она неадекватная, муссировались разные слухи по поводу того, почему она не дает интервью...

– Меня поразило в вашем разговоре с ней, что она думает по-английски и сны ей снятся по-английски. Не ожидаешь от дочери Сталина.

– А меня больше поразило ее знание поэзии, она цитировала Волошина, которого считала своим духовным учителем. Конечно, интеллект, мощный интеллект. Мозги у нее были чистые и светлые.

– Лана, вы изучаете истории родственников Сталина, а до этого родственников Гитлера. Мне кажется, вы воспринимаете их как королей, которые правили столетия назад, и можно спокойно исследовать их родословные. Но это было совсем недавно, живы люди, которые пострадали от этих режимов. Им подход, который вы демонстрируете в своей книге, будет непонятен и неприятен. Что бы вы ответили, если бы услышали упреки, что слишком неэмоционально изучаете историю?

– Я бы использовала слово "беспристрастно". Редактор книги Юнна Чупринина мне говорит: "Вы что, реабилитируете Сталина?" Я говорю: "А почему вы решили, что я его реабилитирую? Я показываю любого из этих людей (за исключением Гитлера) человеком, потому что важно понять, что собой представлял человек, чтобы мы дальше не допускали такие ошибки. Человеческий фактор решает всё. Сейчас уходит Ангела Меркель, последствия ее правления мы еще будем наблюдать много лет. Она выросла в социалистической Германии, счастлива замужем, сердобольная, пустила беженцев в Европу. Человек всегда поступает согласно своим эмоциям, согласно своему бэкграунду, согласно воспитанию, которое получил. История делается людьми. Не надо забывать об этом, а то мы ставим их в разряд бездушных исторических личностей. Мне кажется, что интересно изучать таких неоднозначных людей, их семьи, их бэкграунд. На примере потомков показывать, какие последствия это будет иметь, чтобы те, кто сейчас находится у власти, думали, что таким же образом их будут судить потомки". Главный посыл этой книги: не верить всему, что пишут в интернете. Второе – всегда обращаться к первоисточникам или хотя бы проверять информацию. И третье – развивать критическое мышление. Особенно это важно сейчас, ведь во многих странах осенью будут выборы. Сейчас Селима достают журналисты по поводу того, за кого он пойдет голосовать. Он говорит: "А почему я должен агитировать за какую-то партию? Мне ни один из них не нравится". Ни к какой партии Селим, развив критическое мышление в архивах, не примыкает, но искренне считает, что Путин – это батюшка-царь, солнышко, ему просто не везет с окружением, с коррумпированными чиновниками, которые бросают тень на него. Не переубедишь его, он вам даст сотню аргументов по поводу того, почему Путину надо помочь.

____________________

© Волчек Дмитрий Борисович

Герой нейтронного труда
Рассказ об академике АНСССР, физике Владимире Малых.
Будущее уже пришло
Влияние социальных сетей на сознание людей и способы их контроля со стороны государств.
Последний из Джугашвили. Правнук Сталина изучает семейную историю | Дмитрий Волчек
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum