Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Монохромный снег тоски. Стихи
(№10 [388] 07.10.2021)
Автор: Сагидаш Зулкарнаева
Сагидаш Зулкарнаева

*  *  *

Остановите небо в точке – Осень...

Хочу стоять, как дерево в бору,

Раскинув руки и отбросив посох,

Не ощущая тело и кору.

Застряв душой и кроной в бабьем лете,

Оставив мысли в жизни суеты,

Лишь ощущая запах разноцветья,

И слыша речь божественной воды...

Пусть без меня в округе станет глухо,

Завязнет время лодкой на мели,

И в янтаре небес застынет муха,

И ливни смоют цвет с лица земли...

В злом ноябре крыла пернатых листьев

Обломит ветер, в пепел разотрёт,

И в чёрный час безжалостен, неистов

Мою листву надежды оборвёт.

Перед зимой тоска накроет немо

Оттенком серым краски желтизны.

Уйдёт, курлыча, птичий табор в небо,

Оставив в гнёздах перья тишины.

Пусть без меня мои стихи вдогонку

Летят за летом, ускоряя лёт...

И лишь зима меня ударом гонга

Разбудит утром и оденет в лёд.

 

*  *  *

Стрижи, как в яму канули, зато пришли взамен

Вороны окаянные, и небо взяли в плен.

Настали дни тягучие, липучие, как мёд,

До верха полон тучами грядущих дней комод.

В пуху гусином улицы, околицы, сады,

Мосластый мост ссутулился над зеленью воды.

А скоро лето жаркое допреет на траве,

Холодный дождь зашаркает по крышам и листве.

И август алый, яблонный падёт в подол небес,

Побреет ветер яростно заросший сад и лес.

Покроется околица прокаленной листвой,

Растянется распутица по улице кривой.

Поколет лёд на лужицах телега поутру,

Над полем пух закружится, и первый дым из труб.

Костлявый клён корябнется в ледовое стекло,

Зима в окне объявится внезапно и бело.

Мороз охватит инеем дорогу и дома.

Будь в это время сильною, и не сходи с ума.

 

*  *  *

Будто раздвинули времени занавес – ночью приснился аул,

Степь серебристая, юрта с казанами, посвист камчи, саксаул.

Где-то тумены путями избитыми ехали, слышался лязг,

Разгорячённые кони копытами резали землю, пыля…

Утро вставало над юртой у берега, небо сливалось с рекой.

Кто-то родной укрывал меня бережно, тёплой касаясь рукой.

Женщина грезилась с длинными косами, тонкая словно струна.

Пела мне песенку, гладила волосы, кем мне могла быть она…

С выси небесной спустившись по горочке, солнце паслось на траве.

Майское маслице смазало корочку мокрой земли на тропе…

Тень задремала под старой телегою, ветер запнулся у пня.

Только собака по берегу бегала, может, искала меня…

Овцы стояли вдоль берега скученно, головы вниз опустив,

Мошки вились над отарою тучами – можно в жару не пасти.

Юрта коврами закрытая виделась, марля у входа – от мух.

Время обеда, наверное, близилось, лошадь стреножил пастух.

Млеко томилось в казане до пеночки, в юрте готовился чай,

И бешбармак с баурсаком в тарелочках дух вкусноты источал…

Хлопнул ли ветер рассохшими ставнями – дрогнул во сне саксаул.

В дымке тумана тумены растаяли, и растворился аул.

Речка качнулась, собака залаяла, свистнула рядом камча…

Сон до последней секунды лелеяла, только погасла свеча.

Эта картина неясная, зыбкая разбередила меня.

Добрая женщина, с тёплой улыбкою, близкая, видно, родня…

 

*  *  *

Монохромный снег тоски крестит окна до утра.

Потолки мои низки, и на лавке – два ведра.

Нет ни капельки воды, смыть бы с мыслей липкий страх.

Плечи стойкости худы, и у крыльев хлипкий взмах.

Все тетради на полу, на столе луны моток.

Кто я, что я? не пойму. То ль колючка, то ль цветок.

Вновь по жизни без весла, слово босо и смешно.

Светоносная весна, загляни в моё окно!..

Кляксой ворон на листе белоснежного двора,

Млеет млеко на плите, в печке мечется жара.

Тихо в доме, как на дне, тонут тени в тине дня.

Синий март парит в окне, клён танцует у плетня.

Значит, надо мрак морить, выходить к степной реке,

С духом неба говорить на духовном языке.

Платье буднее латать, браться снова за весло,

И стихами выметать, все, что в зиму намело.

Все обиды отпустить, и на зорьке золотой

Два ведёрка принести, полных светлою водой.

 

*  *  *

Когда мой мир как лист бумаги скомкан,

И душу рвёт кинжальный ветер дней,

И скудость ждёт отточенным осколком

На алчущем паденья жертвы дне,

Так хочется повеситься, как месяц,

Задраить люк души, завыть, как бес,

Скатившись вниз по гулким рёбрам лестниц,

Упасть в ладони жаждущих небес,

Забыть все рамки, правила, законы,

Долги, пароли, мерки, этикет,

Сбежать из мира клеток и вагонов,

Машин, неона, пластика, ракет;

И кануть в непролазной, тихой чаще,

Где бродит по деревьям лунный кот,

И выгореть, как август уходящий,

И сдаться в плен всем армиям невзгод...

Когда ж душа надломлено умолкнет,

В бессилье крикну вновь себе: Дыши!..

И еду в глушь, соломенной иголкой

Сшивать дыру надорванной души.

 

*  *  *

Снова крылья чувствую подкожно,

За окно зовёт пернатый снег...

Улететь за ним на небо можно,

Но живым вернёшься лишь во сне.

Всё на свете бренно и непрочно,

Есть концы у руны и струны.

Спит лишь вечно в черносливе ночи

Золотая косточка луны.

 

*  *  *

Полна луна, как барыня,

В моей душе – светлынь!

Пью чай, тепло заваренный,

Со вкусом лунных дынь.

В небесной бочке осени

Заквашены дожди.

Кругом – в ночи и просини

Листва, листы, лишь ты...

 

*  *  *

В соломе света день сияет ныне,

Теплее молока вода в реке.

Пастух, хмельной от зноя и полыни,

Как тучу, гонит стадо вдалеке.

Под вечер жар вдоль берега спадает,

Духмяно пахнут травы на лугах.

Как зев печи, закат огнём пылает.

Несут коровы небо на рогах.

 

*  *  *

Как в чёрной речке нету дна,

Так и в тебе мне нет опоры.

Ты от меня уедешь скоро,

И я останусь вновь одна.

Не оглянувшись, ты назад,

Уйдёшь, а я поставлю точку.

И поцелую тихо дочку

В твои прекрасные глаза.

 

*  *  *

В квадрате ночи зреет пустота,

Свеча глотает горький чай печали.

Я для тебя, увы, совсем проста.

Нет ничего, лишь крылья за плечами.

Один мне путь: всей немотой стены

Молчать!.. пока не вызреет остуда…

…Когда срастутся ветви тишины,

Никто, ничем не сможет их распутать!

 

*  *  *

Перед рассветом – час затишья,

До звона замолкает степь…

Как будто бес в потёмках рыщет,

Иль время разрывает цепь.

Чифирна ночь в степном бокале,

Луна молчит над головой.

Лишь небо с тучными боками

Устало дышит над травой.

 

*  *  *

Густеет ночью тишина,

В лимонном свете двор, поляна.

То, распустив лучи луна,

Спит в звёздной люльке осиянно.

Покой и темь... Лишь дом, как сом,

Хвостом качает сада дверцу,

Где ровно, словно метроном,

Стучится яблочное сердце.

 

*  *  *

Напьюсь я всласть осенней сини,

Уйду в заречье через мост,

Где серебрит луна полыни

Под многоточьем ясных звёзд.

И по песку, как по наитью,

Придёт покой и благодать,

Чтоб я могла ковыльной нитью

На сердце рану залатать.

 

*  *  *

Вот и настало небес полноводие,

Скрипом уключин наполнилась ночь.

Бряцает ветер пустыми поводьями.

К зорьке ускачет куда-нибудь прочь.

Время сменяет дожди на метелицу,

Вот и побелен годами висок.

И не заметишь, как жизнь переменится

С моря – на речку, а речка – в песок.

Домик закрою, пойду за околицу,

Далее, далее – ветер, встречай!

Всё, что ненужное, может, отколется,

И перемелются боль и печаль.

Душу остудит дорога звенящая,

Выйду на новый небесный виток:

Крылья расправлю и стану летящею,

Как под подошвой у Бога листок.

 

*  *  *

Я оденусь в шёлк июля,

Не зови меня – ушла.

Пусть молва летит, как пуля,

Зависть жалит, как пчела.

Над ручьём и над канавой,

Где скопился сельский сор,

Напрямик шагну я с правой,

Всем врагам наперекор,

Улыбнусь песочным сотам

Муравьиного вождя

И не стану старым зонтом

Заслоняться от дождя.

Прощевай, моя избушка,

Прощевай, моя земля!..

Я свободна, как лягушка

В чёрном клюве журавля.

 

*  *  *

От былого никуда не деться,

Вновь качает сон степной камыш.

Но давно потерян ключ от детства,

Кликнешь маму – отзовётся тишь.

Степь осталась где-то за годами,

За окошком серый город сюр.

Люди прячут лица за зонтами,

Кануть можно в каменном лесу. 

Здесь живу на стыке дня и ночи,

Примеряю темень и светлынь.

Помню всё, и слышу среди прочих

Голоса ковыли и ветлы.

Лёд окна растапливаю словом,

Заполняю чашу и тетрадь.

Посреди сует столетья злого

Я себя пытаюсь не терять.

Пусть порой черно на белом свете,

Давит город стылою стеной,

Но в окошко стукнет вольный ветер,

И почуешь крылья за спиной.

Но свободна я лишь с виду только,

Вся свобода бродит по степи.

До сих пор смотрю на небо долго,

И хожу, волнуясь, по цепи...

__________________

© Сагидаш Зулкарнаева

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum