Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Кочка зрения. Воспоминания забытой авторши
(№10 [388] 07.10.2021)
Автор: Наталия Федорова
Наталия Федорова

Когда-то давно, в в ту самую доперестрочную эпоху, обычному автору не приходилось долго ломать голову, что и как писать. Всё было очень  просто. Его кочка зрения (авторская позиция и острый непредвзятый взгляд) должны были базироваться на неких общепринятых установках.
Поэтому подготовленные материалы при случае мог забраковать обычный редактор, иногда – главный. Тогда те могли и не увидеть свет, одним словом, не опубликовали бы их на страницах газеты или журнала). Предположим, просмотрит внимательно тот главный в своём рабочем кабинете представленный автором материал, (а может, просто ознакомится  на досуге с несколькими машинописными листками авторского текста), там не понравится  что-то. Тогда он спокойно выдаст автору свой приговор в форме безапелляционно-твёрдого «нет». Значит, не опубликуют очередной авторский опус в этом издании. Почему что-то не понравилось? Так можно и не объяснять. Сказал «нет» и всё. Точка. 
Причины отказа? Первая и, кстати, основная причина, озвучена выше. Автору нужно было придерживаться общепринятых установок. Например, идеологических. Как говорили в народе, колебаться вместе с линией партии. И ни шагу назад или в сторону.
Ещё причины?
Ну, может, очередная авторская статейка вышла за тематические рамки издания. Тогда для автора всё не так плохо. Ситуация не самая плачевная. Поэтому тот с чистой совестью мог стучаться в двери другого издания (газеты, журнала). Так как был шанс, что там опубликуют. 
Но в таких ситуациях ни сам автор, ни редактор, наверное, особо не задумывались, кто, конкретно, из читателей прочтёт опубликованный текст. Они своё дело сделали. И ладно. А автор в очередной раз тешил своё самолюбие, мол, издаётся, причём, постоянно. А главное – получал в кассе гонорар, причитающийся ему за публикацию. И важно, что гонорар мог быть  не самый маленький.
Ну, а редактор, который жёстко контролировал ситуацию и следил за тем, чтобы в печать не просочилось ничего лишнего, не оставался внакладе. Тот занимал какую-никакую, но  руководящую должность, значит, завсегда мог чувствовать себя  человеком, от которого что-то (или кто-то) зависит. Согласитесь, некоторым такая позиция иногда сильно греет душу. Ну, и причитающийся ему оклад руководителя в своё время был немалым плюсом. 
Потом времена поменялись.
Оказалось, что финансовая составляющая (и оклад, и гонорар) вдруг стали зависеть от востребованности тем самым абстрактным читателем печатной продукции издательства. Попросту говоря – издание постоянно должны читать. И покупать, конечно. И чем больше объёмы продаж, тем лучше. Короче – издание должно окупать себя. Значит, тиражи должны быть соответствующими. 
Но со временем выяснилось, что читательские возможности поглощения новой информации вовсе не безграничны. К тому же никто не собирается читать много и всё подряд. Тогда и доходы от издательской деятельности упадут? Так не должно быть. Видимо, тогда некоторые продвинуты редактора смекнули: предположим, некий неизвестный автор  (скажем попросту  – непрофессиональный журналист) вдруг захочет донести свои мысли до читателя (ведь не запрещено нынче) – пусть тогда сам за это заплатит. И никаких ему  гонораров, как раньше, ни больших, ни маленьких. Не хочет платить – его проблемы. Издаём лишь то, что оплачивают – и баста, и пополняем, таким образом, свой бюджет. 
Впрочем, всё это давно известно.
Картина, конечно, грустная, если пытаться рассматривать ту с позиции автора. Нынче писать вроде не запрещено и об этом, и о том (рамки раздвинуты, не в пример тому, что раньше), но как обстоят дела с возможностями  публикаций написанного?  Ах, за деньги? Попутно напрашивается и такой вопрос: зачем нынче публиковать толковые статьи?
Потешить себя – глупо, заработать – нельзя, можно только ввести себя в расход. Кстати, немалый.
Теперь о том, как героиня пришла к такому выводу. Сразу скажем, что к журналистике та по роду деятельности не имела никакого отношения. Но некие, скажем так, трансформации в этой среде ей всё-таки  наблюдать пришлось,  причём, в течение длительного времени.  
Помнится, её первый текст и, конечно, с последующей выплатой гонорара опубликовали в известном техническом журнале. А предложил написать ту статью сам главный редактор. Как-то раз послушал вместе с другими её доклад на серьёзной конференции – и потом сходу предложил: «Напишите об этом. Опубликуем». И, правда, вышла та статья вскоре. И гонорар ей заплатили. Но весьма скромный. Только на новые колготки денег хватило. А что? Цена колготок по тем временам – пятёрка (пять рублей). Значит, отдай – и не греши. А за пятёрку некоторым тогда приходилось трудиться целый день. Когда это? В середине восьмидесятых.
Затем грянули пресловутые девяностые.
Но толковые редакторы на её пути тогда ещё встречались. Кстати, не так редко. И её опусы и статьи публиковали. Толковые – это о тех, кто сходу улавливал  суть и понимал, о чём пишет автор. Ну и подсказать мог при случае, как и что поправить.
В то время одно еженедельное издание опубликовало серию её статеек, причём, их содержание не имело  никакого  отношения к её основному роду деятельности. Сама героиня именовала те опусы так: краткие, но полезные размышлизмы об окружающей нас действительности. А гонорары? Конечно, получала.  Регулярно и без задержек. Получив деньги за публикацию очередной статейки могда даже в кафе скромно пообедать (правда, только раз). Вышла из редакции – и бегом туда, поесть. Благо полученный гонорар позволял.
А под самый занавес девяностых, помнится,  был такой случай. Неожиданно грянул, как его окрестили, черный вторник, кажется. Это означало, что доллар, на который многие тогда молились, пытаясь побольше напихать тех иностранных бумажке в свой чулок, стремительно взмыл вверх, значит, а наш отечественный рубль резко пошел вниз. А жить-то (есть, пить) потом на что? В жутком ажиотаже народ сметал с прилавков магазинов все продукты, включая залежалые, стараясь прикупить побольше по старым ценам. И поэтому магазинные прилавки быстро пустели. А потом  – ни наличных денег в кармане, ни продуктов?
И тут вдруг нашей героине неожиданно повезло. Поступил почтовый перевод. Оказалось, в столице нежданно-негаданно издали пару её инженерных статеек, о которых она и думать забыла, отправив их в редакцию солидного журнала. И о чудо – опубликовали ведь, причём, это с выплатой неплохого гонорара. Она – бегом на почту. За деньгами, конечно. Там ей в ответ: «Денег нет в кассе. Кризис». И ещё что-то долго вещали. Она не сдалась. И всё-таки выцарапала свой поступивший по почте гонорар. Правда, с боём. И очень была благодарна главному редактору. Опубликовал, и гонорар переслал. 
Потом, в начале нулевых,  за публикации на общие темы платили самую мелочь. За прочие опусы (например, инженерного толка) – вообще ничего. Но с автора тогда денег вроде не требовали. Однако заниматься писаниной на тот момент можно было лишь из большой любви к искусству. Помнится, ей платили тогда три копеечки за буковку (точнее – печатный знак) – это просто мизер.
А вот в середине нулевых, когда редакторский корпус, видимо, изрядно обновился, играть некоторые предпочли по другим правилам. И героиня с грустью поняла, что «новое редакторское  племя» рассуждало, видимо, иногда как-то так: «Статейку написали, а под ней при публикации фамилия автора красоваться будет – значит, это для него реклама? А за рекламу, сами понимаете, кто платит? Автор. Он – нам. А не мы ему гонорар, наверное».
А как относились представители «нового племени» к сути написанного? Пытались ли разобраться в написанном?
Ну, не знаем. Правда, наша героиня полагает (и, возможно, не без основания), что и суть  написанного некоторые из них уловить уже не могли, наверное.  Действительно, зачем тем  разбираться в чём-то? Видимо, кто-то полагает, что писать могут все, кто в школе нужные буковки выучил? Как и что писать – это другой вопрос, наверное?
Но кого это нынче интересует?
А что дальше? И говорить не хочется.
Возможно, некоторые представители «самого нового» редакторского племени по отношению к автору ведут себя ещё жёстче. Но об этом наша героиня  распространяться не хочет? А скажет так: «Пишите сами. Сумеете?  Нынче моё дело – сторона».             
______________

©️Федорова Наталия

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum