Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Тольятти стесняется своего прошлого
(№10 [388] 07.10.2021)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Совсем скоро будет отмечаться 285-летие со дня основания Ставрополя-Тольятти – моего родного города, который никак не может вернуть себе родное имя. Как уроженцу волжского Ставрополя (так написано в моей метрике), мне хочется верить, что когда-то это произойдет. Ровно так, как в ставших самими собой Самаре, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге. Пока же с прискорбием констатирую: в отличие от Ставропольского района, у которого родословная – в самом названии, Тольятти стесняется своего прошлого. Или, что еще хуже, осознанно дистанцируется от него. И, хочешь не хочешь, напрашивается крамольная мысль: может быть, в этом беспамятстве главная причина нынешнего упадка некогда процветающего города? Может, поэтому «феноменальная точка на карте России», как в свое время называли Тольятти, из яркой превратилась в едва заметную, которой можно легко пренебречь?

Чужое, получается, милее?

Четверть века назад, 1 декабря 1996 года, состоялся референдум (между прочим, единственный в истории Тольятти) «по переименованию города». Так его официально позиционировали – мягко говоря, некорректно: ведь на самом деле, речь шла о возвращении первородного имени. Одно дело, согласитесь, переименование, и совсем другое — возвращение. (Даже со скидкой на невежество авторов опросника для референдума – ведь затопленный волжский город назывался просто "Ставрополем", без всяких приставок)При этом фейков было вброшено предостаточно — от дороговизны процедур, связанных со сменой вывесок, и заканчивая тем, что, дескать, живет и здравствует краевой Ставрополь — с ним-то, не приведи господь, проголосуете, как быть? И никому в голову даже не пришло, что, во-первых, Ставрополь-на-Волге — это уже совсем другое имя. И второе, если уж на то пошло, родился он на сорок лет раньше южного тёзки. За двести лет до переименования волжский, или Самарский Ставрополь, как его неофициально называли, звезд с неба, как говорится, не хватал – но и на отшибе цивилизации не был: жил себе вполне самодостаточно и гордо нес данное при крещении имя – «Город святого креста» с греческого. 

Интересно сегодня поднять еще не пожелтевшие подшивки газет того времени. На референдум, который проходил одновременно с первыми выборами мэра Тольятти, был вынесен вопрос: 

"Считаете ли Вы, что город должен носить название: 

- Тольятти; 

- Ставрополь-на-Волге; 

- иное?" 

Если быть предельно точным (а это, как мне представляется, тот самый вопрос, который не терпит погрешностей), в голосовании приняло участие 245639 граждан, или 48,35% жителей города, имеющих право на участие в референдуме. В соответствии со статьей 35 Положения «О референдуме…», утвержденного решением думы №283 от 25 сентября 1996 года, городская избирательная комиссия признала его не состоявшимся, поскольку в голосовании приняло участие менее половины граждан города, имеющих право на участие в городском референдуме. По данным протокола, из общего количества граждан, принявших участие в голосовании, за название «Тольятти» проголосовало 82,89%, «Ставрополь-на-Волге» — 12,2%, «иное» – 4,9%... 

Как вы лодку назовете…

Провести подобный референдум предлагалось еще дважды – в 2007 и 2014 годах. Тщетно. Да и какой смысл, если партийные пропагандисты в свое время сделали всё, чтобы убедить  съехавшихся сюда со всей страны людей: «Ставрополя больше нет и жалеть не о чем». 

«Я отрицательно отношусь к (Пальмиро) Тольятти как к ярому экстремисту, как к человеку, на совести которого тысячи загубленных жизней, – писал известный краевед, главный библиограф Самарской областной научной библиотеки Александр Завальный. – Референдум 1996 года – это был просто фарс. Тогдашнее руководство Тольятти не шло ни на какие разговоры по этому вопросу – не было публикаций в газетах о Пальмиро Тольятти, не разрешили показать фильм о его преступлениях. Вот и высказались за возвращение имени так мало горожан. Сейчас процент будет, мне кажется, немногим больше, но шансы того, что на референдуме удастся вернуть название городу – крайне малы»…

Имя зачастую определяет характер и судьбу, заметили великие. 

«Имя – тончайшая плоть, посредством которой определяется духовная сущность» – писал Павел Флоренский.

Незадолго до референдума к руководству города обратился академик Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Как известно, город Тольятти возник вместо затопленного водами Волжского водохранилища старинного русского города, с именем которого переплелись судьбы историка В.Татищева, художников И.Репина, В.Сурикова и многих других деятелей культуры. Переименование... фактически уничтожило культурный слой, лишив горожан старых топонимических реалий и превратив их в людей, лишенных исторической памяти, утративших культурные корни»…

Одно дело «корни», и совсем другое – политика. Первый всенародно избранный мэр Тольятти Сергей Жилкин в тот момент солидаризировался с выбором большинства. «Я, как и многие горожане, не связываю Тольятти с именем итальянского коммуниста», – заявил он. Но речь-то шла вовсе не о протестном голосовании!

Важно, кто у штурвала

Вот ведь как бывает: на самом деле, никто больше, чем тот же Сергей Жилкин – первый мэр, впоследствии первый ректор Тольяттинского государственного университета, убитый в ноябре 2008 года, – не сделал для пробуждения у горожан исторической памяти. Ни до, ни, тем более, после него. 

Избранный в 1994 году главой администрации Тольятти (мэром он стал называться в 1996-м, с принятием нового Устава города), Сергей Федорович оставил о себе добрую память. Именно он в непростые девяностые сумел добиться практически невозможного: чтобы с интересами Тольятти как города, наконец, начали считаться, а не воспринимали лишь как безропотную дойную корову для вышестоящих бюджетов и финансово-промышленных групп. Сумел хотя бы приблизить появление двух необходимых слагаемых, без которых, как считают социологи и урбанисты, нет полноценного города: «отцов города, соразмерных ему по человеческому масштабу, и ответственных горожан» . Именно Жилкин впервые заговорил о необходимости осознать и сформулировать миссию Тольятти – «единственное, что может объединить, как самое главное и самое основное, людей в городах». 

Развитие культуры через сохранение историко-культурного наследия  было для сомасштабного городу мэра вопросом стратегическим. В отличие от большинства градоначальников, он знал историю Ставрополя не по верхам. И поддержал проекты, способствующие избавлению от исторической амнезии. 

1 мая 1996 года была открыта мемориальная доска на фасаде дома ставропольского сапожника Василия Старикова, в 1953 году первым перенесенного из зоны затопления водохранилищем при сооружении Куйбышевской (ныне Жигулевской) ГЭС. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Сергей Жилкин на крыльце Дома Стариковых, первых ставропольских переселенцев. Тольятти, ул. Советская, 39. 1 мая 1996 года
 

Тогда же, в 1996 году, при поддержке созданного Сергеем Федоровичем фонда «Развитие через образование» вышла книга тольяттинского историка Валентина Овсянникова «Ставрополь-Тольятти: Страницы истории. Ч. I». Она была составлена из публикаций автора разных лет, в том числе, в ставропольской районной газете, и одно время даже служила хрестоматией для уроков краеведения в городских школах. К слову, сигнальный экземпляр издания волею судеб достался мне, и я бережно храню этот раритет – даже несмотря на то, что у меня немало вопросов по содержанию этой книги. (Впрочем, впоследствии издавались и другие пособия по городскому краеведению, и ошибок и в них не меньше. К сожалению, к истории не принято относиться как к точной науке...)

В 1997 году, когда город отпраздновал 260-летие, мэр пригласил на торжество внуков и правнуков ставропольских дворян, в том числе – потомков самого отца-основателя Ставрополя Василия Татищева. А в 1998 году был открыт памятник Татищеву работы замечательного скульптора Александра Рукавишникова, – средства на реализацию этого проекта собрал Благотворительный фонд «Духовное наследие», созданный по инициативе Сергея Жилкина. 

Вскоре случились еще два важных события: сын одного из потомков Василия Никитича, эмигранта первой волны Владимира Жесткова, передал в дар городу библиотеку отца. А в 2004 году при поддержке «Духовного наследия» вышла книга «Ставрополь на Волге и его окрестности в воспоминаниях и документах». 

Нажмите, чтобы увеличить.
Заставка книги «Ставрополь на Волге и его окрестности в воспоминаниях и документах» со стихотворением А. Ширяевца «Ставрополь Самарский»
 

В соавторстве с основателем и директором Городского музейного комплекса «Наследие», открытого по постановлению Сергея Жилкина на базе Дома Стариковых, мы сделали сборник, в который вошли ключевые для понимания истории города фрагменты мемуаров: первых российских академиков Ивана Лепехина и Петра Палласа, выдающегося земского и государственного деятеля Александра Наумова, художника Ильи Репина. В книге также представлены воспоминания горожан о жизни в дореволюционном Ставрополе (который, между прочим, считался одним из лучших в России кумысолечебных курортов , где исцелялись больные туберкулезом). Книга выдержала два издания.

Река Времени против Леты

В 2015 году, при последнем избранном мэре Сергее Андрееве, основателя, собирательницу и хранительницу уникальных фондов Валентину Казакову уволили , а концепция музея была сначала выхолощена, а затем кардинально изменена.

Сохранилось фото с открытия мемориальной доски. «Мэр в окружении старожилов города, – уникального сообщества людей, на которых он опирался и в чьей поддержке был уверен, когда вместе с единомышленниками разрабатывал свою стратегическую программу социальной реабилитации города. Сегодня, под разговоры о патриотическом воспитании и уважении к своим корням, проект музейного комплекса на улице Советской объявлен чиновниками мэрии "стратегической ошибкой" и тихо хоронится», – так прокомментировала снимок на странице «Наследия» (в изгнании) Валентина Казакова. 

Почти восемнадцать лет музей «Наследие» служил последней связующей нитью с затопленным Ставрополем. Мало того, был разработан проект, который позволил бы превратить Тольятти… в полноценный город. 

Дело в том, что, в отличие от большинства городов мира, в Тольятти нет исторического центра – очень важного для любого человеческого поселения. Хоть как-то компенсировать это «недоразумение», по мнению экспертов, могла бы территория комплекса исторической застройки утраченного Ставрополя-на-Волге в Центральном районе города, где расположены дома переселенцев-ставропольчан (в том числе, Дом Стариковых). Специалисты не зря называют его «уникальным в масштабе Тольятти местом, обладающим историко-генетической памятью». 

Могла бы. И до последнего времени был такой шанс. Но он бездарно упущен. 

Сегодня заговорили о развитии внутреннего туризма. В Тольятти, несмотря на утраты памятников истории и культуры, до сих пор в этом плане – поле непаханое. Эту мысль точно сформулировала на одном из заседаний в городской думе изгнанная из созданного ею музея Валентина Казакова: «Традиционно самыми действенными символами города являются личности. У нас тоже есть свои символы. Но их ценностный материал этой личности никак не используется». Самый яркий пример – Дом Репина, как его исстари называют горожане. В доме ставропольской мещанки Буянихи художники Илья Репин и Федор Васильев останавливались во время своего путешествия по Волге в 1870 году, свидетельствует давным-давно установленная на фасаде мемориальная доска: 

Нажмите, чтобы увеличить.
Дом Репина (Тольятти, проезд Репина, 8)
 

Нажмите, чтобы увеличить.
Мемориальная доска на Доме Репина в Тольятти.
 

О том, что неплохо бы превратить дом в музей, заговорили сразу же после переноса города – но до дела так и не дошло. 

«Репин – это такое имя! А мы вообще его нигде и никак в городе не используем. Экскурсоводам на самом деле стыдно показывать туристам эту захламленную, заброшенную территорию», – посетовала экс-директор «Наследия». 

Еще одно знаковое имя – Александр Ширяевец. Как сказано в Википедии со ссылкой на мою давнюю статью, «в Тольятти планируется установка памятника стихотворению Александра Ширяевца «Ставрополь Самарский», написанному им в 1903-1904 годах. 

Подтверждаю: есть такой проект. Автор подлинного произведения искусства – сквера с памятником «По реке Времени», который мог бы украсить город, – ученик Салавата Щербакова, московский скульптор Василий Перфильев. Проект победил в конкурсе, организованном в 2006 году всё тем же музеем «Наследие». В жюри конкурса посчастливилось работать и мне, тогда главному редактору газеты Тольяттинского госуниверситета. 

По замыслу автора, «решение сквера позволяет отойти от статуарности и мемориально-памятниковой, кладбищенской пластики, имеющей место в Тольятти. Создание этого сквера позволит придать новый импульс развитию города. Этот сквер позволит реабилитировать социально-историческую и культурную среду города Тольятти»… Из авторского описания скульптора Василия Перфильева к проекту «По реке Времени»: «Основой композиции становится собственно памятник стихотворению «Ставрополь Самарский». Это символически изображенные, парящие на ветру, листы бумаги, на которых изображены виды старого города: дома, сосновый бор, поля, пароход на реке, часовня и другие образы, воспетые Александром Ширяевцем в своем стихотворении, которое написано на этих же листах, и становится неотделимой частью всей композиции. Сквер решен в виде символического изгиба реки, по которой словно бумажный кораблик скользит бронзовая скульптура. Вдоль сквера установлены скамейки, напоминающие собой лодки, которые так же плывут по реке. Общая идея памятного сквера в его постоянной жизни, протекающей, как и воды реки, через всю жизнь». 

Нажмите, чтобы увеличить.
Скульптора Василия Перфильева "Река времени". Парящие на ветру листы бумаги с изображениями старого города.
 

В мае 2010 года экспертная комиссия по историко-культурному наследию г.о. Тольятти поддержала идею установки памятника «По реке Времени» и рекомендовала рассмотреть его на городском градостроительном совете с целью «дальнейшей реализации». Вот, собственно, и всё: как и многим другим прорывным культурным проектам, места в городе ему не нашлось. «Река Времени» осталась в эскизах. Одно утешение: эскизы, как и рукописи, не горят.

___________________

© Мельник Сергей Георгиевич

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum