Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Обращение к читателям
Обращение главного редактора к читателям журнала Relga.
№05
(407)
21.07.2023
Культура
Балкарский поэт Мурадин Ольмезов
(№7 [397] 05.07.2022)
Автор: Александр Пряжников
Александр  Пряжников

УЛИЦА ДОБРЫХ ДЕТЕЙ МУРАДИНА ОЛЬМЕЗОВА

Предисловие переводчика

Будущий поэт родился в семье спецпереселенцев из Балкарии в самое страшное время и в самом страшном для горца месте, которое только можно вообразить.

Над страной гремел политическими процессами сорок девятый, который часто называют младшим братом тридцать седьмого. 

Село Эрназар, затерянное в песчаной глуши Казахстана, не было раем и для местных жителей, что же говорить о людях, без вины приговоренных к вечной ссылке? Смерть гуляла свободно, собирая свою ежедневную дань, но, к счастью, пощадила мальчика с уязвимой душой и своеобразным, как у настоящего Художника, мировосприятием.

В пятьдесят седьмом балкарцы вернулись в родные горы, а уже через три года Мурадин написал на родном языке свои первые стихи. Разумеется, он относится к своим первым литературным опытом с неизменной иронией, но начало творческого пути бывает у всех.

Ярчайшим впечатлением молодости стала Москва семидесятых, учеба в Литературном институте имени Горького на семинаре поэта-фронтовика Николая Константиновича Старшинова. Но где бы ни бывал Мурадин Ольмезов, его неизменно тянуло домой. Видимо, там, на склонах Приэльбрусья, уникальная система образов, почерпнутых из народных сказок, преданий, песен, обретая рифму и ритм, складывалась в стройную систему его поэтических строк.     

Удивительнее всего, что чудовищная несправедливость и запредельные страдания, выпавшие на его долю, не убили в нем ребенка, и уже в двадцать один год он стал работать над стихами для детей. 

«Много ли ребенку надо!» — вот лозунг неизлечимых графоманов, считающих себя духовными наследниками Чуковского и Маршака. Пользуясь случаем, хочу сказать несколько слов тем, кто, не сумев утвердиться в поэзии для взрослых, принялся рифмовать «муха-брюхо», мучая своими виршами малышей из числа близких родственников. Господа, вы никогда не задавались вопросом, почему выдающиеся мастера слова всех стран, лауреаты, номинанты на Нобелевскую премию даже не подходили к такому сложнейшему делу, как детская поэзия. Это, без преувеличения, ювелирная работа, которая не прощает малейшей неточности в обращении со Словом. 

К тому же, нужно либо перевоплотиться в ребенка, либо не растерять той светлой гармонии, что дарует нам Всевышний в первые минуты существования. Мурадин Ольмезов этой гармонии не растерял, а потому рядом со строгим, сдержанным, немного суровым мужчиной, каким и должен быть настоящий горец, живет его тень, его alter ego – хрупкий, ранимый, необычайно талантливый мальчик.

Библиография Мурадина Ольмезова очень велика. Он оставил значительный след в поэзии, драматургии, литературном переводе.

Его произведения переводили на русский, на многие языки народов, населяющих Россию, а еще на азербайджанский, турецкий, сербский и французский языки. 

Но никакой перевод не в силах передать того словесного кружева, легкой и естественной игры слов, кои способна породить лишь тюрская речь.

На сегодняшний день Мурадин Ольмезов, безусловно, самый яркий и талантливый автор детских стихов на Северном Кавказе. Он единственный, чья книга была издана в Париже. Как известно, в Париже есть старинная улица – улица Добрых детей. Значит, его произведения дошли до адресата.

 

Александр Пряжников              

 

***

Стихи Мурадина Ольмезова

Нажмите, чтобы увеличить.

 

БЕЛЫЙ ВЕТЕРОК

 

Холода пришли опять

С вьюгами-метелями,

Тропки стало заметать,

Горы стали белыми.

 

Стали белыми леса,

Слушают встревоженно,

Как речушек голоса 

В хрустале вморожены.

 

Друг за дружкой малыши 

Катятся на санках,

И хохочут от души

Утром спозаранку.

 

Народившийся денек

Всех рисует мелом,

Тут проснулся ветерок

Тоже белый-белый.

 

И снежок швырнул с небес

Он, под стать ребенку,

В девочку, что вышла в лес

С черной собачонкой.

 

Расшалился, а потом,

Заливаясь смехом,

Спрятался в гнезде пустом

Под лесным орехом.

 

 

ЛАСКА

 

Первый снег на землю лег,

Ели шепчут сказки,

И кружится ветерок 

Над печальной лаской.

 

Ей теперь не до потех:

Теплые слезинки             

Падают в холодный снег,

Превращаясь в льдинки.

 

Кто-то ночью – ночь не врет,

Прятался за дубом,

Чтоб сменил лесной народ

Шапочки и шубы.

 

Ласка – серая, и вот,

Нынче стала белой.

Знать, колдун в лесу живет 

Хитрый и умелый.

 

ЛЯГУШКА-ПРИНЦЕССА

 

Зеленая красавица,

Как славно ты поешь,

Нам песня очень нравится,

И голос так хорош,

 

Не прячь, Твое Высочество,

Свои глаза от нас,

Послушать очень хочется

Чудесный твой рассказ.

 

Принцесса нам похвасталась:

Я плавала всю ночь,

И мошкару зубастую 

Гнала отсюда прочь.

 

Как свечи, звезды плавились

На зеркале пруда,

Но больше всех понравилась

Мне синяя звезда.

 

Осколком неба вечного 

Горит звезда моя,

И с принцем нынче вечером

Теперь станцую я.

 

Приду я в новом платьице,

Чтоб все сказали: «Ах!»

И будут свечи плавиться

В дворцовых зеркалах. 

 

СТРЕКОЗА

 

Засиял в горах рассвет – 

Стрекозе покоя нет.

В небе крыльями звеня,

Празднует начало дня.

Под крылом, как под стеклом,

Виден каждый двор и дом.

Жизнь – заботами полна,

Целый день спешит она

То к поляне, то к пруду,

Замирает на лету,

И глядит во все глаза,

Ах, разбойник-стрекоза!

 

Вот капустница – она

Гусениц полным-полна:

«Улетай своей дорогой,

Сад молоденький не трогай!

 

Здесь тебе совсем не рады,

Твои дети – хуже града!»

Жизнь – заботами полна,

Целый день спешит она

 

То к поляне, то к пруду,

Замирает на лету,

И глядит во все глаза,

Ах, разбойник-стрекоза!

 

Повстречала комара: 

«Малыша не тронь с утра,

Не садись к нему на нос.

Не люблю я детских слез.

 

Нет пощады комарам,

Детям плакать я не дам».

Жизнь – заботами полна,

Целый день спешит она

То к поляне, то к пруду,

Замирает на лету,

И глядит во все глаза,

Ах, обжора-стрекоза!

 

Встретила его подругу –

Позолоченную муху,   

Ухватила за крыло:

«Не позволю сеять зло!»

А иначе – ждать беды – 

Разболятся животы. 

 

Жизнь – заботами полна,

Целый день спешит она

То к поляне, то к пруду,

Замирает на лету,

И глядит во все глаза,

Ах, обжора-стрекоза!

 

Как хорош ее полет!

На лету она поет:

«Не мешайте, я – на страже,

Берегу угодья ваши.

Станет день светлей и чище – 

Моим деткам хватит пищи».

 

Жизнь – заботами полна,

Целый день спешит она

То к поляне, то к пруду,

Замирает на лету,

И глядит во все глаза,

Наш защитник – стрекоза!

 

КОЗЛЯТА

 

Словно мячики из пуха

В скалах прыгают козлята,

Не похожи друг на друга 

Два родных веселых брата.

Первый – тот уже с рогами,

А второй еще без рожек.

Горы меряют прыжками 

Без тропинок, без дорожек.

 

Свод небесный синим блюдцем

Снизу кажется козлятам.

Иногда они дерутся – 

Никакого с ними сладу!

 

Надают друг другу сдачи,

Но не жалуются маме,

Скачут вместе и не плачут,

Значит, помирились сами.

 

ЭТО КТО НЕ ХОЧЕТ ПИТЬ МОЛОКО?

 

Мать сына зовет, а он снова и снова

В ответ ей кричит:

– Не хочу молока!

– Зачем же тогда я доила корову,

Старалась, да так, что устала рука?

 

Собачка! Пока молоко не остыло,

Пойди и домой приведи шалуна.

– Хозяйка. Прости, у меня нету силы,

Я дом охраняю ночами без сна.

 

– Досталась паршивая мне собачонка, – 

Сказала ей мать, не сдержав свою злость,

Собака завыла протяжно и тонко:

– А ты обещала мне вкусную кость.

 

Воскликнула мама;

– Эй, крепкая палка!

Ты где, лежебока, собаку побей!

Но скрипнула палка:

– Собаку мне жалко,

Хозяйка, я больно не сделаю ей.

 

– Ты, глупая палка, забыла, наверно,

Как сохла не дереве веткой кривой,

А палка в ответ:

– Ты ведешь себя скверно,

И в гости к подружкам не водишь с собой.

 

– Огонь в очаге! Накажи негодяйку!

Пускай она с дымом в трубу улетит!

Но жаркий огонь ей ответил: – Хозяйка, 

Прости, я безжалостный только на вид. 

 

Когда-то, наверное, добрые люди

Меня научили теплу и добру,

И зла от меня в этом доме не будет,

Скажи – я погасну, коль не ко двору.

 

– Я вижу, и ты задаешься, коптилка,

Приказы мои выполнять не готов,

Но пламя взметнулось сердито и пылко:

– Ты, разве, в достатке давала мне дров?

 

– Вода! Ты сильней, как никто, между нами,

Ты скалы легко рассекаешь, как меч,

Залей, остуди, затуши это пламя, 

Ему даже палки не хочется сжечь.

 

Но вспенилась вдруг от сердитого смеха

Стоявшая в кадке речная вода:

- Огонь мне приходится братом от века, 

Его погасить не смогу никогда.

 

– Уж лучше б тебя набрала я из лужи,

Уж лучше б тебя пролила я в песок.

Вода ей в ответ:

– Не хочу тебя слушать,

Пока не подаришь из шелка платок.

 

– Коровка моя, выпей воду из Малки – 

Она потушить отказалась огонь,

Огонь пожалел непослушную палку,

А палка сказала: «Собаку не тронь!»

Моя собачонка ленивая слишком,

Лежит под кустом, наедает бока,

Не хочет позвать озорного сынишку,

А сын мой не хочет попить молока.

 

Тут бык заревел:

– Это кто там не хочет 

Попить молока, это что за каприз?

И все в этот миг увидали воочью,

Как пара рогов опускается вниз.

 

В испуге вода к очагу побежала,

Огонь не хотел превращаться в золу,

На палку нацелил горячее жало, 

Что все это время дрожала в углу.

Метнулась трусливая палка к собаке,

Напомнив, что сила ее велика,

Собака за сыном помчалась без драки,

Мальчишка пришел и попил молока.

 

ДРОВОСЕК

 

Дровосек собрался в лес,

На скалу случайно влез:

Смотрит, до луны – полшага,

И полшага до небес.

За дровами в лес собрался, 

А добрался до небес.

 

На луне блоха жила,

Хромоногая была,

Он подковку ей приладил,  

Чтоб скакать она могла.

Дровосек помог козявке,

Чтоб скакать она могла.

 

Он управился с трудом

И уснул глубоким сном,

Изо рта упала трубка,

И спалила все кругом.

Дровосек и не заметил,

Как сгорело все кругом.

 

А огонь плясал без сна,

И прожарилась луна,

Ароматным, вкусным хлебом

Стала к завтраку она.

Так лепешкой кукурузной

Стала полная луна.

 

Отдыхая от забот,

В небе дровосек живет

И печеною луною

Набивает свой живот

Он топор подальше спрятал

И набил себе живот.

 

Первый раз за весь свой век

Отдыхает человек,

Пол-луны не глядя слопал  

В одиночку дровосек.

Пол-луны за две недели 

Съел веселый дровосек.

 

Только ждал его сюрприз:

Он едва не рухнул вниз,

Поскользнулся, оступился

И над звездами повис.

Он бы здорово ушибся,

Если бы свалился вниз.

 

К счастью, острый рог луны

Зацепился за штаны,

А не то набил бы шишек, 

Как мальчишки-драчуны.

Дровосек набил бы шишек,

Если б только не штаны.

 

ПРИНЦЕССА НА БАЛУ

 

Лесной паучок

Взял солнечный луч, 

Луны серебро

Достал из-за туч,

Лесной паучок

Нашел лепесток,

Росинки собрал,

Унес в уголок.

Лесной паучок

Догнал ветерок,

Лесной паучок

Трудился, как мог.

Три дня и три ночи

Он ткал полотно,

Чтоб всех удивило

В округе оно.

Принцессе-красавице

Платье скроил,

Под листик зеленый

Забрался без сил,

Пушинку себе

Положил под бочок

Искусный работник –

Лесной паучок.

 

Кузнечик степной

Мастерит у реки.

И глаз его точен, 

И лапки легки,

С высокого берега

Видит до дна

То место, где жемчуг

Намыла волна.

Кузнечик степной 

Смотрит в дальнюю даль,

Кузнечик степной

Ищет горный хрусталь.

Блеск злата и блеск

Серебра ледяной – 

Все видит на свете

Кузнечик степной.

В кладовке кузнечика

Много добра:

Кипела работа

С утра до утра.

Он туфли принцессе 

Три дня мастерил,

Подбил каблучки

И остался без сил.

Чтоб сон не тревожил

Полуденный зной,

Укрылся травинкой 

Кузнечик степной.

 

Пока отдыхали 

От дел мастера,

Принцесса-краса 

Одевалась с утра,

И новое платье 

Ей было к лицу,

И туфельки сами 

Несли ко дворцу.

Поляна Азау, 

Хрустальный дворец,

Куда приглашал 

Королевский гонец.

И шум во дворце 

В эту ночь не стихал:

Приехали гости 

На праздничный бал.

В мазурках и вальсах 

Одна за троих

Кружилась принцесса 

В обновках своих.

 

КОЛЮЧИЕ ШУБКИ 

 

Дочурки мамы-мышки

Как на подбор красивы.

В пример другим детишкам

Они трудолюбивы.

 

Прядут ночами пряжу

И штопают носочки.

День ото дня все краше

У мышки-мамы дочки.

 

У ежика – ребята,

Не плуты, не растяпы,

Горою – брат за брата,

Как научил их папа.

 

Весна простерла крылья,

И небо стало выше:

Ежата пригласили

На бал красавиц-мышек.

Старались музыканты,

Кузнечики, стрекозы,

Но от тоски на банты

Роняли мышки слезы.

 

И ежики стояли,

Багровые, как раки,

Покуда на рояле

Играл жучок во фраке.

В колючих шубках братья

Пришли к началу бала,

А мышки – в легких платьях,

И не до танцев стало.

 

СВАЛИЛСЯ ТАРАКАН С ДИВАНА

 

Ах, представьте, нынче ночью

Скрипнул старенький диван,

И свалился, ах, представьте

Рыжий толстый таракан.

Об пол лысую головку 

Таракан себе разбил,

Нынче ночью, ах, представьте,

На полу лежал без сил.

После этого паденья, 

Ах, представьте, три часа

Нынче ночью содрогались

Над землею небеса.

А потом случилось вовсе 

Недоступное уму,

Как стекло упало небо

На долину, на Курму.

Здесь такое нынче было,

Что не верится молве:

Небо муравью набило

Шишек сто на голове,

Может, тысячу, не знаю,

Но стоял ужасный гул,

Обвалились два оврага,

И проснулся наш аул.

Ах, представьте, нынче ночью,

Что за паника пошла!

Кто-то сел верхом на лошадь,

Кто-то оседлал осла.

Побежали, поскакали,

Потащились на осле

Ах, представьте, ночью люди

По трясущейся земле.

Все ругали таракана

Аж, до утренней росы:

«Привяжи себя к дивану!

Для чего тебе усы?» 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

Ножки спят и ручки спят,

Ляу-ляу, ляу-лай,

Сны приходят для ребят,

Ляу-ляу, ляу-лай,

Спят веснушки на носу

Ляу-ляу, ляу-лай,

Сон расплел мою косу

Ляу-ляу, ляу-лай,

Спят слова на язычке,

Ляу-ляу, ляу-лай,

Спит игрушка в кулачке, 

Ляу-ляу, ляу-лай,

Только глазки ждут свой сон,

Ляу-ляу, ляу-лай,

Где же затерялся он? 

Ляу-ляу, ляу-лай.

 

СОБРАЛИСЬ ЗАЙЧАТА В ГОСТИ

 

– Собрались зайчата в гости,

В сказку собрались зайчата.

– Ай, да враки! Ай, да бросьте!

Страшно им ходить куда-то. 

 

– В сказке жутко все и странно,

Сказка – вовсе не рассказ.

Можно встретить великана –

Девять ртов и девять глаз.

Точит зубы неустанно,

Каждый острый – что кинжал.

Он у девяти султанов 

Девять дочек отобрал.

 

– Собрались зайчата в гости,

В сказку собрались зайчата.

– Ай, да враки! Ай, да бросьте!

Страшно им ходить куда-то.

 

– В сказке, нужно знать зайчатам,

Свой порядок и закон,

Там рогатый и крылатый

Огнедышащий дракон.

Поперек реки колодой

Он разлегся без затей,

И теперь в обмен на воду

Хочет маленьких детей.

 

– Собрались зайчата в гости,

В сказку собрались зайчата.

– Ай, да враки! Ай, да бросьте!

Страшно им ходить куда-то.

 

Ну, а в сказке, так, как в сказке, –

Волшебство и чудеса.

Там поет и щурит глазки

Хитроумная лиса.

Как принцесса или дива 

Носит бархатный костюм,

Величава и красива,

Ест один рахат-лукум.

 

– Что ж, нагнал на зайцев дрожи

Великанский острый клык?

– Нет!

– Такого быть не может!

– Заяц – храбрый, он привык.

 

– Что ж, нагнал на зайцев дрожи

Огнедышащий дракон?

– Нет! 

– Такого быть не может!

– Им совсем не страшен он.

 

– И лисицы не боятся?

Это ж, вовсе ерунда!

– От лисы, и вправду, зайцы

Врассыпную, кто куда. 

Разбежались, бедолаги

Каждый скрылся и затих,             

Лишь дрожат из-под коряги 

Ушки зайчиков моих.

 

ТУЧКА

 

Тучка, тучка, тучка,

Света не закрой,

Тучка, тучка, тучка, –

Папа за горой.

 

Сядем на качели

Рядом ты и я.

Яблоко поделим,

Мы ж теперь друзья?

 

Видишь, этот мячик?

Хочешь, будет твой?

Только пусть не плачет

Дождь над головой.

 

На мохнатых лапах

Ты должна уйти,

А не то, мой папа

Вымокнет в пути.

 

Хочешь, стань овечкой,

Я постричь смогу

И пасти у речки

На своем лугу. 

 

ГОСТЬ

 

– Ослик мой!

– И-а, и-а!  

Собирайся по дрова.

Из аула Старый Кам

Гость особый едет к нам. 

Чтобы он согреться мог

Разведем мы огонек. 

 

– Песик мой!

– Гав-гав! Привет!

– Молока ни капли нет!

Подои корову нашу,

А не то не сварим кашу.

Гость приедет – нет еды,

Принимайся за труды.

 

– Петушок!

– Кукареку!

– Разгони печаль-тоску!

Пусть сестрички и золовки 

Одеваются в обновки,

Пусть поют сегодня хором –

Гость приедет очень скоро.

 

– Кошечка, пушистый хвостик!

Старый друг к нам едет в гости.

Нынче не ходи в сарай –

Нашу мышку не гоняй,

А не то она от злости 

Погрызет нагайку гостю,

Чтоб не вышел стыд и срам

Я тебе колбаски дам.

 

Мышка смотрит из норы.

– Твои зубки так остры.

Друг мой едет…

– Чи-чи-чи!

– Не сгрызи его камчи.

Будешь верной уговору –

Принесу подарков гору.

Дам тебе башлык отменный,

И мешок крупы ячменной,

Бурку, сбрую и кинжал,

Что султан в руках держал.

Папе – черную папаху, –

Пусть коты дрожат от страха,

Прялку и наперсток маме,

Чтобы были под руками,

Шаль с серебряным ларцом,

Если будешь молодцом.

 

ГРЯЗНУЛИ-ВОРОНЯТА

 

Кар-кар, – черные, как сажа,

Кар-кар, – с головы до пят.

Кар-кар, – воронята наши

Кар-кар, – мыться не хотят.

 

Кар-кар, – шустрые каркуши,

Кар-кар, – до чего грязны,

Кар-кар, – вымоем под душем

Кар-кар, – их до белизны.

 

Кар-кар, – пеною густою 

Кар-кар, – одолеем смрад, 

Кар-кар, – дело не простое

Кар-кар, – вымыть воронят.

 

Кар-кар, – мама их за это,

Кар-кар, – аж на пол-гроша

Кар-кар, – купит нам конфеты

Кар-кар, – в лавке у ежа. 

 

ВОДА

 

Ты вода моя, вода!

Друг мой добрый навсегда!

Вымой мне глаза и нос

Только так, чтоб не подрос.

 

Вымой мне мои реснички –

Пусть порхают, словно птички 

Ты вода моя, вода!

Друг мой добрый навсегда!

Вымой мне язык и губы,

Чтоб язык мой не был грубым,

Руки мне отмой от лени,

Вымой волосы, колени

Ты вода моя, вода!

Друг мой добрый навсегда!

 

Вымой брови всем на диво,

Стану я такой красивой!

Мама скажет: «Что за радость!»

И за это купит сладость.

Чтобы легким был твой путь –

Дам тебе ее лизнуть.

Ты вода моя, вода!

Друг мой добрый навсегда!

 

МИЯУ И МЯУ-МЯУ

 

На гумне который год

Русский и балкарский кот

Жили весело и дружно,

Без печалей и забот.

 

Шерсть балкарского черна,

Темной ночью не видна.

Ну а русский – рыжий-рыжий,

Словно полная луна.

 

Но пришел отведать сыр

Не мышонок, а батыр,

Очень ловкий, очень храбрый 

И задира из задир.

 

– Мяу, – шепчет русский кот, –

Побежим с тобой вперед,

Там воришку перехватим,

И конец ему придет.

 

А балкарец:

– Нет, назад, 

Надо прыгать из засад.

Я не понял, что за «мяу» –

Все «мияу» говорят.

 

– Нет, «мияу» – это бред,

«Мяу» говорил мой дед,

Видно, глупому «мияу»

Научил тебя сосед.

 

– Вот и нет!

– А вот, и да!

Стали спорить два кота

– Мяу-мяу!

– Нет, мияу! 

Ваше «мяу» – ерунда.

 

– Вот и да!

– А вот и нет!

– Мяу – правильный ответ!

Нечего кряхтеть «мияу»,

Ведь тебе не сотня лет.

 

Так мышонку повезло,

Перессорились назло

Два упрямца, и смеялось

Над котами все село. 

 

ЛЕСНОЙ МАЛЬЧИК

Лесной человек жил в ущелье Темрез,

Единственным глазом оглядывал лес,

В мохнатой груди – кость, как острый топор,

А рядом мохнатый сынишка – Хансор.

 

Хансор, если честно, боялся воды,

А грязным ходить – далеко ль до беды.

Не зря его мать сокрушалась, и вот,

Заплакал Хансор – разболелся живот.

 

С ним папа и мама рыдали всю ночь – 

Жалели ребенка, не в силах помочь.

Кто сможет тяжелую хворь одолеть?

И тут к ним пришел косолапый медведь.

 

- Послушай рассказ мой, Лесной Человек.

За лесом – семь гор, между ними – семь рек.

Там остров далекий, а к острову – брод,

На острове яблоня в чаще растет.

 

Отведает мальчик волшебных плодов,

И будет, как прежде, – силен и здоров,

Но, знайте, что путь непростой впереди,

Кто сможет опасной дорогой пройти?

 

Тут выскочил заяц:

- Мне все – нипочем!

Я бегаю быстро, а чащи – мой дом.

Найти вашу яблоню – труд небольшой

Люблю я Хансора – он мне не чужой.

 

И белка вмешалась:

- Какая беда?

Я с ветки на ветку кочую всегда,

До вечера яблоко будет у вас,

И слезы не станут сочиться из глаз.

 

Звериного спора не выдержал лис:

- Я с радостью выполню всякий каприз.

Вскочил, разошелся, дал волю словам,

И долго-предолго хвалил себя сам.

 

- С дорогой не справится лис-балабол – 

Мне нужно лететь, – отозвался орел, –

Легко заблудиться в горах и в лесу.

Волшебные яблоки я принесу.

 

Тем временем мальчик, держась за живот,

Кричит и пугает звериный народ,

Заплакали барсы с детьми там и тут      

И лев с носорогом на пару ревут.

 

Один лишь кабан веселится тайком – 

Все грязные лужи он знает кругом.

За дело неряха-Хансор получил,

К чему горевать и валиться без сил.

 

Тяжелые крылья по кругу прошлись,

Измерил орел поднебесную высь

Усталый на ветку присел с высоты,

И в лапы медведю он отдал плоды.

 

И красное яблоко мудрый медведь

Дал в руку ребенку, чтоб хворь одолеть,

Хансор проглотил лишь кусочек плода,

И прочь убежала болезнь навсегда.

 

Сверкая единственным глазом Хансор

С постели вскочил, и вприпрыжку – во двор,

И звери лесные веселой гурьбой

Хорошую новость несли за собой.

 

Он знал лишь два слова: «аху» и «уху»,

У всех были эти слова на слуху,

Но что означают «уху» и «аху»

Не скажет никто, да и я не смогу. 

 

НЕВОСПИТАННАЯ МЫШКА

 

Мышка воспитана плохо у нас

Нету житья от мышиных проказ.

Ночью таскает без спроса сырок,

Снизу погрызла открытый мешок.

 

Ноту пищит в своей песне не ту,

Чтоб досадить музыканту-коту.

 

Звуков фальшивых не выдержал кот:

Мышку – подмышку и в школу несет,

 

Чтобы своим благородным примером

Музыке там обучать и манерам.

 

Чтобы по нотам играла на скрипке,

Чтобы умела пищать без ошибки.

 

____________________________________________________

© Мурадин Ольмезов (стихи), Александр Пряжников (перевод с балкарского языка)

 Мурадин Муссаевич Ольмезов – балкарский поэт, прозаик, драматург, переводчикРодился 20 марта 1949 г. в с. Эрназар Талды-Курганской области Казахской ССР, куда его семья была депортирована в 1944 году. После реабилитации балкарцев в 1958 г. переехал вместе с семьей на родину, в Кабардино-Балкарию. Окончил Литературный институт им. Горького в Москве. Живёт в Нальчике. (Википедия)

Белая ворона. Сонеты и октавы
Подборка из девяти сонетов. сочиненных автором с декабря 2022 по январь 2023 г.
Чичибабин (Полушин) Борис Алексеевич
Статья о знаменитом советском писателе, трудной его судьбе и особенностяхтворчества.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum