Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мировая экономика тормозит, но едет
Прогнозы Организации экономического сотрудничества и развития на 2023-2024 годы
№12
(402)
01.12.2022
Коммуникации
Деонтология журналистики как сфера научного знания
(№9 [399] 05.09.2022)
Автор: Галина Лазутина
Галина  Лазутина

Круг деонтологических представлений, с лёгкой руки английского философа Иеремии Бентама [1], начал формироваться в рамках этики как науки о морали. Он был результатом поиска истоков счастья человека и человечества, а истоки счастья связывались для исследователя с приносимой пользой, осознававшейся как должное для отношений людей. Должное и оказалось ключевым понятием деонтологии. Её стали понимать как область этики, которая концентрирует внимание на изучении должного.

      Однако процесс развития научной мысли пошёл таким образом, что к концу ХХ века стало отчётливо видно: должное – это феномен, который связан не только с моральными отношениями в обществе. И проявляет себя должное не только через внутренние предписания личности, вытекающие, согласно Иммануилу Канту [2], из априорно данного человеку нравственного закона. Оно обнаруживает свою суть и через систему нормативов самого разного свойства, вырабатываемых обществом в ходе его истории как ответ на проблемы, которые ставит жизнь. Их, эти нормативы, начиная от правил техники безопасности и кончая статьями Гражданского, Налогового, Жилищного, Уголовного и прочих многочисленных кодексов, не просто освоить, но жизненно важно соблюдать. 

Что обусловило появление таких нормативов? Почему необходимо считаться с ними? Чем определяется их действие?  Вопросы подобного рода встали перед деонтологией как одна из актуальных задач дня и вызвали заметный рост общественного интереса к поисковым усилиям исследователей, стимулируя движение научной мысли и за границы этики. 

1. К определению понятий «деонтология», «должное», «долг»

Прежде всего, необходимо заметить: при всей справедливости сказанного, в нашей стране деонтология переживает всего лишь период становления. Тому есть историческое объяснение. Советское государство отторгло эту область науки как «наследие буржуазии». В широкое употребление российских учёных понятие «деонтология» вошло сравнительно недавно. Исключение составляет словосочетание «медицинская деонтология»: оно в ходу много лет, но применяли его обычно в узкой трактовке – как правила отношения врача к больному. 

Сейчас понятие «деонтология» используется не только в медицине, но и в других науках, рассматривающих различные аспекты функционирования системы «человек-человек». Тем не менее мы все еще сталкиваемся с разночтениями этого слова: для одних деонтология - по-прежнему теория морали, для других – просто свод указаний о том, что можно делать и чего нельзя, для третьих – жёсткие предписания долга, для четвёртых – нечто, неразрывно связанное с жизнью и предписывающее живому, как жить. Все эти толкования возникли не без причин, но разобраться в них не так-то просто. 

 Определяя сегодня понятие «деонтология», логично исходить из  представления о ней, складывающегося в наши дни: это область знания, которая изучает системные объекты действительности, обладающие функциональной целостностью и способностью к саморегуляции, к саморазвитию, причем - в аспекте их основных закономерностей. Такие объекты рассматриваются как образования кибернетического типа. Человек и общество, по выводам кибернетики, относятся к их числу [3]. Основания для подобной трактовки состоят в следующем.

То обстоятельство, что все образования живого мира отличаются целостностью, является фактом науки. Ещё один научный факт состоит в том, что такие образования обладают свойствами, которые превращают их в саморазвивающиеся системы. Объяснение этому заключается в том, что между частями, составляющими образование, существует информационная связь причинно-следственного характера, которая обладает управляющим началом. Она сообщает частям образования способность выполнять функции, соответствующие их причинно-следственной зависимости. Тем самым отдельные части образования оказываются его взаимозависимыми элементами. В данном образовании устанавливается определённый порядок осуществления функций и возникают определённые отношения. Их можно охарактеризовать как отношения долженствования, поскольку они с непреложностью ведут к соблюдению сложившегося порядка и делают его устойчивым, обязательным. Получается, что отдельные части образования, становясь его взаимосвязанными элементами, начинают выполнять запрограммированную, организованную работу и тем самым проявляют себя как система [4]. Она обретает своеобразие функционирования, своеобразие развития - свою уникальность. Иначе говоря, становится сама собой.

Таков принцип функционирования растений и животных. Таков принцип жизни человека. На том же строится деятельность общества, хотя в ней и возникает определённая специфика. Но самое примечательное состоит в том, как проявляется в этих случаях объединяющее начало информации - её управляющая сила, способная направлять взаимодействие частей живой системы. 

Мы не будем останавливаться на том, какие материальные процессы выступают в качестве носителей информации – это проблемы исследователей другого профиля. Но обязательно следует иметь в виду, что, согласно данным науки, такие материальные процессы существуют. Они дают основания для серьёзных заключений. 

Одно из таких заключений ведёт к утверждению, что управляющая сила информации проявляется в виде воздействия на элементы любого образования той информационной программы генного или социального типа, которая передается по наследству и предписывает этому образованию соответствующее движение. В нормальных обстоятельствах такое воздействие обязательно обнаруживает себя как реальный процесс функционирования системы. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно бросить внимательный взгляд вокруг. 

Обратим внимание на слова «в нормальных обстоятельствах».  Это очень существенно: если нет дождей, растения гибнут; если меняется по каким-то причинам климат, - вымирают целые популяции животных. Если экономика государства приходит в упадок, – в стране растёт нищета и смертность. Отсюда следует обязательный вывод: система может существовать только в определённых, соответствующих её потребностям условиях. 

Исследования показывают, что такие условия образуют два относительно самостоятельных ряда: внешние для системы (погода, климат, экономика) и внутренние, неразрывно связанные с её строением. Обязательная реализация заданной информационной программы и есть одно из внутренних условий существования системы. Оно обеспечивается тем, что сложившиеся в ней отношения долженствования обладают устойчивостью, которая сообщает всем их проявлениям закономерный характер. В совокупности эти закономерности действуют как механизм осуществления отношений долженствования.

Однако тот факт, что элементы системы выполняют в ней разные функции, убедительно говорит о наличии отличий и в закономерностях, которые их направляют. Надо полагать, что именно этими отличиями вызвана своеобразная «специализация» закономерностей, нацеленных на выполнение той или иной функции. Это с неизбежностью ведёт к дифференциации отношений долженствования, объединяющих все закономерности системы. В отношениях долженствования возникают отдельные ветви закономерностей и определяются соответствующие зоны их действия. С каждой такой зоной связаны определённые закономерности и выполнение определённых функций.  Именно потому волки из года в год охотятся на зайцев, человек ходит на двух ногах, именно потому на свет появляются дети, а старики с неизбежностью умирают.

Для субъекта познания эти зоны исследуемого объекта представляют собой те участки отношений долженствования, где сосредоточены закономерные процессы разной направленности. Отношения долженствования одновременно обеспечивают и целостность системы, и эти разнонаправленные закономерные процессы, заявляющие о себе как обязательные, как должные быть во что бы то ни стало. В совокупности эти разнонаправленные закономерности, приводимые в действие отношениями долженствования, и есть тот фактор, которым определяется бытие любой живой системы – её предназначение в мироздании и пути реализации этого предназначения. Судя по всему, именно в этом следует искать смысл понятия «должное», введённого в научный обиход Бентамом. 

 В отечественных исследованиях одним из первых охарактеризовал  должное  как нечто «необходимое, верное по сути, а не по регламенту, то, без чего жизнь утратит порядок и вектор развития», профессор С.Г. Корконосенко, подчеркнувший, заметим, что деонтология «способна дать исследователям ключ к ответам на коренные вопросы, которые либо с трудом поддаются решению в других координатах, либо совсем не имеют решения» [5]. 

Исходя из сказанного, представляется необходимым добавить конкретности рассмотренному нами представлению о деонтологии. Сущность этого понятия   может быть выражена следующим образом: деонтология есть  сфера научного знания, предметом изучения которой являются отношения долженствования в целостных системах природного и социального характера, определяющие не только взаимозависимость и взаимодействие их элементов, но и  зоны их должного, подлежащие реализации. Таким образом, должное выступает как производное от отношений долженствования: его образуют закономерности, входящие в данные зоны. 

Следуя этой мысли, можно считать должным для деятельности любого вида то, что задается присущими ей по рождению имманентными объективно складывающимися закономерностями. Для человека и общества они выступают как объект познания, открывая возможность следовать им и, тем самым, регламентировать произвольное человеческое вмешательство в процесс развития данного рода деятельности. 

Заметим, что в обиходе понятие «должное» нередко неоправданно отождествляется с понятием «долг».  Думается, это не правомерно. Для И. Бентама в его время не было необходимости строго различать смысл двух данных однокоренных слов. Их объединяло его учение о деонтологии как теории нравственности, относящееся только к типу социальных систем, представленных человеческим обществом. Понятие «должное» в тот период не осознавалось как характеристика всех живых систем. Между тем именно в этом заключен его основной смысл. Он становится очевидным, когда осознаешь, что возникновение человечества неразрывно связано с появлением нового типа отношений между живым организмом и средой. Эти отношения обрели форму целенаправленного субъектно-объектного взаимодействия, опосредованного специальными орудиями. Лицом, начинающим такое взаимодействие, т. е. его субъектом, выступил человек. Окружающая его среда стала играть роль объекта, на который направлены усилия человека. Говоря точнее, это был объект совокупный – так же, впрочем, как и субъект. Но если в качестве совокупного субъекта всегда выступал человек, только во множественном числе (люди, человечество, общество), то совокупный объект состоял из самых разных природных образований - множества конкретных предметов. Среди них были живые и неживые, но все их объединяла общая черта. В процессе взаимодействия с человеком они играли одну роль - противостояли субъекту в качестве объекта, на котором тот сосредотачивал внимание. Это разделение ролей и привело в конце концов к возникновению разного значения понятий «долг» и «должное». 

 Понятие «долг» человеческая мысль неразрывно связала с ролью субъекта. На языках разных народов оно воспринимается одинаково: как обозначение тех внутренних установок, которые повелевают человеку в определённых обстоятельствах вести себя так – и только так, потому что это важно для отношений с окружающими.  Он добровольно подчиняется такой необходимости - либо в силу высшей справедливости, которую в ней чувствует, либо в силу могущества тех, кто её провозглашает. Как говорил Бентам, «cознание долга, привязывающее человека к его обязательствам, есть не что иное, как сознание высшего интереса, который одерживает в нем верх над интересом низшего порядка» [6]. Таким образом, долг есть характеристика побуждений человека как субъекта взаимодействия с окружающим миром. 

Должное – категория иного порядка. Это характеристика каждого из предметов реальности, с помощью которой человек обозначает их суть – открывшиеся ему закономерности, определяющие существование и функционирование предмета. Они присущи ему от природы.  Они делают предмет самим собой, отличающимся от других, занимающим в мироздании особое место. В этих закономерностях – причина многообразия мира. Вместе с тем их наличие определяет его целостность, его единство. 

Человек в своём бытийном качестве – тоже предмет реального мира и тоже обязан своим своеобразием имманентным закономерностям. Но изначально эти скрытые пружины бытия ему не известны. Они         становятся для него загадкой, превращают предмет в носителя загадки и тем самым делают его для субъекта объектом взаимодействия – причём особого его вида, известного нам как познание. Сущность познания в данном случае объясняется тем, что взаимодействие направлено на получение субъектом информации о себе как об объекте. Степень адекватности ее зависит от многих факторов, но прежде всего – от тех познавательных возможностей, которыми наделён человек в текущий момент. 

Из сказанного следует: если понятие «долг» соотносится с понятием «субъект» и несёт в себе объяснение мотивов поведения человека как субъекта, то понятие «должное» соотносится с понятием «объект» и обозначает присущие объекту имманентные закономерности, о которых мы уже говорили и которые могут открыться ему только в результате познания.

Представление о закономерностях предметов существующего мира оказывается для людей трудно достижимой целью их познавательных усилий. Движение к знанию сопровождается спорами, преодолением заблуждений, погружением в новые заблуждения, драматическими, а порой и трагическими ситуациями в судьбах учёных. Но человечество не может сойти с этого пути: он предопределён собственным должным человека как мыслящего и созидающего существа, которым он обречен был стать.  

В соответствии с ростом разрешающих возможностей человека, на каждом историческом этапе законы объективного мира открывают ему свои новые аспекты, и он уточняет добытое предшествующими поколениями знание о должном реальных предметов, получая возможность совершенствовать взаимодействие с ними. Потому деонтология – и это её особенность – сфера знания вечно живая, развивающаяся, не только меняющаяся во времени в зависимости от уровня проникновения человеческой мысли в закономерности существующего мира, но и меняющая взаимодействие человека с ним.   

2. Отношения долженствования в журналистике

А теперь зададимся вопросом: можно ли относить журналистику к классу систем, которыми занимается деонтология? Если говорить о ней как о деятельности, - безусловно. Как и любой другой вид деятельности, она входит в систему социальной деятельности - особой формы активности живой материи. Особенности социальной деятельности определяются тем, что она построена на субъектно-объектных отношениях, которые ведут к производству продуктов вещественно-энергетической или информационной природы. Журналистика производит продукты информационной природы – журналистские тексты и организованные массовые информационные потоки. Создание этих продуктов принято рассматривать как её общественную обязанность, интегральную функцию, с помощью которой она реализует своё предназначение в обществе, т. е. себя как особую разновидность социальной деятельности, имеющей системный характер и обладающей целостностью. Происходит это, как мы уже выяснили, благодаря тому что функционирование её протекает в виде взаимодействия элементов, определяемого отношениями долженствования. Уже поэтому её можно уверенно отнести к классу систем, изучением которых занимается деонтология. 

Существует для этого и ещё одно основание. Как все социальные   образования, журналистика включена в структуру общества, выступающего в качестве совокупного субъекта социальной деятельности. Объединённая с обществом закономерными связями, журналистика оказывается одним из социальных институтов, функционирование которых обусловлено тем, что они являются взаимосвязанными, взаимозависимыми элементами общественной структуры. Они осуществляют согласованную работу, благодаря которой общество существует как целое. Следовательно, и тут действуют отношения долженствования. Таким образом, обнаруживается ещё один аспект специфики журналистики, позволяющий отнести её к классу систем, изучаемых деонтологией. 

Так что мы имеем полное право считать деонтологию журналистики разделом науки о журналистике, который изучает зоны отношений долженствования, формирующие совокупность закономерностей, действующих как должное журналистики и тем определяющих её специфику.

Однако при этом необходимо постоянно иметь в виду: журналистика – система социальная, а это значит, что она обладает свойствами, которые не только сближают ее с другими живыми системами, но и придают ей особенности. Ключевым элементом здесь является человек – существо, по рождению наделённое свободой воли и потому способное к поведению, выходящему за рамки, обусловленные детерминантной программой.  Да, она передается ему через генетическую память организма, но его поведение не исчерпывается ею. Социальные системы примечательны тем, что в них создаются новые информационные программы, которые характеризует принципиально иной механизм действия. Они передаются через внешнюю для организма среду – их транслятором становится культура общества, способная выполнять функции «внешней памяти». Воздействие этих программ на элементы системы не может быть непосредственным и безусловным хотя бы потому, что в них участвует человек. Философы специально подчёркивают, что «именно мышление создает важнейшую этологическую особенность человека – способность к нестандартному поведению в нестандартной ситуации, которая основана на расчете поведенческих альтернатив и свободном выборе между ними». Это означает, что в данном случае идет речь «о принятии решений, т. е. способности управлять своими действиями, которая присуща людям и отсутствует у биологических организмов, регулирующих свое поведение, но не управляющих им [7]».

Данное обстоятельство оказывается значимым для журналистики в любой её ипостаси. И как особый вид деятельности, и как социальный институт она опирается на человека и в той или иной степени зависит от его волеизъявления. Это приводит к тому, что её реальное функционирование не полностью совпадает с должным, предписываемым её закономерностями. Между существованием журналистики в реальных обстоятельствах и закономерностями, которым она должна быть подвластна, неизбежно возникает зазор, искажающий её функционирование. Он то ослабевает, то усиливается, но всегда существует, поскольку является одним из проявлений противоречия журналистики, выступающего как движущая сила её развития [8].  Как всякое противоречие, оно периодически достигает кульминации и начинает угрожать процессу журналистской деятельности полной дестабилизацией. Тогда в журналистике возникает кризис, ощущаемый всем обществом, так как оно начинает испытывать дефицит надёжного информационного обеспечения, потребного для его устойчивого существования.  Осознают или не осознают люди причины происходящего, - влияние кризиса они ощущают всегда. 

В соответствии с достаточно высоким уровнем цивилизационного развития, достигнутым нашим обществом, в подобной ситуации в нём неизбежно начинает формироваться запрос на знание, которое может стать одним из факторов разрешения назревшего кризиса. Исходной формой такого знания оказывается представление о должном журналистики, формирующееся в условиях текущего дня. Являя собой продукт опережающего отражения действительности [9], оно содержит информацию о складывающихся условиях, но при этом несёт в себе и модель (образец, схему) закономерностей, определяющих оптимальное функционирование журналистики. Таким образом, получается, что новое знание должно взять на себя ту самую функцию, которую обычно – и это уже зафиксировано учёными – выполняет в социальных системах идеал. 

Категория «идеал» не является новой. Значение идеала как действенного фактора развития общественных систем обосновал еще И. Кант. Взгляд на 

идеал как концентрацию должного для отображаемого в нем объекта берёт начало именно из его концепций. «Как идея дает правила, так идеал служит ...  прообразом для полного определения своих копий; и у нас нет иного мерила для наших поступков, кроме поведения этого божественного человека в нас, с которым мы сравниваем себя, оцениваем себя и благодаря этому исправляемся, никогда, однако, не будучи в состоянии сравняться с ним», - писал он, давая тем самым нам основание понимать идеал как образец, позволяющий оценивать реальность, исходя из представлений о должном [2]. 

Однако надежное выявление должного, т. е. способность определить, в чем именно состоят закономерные процессы функционирования и развития того или иного объекта, до сих пор для учёных во многом остается проблемой. Как правило, найти ответ не получается в тех случаях, когда идеал сконструирован произвольно и не соответствует имманентным закономерностям объекта. В таких ситуациях не удается осуществить задачу, для которой идеал предназначен. Жизнь показывает, что, вопреки распространенному утверждению, согласно которому практика есть критерий истины, в реальности так бывает далеко не всегда: «Практика становится критерием истины только в том случае, когда она совпадает с должным»[10]. Вот почему человеку и человечеству необходим идеал, несущий в себе должное – результат познания объективных закономерностей, достигнутый на том или ином этапе цивилизационного развития.

Летопись земной цивилизации хранит немало примеров, когда ложный, ошибочно сконструированный идеал создавал тупиковые ситуации на пути эволюции. В сущности, история утопий, производившихся мыслителями разных стран, есть история идеальных конструкций, построенных на умозаключениях, спровоцированных заблуждениями. Но этап заблуждения, к сожалению, – неизбежный момент в развитии научной мысли. Окружающий мир открывает человеку свои внутренние законы не сразу и не до конца. «Территория заблуждений» – неминуемое препятствие на пути к истине. Чтобы поступательное движение науки в любой ее отрасли было стабильным, требуется периодический аудит накопленных на тот или иной момент данных, нацеленный на освобождение от заблуждений [11].

Для науки о журналистике в этом плане исключения нет. Она тоже нуждается в постоянном анализе сложившихся представлений. Сегодня, когда стала очевидной неизбежность рассогласования процессов реальной жизни и представлений о должном, становится столь же очевидной необходимость постоянно сокращать существующий между ними разрыв. Но для этого требуется надёжная точка отсчёта. Как следует из вышесказанного, в таком качестве и может выступить идеальная модель, если она сформирована в соответствии с уровнем современных данных о должном журналистики. Будучи эталоном при оценке происходящего, она способна помочь   отрегулировать стихийные процессы взаимодействия должного и реального, а значит - вывести реальную практику на более высокий уровень. 

В очередной раз может возникнуть вопрос: зачем требуется такой аспект рассмотрения деонтологических проблем журналистики? Каков практический смысл подобного знания? Ответом могут служить суждения о том, почему нужна деонтология журналистики как особая научная дисциплина: 

– её назначение в том, чтобы вырабатывать знание, которое становится основанием идеальной модели журналистики;

– она отвечает за надёжность и эффективность данной модели; 

– практический смысл её в том, чтобы сокращать неизбежный разрыв между должным журналистики  и её реальной практикой, гармонизируя их взаимодействие. 

Условием, при котором деонтология журналистики может выполнить эту свою роль, является знание закономерностей её функционирования и развития, понимаемых как должное этого рода деятельности. На основе принципов системного подхода к изучению явлений окружающего нас мира можно выявить по меньшей мере три ряда таких закономерностей.

 Во-первых, как всякий элемент в системе, журналистика в обществе закономерно должна выполнять свои функции – задачи, которые вызвали ее к жизни, определили ее смысл и проявили тенденцию обогащать его по мере развития общественных потребностей. Тем самым оказывается, что ключевой фрагмент должного для журналистики, определяемый ее закономерностями,  – предназначение этого вида деятельности в общественной жизни и тот состав функций, через которые оно может реализоваться.  

Автору этих строк уже приходилось писать о том, как связаны предназначение и функции журналистики [12]. Однако имеет смысл напомнить, что фактором, которым определяется данная связь, являются общественные потребности. Для того, чтобы сделать это очевидным, была разработана таблица, которую целесообразно в данном случае повторить (см. табл. 1).

Таблица 1

От потребностей общества – к функциям СМИ

Информационные потребности
общества

Обязанности журналистики
как творческой деятельности

Функции журналистики
как социального института

 

Своевременно получать данные об изменениях действительности

Создавать новостные и аналитические
тексты по поводу изменений
действительности («информационный повод»)

Оперативное
информирование
об изменениях
действительности

Получать данные, необходимые
для обновления массового сознания с сохранением нужного уровня его общезначимости

Насыщать массовое сознание
общедоступными текстами,
воспроизводящими новые знания, нормы
и ценности в контексте существующих

Содействие интеграции
и развитию общества

Получать данные, необходимые
для самоопределения
 общественного мнения

Насыщать информационные каналы общества текстами, несущими в себе
мнения граждан об актуальных
 ситуациях действительности

Содействие самоопределению общественного мнения как оперативной программы адаптации системы
к изменившимся обстоятельствам

Получать данные
о деятельности
институтов управления
общественной жизнью

Создавать тексты, отражающие
деятельность институтов управления
и разъясняющие их решения

Содействие организации
управления
общественной жизнью

Получать данные
о моделях поведения,
желательных
и нежелательных
в сложившихся условиях

Насыщать информационные
каналы ценностно
ориентирующими текстами 

Содействие ценностной
ориентации граждан

Получать данные
о межгрупповых контактах,
необходимых
для взаимодействия
в обществе

Создавать тексты, несущие в себе опыт межгруппового взаимодействия

Содействие укреплению
в обществе межгрупповых
контактов

Получать данные
о средствах
решения проблем делового
и личного характера

 

Создавать тексты об опыте решения
проблем, насыщать информационные
каналы рекламно-справочными текстами

Содействие гражданам
в решении проблем
делового и личного
характера

 

Получать информацию,
 позволяющую человеку восстанавливать своё
психофизическое состояние

Насыщать информационные каналы произведениями, обладающими
высоким потенциалом релаксации

Поддержание психофизического состояния граждан в качестве, необходимом
для продуктивной жизнедеятельности.

Анализируя таблицу, нетрудно сделать вывод, что предназначение журналистики заключается в том, чтобы содействовать устойчивости и развитию общества, обеспечивая удовлетворение его информационных потребностей путём реализации системы функций. В этом и состоит её должное, задаваемое данной ветвью закономерностей.

Вторая ветвь закономерностей обнаруживает себя тем, что журналистика является одним из видов социальной деятельности и непосредственно входит в такую ее сферу, как информационное производство. Это значит, что выполняет свои функции она только одним путем - через создание информационных продуктов, необходимость которых для общества вызвала ее к жизни. Тем самым предопределилось их ключевое свойство – адекватное отражение действительных событий. Оно и стало для журналистики признаком ее функциональности или дисфункциональности. Этот признак лег в основу отношения общества к ней: либо она рассматривается как источник правдивых сообщений и потому пользуется доверием, авторитетом и экономической поддержкой, либо перестает играть в обществе прогрессивную роль. Таким образом нам открывается еще один компонент должного для журналистики: характер ее продукции, обусловленный необходимостью отвечать требованиям, задаваемым второй ветвью закономерностей [13]. 

Третья ветвь закономерностей ориентирована на зону отношений долженствования, назначение которой состоит в обеспечении нормальных условий функционирования журналистики как социального института. Дело в том, что функционирование, являя собой для журналистики базовый процесс, протекает как целенаправленное взаимодействие с внутренней и внешней средой [14] и может быть результативным только в одном случае: если обстоятельства благоприятствуют такому взаимодействию, не создают для него помех. Иначе говоря, дело именно в том, чтобы закономерности этой ветви вели к данному результату, выступая как должное для взаимодействия журналистики со средой. При этом нужно иметь в виду, что структура должного в данном случае включает в себя обе разновидности условий – и внешние, и внутренние (см. табл. 2).

Таблица 2

Условия функционирования журналистики 

Внутренние условия

Внешние условия

Материально-техническая база медиа

Борьба за свободу и независимость медиа от государственной власти

Профессионализм журналистского корпуса

Борьба за лояльность аудитории повышением уровня функционирования медиа и качества контента

Менеджмент и работа сотрудников аппарата

Борьба за обеспечение экономической независимости медиа

Подготовка журналистских кадров

Наличие необходимой инфраструктуры в сфере коммуникаций и в сфере образования 

Как видим, все закономерности, о которых шла речь в данном разделе, есть закономерности социальной системы; они характеризуют отношения долженствования подобных систем. Совокупным субъектом любой из них являются люди; между ними существуют многообразные связи, которые принято обозначать понятием «социальные отношения». Фактически социальные отношения являются способом существования совокупного субъекта таких систем. Четкие формулировки определений на этот счет не встречаются, однако социологи обычно представляют социальные отношения в виде набора классификаций.  С одним из вариантов подобной классификации можно познакомиться с помощью следующей схемы (она получила достаточно широкое распространение): 

Нажмите, чтобы увеличить.
 

 [15].

Если принять эту классификацию как рабочий инструмент и попытаться соотнести ее с теми зонами должного журналистики, о которых шла речь, возникает устойчивое понимание того, что далеко не все из этих зон правомерно рассматривать в рамках моральных отношений. Скажем, обе разновидности условий функционирования журналистики как социального института никак не могут быть обеспечены только закономерностями, действующими на основе морали. Уже данный пример заставляет думать, что замыкать предмет деонтологии журналистики на исследовании ее этических начал ошибочно – в той же мере, в какой ошибочно ограничивать этикой предмет общей деонтологии. По всей вероятности, предмет деонтологии в любом случае должен включать в себя все зоны закономерностей, через которые реализуют себя отношения долженствования в социальных системах, даже если зона должного оказывается сопряженной с общественными отношениями разных типов.

Таким образом, требуется подчеркнуть: деонтология – не синоним этики. Это самостоятельная область знания, исследующая отношения долженствования в живых системах, в том числе – социальных, в том числе – представленных конкретными видами деятельности: журналистикой, медициной, педагогикой, юриспруденцией и т. д.  Таков наш вывод на данный момент.

Для того, чтобы установить, с какими именно общественными отношениями связан тот или иной сегмент должного журналистики, требуется специальное исследование. Это представляется для исследователя задачей следующего этапа.

Литература:

  1. См.: Левенсон П.Я. Иеремия Бентам. Его жизнь и общественная деятельность. – М.-Томск, изд-во «НАТЕ-ТомСувенир», 2013. – 192 с.

2.  Кант И. Критика практического разума. СПб.: 1995. - 528 с.

3. См.:Винер Н. Кибернетика и общество. М.: Изд-во иностр. .лит., 1958. – 200 с.; Клаус Г. Кибернетика и общество. М.: Прогресс, 1967. – 432 с&

4. Юдин Э. Г. Методология. Системность. Деяиельность. – М.: Эдиториал УРСС, 1997. – 444 с

5. Корконосенко С.Г. Теория журналистики: моделирование и применение. – М.:2010. – С.115.

6. Бентам И. Афоризмы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: 

7. Момджян К.Х. Процесс принятия решений и его место в деятельности людей //Пространство и время. 2015, вып. 2, т.9, с.25-37.

8. Лазутина Г.В. Ведущее противоречие журналистики в условиях современной России как научная проблема: к разработке проекта исследования // Вестн. Моск. ун-та. серия 10. Журналистика. №5. 2015. - С. 108-116.

9. Анохин П.К. Опережающее отражение действительности // Вопросы философии. 1962. №6. – С.97-109.

10. Лазутина Г.В., ред.. Журналистика в информационном поле современной России: должное и реальное. Монография, 2-е изд., испр. и доп.  – М.: Аспект Пресс, 2019. – С. 114.

11. Панкеев И.А., Тимофеев А.А. Научное произведение в аспекте деонтологии // Научно-техническая информация. Серия Организация и методика информационной работы, 2018. № 12. С. 1-7.

12. Лазутина,  ред. Указ соч. – С.109, 108.

13. Сидоров В. А. Журналистский текст и социальная действительность: познание, отражение, преобразование // Социология журналистики. М.: Аспект Пресс, 2004. С. 90−109;    Чевозерова Г.В. Проблемы познания в журналистике. Достоверность журналистской информации // Медиаскоп. 2016. Вып. 1. Режим доступа: http://mediascope.ru/?q=node/2090

14. Осипов Г.В., ред. Социологический энциклопедический словарь. – М.:1998. - С. 338.

15. Презентация. Общественные отношения. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://yandex.ru/search/?text=0013-013-Dukhovnye-obschestvennyeotnoshenija&clid...

__________________________

©️ Лазутина Галина Викторовна

Ранее опубликовано: «Социально-гуманитарные знания», №8, 2019. С. 202-219.


Мегалиты Тартесса
Статья из истории древнейшей цивилизации (около 8 тыс лет) – мегалитической, состоящей из стоячих камней – мег...
Любовные Пенаты Ильи Ефимовича Репина
Рассказ о любви в жизни великого русского художника Ильи Ефимовича Репина.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum