Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Обращение к читателям
Обращение главного редактора к читателям журнала Relga.
№05
(407)
21.07.2023
Творчество
100 «битков» с того света. Иронический детектив - 6
(№1 [403] 01.01.2023)
Автор: Юрий Москаленко
Юрий Москаленко

Продолжение. Начало см.: В №398 от 1.08.2022 , №399 от 5.09.2022, 400 от 1.10.2022, 401 от 1.11.2022 и 402 от 1.12.2022

…Но, однако, нужно было возвращать в наш мир этих отнюдь двух отнюдь не архангелов.

Евгения Михайловна достала пузырёк с нашатырным спиртом и поочередно поднесла его попеременно к ноздрям Толяна и Алексея Степановича.

Их дёрнуло так, будто они босой ступнёй наступили на высоковольтный провод. 

Зрачки их глаз расширились, распахивая веки.

– Что это было? – выдохнул Толян…

– Где это я? – изумился Степаныч.

– Где-где? в Воркуте! – засмеялась тётушка. – Выходи строиться!

– А можно три капельки на опохмелку? – попросил Толян.

– Не нажрался ещё? – хмуро заметил хозяин квартиры.

…А через полчаса, когда «два бойца» постепенно «оклемались», чекист Джейн устроила допрос.

Начала с Толяна.

– Скажи мне, поле из одуванчиков необъятное, – ласково пропела она. – Где ты эти две секс-бомбы подхватил?

Толян задумался.

– В Караганде! Я шёл по супермаркету отовариваться, а тут они, будто двое с ларца одинаковых с лица. Не, ну каков объём! Только чтобы прикрыть талию понадобится два мешка из-под картошки. А грудь?! Красная площадь отдыхает…

– И что они тебе сказали? При знакомстве…

– Пригласили потанцевать, – съязвил Толян. – Конечно, обещали Везувий чувственности, аромат женской страсти, часы остановились в полдень…

– А разве не в полночь? – очнулся Веленгутов.

– Стал бы я ждать до полуночи! – подивился шурин. – Такие пышечки, что голова колесом ушла…

– Давай с самого начала. Не могли же они просто так подойти…

– Конечно, нет! – вспомнил Толян. – Увидели, что я вокруг красной икры трусь. И спросили: «Как вы думаете, это настоящая икра или желатиновая?»

– Что ты мелешь?! – не выдержал Степаныч. – Какая ещё желатиновая икра?

– Поддельная! – с жаром подхватился гость. – Делают обычные катышечки из желатина. Погружают в слабосолёную среду. Потом в оранжевый краситель. Семь рублей за кило тратят, а по две с половиной штуки продают… Жулик на жулике сидит, и жиганом погоняет…

– Стоп, – прервала зарождающуюся ссору тётушка Джейн. – Вопрос в том: случайно ли они оказались рядом? Или пасли?

– Пасли, – голосом не терпящим возражений, заявил Степаныч. – Вы посмотрите в эти честные глаза…

– И что в них можно прочитать? – хмыкнул троюродный брат Суламифи.

– То, что ты уже давно трамвай пропил. Или танк Т-34. Сколько уж говорил: не разговаривай с незнакомками. Или ты считаешь, что все они готовы клюнуть на тебя?!

– Готовы! – взвизгнул Толян.

– А теперь, пьём чай и подводим итоги, – взяла суть разговора в свои руки детективная гостья…

*   *  *

– Они неутешительные. Во-первых, мы не можем с точностью швейцарских часов утверждать, что гурии Толика проявили к нему чисто платонический интерес. Возможно, какое-то заинтересованное лицо установило взаимосвязь между вами, и решило внедрить в квартиру Веленгутова двух своих агентов. Думаю, задачу они получили чёткую: усыпить вас, а потом спокойненько произвести обыск во всех помещениях.

– Не сочиняйте, – решил перейти в наступление Толян. – Вы ещё расскажите, будто этим агентам перед выполнением задания силикон вживили, чтобы я мог окончательно завязнуть в их обаянии. Я локотком зацепился за один выступ у Маечки. Всё по-чесноку, без всякого желе…

– Сам не мели ерунды, – набросился на шурина Степаныч. – Разве у нас мало таких бабёнок, которые за пятьдесят долларов перешурудят не только мою квартиру – приёмную мэра или губернатора…

Тётушка Джейн, не обращая внимания на дружескую перепалку двух воскресших после клофелина приятелей, продолжила свои размышления:

– Во-вторых, этому невидимому «шефу» уже наверняка известно о провале операции «Большая грудь». А значит, он может послать вместо двух перепуганных тёток кого-то покрепче. Они, набивая себе цену, непременно рассказали о том, что доза снотворного, которую они дали, не поможет  привести двух старичков в чувство даже бригаде скорой помощи, медики просто не успеют. Значит в квартире осталась одна сухонькая старушка, чья беспомощность не вызывает сомнений.

Вывод один – сейчас эта квартира подвергнется штурму…

– Не смешите тараканов, – расхохотался гость, – и эту старушенцию придавят, как цыплёнка?

– Тихо, – вцепилась не по-женски сильными пальцами ему в плечо тайный агент. – Слышите, лифт на этаж подъехал…

– Эка, невидаль! И что нам теперь из-за этого покрыться гусиной кожей?

– Да, молчи, балаболка, – одернул его хозяин квартиры. – Кажись, действительно к нам. Гости непрошеные.

– Все в коридор, – распорядилась тётя Джейн. – Там есть шкаф, который можно придвинуть к двери, чтобы её заблокировать.

– Он лёгкий, – возразил Степаныч. – Если мужики крепкие – не выдержит напора.

– А смекалка для чего? Мы разыграем с Алексеем спектакль, а ты, Толик, в это время будешь таскать из библиотеки тяжелые книги и укреплять шкаф.

Страх придал силы. Через десять секунд не такой уж тяжелый мебельный прямоугольник, словно уставший путник, приник к двери…

– И когда ж ты, ирод, уже напьёшься этой водки! – взвизгнула Евгения Михайловна таким фальцетом, что у мужиков чуть уши не заложило, как после ружейного выстрела.

Металлический скрежет в замке – видно злоумышленники уже вставили в него отмычку – тут же замер.

И тут же гостья хватила по боку шкафа скалкой так, что в хлопке было ничуть не меньше децибелов, чем в крике.

– Не бей, ради Бога, не бей! – громко завопил Степаныч. – Знаешь, во сколько мне обошлась вставная челюсть? Полгода пенсии. А о жратве до конца дней позабудем?

– Ещё и баб привёл, кобелина! – не уступала в качестве ора старушка. – А со мной, когда ты в последний раз мужиком был? Еще ребёнок в школе учился! 

– Готов загладить свою вину хоть сейчас, – маралом затрубил Веленгутов.

Услышав последние две фразы, Толян замер с открытым ртом и выпученными по-рачьи глазами. Потом он в сердцах бросил на пол целую стопку книг, которую притащил, чтобы «покормить» шкаф.

– Ах, ты ж, падаль! – заверещал он по-бабьи и тут же звонко залепил Степанычу оплеуху. – То-то моя сестра сомневалась в твоей верности! А ты с этим сморчком, пока ребёнок был в школе, а Суламифь надрывалась с авоськами, возвращаясь с рынка, развлекался…  

Тот не остался в долгу:

– Очумел зараза?! – теперь настала очередь бухгалтерскому кулаку врезаться в челюсть шурину. – Я тебе покажу, как на честного человека руку поднимать!

– Убивают! – истошно заголосила тётушка Джейн и, словно в набат, начала молотить скалкой по косяку двери.

– Заткни свою дуру! – чуть не завыл гость.

– Сейчас тебя скрутят, шелапут, – пронзительно пообещала старушка, – полиция будет здесь через две минуты, они уже свернули с проспекта в наши дворы!

Степаныч с Толяном уже рвали пуговицы на своих сорочках – они летали по всем коридору.

– Прекратите смертоубийство! – потребовала гостья. И чуть тише добавила: «Они не просто ушли – сбежали по лестнице…».

Но легче, наверное, остановить поющего Кобзона. Битва рисковала превратиться в нешуточную.

Евгения Михайловна не стала на кавказский манер бросать белоснежный платок между двух выживших из ума мужиков. Она выскочила в кухню, включила водопроводный кран, набрала в кастрюлю литра два холодной воды и, вернувшись в коридор, окатила ею драчунов.

Они тут же отскочили друг от друга…

– Полегче, мадам! – поёжился Степаныч.

– Ну и мода – чуть что так сразу поливать? – рассердился Толян. – Я и так на работе частенько холодный душ из-за прохудившихся прокладок принимаю…

– Вот завелись, как малыши на эскимо? Почему восстание тараканов одновременно началось сразу в двух головах?

– А как я мог реагировать на то, что вы с этим олухом наставляли рога моей кузине? – изумился водопроводчик. – Должен же кто-то постоять за её честь, пусть и посмертно…

– Покрепче прибивай свою крышу гвоздями, пустобрёх, – хмуро посоветовал владелец жилплощади. – Как я мог изменять Суламифи с тётушкой Джейн? Мы познакомились с нею пару дней назад.

– Вы меня разыгрываете? А кто кричал про ребёнка в школе?

– Мы специально, для грабителей за дверью, чтобы они испугались и убежали…

– Тоже мне, нашли прикол, – нахмурился гость. – Я-то всё воспринял всерьёз, а вы – понарошку. Идёмте хотя бы чайковским жар моей души притушим…

Он шагнул к месту былой трапезы.

 – Степаныч, у тебя случаем обычной водочки не завалялось? Или хотя бы бальзамчика? Дрожь в руках унять. Разволновался я чего-то…

– Перед важным заданием нельзя, – остудила его алкогольный порыв шпиономанка. – Просто чай, и вперёд…

– А что я буду делать? – на лбу Толяна подковкой выгнулась морщина.

– Вы сейчас покинете квартиру и отправитесь в ночной дозор. Внимательно осмотрите все темные углы и подворотни, не притаились ли в них зловещие фигуры. Обычно те, кто собирается на преступление, стараются избегать света.

– Не волнуйтесь, мадам, – в тон Веленгутову ответил работник ЖКХ. – Я ни одного упыря не пропущу. «Всю-то я вселенную объеду…» – неожиданно затянул фальшивым тенорком будущий разведчик.

– Не ломай мои уши, – взмолился Степаныч. – Иди, выполняй поручение. Честно и добросовестно.

– А что мне делать дальше? – поинтересовался филёр, надевая куртку. – Возвращаться для доклада?

– Ни в коем случает, – остановила этот порыв Евгения Михайловна. – Ещё чего доброго на ваших плечах ворвутся в квартиру эти субчики. Тогда нужно будет готовиться к худшему.

Для связи есть мобильный телефон. Но перед тем как начать разговор назовите кодовое слово: 777. Для конспирации.

– Когда мне явиться к вам, мой генерал?

– Я сама вас найду. Мой пароль: скажите, какие батареи отопления надежнее: чугунные или алюминиевые? 

– Кому как, – машинально ответил Толян.

– Это и будет ваш ответ. Давайте, мужички, чуть-чуть отодвиньте шкаф, чтобы лазутчик мог выскользнуть. Но вначале посмотрите в глазок – не дежурит ли кто на лестничной площадке?

За дверью было тихо и пусто…

– Зачем вы решили отправить его? – полюбопытствовал Веленгутов. – С ним нас было три штыка…

– Затем, чтобы провести с вами кое-какие следственные действия. Для этого и нужно было избавиться от лишних глаз.

– Но квартиру обшарили вдоль и поперёк, сразу же после смерти Сёмки. И ничего не обнаружили…

– Я почти уверена, те, кто хотел ворваться сюда, надеются – на тайник полиция не наткнулась. А значит нам нужно хорошенько всё обследовать. Глядишь, и посчастливится приоткрыть укромное местечко…

– У нас в семье никогда ни от кого не было тайн, – возразил Степаныч. – Жили мы ни бедно, ни богато, миллионов не накопили. Что скрывать-то?!

– Не скажите: у женщины, как правило, всегда есть потайные ящички, где она хранит милые сердцу безделушки, или кое-что посущественнее. Если я не ошибаюсь, в последние годы перед уходом из жизни Суламифь не работала?

– Куда ей? Чаще болела.

– И в то время, пока вы сводили дебет с кредитом, она всегда оставалась дома?

– Да. Именно так.

– Её ничто не мешало сделать заначку, утаив это от вас?

– Издеваетесь?! Моя супруга не была краснодеревщиком. К тому же у неё был пространственный кретинизм. 

– Как и у многих из нас. Кстати, некоторые ученые считают, что этим заболеванием страдали и Наполеон с Кутузовым. Две великие армии перед Бородинским сражением едва не разминулись географически…

*   *   *

– Вы хотите сказать, что живи Суламифь 200 с лишним лет назад, она бы равнялась по своему полководческому таланту Наполеону и Кутузову?

– Дорогой мой мальчик, – старая перечница ухватила Степаныча под локоток столь нежно и вложила в тембр своего голоса столько чувственности, что у него поплыла голова. – Уверяю вас, женщина способна на такое, что не каждому мужчине приснится. Вспомним хотя бы еще более древнюю историю: Ясон и сирены, горгона Медуса, которую наши переводчики превратили в Медузу, не говоря уже о Мата Хари, которая для всех мужчин своего окружения была медовой ловушкой.

А если еще ближе – то Юрий Лужков и Елена Батурина, Алла Пугачева и Максим Галкин. Список можно продолжать и продолжать…

Она замолчала на пару секунд, словно оценивая состояние собеседника. А он уже, признаться, клевал носом. То ли такие трепетные, но так и неосуществленные мечты о Маечке и Раечке, то ли клофелин тому виной, но Веленгутов превратился в снулого карася, с лениво подрагивающими плавниками-веками…

– Голубчик, вы не бережёте себя, – проворковала тётушка Джейн, подталкивая сухое и малоподвижное тело к кресло-кровати. – Прикорните на пару минут, расслабьтесь. Позвольте энергии янь наполнить ваше существо. Вот она тихонько пробирается в каждый ваш суставчик, в каждую клеточку, вливая в вас целеустремлённость, активность, огонь, лидерство.

Вы – семя, которое непременно прорастёт…

– Не семя, а Сёма, – выдохнул пожилой мужчина, прежде чем окончательно погрузиться в дремоту…

Перед его глазами поплыли картинки синего неба, изумрудных трав, ромашковое поле, убегающая Суламифь.

«Обрывая лепестки цветка, ты не приобретаешь его красоты…» – словно из поднебесья поплыл чей-то завораживающий голос.

– Кто это сказал? – из последних сил попытался остаться в реальности Веленгутов.

– Рабиндранат Тагор, – рассыпался по лугу серебряный перезвон колокольчиков…

– Тагор, – вздохнул Степаныч и окончательно отключился…

– Утихомирился, – облегчённо вздохнула гостья. – Можно приступать к самому главному.

Если кто думает, что она начала судорожно искать спрятанные сокровища Суламифь, не отходя от кассы в ту же секунду, тот ещё недостаточно изучил тётушку Джейн.

Первым делом старая дама положила на стол большую тетрадку в клеточку, достала линейку, потом гелевую ручку с тонким пером и начала расчерчивать листы. Причем не квадратами, а четырёхугольниками, которые по масштабу были идентичны соотношениям между длиной той или иной стены и её шириной. А уже потом эти прямоугольники разбивались на девять равных частей.

Этим методом «улитки» Евгения Михайловна пользовалась не один год. Он позволял не скакать с места на место, а планомерно обследовать необходимый объект. Четыре прямоугольника означали стены, а пятый – пол, и всё что на нём находится. 

Вначале она решила исследовать комнату супругов, где раньше находилось «семейное гнёздышко» Алексея и Суламифи. 

Перво-наперво шаг за шагом исследовала пол. Под обивкой семейного раскладного дивана сильные пальцы не обнаружили никакой выпуклости или впуклости. Спальное место было нетронуто ни острыми коготками, ни пилкой для их шлифовки.

Прятать сокровища в шкаф тётушка Джейн и сама бы не стала, но на всякий случай с помощью лупы тщательно «проползла» по каждой чёрточке и каждому соединению. 

Как и предполагалось – Суламифь отнюдь не была простушкой. И даже в тёмную пропасть карандашной точилки не спрятала зеленую банкноту с изображением Бенжамина Франклина. 

Впрочем, Евгения Михайловна никуда не спешила. Она ориентировалась на мирное посапывание Степаныча. А тот аккуратненько выдувал концерт № 2 ре-мажор для флейты с оркестром Вольфганга Амадея Моцарта. Бодренький такой маршик в честь того, что утро он всё-таки встретит…

(Продолжение следует)

________________________

© Москаленко Юрий Николаевич

Почти невидимый мир природы – 10
Продолжение серии зарисовок автора с наблюдениями из мира природы, предыдущие опубликованы в №№395-403 Relga.r...
Чичибабин (Полушин) Борис Алексеевич
Статья о знаменитом советском писателе, трудной его судьбе и особенностяхтворчества.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum