Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Общество
Проблемы моделирования политических кампаний муниципального уровня
(№19 [121] 01.12.2005)
Автор: Александр Долгополов
Александр Долгополов
Необходимость анализа проблем моделирования политических, и, в частности, избирательных кампаний муниципального уровня вызвана рядом обстоятельств.

Во-первых, до настоящего времени в научной литературе (кроме социологической) особенности политических кампаний, проводимых на уровне местного самоуправления, практически не рассматривались. Основной фокус внимания исследователей был сосредоточен на избирательных технологиях и политических коммуникациях как самостоятельных инструментах, используемых внутри общественно-политической системы. При этом их дифференциация в зависимости от административного уровня практически не проводилась.

Во-вторых, принятые Федеральные законы № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 18 мая 2005 г. и № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» от 21 июля 2005 г., существенно трансформировали избирательную систему Российской Федерации и четко разделили проходящие в стране выборы в законодательные и представительные органы власти на три типа. В соответствии с данными законодательными актами формирование Государственной Думы (выборы федерального уровня) происходит по пропорциональной системе представительства, формирование региональных законодательных собраний (выборы регионального уровня) – по смешанной системе, представительных органов местного самоуправления (выборы муниципального уровня) – по мажоритарной. Таким образом, к концу 2005 г. представительные институты власти муниципального уровня остались единственной площадкой соревнования политических лидеров, тогда как федеральные и региональные законодательные институты преимущественно стали ареной партийной борьбы.

В-третьих, электоральная практика показывает, что, как правило, во время голосования россияне совершают выбор, исходя из личных симпатий и антипатий к политическим лидерам. В то же время по ряду причин значительная часть избирателей плохо ориентируется в идеологических различиях партий и практически не осведомлена об особенностях их программ. Следовательно, конкретный политический деятель в мировоззренческом континууме россиянина начала XXI века находится намного ближе к его ядру, нежели аморфные партийные образования.

В сложившихся условиях следует ожидать, что города станут наиболее благоприятной средой для проявления и развития политиков, понятных и близких для населения страны. Это, в свою очередь, побудит партийные организации, которые в соответствии с обновленным законодательством могут быть только федеральными, искать поддержки у муниципальных деятелей. Именно таким образом партии смогут обеспечить себе мандаты в законодательных собраниях федерального и регионального уровней, а городские лидеры – перспективы своего дальнейшего карьерного роста.

Усиление регионального интереса партийных образований подтверждается инициативой Государственной Думы внести изменения в процедуру назначения губернаторов. Депутатами было предложено производить назначение высших должностных лиц субъектов федерации по представлению партий.

Перечисленные обстоятельства определяют круг проблем, разрешение которых имеет первоочередное значение для эффективного моделирования и проведения политических, и в частности избирательных кампаний муниципального уровня:

- горожане как специфический субъект политической коммуникации;

- аутентичное городу содержание политической коммуникации;

- методы и каналы осуществления коммуникативных функций политика муниципального уровня;

- особенности политической сферы жизни города.

Все эти проблемы в большей мере могут быть отнесены к области политических коммуникаций. Фактически их разрешение есть попытка ответить на вопросы: с кем, по какому поводу, с помощью каких каналов и средств, в каких обстоятельствах приходится коммуницировать политику городского масштаба для легитимного завоевания и эксплуатации власти, для порождения властных отношений и эффективного управления ими? То есть, рассмотреть реализацию моделей коммуникации, разработанных в теоретических трудах Н. Винера, К. Шеннона и У. Уивера, Г. Лассуэлла, М.Дефлёра и др., в политической практике российских городов.

Сложность изучения коммуникации муниципального уровня заключается в многообразии типов городских округов. На обширной территории Российской Федерации расположены как города федерального значения, так и областные, краевые, национальные центры, промышленные «суперслободы» (по определению В. Глазычева), малые города. Приведенные категории, в свою очередь, на основании различных классификационных признаков могут быть разделены на более мелкие группы. Однако всех их объединяет наличие особой синтетической среды, внутри которой протекают рассматриваемые нами коммуникативные процессы. Для ее обозначения в начале ХХ века в социальной психологии был введен термин - «городская среда».

Определенное время город рассматривался преимущественно как экономическая и производственная единица. Особенно четко данная точка зрения проявлялась в трудах отечественных исследователей советского периода. Город был, прежде всего, индустриальным центром, средоточием рабочих мест и только после этого ареалом обитания. Введенное социальными психологами понятие «городская среда» оказалось шире. В него были включены не только материальные и производственные единицы, но и вообще все объекты, сосредоточенные в конкретном пространственно-временном континууме – городе как системе на определенном этапе ее существования. К таковым отнесли:

- объекты материально-предметного мира, которые окружают человека в повседневной практике;

- объекты социальной, политической и духовной сфер жизни города.

Перечисленные компоненты городской среды, как было доказано в работах К. Линча, В.Л. Глазычева др., оказывают влияние друг на друга, они функционируют в условиях взаимной детерминации. С одной стороны, материальное окружение человека, проецируясь в его сознании, формирует образ актуальной окружающей действительности. Этот образ, в свою очередь, получает проекцию на духовный мир личности. С другой стороны, духовный мир человека, через сформированные ценностно-нормативные и информационно-ориентационные комплексы, отражается в продуцируемом им предметном мире.

В своей совокупности объекты материально-предметного мира и объекты социального, политического и духовного плана составляют специфику целостности городского образования – его интегративные качества. Эти качества отличны от тех, которыми обладают каждый из компонентов по отдельности, а зачастую и противоположны им. Определить их можно как отношение суммы качеств элементов системы к внешним условиям ее функционирования. Более того, рассматривая городскую среду с точки зрения системного анализа, необходимо учитывать и наличие обратного влияния качеств целостной системы на специфику ее составляющих.

Решение сформулированных выше проблем представляется возможным в рамках описанной парадигмы. Городская среда накладывает свой отпечаток и на субъекты политической коммуникации, и на каналы и методы ее осуществления, и, в определенной мере, на ее содержание. Она, как среда бытования, является ключевым признаком, на основании которого мы производимы выделение городского уровня политической коммуникации.

Горожане, как субъект коммуникации, являются сущностной частью городской среды, ее ядром. В своей совокупности они образуют городское сообщество. Сами по себе граждане в большинстве своем являются пассивными реципиентами в коммуникативном процессе. Обратную связь с коммуникаторами они осуществляют преимущественно через реакцию на получаемые сообщения. В то же время городское сообщество способно выступать полноценным фактором, в арсенале которого гораздо больше инструментов и возможностей проявления своей коммуникативной активности.

Под «городским сообществом», вслед за В.В. Пылиным, мы понимаем «объединение граждан, связанных с их проживанием в городе…, имеющее муниципальную собственность, местный бюджет, выборный представительный орган местного самоуправления, а также общие интересы в самостоятельном и под свою ответственность решении вопросов местного значения по обеспечению своей жизнедеятельности непосредственно, через органы местного управления и выборных представителей в рамках действующего законодательства» [1]. Данное определение дает во многом идеалистическое представление о городском сообществе. С другой стороны, оно точно указывает на то, к решению каких вопросов должны быть причастны горожане. Степень участия горожан в этих процессах определяет и степень развития городского сообщества. Чем выше их вовлеченность в указанные стороны городской жизни, тем стабильнее существование города как целостной системы. И напротив, низкая вовлеченность является причиной нарастания энтропийных процессов в городской среде, способствующих качественному преобразованию города в суммативную систему и увеличению риска его разложения. В этой связи, если считать городскую среду одним из уровней гражданского общества, особое значение для развития последнего приобретает создание условий для формирования городского сообщества, поддержка гражданских инициатив в муниципальных образованиях.

Таким образом, эффективность политических кампаний городского уровня напрямую зависит от того, насколько они способствуют активизации горожан (то есть, приведению данного элемента системы в возбужденное состояние) и их самоидентификации с городским сообществом. Последнее при этом, играет ключевое значение. При отсутствии подобного самосознания житель города теряет мотивацию и понимание значения участия и в выборах, референдумах и в политической коммуникации вообще. В этом случае субъекты городской политики приобретают статус экспроприатора политических функций и административных полномочий.

Необходимость самоидентификации горожан как городского сообщества актуализирует вопрос об аутентичном городу содержании политической коммуникации. Очевидно, что именно оно призвано сформировать в сознании жителей актуальный и желаемый образы городской среды, сочетающие в себе как отражение материально-духовного пространства города, так и места в нем носителя данного сознания.

А.С. Панарин в монографии «Философия политики», отталкиваясь от трудов А. Турена, выделяет два основных вида политической информации, возможных в условиях «открытого общества» [2]:

- дескриптивная (социокультурная) информация – информация, формирующая стандарты жизни и притязания граждан;

- прескриптивная (прикладная, технологическая) информация – информация, служащая «технологической и производственной реконструкции».

Превалирование первой и ее активное заимствование из других сообществ, чревато, по мнению исследователя, дисбалансом между реальными возможностями и имеющимися притязаниями. Это, в свою очередь, ведет к социальному напряжению, формированию перманентной неудовлетворенности граждан объективной реальностью.

Доминирование второй, с одной стороны, требует сохранения определенной «традиционной аскезы» и «изоляции от социокультурных провокаций», с другой стороны – позволяет легче проводить политику модернизации и делает социальную пирамиду более устойчивой к различным потрясениям.

Исходя из данных положений, А.С. Панарин считает основной задачей политической власти в области информации: «не поддаваться стихии межкультурного обмена…: так дозировать потоки информационного обмена, чтобы циркуляция прикладной (прескриптивной) информации, относящейся к реальным технологиям, превышала наращивание общей социокультурной информации, порождающей одну только революцию притязаний» [3].

Так как А.С. Панарин в своей работе рассматривал процессы общенационального характера, его выводы требуют некоторой коррекции в приложении к практике политической коммуникации российских городов. В частности, необходимо учитывать, что дескриптивная информация стихийно поступает в результате межкультурного обмена и распространяется, в том числе, через каналы общенациональных и региональных СМИ. Следовательно, содержание политической коммуникации городского уровня, исходя из определенного целевого назначения информации, может быть разделено на следующие блоки:

- сведения прикладного характера, о возможных «технологиях» обустройства города, сведения об актуальной жизни города и т.д.;

- информация, содействующая формированию городских традиций;

- сообщения, стимулирующие критическое отношение ко входящей извне дескриптивной информации;

- пропаганда внутригородских ценностей и стандартов жизни.

Как правило, городские политики располагают весьма незначительными ресурсами, которые могли бы быть направлены на осуществление ими своих коммуникативных функций. Это существенно ограничивает их возможности в использовании каналов традиционных СМИ. Кроме того, современное положение дел на рынке массмедиа позволяет говорить о недостаточном влиянии большинства региональных и тем более городских СМИ на сознание горожан.

В данных обстоятельствах особенно актуальным является вопрос об альтернативных каналах и методах осуществления политической коммуникации городского уровня. В результате трансформации избирательного законодательства Российской Федерации, произошедшей в начале 2000-х гг., достаточно четко определились некоторые возможности для его решения. В частности, увеличение представительства граждан в органах местного самоуправления привело к уменьшению размера избирательных округов. Например, избирательный округ на выборах в Тольяттинскую городскую Думу состоял из 15 000 жителей, напротив прежних 30 000. На выборах представительного органа в городе-сателлите Жигулевск – 2 000 чел. Данные условия открывают широкие возможности для применения в политической коммуникации технологий прямого маркетинга (direct marketing) и маркетинга с базами данных (database marketing) [4]. Американская практика использования данных технологий выявила их ключевые особенности:

- ориентация на порождение действия;
- целенаправленность;
- способность к «настройке»;
- измеримость результата.

Последняя особенность важна при оценке эффективности политической кампании.

Как показывает опыт проведения политических кампаний в российских городах, наиболее эффективными в современных условиях являются приемы прямой почтовой рассылки и коммуникации с использованием различных баз данных. Кроме этого, несмотря на сложность своей реализации, свою высокую эффективность, в частности на выборах в Государственную Думу в декабре 2003 г., показали приемы устной рекламы («из уст в уста») и воздействия посредством референтных групп.

Планирование эффективных политических компаний априори невозможно без учета обстоятельств, в которых осуществляется процесс коммуникации. В различных моделях коммуникации данные обстоятельства рассматриваются как источники помех, шум, ситуация общения и т.д. В данной работе особенности политической сферы жизни города, рассматриваются как совокупность внешних (по отношению к самому коммуникативному процессу) факторов, оказывающих влияние на воспроизводство, передачу и восприятие политической информации общественно-политическими и социальными субъектами города. Учитывая включенность города в систему страны в целом, необходимо различать особенности политической сферы, определяемые внешними условиями существования городской системы и особенности, определяемые спецификой самой городской среды.

Внешние условия существования города определяют следующие особенности сферы его политической жизни:

- сужение пространства публичной политики;
- влияние на решение вопросов местного значения интересов партийных образований;
- экспансия дескриптивной информации общенациональными и региональными СМИ;
- формирование массового общества, опережающего процессы формирования гражданского;
- медиатизация политики.

Очевидно, что данные особенности свойственны не только городским образованиям, но вообще всей политической системе страны.

Специфика городской среды, как мы уже говорили, также определяет некоторые особенности политической жизни города. Необходимо отметить, что каждое городское образование может обладать комплексом индивидуальных особенностей политической сферы. Здесь же мы назовем лишь те, которые являются наиболее общими. Среди таковых:

- низкая вероятность сознательной обработки политической информации [5] горожанами;

- наличие возможности личного контакта политика и граждан;

- принадлежность и политических деятелей, и рядовых горожан к одной социальной группе – городскому сообществу;

- отсутствие понимания в массовом сознании круга вопросов, находящихся в ведении органов местного самоуправления.

Исходя из вышеизложенного, становится очевидным наличие ряда специфических особенностей политической коммуникации местного уровня. В первую очередь эти особенности детерминированы спецификой особого пространства осуществления коммуникативной деятельности – городской средой. В сложившихся к концу 2005 г. условиях, связанных с трансформацией политической системы страны, город приобретает особое значение в осуществлении политической коммуникации и формировании гражданского общества.

_____________________________
Литература:
1. Пылин В.В. Местные сообщества как основа гражданского общества / Гуманитарные технологии и политический процесс в России: Сб. статей / под ред. Л.В. Сморгунова. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – С. 192.
2. См.: Панарин А.С. Философия политики. Учебное пособие для политологических факультетов и гуманитарных вузов. – М.: Новая школа, 1996. – 424 с.
3. Панарин А.С. Философия политики. Учебное пособие для политологических факультетов и гуманитарных вузов. – М.: Новая школа, 1996. – С. 376.
4. См.: Батра Р., Майер Дж., Аакер Д. Рекламный менеджмент: Пер. с англ. – 5-е изд. – М.; Спб.: К.: Изд. дом «Вильямс», 2000. – 784 с.; Уэллс У., Бернет Дж., Мориарти С. Реклама: принципы и практика: Пер. с англ. – Спб.: Изд-во «Питер», 1999. – 736 с.
5. Термин заимствован у Р. Пети и Дж. Качиоппо, в 80-х гг. ХХ в. разработавших модель вероятностной сознательной разработки информации (ВСО).

__________________________
©Долгополов Александр Юрьевич
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum