Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Творчество Владимира Тулупова
(№1 [91] 20.04.2004)
Автор: Владимир Тулупов
Владимир Тулупов
Владимир Васильевич Тулупов – человек разносторонних дарований и интересов. Он – декан факультета журналистики Воронежского государственного университета, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой средств массовой коммуникации и рекламы. Автор многих научных работ, хороший журналист и редактор. Но при этом пишет стихи, рисует, играет в футбол и еще многое умеет. Подробнее мы о нем еще расскажем, а пока познакомьтесь с некоторыми фрагментами его творчества.



Стихи


Предчувствие

Годы летят, промелькнуло столетье,
Что там столетье – тысячелетье!..
Новые мысли, новые дали,
Мы незаметно новыми стали.
Хуже иль лучше – трудно ответить,
Но перемены нельзя не заметить.
Старых друзей мы теряем в дороге,
Новые люди стоят на пороге.
Кто вы? Поймем ли сегодня друг друга?
Другом ты станешь ли? Станешь подругой?
Прошлое мило, завтра – далеко,
Нынче кому-то опять одиноко.
Было всегда так и, видимо, будет,
Кто-то запомнит, а кто-то забудет…


* * *

Осенняя гроза бывает редко:
Она, сверкая, застает врасплох,
Сбивает листья и ломает ветки –
И на мгновенье ты ослеп, оглох.

Ручьи несутся, очищая тропы,
И сразу вспоминаешь о весне,
Когда ты ждал раскатов грома, глупый,
И мокрый брел, свободный, как во сне.

Озон разлился и дышать приятно,
И мир вокруг, очищенный, блестит.
Ступить не можешь – ноги будто ватные,
Ты пьяно счастлив, и душа парит.

Что это было? Почему так сладко
И больно стало где-то там внутри?
Чуть тише, сердце!.. А рука, украдкой
Капель холодную с ресниц и губ сотри…


* * *

Я знаю, я верю, что там, у холодного моря,
Живет одинокое, доброе, нежное сердце.
Его охраняют печальные белые птицы,
Одна из которых сегодня ко мне прилетела.
Уселась в ладошку, воркуя, и стала тревожить,
Смотреть и смотреть на меня голубыми глазами.
Ее я впустил, и она угнездилась у сердца,
Где так же печально расправила хрупкие крылья…

Я знаю, я верю, что там, у далекого моря,
Появятся новые белые грустные птицы,
И снова ко мне полетят, и я их привечу…
Своих сизокрылых отправлю я к морю в ответ…


* * *

Я не умею музыку придумать –
Владеют мной, увы, чужие звуки.
Воображаемой гитары тронул струны,
Но скрыты дымкою глаза, ресницы, руки…

Когда бы мог… Из шепота, молчанья,
Из шелеста листвы седых дерев,
Из взгляда, вздоха, робкого касанья
Сложил бы тихий, медленный напев.

…Но вдруг мелодия рождается, тревожит –
Пока бесформенна – нагая, без одежды,
Пока таится, грустная, но все же
Звучит она… И дарит мне надежду.


* * *


На слова, хорошая,
не скупись,
Занесет порошею –
берегись...
И при встрече станем мы
лишь кивать –
Наши чувства тайные
укрывать...
И прикрывшись маскою, –
почему?! –
Будем грезить ласкою,
как в дыму...
За улыбкой сдержанной –
вот беда –
Не узнаем нежности
никогда...

* * *
Природа не торопится с весной:
Она решила испытать на прочность
Себя, людей, наверно нас с тобой,
Убрав пометку с телеграммы "Срочно!".

Как будто шепчет: "Накопите сил,
Эмоции для встречи сохраните,
И, как поэт, бумагу взяв, чернил,
Заплачьте и друг другу напишите..."

Мне хочется, уйдя от суеты,
От паутины грустных, серых буден,
Прийти к тебе свободным. Теплоты
Так хочется... И в этом не подсуден.


Час дождя

Ранний час. Слышен шорох дождя,
В коридорах пустынно и гулко...
Было так: ни машин, ни огня,
Ни людей посреди переулка...

Ранний час. Снова жду я письма,
И беседы с тобой, и волненья...
Будет так: за окном полутьма,
Белый лист – верный друг озаренья...

Ранний час – миг раздумий моих,
Миг надежд и, увы, расставаний...
Собираю, делю на двоих
Все слова. И храню для свиданий...

* * *

Потеплело, и робкая зелень сирени
Вмиг проклюнулась на кустах.
Но снова ветер, дождь…Жди теперь изменений –
У природы особый замах.

Мы весною живем ожиданием лета
И тоскуем по счастью, добру,
И робеем, и верим счастливым приметам,
И… мудреем с тобой поутру.


* * *


По улице Плехановской, предпраздничной и шумной,
Расслабленный душевно иду я не спеша,
Рекламный щит минуя, где дева с ликом томным
Приветствует прохожих (чертовски хороша!)…

По улице Плехановской, властями укороченной
(Не надо было с Лениным им партию делить!..),
Иду аполитичный, вконец рассредоточенный –
Мне хулиганить хочется и хочется шалить!

На улице Плехановской салон есть парикмахерский
С названием чудесным, мне близким – «Натали».
Но мне совсем без разницы, что постригут там мастерски,
Оно лишь мне напомнило о лете и любви…

* * *

Может, это звучит и не ново,
Но скажу: мы похожи на лес,
И у каждого ствол есть и крона,
Корни, ветви с листвою и без…

И деревья, как люди, болеют,
Только молча (но если бы знать!)…
А потом на века каменеют,
Чтоб прожилками в скалах предстать.

Древо наше с годами грубеет,
Но внутри, в самом первом кольце, –
Память детства… Она не стареет
И хранится, как лед, в погребце.

* * *

Весна проходит мимо нас,
Да что проходит – пролетает,
Сначала льдом и снегом тает,
Потом сиренью отцветает,
И все без нас, без нас, без нас…

Заглянет солнце в кабинет,
Прогонит прочь седые тени…
В окно проникнет трель свирели,
Но в этом мае и апреле
Опять нас не было и нет…

Весна, похожая на жизнь,
Природой связанная с нами,
Нам шепчет юными устами:
«Пришла… А вы уж выбирайте сами –
Парить иль опускаться вниз…»


* * *

Я человечество люблю!
Людей хороших и красивых:
От них черпаешь в жизни силы,
Они и придают ей смысл…

И где-то Там живет наш Бог,
Он тоже – добрый. И – великий.
Возможно, Бог меняет лики,
Но я узнаю – коль придет.

В который раз меня спасет,
Опять утешит, приласкает.
Поняв, простив, опять растает…
Но обязательно придет!


Поколение

Повстречавшись, друг друга узнаем,
Потому что мы общее знаем,
Потому что мы общее любим –
Унесем, сохраним, не забудем…

Наши батьки прошли всю войну, -
Славно выпив, поют Целину…
Самодельный ковер, на комоде
Грустно выстроились слоники (в моде!),
На обложках журналов цветные
Белка, Стрелка…
Совсем молодые
Наши мамы поют про Саратов,
Где живет кавалер, но женатый…

Кристалинская, Пьеха, Гагарин,
Жан Маре, Битлз, Хиль…
Вроде, стали
Жить получше: болонья, капрон,
У соседей – «Рекорд», телефон!
Нас спасала картошка, но разве
Вы сегодня представите в праздник
Эту радость: в заветном кульке
Мандарин и зефир!
В кулачке
Зажимаешь красивые фантики –
И несешь однокласснице в бантиках…
Взяв коньки напрокат, нарезаешь
На «Гастелло» круги и не знаешь:
Может, битый придешь, может – нет
(От уфимской шпаны много бед)…

Ободзинский, Делон и Высоцкий,
«Песняры», КВН и Тарковский,
Стройотряды, хоккей, водолазка,
Брюки-клеш, в универе подсказки,
И романы, и свадьбы, и дети
(За которых всегда мы в ответе!)…

Брежнев и похоронные сводки,
Горбачев, покушенье на водку,
Вечно пьяный Борис и реклама,
Смерти близких друзей…

У экрана
Нашей жизни стоим, наблюдаем,
Что же дальше нас ждет?
Мы не знаем…


* * *

Не корите судьбу, не ропщите –
Она просто представила шанс,
Подвела и сказала: «Плывите!
Оживайте, да просто – живите,
Не впадая в губительный транс».

И добавила: «Но берегите
Голос, руки, дыханье, глаза.
Их в себе, и другом полюбите.
Прикасайтесь… Друг друга щадите!..
Я – как ливень для вас, как гроза…

Кто-то скажет: «Себя потеряли!».
Им не верьте – себя вы нашли!
Отыскались! Ведь любящих мало…»

Вот опять на два меньше их стало,
В мире стало чуть меньше любви…


* * *

Как хорошо жить толстокожим:
Спокойным от природы быть,
Не реагировать на рожи,
Не нервничать и не спешить…

Еще прикольней – пофигистом
(Его ничто не достает).
Лафа нештатным журналистам –
Гуляй все ночи напролет…

Как славно жить вне распорядка:
Лишь в полдень покидать кровать,
Лениво думать, что зарядка
Ведь тоже может напрягать…

Он наделен талантом разным –
Небритый, разбитной народ.
Желанье стать таким же праздным
И к нам приходит, но раз в год…

* * *

Жизнь коротка – теперь я это знаю
(Плати за право мыслить, человек!)…
На что же нынче, мудрый, уповаю,
Чем успокоен, доживая век?

Всесильно Время, неостановимо
Печатает трагически шаги:
Казалось медленным, теперь неумолимо
Набрало скорость, делая круги…

Его бы раздробить до бесконечности,
Вписавшись плотью в каждое мгновенье,
Остаться – здесь, сейчас, а значит – в вечности,
Найти в привычном счастье со-творенья…

Но мысль зациклилась на дне минувшем
Или галопом в будущее мчит…
Сегодняшнему дню ты будь послушным,
Мгновению – оно не огорчит!

* * *

Увы, все больше грустных дней:
Сошлися в очередь потери…
Привыкли к смерти… В общем, к ней
Все движемся – стоим у двери…

На входе в мрачный гардероб
Стоит суровый гардеробщик
И вынимает номерок,
И выдает… Никто не ропщет.

Раз так – не стоит торопить
Судьбу, печалиться заране.
Раз так – мы будем просто Жить!
Жить, избегая предсказаний!


* * *

Нет хорошей зимы – лишь в Сибири гуляет метелица,
Лишь в далекой Чукотке лютует свирепый мороз…
Новый год через час? Ну, ей Богу, ребята, не верится!
«Потепленье», «всемирный парник» – сколько в мире угроз!..

Завтра, вроде, январь, но погода, увы, ненормальная,
Она явно с традицией русской сегодня опять не в ладу…
Ну и зря… Ну и пусть наступила пора аномальная –
Мы останемся живы, мы будем и в новом году!

Не отнять, не забрать у Воронежа смех карнавальный,
Он, как прежде, мечтает и ждет в Новый год волшебства…
Под сиянье огней звон раздастся бокалов хрустальных,
Просигналят куранты начало его торжества.


* * *

Вот опять я знакомым маршрутом иду,
Оживают события, чувства –
Так от века написано нам на роду:
Жить и прошлым, что тоже – искусство…
Отгуляв, город словно устал и притих:
Хоть огни сохранились на елках,
Но уже не услышишь бравурный мотив,
Не доносится речь без умолку…
И в душе, как на улицах, пусто теперь,
Сохранились обрывки мелодий.
Здесь взаправду любили, страдали, поверь,
Но скажи, что осталось в итоге?..
В том магическом круге у Красных ворот
Что задумали, бросив монету:
Продолженье дороги, крутой поворот
Иль без цели скитанья по свету?..

* * *
Как же так: не знать, не видеть снега?
Это же очарованье, нега!
Тихо падающий снег, он – как дыханье,
Шепот-снег и снег – твое молчанье…

Голубым бывает он и розовым –
В поле, в ельнике, в лесу березовом…
Снег – как укрепляющее средство,
Лекарь-снег, вернувшийся из детства…

* * *

Солидные дамы сидели в джакузи
(Уютно журчала меж ними вода) –
Одна много лет проработала в вузе,
Другая в театре блистала всегда…

Вели разговор – и приятный, и праздный –
О них (ну, конечно, о них!) – о козлах:
«Какой же мужчины народ безобразный –
Небриты, пропиты и в мятых штанах…»

«И я удивляюсь: откуда, откуда
Они – толстобрюхи и крайне грубы?!..
Был мальчик – ну ангел, ну прелесть, ну чудо!
И вдруг – просто хам, порушитель судьбы!!!»

В соседней парилке – размякшие двое
(С телес тяжело опадала вода),
Один – бизнесмен, порицатель застоя,
Другой среди местных был шоу-звезда:

«Ведь помню дружил я с чудесной девчушкой:
Косички и глазки, и мед-голосок… –
Пивца, прерываясь, хлебнувши из кружки,
Он грустно добавил, – Ушло, как в песок…

Теперь – только ор и лишенье зарплаты:
«Не пей! «Не гуляй!» и «К друзьям – ни ногой!».
«Они – генералы… А мы – лишь солдаты:
Стоишь… Нет, беги! Побежал… Ну-ка, стой!»

Но вот завершился сеанс «терапии»,
И с потом рабочим их страсти ушли…
Уже в раздевалке: «Готова я, милый!»,
И к выходу пары, воркуя, пошли…

Кучугуры

Кучугуры, Кучугуры,
Кучевые облака…
Не скупяся, баба Шура
Нацедила молока,
И внимательно смотрела,
Грустно голову склоня,
И как будто бы жалела
Эта бабушка меня:
«В этом городе огромном
Парень сызмальства живет,
Но одет уж больно скромно –
Видно, взяток не берет…».
И вздыхала, провожая,
Говорила, что сама
Город тот не уважает,
Хоть и в нем живет кума:
«Фулюганов, бедокуров
Расплодилось, просто страсть!..» –
Очень рада баба Шура,
Что в деревне родилась.


* * *

Соберу нехитрую поклажу,
Сделаю последние звонки,
Споры на бегу еще улажу,
И адью! «В дорогу, мужики!».
Окружная выведет на трассу,
Буду с облегчением молчать,
Про себя подумаю: «Прекрасно –
За стеклом такая благодать!».
Впереди осины как ресницы
У притихших мартовских полей,
И дорога убегает, мчится,
И столбы мелькают все быстрей…
Но куда торопишься, парнишка,
От чего и от кого бежишь?
Обожжет предательски мыслишка:
«От себя!». Да разве убежишь!?
Все равно: пусть – мнимая свобода,
Пусть всего неделька впереди.
Отдохнуть! От шума, от народа…
Убегай, дороженька, беги!
Полечи, подруженька, туманом,
Высотою неба полечи,
Я послушным пациентом стану
(Друг-водитель, милый, помолчи)…
Отлегло… Ну что ж, врубай приемник,
Новости ужасные включай:
Вот еще один шахид-покойник,
Вот пришел политик-негодяй,
Вот опять реформа для народа
Да других несчастий череда…
И со мной заплакала природа:
Не удрать, не скрыться никуда…

* * *

Вновь с дорогой-подругой заведу я беседу –
Из Воронежа в Курск на денечек поеду.
По бокам, как в охране, все столбы-коромысла,
В этом скромном пейзаже столько скрытого смысла.
Вот осины-ресницы в виде лесополос,
И лишились поляны в марте белых волос…
Как покойна земля перед новым зачатьем,
Скоро вешние воды затемнят ее платье,
И под солнцем горячим жди зеленые всходы,
А потом принимай долгожданные роды!



Живопись (акварель)


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Нажмите, чтобы увеличить.


Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum