Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Творчество
Размышления у памятника Давиду Сасунскому
(№1 [123] 01.01.2006)
Автор: Елена Асланян
Елена  Асланян
Памятник герою армянского эпоса Давиду Сасунскому на привокзальной площади Еревана стал визитной карточкой города. Памятник и впрямь очень красив, динамичен и романтичен. Он будоражит воображение и наводит на размышления.

Памятник Давиду Сасунскому --- Нажмите, чтобы увеличить.
Памятник Давиду Сасунскому


Размышление 1. О парадной и официальной стороне эпоса о Давиде.

«Дaвид, cын Mгepa Cтapшeгo, внyк Caнacapa, oтeц Mгepa Mлaдшeгo, стaл выpaзитeлeм ycтpeмлeний apмянcкoro нapoдa к ocвoбoждeнию oт чyжeзeмнoгo игa и вoплoщeнием кoллeктивнoй мoщи нapoдa, eгo низoв, тex людeй, кoтopыe, oтбpocив плyг, пaстyшecкyю пaлкy или лyк живyщегo oxoтoй гopцa, взялиcь зa opyжиe, чтoбы coвepшaть вeликие подвиги. Этo тopжecтвo apмянcкoгo нapoдa нaд чyжeзeмными зaвoeвaтeлями, изгнaниe apaбcкиx cбopщикoв пoдaтeй, арабских наместников, арабских войск из Армении имело место тысячу лет назад. Это событие притянуло к себе древние мифы и древние сказания, с обстановкой этого события, с его вехами, с его именами переплелись древнейшие сказания». Вот, всё в этом тексте вполне официально-торжественно и очень поверхностно. Ведь самое главное в эпосе, это то, что в нём сконцентрирована нравственность армянского народа, его философия жизни, его необычайное благородство, которое сказывается в уважению к противнику и всегда в самом страшном враге армянский народ стремится найти хорошее, и поднимает оружие на врага, когда уже другого выхода нет. Так было и тысячелетия назад, и в недавнем прошлом.

Это стремление армян в самом страшном враге разглядеть человека и увидеть хорошее очень ярко проявилось в самом прекрасном, противоречивом и сильном женском характере эпоса – арабской царицы Исмил-хатун, одной из бесчисленных образов «Женщины на войне», созданных литературой.

Размышление 2. Роковая женщина Мгера Львораздирателя.

Эпос начинается с прабабушки Давида, Цовинар, дочь армянского царя, которая, cпacaя cтpaнy oт paзopeния, coглaшaeтcя cтaть жeнoй Xaлифa Багдада. Выпив по дороге две горсти из родника, она беременеет и даёт этим повод мужу-халифу обвинить её в неверности. Однако халиф, согласно обычаям своего народа, не поднимает руку ни на беременную женщину, ни на родившихся близнецов (благодарная армянская память говорит об этом), которые потом убегают из арабской земли и возвращаются к себе в Сасун. Санасар – отец богатыря Мгера, получившего прозвище Львораздиратель и освободивший свой народ от тяжёлой дани. Так вот, в очередном поединке с арабским царём страны Мсыр Мсра-Меликом, Мгер победил и добился соглашения с Мсра-меликом, что дани он платить не будет, и если кто из них двоих умрёт первым, второй опекает вдову и детей первого.
Первым умер Мсра-мелик, супруг царицы Исмил, не оставив наследника. И та не замедлила призвать к себе Мгера, сказав, что семь князей отказались признать её. Мгер поехал к Исмил, несмотря на протесты своей жены. Он подчинил непокорных князей Исмил, и стал ей мужем. Прошло семь лет. И услышал однажды Мгер, как поёт Исмил песенку их сыну, которого она назвала в честь своего первого мужа Мсра-меликом, как он вырастет и покорит армян.

«Вошел Мгер в светлицу к Исмил-хатун и сказал:
— Исмил! Чему ты учишь сына? Он еще из яйца не вылупился, а ты его на дурные мысли наводишь? Разве затем я его породил, чтобы он погасил светоч армян?.. Чего ты смеешься?

— А почему бы мне не смеяться? — молвила Исмил-хатун. — Я рада, что у меня сын. Подрастет он и покорит мне весь мир!

— Ах, вот оно что! — вскричал Мгер. — Ты родила от меня сына, чтобы он погасил сасунский светоч? Чтобы он мой народ погубил, а твой народ превознес? Так или не так?.. Знай же: на лишний день не останусь я в Мсыре и больше к тебе ни ногой! Еду в Сасун!

На это ему вдова Мсра-Мелика ответила так:
— Мгер! Я хотела иметь от тебя сына. Я хотела, чтобы у Мсыра был могучий наследник, чтобы светоч Мсыра горел всегда ярко, — для того-то я тебя и позвала, для того семь лет поила тебя вином. Цели своей я достигла. Теперь поступай как знаешь: хочешь — уходи, хочешь — оставайся.

Тут Мгер совсем отрезвел и крепко задумался:
«Горе мне! Пришел я в чужую страну и прожил здесь целых семь лет. Говорила мне жена: «Не ходи», а я ее не послушал».

И взяло Мгера зло на себя:
«Лучше бы я тогда ногу сломал и в Мсыр не пошел. Семь лет чужую ниву поливал, а моя нива засохла. Ах, что ты наделал, Мгер!.. Светоч Армении погасил, светоч Мсыра возжег!»
Молча сел Мгер на коня, выехал из Мсыра и с поникшею головою воротился в Сасун.»

Размышление 3. Арабская мать Давида Сасунского.

Сколько их, таких Мгеров, погасивших очаг у себя дома, оставивших свои дома, своих верных жён-армянок и ставших чужими для чужих женщин, взявших только то, что им было нужно для поддержания огня в своём очаге.
Прославленные авиаконструкторы и успешные бизнесмены, прославленные писатели и военачальники, - сыны армянского народа, добывающие славу и победы для другой родины. И не задумывающиеся ни на секунду о той родине-матери, которую оставили в нищете и без защиты.

Мгер, однако, задумался. Он вернулся к жене и попросил её родить ему сына, который защитит землю, его – Мгера - предков, от него, - Мгера - арабского сына Мсра-мелика.
И родился Давид. Давид Сасунский. Родился и стал сиротой. Умерли его родители, потому что мать Давида поклялась, что не простит мужа, а, соединившись с ним ради рождения наследника, обрекла и себя, и Мгера на смерть.
А Давида, которому грозила голодная смерть в Сасуне, потому что он отказывался от молока армянок-кормилиц, отвели, к кому бы Вы думали? - ни за что не догадаетесь – к Исмил!
Спеленатого в большой кокон пелёнок, с посланием, где называли её невестушкой, попросили вырастить Давида, брата её старшего сына.

И Исмил стала для Давида матерью (опять благодарна армянская память). Она вскормила его своим молоком и защищала его от нападок старшего братца. Более того, когда Мсра-мелик просто решил убить «нечестивца-гяура» (как будто он не был плоть от плоти того же гяура, полукровки всегда более нетерпимы), она прямо обвинила сына в низости, и встала перед Давидом, отклоняя удар меча.

Вот такая она, Исмил-хатун.
Но, женщина, даже царица, никогда не делала историю. Ни увещевания матери, что они - братья, ни её прагматические советы, что Давида можно приручить и вместе управлять армянской землёй, - не помогли. Исмил ничего не оставалось, как отправить подросшего Давида обратно на родину.

Размышление 4. Бой братьев.

Они столкнулись в бою. Мсра-мелик, собрав большое войско, пошёл войной на землю своего отца. И Давид встал на её защиту. Когда он стал истреблять мсринцев, один старик остановил его:
- Войско собрано силой, ты оставляешь сиротами несчастных матерей и детей.

Что могу сказать я сейчас, в 2005 году?

Невероятное для того времени, да и для сегодняшнего дня благородство народа, никогда не желавшего себе чужих земель и не приводившего для себя ни рабов из чужих земель, ни награбленного добра, ни выкупов за заложников.
Давид вызвал на бой Мсра-мелика, спрятавшегося в тылу в шатре. И когда Мсра-мелик принял бой, они начали договариваться, кто ударит первым.
Давид сказал:
- Я – сирота, по мне плакать некому. Начинай ты.

Разогнался Мсра-мелик аж до Диарбакира, ударил Давида мечом, а тот стоит и посмеивается. Все свои удары использовал Мсра-мелик. Наступила очередь Давида.

И тут бросается ему в ноги Исмил-хатун, увязавшаяся за сыном в поход.

Обнажила грудь:
- Я кормила тебя этой грудью, сынок. Подари мне первый удар.
И Давид подарил ей первый удар.
Второй удар подарил он сестре Мсра-мелика.
А третьим убил его.

И отпустил войско, потерпевшее поражение, домой. Ни пленных, ни рабов, ни выкупа – вот, мораль армянского народа, его философия жизни.

Так было тысячу лет назад. И так - сейчас.

Размышление 5. Светоч Армении.

Я стою перед памятником Давида Сасунского. Я, родившаяся не на армянской земле, двадцать семь лет не говорящая на армянском языке и не способная напеть даже при желании армянскую песню. Но сейчас всё по-другому. И даже в Светочи Армении, который горит ярко, на весь мир, есть маленький огонёк, зажжённый мною для тебя, мой Ереван.
Я купила дом, пустовавший десять лет оставившим его сегодняшним «мгером» и каждый день светятся теперь окна моего дома, освещая тебя, мой Ереван.

Я родила детей для тебя, мой Ереван.
Я – твоя дочь, мой Ереван, и я никогда не покину тебя.
Я люблю тебя, мой Ереван.
____________________
© Асланян Елена
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum