Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Сколько стоит безопасность?
(№3 [125] 01.02.2006)
Автор: Валентина Лезвина
Валентина Лезвина
Во всем, конечно, виноваты татары. Так случилось, что в нашей интернациональной группе, путешествовавшей нынешней осенью по Израилю, были и журналисты из Татарстана. Именно два этих симпатичных парня и подкинули мне идею, где купить дешевые сувениры.
Татарские мужчины разыскали в курортном Эйлате магазинчик, где за полцены продавали все, в том числе ножи, кинжалы и прочий колюще-режущий инструмент - пусть и китайского производства, по умопомрачительно низким ценам.

Во всем, конечно, виновата наша бедность. Увидев ножи в прекрасных ножнах с «самоцветными каменьями», я резонно рассудила, что маленькую наклейку «Made in China» я с легкостью сковырну. И в торговый базар с продавцом включилась, уже имея
в виду и свой личный интерес – такие подарки на дороге не валяются. Меня полностью удовлетворила информация: достаточно предъявить в аэропорту чек из магазина, и никаких проблем. На том я и успокоилась, купив так понравившуюся мне парочку колюще-режущих предметов за смешную цену, едва переваливающую за пятьсот рублей.

Хитрые татарские парни, как потом выяснилось, никаких ножей все-таки не купили. Испугались, что не смогут пройти в аэропорту контроль службы безопасности Израиля. Дело в том, что, помимо привычных для нас таможенных, паспортных и прочих
контролей, при въезде и выезде из этой страны нужно пройти особое собеседование. Те, кто прошел, идут на посадку. Те, кто нет, – подвергаются досмотру. Мера, направленная на борьбу с терроризмом, дает в Израиле отличные результаты, что признано во всем мире. В аэропорту Бен Гурион при собеседовании я честно сказала, что везу ножи китайского производства (а что тут еще скажешь, если содержимое чемодана видно на экране?). Меня пропустили на посадку. Благополучно прилетев в Домодедово, я
без хлопот получила багаж и направилась во Внуково. Дело было девятого октября. Тут-то все и началось.

Во всем, конечно, виновато курение. Я бездумно курила перед зданием аэровокзала, дожидаясь рейса: куда спешить, если удивительное отсутствие «пробок» на московских дорогах привело меня сюда за два с лишним часа до отлета.

К началу регистрации я успела покурить еще раз, дважды пройти входящий контроль и сдать багаж. После спецконтроля третья за тот вечер сигарета сыграла со мной не самую лучшую шутку. Потому что на посадку я пришла не в первых рядах. И здесь меня
огорошили: у вас проблемы с багажом.

Дальнейшие мытарства протекали в стиле бега с препятствиями. Оказалось, нужно вернуться на спецконтроль. Вернулась. Милицейский лейтенант, глядя на меня, как будущий герой России, разоблачивший страшного террориста, потащил меня в
багажное отделение. По пути он устрашающе бормотал, что я везу не что иное, как холодное оружие. Потом мы вместе потрошили мой чемодан. Дальнейшее (я осознаю уровень образованности российской ментуры) было выше понимания человека в погонах.
А то: надпись на коробках по-китайски, чек – на иврите. Но и лейтенант оказался не лыком шит. В багажном отделении, оказывается, тоже есть рентген для чемоданов. И начал лейтенант катать один из моих ножиков туда-сюда. Докатался до того, что
нож юркнул под транспортерную ленту. Засунув ножик на ленту по новой, он тыкал пальцем в сизый туман на экране и устрашал:

- Видите, клинок доходит до основания ручки, значит, холодное оружие.

Сакраментальный вопрос «что делать дальше?» оставался без ответа. А времени до вылета вообще практически не оставалось. Сотрудники багажного отделения стали нервно спрашивать: отправлять мой багаж или снимать его с рейса? Лейтенант скомандовал отправлять. Пардон, возмутилась я, которая никак не могла поверить, что мои китайские безделушки «тянут» на статью УК, как я дальше повезу ножи? Лейтенант успокоил. Мол, если начальство решит вопрос положительно, то «разрешение на провоз оформят там». После этого милиционер потерялся в пространствах багажного отделения, унеся мои сувениры.

Какая-то добрая девушка вывела меня из внуковских лабиринтов на спецконтроль. Там, в небольшой комнатке, сидело начальство. Очень полный старлей в милицейской форме дал понять, что багажные игры закончились. Я узнала про все виды ответственности, включая отсидку в местах не столь отдаленных, потому что у старлея не было никаких сомнений в том, что китайские игрушки – именно холодное оружие. Любые мои попытки как-то объяснить ситуацию человек из органов прерывал словами:

- Вы что, сюда права пришли качать?

Я тут же сникала и отнекивалась от своих собственных прав. Оказалось, что меня, как человека, в принципе законопослушного, очень легко запугать. Я плюнула на подарки,
вспомнив их копеечную, вернее шекельную стоимость, и гордо сказала:

- Делайте, что хотите, только давайте хоть что-нибудь делать, изымайте, только поотчетливее напишите свою фамилию, чтобы я могла обжаловать ваши действия.

Старлей опять взъярился про «права качать» и выдал:

- Я, конечно, могу изъять, но вы опоздаете на самолет…

После многозначительного молчания и кошачьих переглядываний милиционер как бы сам с собой поговорил: решить-то проблему можно, но это дорого обойдется, дорого и очень дорого. Эти «дорого и очень дорого» он твердил, как добросовестный попугай
ара. А время все шло и шло. Я уже точно понимала, что просто так из лап милицейского старлея не вырваться ни ножам, ни мне самой.

- Сколько?

- Очень дорого.

Наш бессмысленный диалог прошел по кругу раз пять. Я вытащила тысячерублевую купюру, милиционер глазами показал, что положить ее нужно не на стол, а на стоящий позади его стула какой-то лежачок. Я добросовестно сложила туда штуку.

- А за второй? – возбудился мент.

Я выложила вторую тысячу. Старлей облегченно вздохнул и убрал деньги в черный целлофановый пакет. Дальше страж правопорядка неожиданно перешел на «ты», и пошли «советы профессионала»:

- Ты поглубже их в пакет засовывай, чтобы никто не увидел, да в самолете не вытаскивай. И вообще, беги на посадку, а то опоздаешь!

И вот тут меня переклинило:

- Слушай, я уже набегалась по твоей милости…

Старлей въехал в ситуацию, позвонил куда-то и вызвал машину. К самолету меня везли на vip-овской «газели». И это было единственное приятное событие за этот вечер. Потому что все два часа полета до Ставрополя я тряслась от страха. Вдруг есть еще какая-то служба авиационной безопасности, и она обнаружит эти самые ножи у меня в ручной клади. О последствиях всего этого просто не хотелось задумываться…

* * *

Дня два я приходила в себя и выплескивала возмущение на родных и близких. А потом подумала, написала заявление и отнесла его куда надо. Потому что поняла, что в следующий раз этот «сотрудник безопасности и внутренних органов» за деньги и
взрывчатку на борт пропустит. Расценки теперь известны. В тот раз безопасность России оценили в две тысячи рублей…
_____________________________
© Лезвина Валентина Александровна

Опубликовано в газете "Ставропольская правда".
webadm@stapravda.ru






Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum