Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Коммуникации
Педагогическая публицистика осетинского журналиста и просветителя Гиго Дзасохова
(№8 [86] 15.06.2002)
Автор: Фатима Казиева
роцессы глобализации культуры являются прямым отражением роста мирового сознания, существование которого как единого целого проистекает из культуры каждой отдельной нации и народности, как его составляющей. Сохранение самобытности, развитие национальной культуры, тщательное изучение истории - такими видятся основные принципы стабильности и прогрессивного развития малых народов в будущем.

В этой связи возникает необходимость обращения к историческому наследию наций и их ярчайших представителей, одним из которых является осетинский публицист, педагог и просветитель Гиго Дзасохов.

Роль Дзасохова в просветительском движении весьма высока. Следует учитывать тот факт, что в конце XIX в. Осетия представляла собой море безграмотности с отдельными очагами культуры, возникшими благодаря передовым деятелям зарождающейся общественной мысли Осетии. Дзасохов никогда не переставал интересоваться проблемами народного образования, такими, как вопросы воспитания, осетинской письменности, положения учителей, деятельности осетинской интеллигенции на ниве народного просвещения, женского образования и демократизации школы. Кроме того, наряду с публицистикой, Дзасохов очень много времени, таланта, моральных и физических сил отдал преподаванию в школах Северной Осетии, Азова, Ростова-на-Дону.

Гиго Дзасохов родился 14 августа 1860 года на Кубани в с. Георгиевско-Осетинское (Лаба) в крестьянской семье. Блестяще окончив Майкопскую городскую школу в 1895 году, Гиго был определен в Ардонскую Александровскую миссионерскую духовную семинарию.

Много позже, став крупным педагогом, Гиго Дзасохов в своих многочисленных статьях анализировал вопросы учебно-воспитательной работы своей родной семинарии. Особое внимание он уделял необходимости глубокого изучения общеобразовательных предметов, древних и новых языков, осетинского языка. Решительно боролся за свободный доступ в семинарию для осетинских детей.

В 1901 году Правление Ардонской миссионерской духовной семинарии рекомендовало Гиго в Казанскую императорскую духовную академию. Успешно окончив последнюю со степенью кандидата богословия, он в 1905 г. возвращается во Владикавказ, где устраивается преподавателем литературы во Владикавказском реальном училище.

Не собираясь оставаться безучастным к жизни страны, Гиго начинает писать и публиковаться в газетах, выходящих на территории Терской области (в состав которой входила и Северная Осетия), таких, как "Терек", "Казбек", высказывая свое мнение по политическим вопросам, вскрывая недостатки положения крестьянства, предпринимая попытки разъяснения наболевшего национального вопроса. Большое внимание Гиго Дзасохов уделял проблемам народного образования, положению женщины-горянки в обществе, ратуя за сохранение осетинами родного языка.

После выхода в свет первого номера газеты "Искра" в декабре 1905 г., редактором которой числился Дзасохов, он был арестован и после 9-месячного предварительного заключения был сослан в Астраханскую губернию. В конце 1906 г. ему было разрешено в связи с болезнью, переехать в город Азов, где он пробыл до 1910 г, работал преподавателем литературы, нередко выступал с публичными лекциями, публиковался в газетах "Голос Приазовья", "Приазовье", "Азовский вестник", "Южный телеграф", "Донская волна". Дзасохов собирался обосноваться в Ростове-на-Дону, но на это не получил разрешения ввиду "политической неблагонадежности" и переехал в город Харьков, где оставался до Февральской революции, занимаясь педагогической и просветительской деятельностью. После февральской революции он вернулся в родное селение Георгиевско-Осетинское, где был назначен инспектором высшего начального училища в Георгиевско-Осетинском и много сделал для того, чтобы превратить школу в истинно народную.

Жизнь и творчество Дзасохова - тождественны, невозможно рассматривать какой-либо из аспектов его публицистической деятельности без ссылки на его биографию. Так, по окончании Ардонской миссионерской духовной семинарии, Дзасохов пишет о предрассудках, существующих в стенах этого учебного заведения, о царящих там церковных порядках, которые навязываются учащимся; работая во Владикавказском реальном училище, он в своих статьях рассуждает о просвещении горцев, о всеобщем образовании, о сохранении осетинами родного языка; в ходе практики в женской школе - его мысли обращаются к решению трудностей женского образования, положению женщины-горянки в обществе. Позже, уже глубоко вникнув в расстановку школьного дела, Дзасохов говорит о реформах, необходимых народному образования, об обширных задачах, стоящих перед педагогом, других общественно значимых проблемах.

Доказательством того, что Гиго Дзасохова очень волновала судьба народного образования, служит большое количество статей, посвященных этой теме и принадлежащих его перу. К ним, в частности, относятся следующие: "О просвещении инородцев" "О женском образовании в Осетии", "О конечной цели воспитания и образования", "К вопросу о реформе средней школы", "Ардонская семинарии и осетины", "Школа и жизнь", "Среднее образование среди горцев", "Заветы Пирогова-педагога", "О женской учительской школе в Осетии", "Образовательное и воспитательное значение отечественного языка" и другие.

Первой ступенькой на пути образования Гиго Дзасохова стала Ардонская миссионерская духовная семинария. Необходимо отметить, что это учебное заведение сыграло поистине эпохальную роль в истории осетинского народа и развитии его национальной культуры. За свое сравнительно непродолжительное существование она стала настоящей кузницей кадров национальной интеллигенции, сыграла немалую роль и в духовно-нравственном воспитании населения. Среди тех, кто прошел через Ардонскую духовную семинарию, многие известные осетинские писатели, видные религиозные и общественные деятели, ученые.

В своей статье "Среднее образование среди горцев" Дзасохов писал:

"… Как ни плохи были педагоги-монахи в Ардонской духовной семинарии, но все же ардонские семинаристы по своему воспитанию, т.е. выдержанности характера, дисциплинированности - всегда стояли выше своих собратьев, воспитанников города. Это и понятно. И тут заслуга, конечно, не монахов, а Ардона. Семинаристы жили одною жизнью с ардонским населением, и это общение имело на воспитание питомцев духовной школы самое благотворное влияние. Осетинская молодежь не отрывалась от родной почвы, а воспитывалась на лучших традициях своей нации. Это обстоятельство сделало их более жизнеспособными…" (Терек, 1914. 18 января).

Как известно, народное образование в Северной Осетии к началу XX века находилось в довольно убогом состоянии. И хотя к этому времени было открыто уже определенное количество школ (на 1905-1906 гг. в Северной Осетии насчитывалось 63 двухклассных и 44 одноклассных церковно-приходских школ), почти все они были церковноприходскими. Качество образования в них оставляло желать лучшего. Большая часть учебного времени тратилась непродуктивно, т.е. предметы, без которых ученики могли бы обойтись, такие как Закон Божий и славянский язык, занимали здесь главенствующее положение, в то же время арифметика, русский язык, география, гражданская история и т.д. отодвигались на второй план.

Немного лучше, на наш взгляд, дело обстояло в так называемых министерских школах, т.е. в школах Дирекции народных училищ Терской области. Эти школы, как в период их появления, так и в дальнейшем пользовались в народе большей популярностью, чем церковно-приходские. Это объяснялось прежде всего тем, что министерские школы были укомплектованы лучшими педагогами и давали лучшие знания по общеобразовательным предметам.

О преимуществе министерских школ перед церковно-приходскими не раз высказывался и Г. Дзасохов. Он говорил, что "осетины не сочувствуют тому направлению, которое приняли осетинские школы за последнее время, они желают завести у себя "народные школы", которые отвечали бы запросам народного духа; им нужны такие школы, которые бы не забивали детей, а развивали в них жажду к чистому знанию; школы, которые бы развили любовь к книге на всю жизнь, а не отвращение, как сейчас то мы наблюдаем" (Казбек, 1905. 26 июля"..

Тема женского образования в Северной Осетии занимает вместительный пласт в творчестве Г. Дзасохова. Продолжая идеи Аксо Колиева, Коста Хетагурова, Харитона Уруймагова, Гиго остро ставил вопрос о положении женщины в осетинском обществе. Он верил в женщину - осетинку, в ее возможности и способности. "Я верю, - писал он, - в богатую высокими дарованиями натуру нашей женщины и думаю, что она при возможности развития удивит нас своим высоким полетом мысли и чувства так же, как теперь поражает своею покорностью и выносливостью". Казбек, 1905. 4 августа.

Дзасохов выражал уверенность в неизбежном раскрепощении не только горянки, но и русской женщины, положение которой было так же тяжко, как и положение горянки, и судьба которой тревожила его не меньше, чем судьба осетинской женщины. Когда в июне 1908 г. Дзасохов напутствовал первых своих выпускников, окончивших Азовскую гимназию, он прежде всего обращал их внимание на трудную судьбу русской женщины. "Не останьтесь глухими к стону великого русского народа, - призывал он бывших воспитанников - …вам прежде всего придется столкнуться с трудным положением загнанной, но даровитой русской женщины. Внесите же свою лепту пользы, направленную на улучшение ее положения" (Казбек, 1905. 4 августа).

Характерно было то, что в приюте родной язык был совершенно вычеркнут из программы подготовки будущих осетинских учительниц. Главное внимание было сосредоточено на религиозно-нравственных предметах, что Гиго считал совершенно ненормальным. Он требовал преобразовать Владикавказский приют в светское учебное заведение наподобие женской прогимназии. Гиго справедливо считал, что одной из причин торможения культурного развития осетинского народа является неразвитость, отсталость женщин. Он делал вывод о том, что в обществе, где женщины еще не добились полной эмансипации, не может быть поступательного движения. "Какой процесс возможен в обществе, - писал он, - где женщина забита и не пользуется правами свободного человека - свободно развивать и проявлять способности своей природы" (Казбек, 1905. 20 июля).

Дзасохов был противником преследования преподавания родного языка в школах, предназначенных для нерусских народов Российской Империи. Он решительно протестовал против того, что "всюду в инородческих школах постепенно изгоняется из школ их родной язык". С возмущением он писал: "Отнять родной язык у данного народа, значит обезличить его, так как в родном языке, как воплощение личности нации, каждый народ выражает свое понимание всего существующего, выражает то, что скрывается в недрах народа. В языке видно содержание духа целого народа" (Там же).

Г. Дзасохов показал важное образовательное и воспитательное значение обучения на родном языке, подкрепив свои доводы и положения высказываниями виднейших авторитетов русской прогрессивной педагогической мысли, и прежде всего К. Д. Ушинского и Н.И. Пирогова.

В вопросах воспитания молодежи Дзасохов полностью поддерживал позицию знаменитого хирурга и педагога Н.И. Пирогова, чьи суждения он часто цитировал. В статье "О конечной цели воспитания и образования" Дзасохов присоединяется к вопросу Пирогова, который спрашивает: "чего мы желаем"? Дзасохов так же пытается найти ответ на этот вопрос, пытаясь понять, к чему идет образование, какую конечную цель должен ставить преподаватель сам для себя? "Будь человеком, - цитирует он Пирогова, - вот смысл моего идеала - не нового и не недостижимого".

Пирогов, как известно, был за идеал общечеловеческого образования, а Дзасохов говорит, что "идеал по самому своему существу и смыслу свободен от всяких ограничений; он всегда общечеловечен. Идеал Пирогова: "ищи и будь человеком", говорил Дзасохов, не противоречит национальному воспитанию и образованию, как не противоречит национальное чувство чувству христианина. В этой связи Дзасохов полностью приемлет слова Пирогова: "Все мы, к какой бы нации не принадлежали, можем сделаться через воспитание настоящими людьми, каждый различно, по врожденному типу и национальному идеалу человека". Отрешиться от своей национальности нельзя, утверждает Дзасохов, потому, что национальность и есть та же индивидуальность, только индивидуальность народная.

По мнению Дзасохова, каждый народ имеет свою национальную физиономию, которую можно изуродовать, но потерять ее совсем нельзя. Далее он ссылается на следующие слова А.С. Пушкина: "Весь образ мыслей и чувствования, есть тьма обычаев, поверий и привычек, принадлежащих исключительно какому-нибудь народу. Климат, образ жизни, вера дают каждому народу особенную физиономию". Подводя итог написанному, Г. Дзасохов говорит, что Пирогов глубоко прав, когда говорит, что, "стремясь быть человеком", человек не только не перестает быть гражданином своего отчества, а еще выражает прекрасные стороны своей национальности.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что взгляды Г. Дзасохова по данному вопросу были прогрессивными. Он с глубоким уважением относился к русской культуре, ратовал за сближение культуры своего народа с русской культурой, причем успех такого сближения он ставил в зависимость от свободного развития национальных культур нерусских народов.

Мы можем также говорить о его решимости изменить жизнь своего народа к лучшему, облегчить страдания горца. Мы понимаем твердую позицию Дзасохова по вопросам педагогики, родного языка, женского образования. Он ратовал за перемены во всех областях жизни. Они были навеяны самим временем, которое требовало образованных людей, одним из которых, вне всякого сомнения, являлся Гиго Дзасохов.

Особенности мастерства Гиго Дзасохова проявились в использовании исторических фактов и наблюдений, в новизне и многогранности тем публикации, глубине и важности исследуемых проблем. Публицистические выступления Дзасохова отличались тщательностью анализа, экспрессивностью, яркостью изложения. Вопросы, поднятые публицистом в своем творчестве и рассматриваемые в данной работе, не теряют актуальности в наши дни.

Источники:

1. Антология педагогической мысли Северной Осетии /Сост. Каргиев Э.К., Чеджемов С.Р.. Владикавказ, 1993.

2. Булацев Х.С. Гиго Дзасохов - публицист - революционер. 1880-1918 гг. Орджоникидзе, 1982.

3. Дзасохов Г.И. Статьи и очерки. Орджоникидзе, 1980.

4. Дзидзоев М.У. Общественно-политическая и государственно-правовая мысль в Северной Осетии. Орджоникидзе, 1979.

5. Сланов И.А. Ардонская духовная семинария. (К 100-летию основания). Владикавказ, 1999.

6. Таказов В.Д. Журналистика и литературный процесс в Осетии (вторая половина XIX - начало XX в.). СПб, 1998.

7. Тотоев М.С. Народное образование и педагогическая мысль в дореволюционной Северной Осетии. Орджоникидзе, 1962.

8. Тотоев М.С. Очерки истории культуры и общественной мысли в Северной Осетии в начале ХХ века. Орджоникидзе, 1968.
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum