Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Общество
Поднебесная и ее люди: взгляд в двух измерениях
(№6 [128] 16.03.2006)
Автор: Наталья Севидова
Наталья   Севидова
Китайцы не расталкивают друг друга локтями и поэтому добиваются больших целей меньшей ценой

Помните волшебное превращение чичиковской брички в необгонимую чудо-тройку?

"Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади.
Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони!... Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства."

Этот хрестоматийный текст о судьбе России можно лишь самую малость переиначить - заменить коней на дракона, а Русь на Поднебесную и вот извольте - портрет, начертанный русским классиком, идеально подходит современному Китаю. Разве что вопрос "Куда летишь ты?" излишен. Недавно еще отсталая и бедная страна с ошеломляющим натиском и быстротой ворвалась в число серьезных мировых держав. Она заставила считаться с собой всех. Европа ломает голову над тем, что ей делать с дешевыми китайскими товарами, США и Япония опасливо присматриваются к техническому и военному перевооружению Китая и его прорыву в космос, Россия испытывает растущее беспокойство по поводу скрытой колонизации китайцами Дальнего Востока, Сибири и Урала, страны Южной Азии встревожены растущим экономическим весом китайской диаспоры, через которую Китай может влиять на внутреннюю политику этих стран. КНР демонстрирует небывалые успехи во всех сферах - привлечении инвестиций, темпах строительства, развитии науки и современных технологий, медицины, туризма, в спорте и дипломатии...

Аналитики утверждают, что через двадцать лет Китай войдет в тройку экономических лидеров мира, а через 40 станет сверхдержавой.

И что греха таить, подобные прогнозы пугают. Но чего мы, собственно, боимся? Многочисленности китайцев, их коварного восточного характера, чуждого нам менталитета? Может быть, страшит неизвестность? Согласитесь, историю Китая, его культуру, традиции, верования, философию мы знаем весьма поверхностно или вовсе не знаем. В средней школе у нас нажимают на историю Европы, России и Соединенных Штатов Америки. Все, что касается Азии, тут почти сплошное белое пятно. На уроках литературы тоже изучают "своих" - европейских и русских классиков. А назовите навскидку хоть одного знаменитого китайского поэта? Когда речь заходит о географии, то мы неплохо помним названия даже заштатных европейских городков, но на карте громадного Китая хорошо, если сходу найдем реки Янцзы и пограничный Амур, а из городов - Пекин и Шанхай.

Помнится, персонажи "Грозы" А. Островского Феклуша и Кабаниха пугают жителей города Калинова: мол, живут в чужедальних станах люди "лицом черны" и "с песьими головами". Примерно также мыслят и обитатели Обломовки в романе Гончарова: за Питером живут французы и немцы. А далее - темный мир, населенный чудовищами, великанами и людьми о двух головах.

Эти архаические наивные представления, конечно, давно трансформировались. В песьи головы мы больше не верим, но ментальный страх перед инаковостью остался. И он тем больше, чем многочисленнее и пассионарней другая нация.

Ну, а если перестать выискивать реальные и мнимые угрозы и исследовать те особенности национального характера, которые привели китайский народ к таким исключительным достижениям? А может быть, кое-что даже и перенять. Почему бы и нет, если это пойдет на пользу загадочной и бесшабашной русской душе? Тем, кто тотчас закричит, что у русских - собственная гордость и негоже чуждое заимствовать, замечу, что самобытность не есть бесспорное достоинство. Люди разумные и восприимчивые стремятся к развитию и совершенствованию. Кстати, русские, живущие бок о бок с другими этносами, - и внутри своей страны и по всему миру, всегда легко впитывали и преобразовывали чужой потенциал себе во благо.

Когда же в мирное, интеграционное взаимодействие приходят две мощные этнические группы, результат может получиться впечатляющим. Современный российский писатель- фантаст Анатолий Рыбаков, свободно владеющий китайским и японским языками, нашел на чердаке старого бабушкиного дома подлинный манускрипт эпохи китайский династии Тан. И воспылал жадным интересом к Востоку.

От лица вымышленного исторического персонажа Хольм Ван Зайчика Рыбаков написал несколько романов, в которых "переписал" историю Евразии, начиная с битвы при Калке. "Альтернативная" история по Рыбакову развивалась так: в шестидесятых годах 13-го века Александр Невский и его побратим, сын Батыя Сартак, вступивший на ордынский престол, договорились о партнерском объединении Святой Руси и Золотой Орды. Таким образом было создано огромное мощное государство Ордусь, где народы процветали и благоденствовали. Спустя полтора века в состав Ордуси вошла и Поднебесная империя на правах одного из улусов. Так возникла колоссальная и богатейшая держава, которая раскинулась от тропиков Индокитая и Тайваня до холодного Финского (Суомского) залива. И царила на этой территории культура "уважительности к иному, культура способности все считать родным и все приспосабливать к пользе народа".

В этой стране, рожденной фантазией автора, "цвели все цветы и расцветали все школы. Это был мир синкретической религиозной жизни, мир, в котором плохих людей нет." Конечно, это не более чем историческая утопия, и все же что-то притягательное в ней есть. Вряд ли можно сейчас вернуться к пафосному лозунгу 50-х годов "Русский и китаец - друзья навек". Но, по крайней мере, они и не враги. Вопрос в том, подорвет ли "ползучая китаизация" русский дух или напротив обогатит его, подпитает новыми ценностями и свежей энергетикой?

Лично я задумалась над этим вопросом, пообщавшись с двумя соотечественницами с уникальными судьбами. Одна из них, 70-летняя Вера Васильевна Павлова, дочь русского белогвардейца-эмигранта, с 9 лет живет в Китае, воспитана в китайской семье, получила в КНР образование, всю жизнь работала в сфере снабжения, вышла на пенсию и занялась продюссерством. И весьма успешно. Возит по всему миру китайские цирковые труппы, а из России в Китай - российских артистов. Говорит и пишет она по-китайски лучше, чем по-русски. Хотя и язык родителей сохранила. Ее китайское имя - Ю Чин.

В Риге мы познакомились с ней перед представлением китайского цирка "Си Ю" ("Солнышко"). Юные воспитанники монастыря Шао-Линь показывали на арене Рижского цирка чудеса гибкости, силы и выносливости.

Вторая собеседница - моя бывшая коллега по газете "Советская Молодежь" Наташа Врубель - дочь крупного китайского руководителя, репрессированного в годы Культурной революции. В Пекине провела детство, училась в первом классе китайской школы, но впоследствии уехала с матерью-украинкой в СССР, была воспитана в традициях русской культуры и православии. Лишь в начале 90-х она разыскала отца, с которым семью разлучили во времена хунвейбинов. Четыре года назад Наташа приехала по контракту работать в Китай. И возвращаться пока не собирается.

Обе женщины воспринимают Поднебесную в двух измерениях - и как славянки, и как коренные китаянки. Очень интересное мироощущение, которое позволяет им оценивать Китай без предубеждения и настороженности.

Я много расспрашивала обеих о глубинных истоках современного взлета Срединного царства и - в чем они их видят.

Приведу фрагменты этих бесед, состоявшихся в разное время, из коих, как мне кажется, складывается некий образ страны великой цивилизации, несущей свою миссию в этом мире. И миссия эта отнюдь не представляется мне разрушительной для остального человечества.

* * *

Наталья Врубель: В Китае многое для меня оказалось близким и понятным. Конечно, я увидела и много нового, но оно было более внешним, чем внутренним. Меня поразило, с каким напряжением и безумной скоростью там все строится. Люди работают по 24 часа в сутки в три смены. Идешь по знакомой улице - и не узнаешь ее. Рядом с моим домом решили расширить улицу, устроить восьмиполосное движение. Это было сделано за три недели: не только асфальт положили, но и засадили цветами и деревьями зеленую полосу посередине.

Вера Павловна (Ю Чин): В стране была страшная нищета, 80 % населения страны - крестьяне, разутые, раздетые, полуголодные. Миска чечевицы - весь обед, белого хлеба не видели - сидели на кукурузе. Даже синие робы, которые когда-то ввел Мао Дзэ дун, были по талонам. И буквально за какие-то десять лет, когда слетела со своего поста вдова Великого Кормчего, все как из-под земли выросло. Сейчас магазины ломятся - торговцы умоляют тебя зайти к ним: у нас все самое дешевое!

Людям просто дали возможность нормально трудиться. Китайский крестьянин чуть свет встанет и в земле будет весь день копаться - просеет песок и камни, землю на себе притащит и будет выращивать на своих грядках все. Я вот зашла в ваш супермаркет: какой жалкий ассортимент овощей! А у нас их столько, что я к своим 70 годам еще и не все перепробовала и даже не знаю, как некоторые готовить, хотя я примерно триста рецептов разных блюд знаю. Только яблок в Китае - без малого полтораста сортов. Есть удивительные, такие, как будто маслом пропитаны. Или сорт «Осенний лимон» - положишь два яблока в комнате и аромат будет стоять во всей квартире.

- То, что китайцы фантастически терпеливы, известно. Но откуда он черпают силы на это?

Ю Чин: - Они не думают о результате труда, они погружаются целиком в рабочий процесс. Это своего рода медитация. Выполняя даже самую нудную работу, они получают удовлетворение, шлифуя свое мастерство. Китайцу обязательно надо добиться совершенства. Вот вышивка (Вера Павловна показывает мне искусный свиток - Н.С.) - она двустронняя. Сколько надо над этим сидеть, чтобы вышел абсолютно безупречный рисунок с обеих сторон! Но пока мастер своего не добьется, он не отступится. Русский человек хочет, чтобы все шло быстро, быстро, еще быстрее... Смотришь - он уже устал, и работу бросил наполовину незаконченной. Китаец же никогда не сдастся. Вот это стекло (Вера Павловна протягивает мне прозрачный шар - Н.С.) - оно расписано иерголифами изнутри! Как это сделано? Даже не знаю, но это - ручная работа. Талисман с молитвой. Для спокойствия и счастья в доме. Если мастер в него столько своей энергии и души вложил, то, наверное, это действительно хороший оберег.

- Терпение и упорство заложены в генах китайцев или результат воспитания?

Ю Чин: - Конечно, воспитания. Вот я наблюдаю, как у вас матери воспитывают детей. Мать говорит ребенку: встань сейчас же, а не то я тебя шлепну! Встал? Молодец, вот тебе конфетка! А если китайская мама велит малышу встать, то он тотчас встанет. Он знает: если он не послушается, мама не станет его бить или ругать, она просто оставит его и молча уйдет. Китайцы не потакают капризам детей, но и не воюют с ними, впадая в гнев и истерику. Они очень выдержанно и последовательно приучают их к разумным нормам поведения. А беспокойных детей стараются окружить спокойными.

Посмотрите на наших ребят из Шао-Линя - они как будто без жил и костей! Все, что они выделывают, результат упорных тренировок и медитаций. (От автора. Я присутствовала на представлении: мальчишки и девчонки складывались так, словно у них не было позвоночника, упирались грудью в острые мечи, показывали рискованные трюки с огнем и т.п.). - Внешне они худенькие, хрупкие, но если этот мальчуган на бегу случайно заденет вас плечом - вы на ногах не устоите.

При такой огромной внутренней силе наши ребята очень вежливые, воспитанные. У нас в Китае мальчик никогда не будет таскать девочку за волосы, не огрызнется на замечание старшего по возрасту. К пожилым людям дети и молодежь относятся в высшей степени почтительно. Вот если бы я сейчас захотела прилечь, и в комнате находился ребенок, он бы снял с меня туфли, принес шлепанцы, поднес чаю. Не только родной внук - любой ребенок так сделает. Так принято. Этому с детства учат родители, потом школа.

(В подтверждение слов Веры Павловны, в гримерную, где мы с ней беседовали, зашли двое ребятишек, уже одетых для выхода на манеж. Они принесли пирожные, которыми их кто-то угостил, чтобы поделиться с Ю. Чин. Она отказалась, они немного смирно посидели рядом с нами, потом старший о чем-то ее спросил. Вера Павловна перевела мне: "Он просит разрешения им уйти". Я, конечно, поразилась подобной благовоспитанности.)

- И все же, перемены в Китае стремительны, и влияние Запада наверняка чувствуется?

Ю Чин: - Да, теперь у нас можно увидеть по телевизору и в кино, как парень с девушкой целуются, что раньше было немыслимо.

Н. В. - Но национальный характер китайцев не меняется. Они очень исполнительны, аккуратны, надежны и исключительно доброжелательны. Это вообще самое замечательное свойство китайцев - они не конфликтны. В КНР огромные города, сплошной поток людей на улицах. Но никто не ругается. Даже если кого-то толкнули или на велосипеде наехали, никогда не услышишь крика и брани. Может быть, это конфуцианские правила, которые в крови у народа.

Ю Чин: - Я была свидетельницей, как в Риге на улице парень бросил пустую сигаретную пачку на тротуар и дворник сделала ему замечание. Тот ответил ей просто по-хамски. В Китае я бы его уже посадила на три месяца. И за то, что намусорил, и за то, что оскорбил пожилого человека.

Н.В. - Китайцы следуют в жизни одному очень важному правилу, тоже конфуцианскому. У нас ведь как? Человек хочет чего-то добиться - он идет напролом. У китайцев все наоборот. Чем сильнее ты будешь ломиться, тем меньше получишь. Тебя вообще наглухо закроют. Попроси один раз тихо и вежливо - и тебе все с удовольствием помогут. Иностранцы, которые знают это правило, прекрасно себя чувствуют в Китае. А вот у молодых нахрапистых приезжих возникают большие психологические проблемы. В Китае нужно терпение. И тогда ты будешь жить замечательно.

- А каково отношение к иностранцам?

Н. В. - Внешне китайцы не проявляют свои чувства так, как мы - сходу. Они очень долго присматриваются к человеку. Когда мнение о личности сложилось, оно и продиктует и форму поведения. Если вы вели себя достойно, к вам будут относиться очень хорошо. Все иностранцы, приехав в Китай по контракту на год, стараются его продлить. Я работаю на Международном радио, у нас больше 50 иностранных специалистов и никто не хочет уезжать! А те, кто уезжает, мечтают вернуться.

- А как себя чувствуют в Китае национальные меньшинства?

Ю Чин: - Они пользуются привилегиями. Допустим, я китаянка, а вы европейка, постоянно живущая в Китае. Наши дети должны сдавать экзамены в институт. Мой получил пятерку, а ваш четверку. Так возьмут вашего. Как рассуждают китайцы? У вас маленькая нация, а мы, китайцы - нация большая. Значит, мы должны вас опекать и поддерживать.

Я не живу постоянно в одном городе. Но куда бы я не приехала, я имею определенные преференции. Его дает мне удостоверение личности, подтверждающее, что я, будучи гражданкой Китая, являюсь русской по национальности.

Если китаец и некитаец по обоюдному сговору совершили преступление, и даже инородец был подстрекателем - китайца накажут жестко, а иностранца отдадут на поруки. Раз ты китаец, значит, ты - хозяин страны. И несешь большую ответственность за все, что ты делаешь на своей земле. Кстати, и статус человека тоже влияет на меру наказания. Министр или другой начальник понесет более строгую кару за совершенное правонарушение, чем рабочий. Чем больше тебе дано, тем больше с тебя и спрос. Зато на наших улицах спокойно, чисто, безопасно, у нас дисциплина, законы. Ночь-заполночь иди, миленькая, хоть в бриллиантах по улице, никто не тронет

- Для нацменьшинств в Китае есть школы?

Ю Чин: - Есть государственные. А если вы откроете частную и будете преподавать там свой язык, государство вам поможет, даст кредит. А разные учреждения еще и субсидии выделят. У нас есть все конфессии - православные, католики, буддисты. Полная свобода вероисповедания, только не нарушай закон, не обманывай, не торгуй наркотиками.

- А как живется людям в бытовом плане?

- Н.В. Сейчас в городах строят огромные компаунды в 25-30 этажей с отличными квартирами. У Латвии в таких живут очень богатые люди. А там - обычные семьи. Потому что цены на жилье доступны для людей среднего достатка.

На среднюю зарплату можно купить практически все, что необходимо современной городской семье. У меня подруга - китаист из Питера, у нее муж-китаец, компьютерщик, им по 29 лет. У них шикарная трехкомнатная квартира, хорошая мебель, аппаратура.

И примерно так же живет основная масса пекинцев.

Ю Чин: - Самая маленькая пенсия - 60 долларов. Я получаю - 100-120. На проживание мне нужно... Считайте сами. Я живу в казенной квартире с двумя спальнями, залой и закрытым балконом. Плачу за квартиру 4 доллара 70 центов. В эту сумму входит освещение, отопление. Телефон - отдельно, я часто международные звонки делаю - выходит порой и по 100 юаней. Это - 10-12 долларов.

У русских есть пословица: в одном кармане вошь на аркане, в другом - блоха на цепи. У вас, бывает, человек имеет красивую одежду, обстановку в квартире, но когда идет за продуктами, считает копеечки, экономит. У нас обстановка в квартире может быть и скромной, но питаются люди хорошо. На один доллар два дня можно скромно прожить. Я сравнила: у вас в магазине вилок капусты с кулак - 37 сантимов, а у нас такая - пять фынов (в юане - 1000 фынов). Я при своей пенсии могу себе позволить каждую неделю сделать на 10 человек банкет. И на стол картошку и капусту не поставлю - у нас это неприлично, слишком дешевые овощи.

Конечно, в Китае сейчас тоже в ходу электроника, лазерная техника. Молодежь за этим гонится, а нам, пенсионерам лишь бы было уютно, удобно, тепло. Зато у меня в банке деньги есть и мне не надо думать о черных днях.

- Вы доверяте сбережения банкам?

Ю Чин: - А у нас вклады населения не пострадали. Если что было конфисковано в годы Культурной революции и докажешь, что это твое, все вернут. Вот, положим, дом национализировали. Если соседи или знакомые подтвердят, что это твой дом - вернут.

Поэтому китайцы доверяют своим банкам и держат там вклады, а банки инвестируют народные средства в свою экономику. Дома я деньги не буду держать. Зачем? Я в банке получу проценты, а банк их вложит в строительство - посмотрите, какие теперь стали наши города.

- А персональные машины покупают?

- В принципе, каждый может себе это позволить, но не покупают. Потому что некуда поставить. В городах почти нет свободной земли, стоянки слишком далеко от дома. Но общественный транспорт нормально развивается - ежеминутно подходит автобус, легковушки частные возят - за рубль из конца в конец.

- Насколько доступно здравоохранение?

- Лечусь я бесплатно. Лекарства тоже бесплатные на 100 процентов. Как и для всех пенсионеров, отработавших 30 лет. Я еще и соседке могу дать свои лекарства. Мы отставали в медицине от японцев, а теперь японцы посылают к нам студентов, которые учатся у китайских врачей. Вот я ногу в колене сломала, мне наложили гипс, но надо было ехать на гастроли, пришлось его снять намного раньше срока. Ходила на костылях, но мне дали лекарство - народное. Просто волшебное. И вот видите - я уже хожу сама, без палки.

- Но, наверное, большая разница между тем, как живут в Пекине, Шанхае и в глубинном Китае?

- Н.В.: Да, пока контраст существует: юг намного богаче севера и запада страны. Сейчас китайское правительство провозгласило курс на подъем западных районов. Они поднимают страну поэтапно: сначала приморские провинции, теперь очередь дошла до внутренних, слаборазвитых регионов.

- Политологи предупреждают, что этот контраст может разорвать Китай на две части.

Н.В.- Это не успеет случиться. Выравнивание идет очень быстрыми темпами. Правительство Китая отдает а это колоссальные дотации. И народ реально ощущает, что с каждым месяцем жить становится лучше. А если жизнь заметно улучшается - кто пойдет бунтовать?

- Антисоветские настроения времен Культурной революции аукнулись как-то на отношении китайцев к русским?

Н.В.- Китайцы относятся к русским доброжелательно, но без той восторженности, которая была характерна в 50-х годах. Сейчас другое поколение. Оно более прагматично. И это хорошо. Тот, кто сильно восторгается, так же легко может и предать. Эйфория - неглубокое чувство. А здесь отношение стабильное - то это на длительную перспективу.

- А как насчет скрытой экспансии на Дальний Восток?

Н.В.- Если уж какие-то китайцы и думают об эмиграции, но их помыслы устремлены в основном к юго-восточной Азии, а никак не к Сибири. В Россию они едут временно, заработать. Но не жить из поколения в поколение.

- Но ведь миграционные потоки из Китая в Россию вещь вполне реальная и просчитанная.

Н.В. - В процентном соотношении к численности населения обеих стран количество осевших в России китайцев ничтожно. И кроме того, если бы китайцев на Дальнем Востоке не было, то экономика региона рухнула бы. Китайцы делают все, чего не хотят делать местные жители. Они занимаются и строительными, и сельскохозяйственными работами – там, где как раз не хватает рабочих рук.

- Какие качества китайцев достойны того, чтобы их перенять?

Н. В. - Мне лично нравится одно золотое правило, о котором я уже говорила: не ломись, не шагай к цели по чужим головам - и все получишь. Наверное, это правило действует только в Китае, но если бы все его придерживались, мир был бы лучше.

- А то, что за плечами у китайцев пять тысяч лет цивилизации, это как-то отражается на национальном характере?

Н.В. - Еще как! Вот что мы понимаем под терпением? То, что подавляется усилием воли. А у китайцев есть незыблемость иерархии, начиная от семьи и заканчивая деловыми отношениями. Поэтому их не раздирает изнутри неудовлетворенность своим положением, им надо лезть из кожи, чтобы куда-то взобраться. Их жизненная философия иная: я получаю то, чего я достоин. Буду достоин большего - получу больше.

Вообще основа мироощущения китайцев - стремление к равновесию.

Цель всех китайских практик, гимнастики, поведенческих правил, всей системы духовных ценностей - сохранять равновесие внутри и вне себя. Если в чем-то равновесие нарушается - это плохо для самого человека, и для любой системы - семьи, общества, государства. Если инь и ян - мужское и женское начало находятся в балансе, то человек здоров, система функционирует нормально.

- Может, в этом и заключается большой китайский секрет? Несмотря на все войны и лишения китайцам более чем другим удалось восстанавливать и сохранять в равновесии эту загадочную энергию ци? Ведь сколько наций и народов за эти тысячелетия исчерпали свои жизненные ресурсы и бесследно сгинули в Лете...

- Китайцы - это 56 народностей под одним названием. Но вообще это очень интересное замечание. Однажды очень мудро заметила замечательная российская скрипачка Татьяна Гринденко, которая побывала в Китае на гастролях. "Когда мы смотрим на современных итальянцев, мы не видим в них древних римлян или когда приезжаем в Грецию, нам совершенно непонятно - а где же они тут были, эти древние эллины. Внутренний духовный мир тех цивилизаций уже совершенно нельзя воспроизвести. А когда мы смотрим на современных китайцев, в костюмах и галстуках, с сотовыми телефонами или за мониторами компьютеров, мы видим, что там внутри все равно есть та этика, которую соблюдали жители Срединного царства, есть та корневая духовная жизнь, которая передается из поколения в поколение.

- Однако у россиян, бесспорно, существует страх перед Поднебесной и ее более чем миллиардным населением.

- Россия была долго в состоянии болезни, сейчас она медленно из нее выходит. Но еще ослаблена. Ослабленный человек тоже боится на улицу выходить, боится попасть в среду, где много людей. Но потом это проходит. Русские и энергетически, и духовно - это мощная нация. И они от своих комплексов уже избавляются.

- А интерес к русской культуре есть какой-то в Китае?

- Очень большой. Они любят русскую классику. В Пекине, например, в течение года проходит огромное количество мероприятий, связанных с русской культурой - из России приезжают театры, творческие коллективы, отдельные художники, артисты, музыканты. 2006 год вообще объявлен годом России в Китае. Московские театры в Пекин на фестиваль привозили Чехова - аншлаги были полные! Многие китайцы сидели в зале даже без наушников - содержание они знают, поэтому смотрят спектакли без перевода. Москвичи даже дополнительные спектакли давали.

Но не все, конечно, тянутся к театру. Есть, например, и такое явление как интернет-зависимость. Но в Китае с негативными явлениями борются на государственном уровне. Их не запускают. Когда возникла опасность эпидемия птичьего гриппа, то меры были приняты мгновенно - даже функционеры Всемирной организации здравоохранения были в восторге. Проблем в Китае, как и всюду, много, они современные, новые, но если проблем нет - народ мертв.

Китайцы реагируют на современные вызовы оперативно. Потому что они очень прагматичны. Хотя прагматизм он ведь разный. Китайцы все рассматривают не с позиции - насколько мне это выгодно, а насколько это полезно - с перспективой развития на будущее. Идет ли речь о развитии личности, своего дела или страны в целом. И вот этому можно у них поучиться.

В.П. - Так сложилось, что мои дети, внуки и правнуки живут в Австралии, в Сиднее. Они богаты, все у них есть. И обижаются, почему я к ним не переезжаю. Но я свою вторую родину не могу покинуть. Знаете, я объездила пол-Земного шара и лучше Китая нигде места не нашла.

С русскими китаянками беседовала Наталья Севидова


_____________________________
© Севидова Наталья Александровна

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum