Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Коммуникации
Журналистика, которой мы учим
(№6 [128] 16.03.2006)
Автор: Владимир Тулупов
Владимир Тулупов
Что такое профессиональная культура журналиста? Непростой вопрос. Понимать ли под профессионализмом умение писать (филологический подход), способность подавать факты таким образом, чтобы за ними виделись общественные явления (социологический взгляд), талант налаживать эффективную коммуникацию с целевой читательской аудиторией (психологический срез), информируя, действовать в правовом и этическом полях (юридический и нравственные аспекты)?.. Наверное, и то, и другое, и третье. Можно добавить ещё и такие качества настоящего журналиста, как наличие общей культуры (знание мировой и отечественной истории, политологические, экономические, юридические, философские, социологические, психологические знания), технологическая компетенция, а также гражданственность и смелость.

Сложившаяся система подготовки журналистских кадров в российских вузах учитывает именно такой – универсальный – подход, предполагающий сочетание фундаментального теоретического и разнообразного практического, прикладного образования. Думается, стоит перестать постоянно пересматривать существующие ГОСы: ведь их содержание опирается на более чем полувековые традиции университетской подготовки журналистов в России, а их контенты перманентно уточняются с учетом современных требований действительности и с привлечением самых серьезных экспертов. Наконец, существующие ГОСы, имеющие как общенациональные, так и региональные, вузовские компоненты, дают богатые возможности для импровизаций при верстке конкретных учебных планов. То есть в них возможно (и необходимо!) учитывать специфику региона, потребности местных СМИ, состояние информационной политики и кадровой ситуации в редакциях и в самом вузе.

Выделим несколько проблем, осложняющих нашу работу.

Слабая подготовленность абитуриентов. Системы дошкольного и школьного воспитания и образования всё ещё переживают кризис. Слабое финансирование этих институтов в девяностые годы прошедшего столетия привело к оттоку и отсутствию новых квалифицированных педагогических кадров. Создание специализированных классов не столько способствовало ранней профессионализации школьников, сколько ослабило их общую подготовку (в нашем случае это отражается самым прямым образом на освоении таких дисциплин, как «Экономика», «Математика, информатика, современные компьютерные технологии», «Концепции современного естествознания», «Логика», «Техника и технология средств массовой информации» и др.). Большое количество разных (в том числе по глубине, объективности раскрытия предмета) учебников вызвало своеобразную «атомизацию» сознания. К тому же дети стали меньше читать и писать, потребляя в основном визуальную информацию (телевидение, видео, интернет), что повлекло за собой снижение нормативной грамотности.

Инфантилизм и феминизация студентов факультетов и отделений журналистики. Это ещё одна тревожная тенденция. В настоящее время подавляющее большинство студентов-журналистов – вчерашние школьники, причем более 90 % из них – девушки. О чём хотят и могут писать наши выпускники? О том, что их прежде всего волнует, – о взаимоотношениях полов, музыке, отдыхе и т.п. Единицы из них обращаются к политике, экономике, социальным проблемам – нет интереса, но, главное, нет жизненного опыта.

Журналистика – нелёгкий труд, предполагающий и ненормированный рабочий день, и длительные командировки, и опасные расследования. Нарушение баланса в пользу студенток-журналисток приводит к тому, что часть выпускниц не идут в профессию, часть выбирают легкую, развлекательную, «глянцевую» журналистику или деятельность, связанную с рекламой и паблик рилейшнз.

Конфликт с работодателями, видящими в журналистике лишь средство получения прибыли или исполнения политического заказа. Сегодня, когда качественных, общественно-правовых СМИ становится всё меньше, нередко именно работодатели и главные редакторы поощряют журналистов, нарушающих профессиональные и этические стандарты, призывая их организовывать заказные, платные статьи, публиковать надуманно-сенсационные материалы и т.д. Намеренное смешивание редакционной и рекламной частей, совмещение журналисткой и агентской деятельности – повседневная редакционная практика. Все это оправдывается необходимостью укрепить финансовое положение СМИ, повысить заработную плату сотрудникам. Новоявленные владельцы и учредители СМИ сознательно отказываются от серьезных тем, от аналитики, считая, что массовая аудитория не воспринимает подобную информацию, а потому отказывается от подписки и розницы. Но если нет предложения, не будет и спроса… Снижение уровня подготовленности читательской аудитории также осложняет журналистскую деятельность, и, главное, приводит к информационному дисбалансу. Между тем общество объективно заинтересовано в том, чтобы журналистика последовательно реализовывала и прогностическую функцию, оперативно и квалифицированно комментируя все важнейшие события, происходящие в мире и стране, предлагая выход их тех или иных ситуаций. Я уже не говорю о регулирующей функции – подлинное гражданское общество не возможно без серьезной социально-ответственной общественной прессы, контролирующей действия властей, предлагающей варианты позитивного развития социума.

Сегодня непросто организовать полноценную студенческую практику, поскольку сотрудники редакций вовсе не благоволят к будущим конкурентам и отнюдь не заинтересованы в передаче опыта. Подготовка авторских материалов (60 % плана строк) канула в Лету – ныне действующий журналист заинтересован только в собственном гонораре. Но и те редакторы, которые приглашают студентов на практику, пытаются «переучивать» их в связи с собственным пониманием роли корреспондента.

В последнее время все чаще редакции обращаются на факультеты с предложением заключать договоры о прохождении студентами практики на платной основе. Это – тупиковый путь. Ни один бюджет ни одного вуза такой системы не выдержит. Особенно удивительно, когда подобное затевают государственные СМИ, предъявляющие финансовые претензии государственным вузам. Причем возглавляют эти редакции люди, не так давно закончившие эти же университеты или институты. Заметьте в подавляющем большинстве – на бесплатной основе. Видимо, необходимо принять некие нормативные положения, определяющие взаимоотношения государственных образовательных учреждений и средств массовой информации. Тем более, если идея обязательного распределения и трехлетней отработки по специальности воплотится в жизнь.

Творческие факультеты, каковыми, по сути, и являются факультеты журналистики, заинтересованы в привлечении к учебному процессу практиков. Но заинтересованы ли в этом сами практики? Одну причину отказа заниматься даже с практикантами я уже назвал. Хотя отмечу и факт возросшей нагрузки на журналистов, которым выделить свободное время, особенно с учетом проведения занятий по утвержденному расписанию, зачастую нелегко. Бывают, конечно, редкие случаи бескорыстного сотрудничества – когда профессионал испытывает потребность в том, чтобы поделиться накопленным опытом, когда и в редакции понимают, что связь с журфаком – это постоянный приток новых идей, «свежей крови» в лице сначала практикантов, а затем и молодых специалистов… Молодых журналистов можно привлечь перспективой подготовки диссертации, опытные, возможно, думают о подработке, о трудоустройстве после выхода на пенсию. Но достаточно ли этого? Что мешает активизации процесса привлечения практиков к процессу образования? В провинции – это прежде всего низкая оплата труда. Большинство практиков, естественно, не имеют ученых степеней, что отражается на сумме окладов или почасовой оплаты (не спасают и внебюджетные средства). Выход – в повышении размера начальной ставки и в том, чтобы предусмотреть возможность повышения статуса практиков (старший преподаватель, доцент, профессор) с учетом их профессиональных достижений (многолетнее членство в Союзе журналистов, звания заслуженных работников культуры и т.п.).

Мы становимся свидетелями катастрофического падения рейтингов СМИ. Это связано со многими причинами, перечислю лишь ряд обострившихся за последние годы проблем: мы перестаем быть нацией читателей; в информационной политике продолжаем надеяться на власть (но не всегда наши интересы совпадают с интересами власть предержащих); большинство общественно-политических СМИ излишне политизированы; СМИ охвачены безоглядной коммерциализацией; отсутствует подлинная связь с читателем, редакции не заботятся о действенности, что и приводит к падению доверия к журналистике и журналистам. Кстати, все это хорошо известно журналистам, остающимся верными профессии – только они не знают или не имеют сил, чтобы переломить сложившуюся ситуацию (власть же в СМИ продолжает захватываться, увы, другими…). Может, молодая смена вернет журналистику на позиции середины 80- начала 90-х годов, когда рейтинг СМИ был необыкновенно высок, когда пресса пусть недолгое время, но была свободной? Мы, преподаватели, серьезно озабочены существующим положением дел и с болью наблюдаем, как порой ломают судьбы вчерашних романтически настроенных студентов. К сожалению, и в молодежной среде наступила какая-то апатия: юные уже не митингуют, не дискутируют по поводу судеб страны, предпочитая пресс-клубам клубы ночные; некоторые из них порой большие консерваторы и прагматики, чем преподаватели, сформировавшиеся в далекие шестидесятые и семидесятые…

Возникла проблема с введением с 1 января 2006 года 131-го ФЗ РФ о территориях, согласно которому, например, муниципальным образованиям запрещено прямым или косвенным способам финансировать СМИ (остаются лишь сугубо официальные бюллетени или вестники). Нынешние районные и городские газеты вынуждены либо укрупняться, либо уходить в «свободное плавание»… – всё это касается и факультетов, отделений журналистики, лишающихся традиционных баз практики. Выход – в организации практики непосредственно в вузе, возможно, и в организации собственных СМИ.

Каковы перспективы российского журналистского образования, что ожидает нас в будущем?

Учитывая необходимость сохранения фундаментальности вузовской подготовки журналистов, а также творческий характер этой профессии, важно сохранить существующую систему образования, предполагающую как одноуровневую (специалист), так и двухуровневую (бакалавр, магистр) формы. При этом важно окончательно утвердить творческий статус специальности «Журналистика». Имеется в виду и сохранение творческого конкурса как обязательного профильного вступительного испытания, и новые возможности по привлечению к образовательной деятельности наиболее опытных практиков, не имеющих ученых степеней.

Поскольку никакое творчество невозможно без опоры на фундаментальные представления о мире, учебный процесс на факультетах и отделениях носит, по существу, двухуровневый характер: первый уровень – 1 и 2 курсы – освоение цикла фундаментальных (базовых) дисциплин: философия, социология, лингвистика, теория литературы, экономика, основы практической деятельности журналистов и др.; второй уровень – технологическое освоение азов профессии, приобретение профессиональных навыков, узкая специализация по избранным направлениям – 3-5 курсы.

Такой подход к подготовке специалистов базируется на: широком спектре специализаций, начинающихся со 2-3 курсов; выполнении студентами творческих курсовых и дипломных работ; организации круглогодичных учебно-производственных и производственных практик; проведении публичных защит студентами материалов практик; активном участии студентов в работе творческих мастерских (под курс «Журналистское мастерство» отводятся 6, 7, 8 семестры); введении в расписание занятий так называемых «творческих дней»; широком привлечении к обучению студентов журналистов-практиков.

Творческая составляющая остаётся одной из существенных особенностей учебных планов соответствующих факультетов и отделений. То есть учебные планы факультетов и отделений журналистики должны быть сориентированы на стимулирование творчества студентов, инициировать самостоятельный поиск решения творческих задач будущими специалистами, ставить при этом во главу угла индивидуальную работу со студентами.

Предлагаемая сегодня двухуровневая система также может претерпеть изменения: бакалавр (4 года), магистр (1 год). При этом желательно сохранить содержательно (в целом, в принципе) программу обучения, апробированную при подготовке специалистов. Возможна и линейная система, при которой студент бы имел возможность получить диплом бакалавра – 4 года, специалиста – 5 лет, а затем и магистра – 6 лет (тем более, число принимаемых в магистратуру ограничено уже самим соотношением: 1 программа – 6 слушателей; возможен и прием в магистратуру только на платной основе). При этом следует сохранить правила приема в аспирантуру как после специалиата, так и после магистратуры.

Сохранение как одноуровневой, так и двухуровневой системы подготовки журналистов отвечает демократическому духу Болонской декларации, а потому уже сегодня можно убедить Минобрнауки в том, что «Журналистику» следует внести в список тех специальностей, для которых сохранится пятилетнее (дневное отделение) и шестилетнее (заочное отделение) обучение.

В любом случае необходимо сохранить специализации уже на первом уровне, предусмотрев на первом уровне большой объем часов в специальных дисциплинах (переведя их в курсы по выбору) – тот же, что и в дисциплинах специализаций в программе специалистов. Таким образом, можно будет сформировать блоки, соответствующие дисциплинам специализаций у будущих специалистов. Это даст возможность унифицировать подготовку бакалавров и специалистов в течение четырех лет обучения. Специальные предметы (курсы по выбору) у бакалавров должны по содержанию совпадать с дисциплинами специализаций у специалистов.

Если принимать в магистратуру бакалавров всех других направлений, то придется коренным образом пересмотреть ГОС направления в части магистратуры, а именно изменить ее исследовательский характер в пользу практического. Исследовательский же характер магистерской программы сохранить для бакалавров-журналистов.

Если мы реально включаемся в Болонский процесс, то понадобится методическое обеспечение перехода на новую систему (причем применительно к специальности или направлению «Журналистика»). То есть реальное представление, как на практике реализуется идея вхождения в единое европейское образовательное пространство (исследования; мобильность; система кредитов; приложение к диплому; участие студентов в управлении; поддержка европейской составляющей, автономия, инновации и др.). Пора обобщить и обнародовать опыт вузов-пионеров. Ведь уже есть примеры составления интегрированных рабочих учебных планов «специалист – бакалавр», «магистр – аспирант», балльно-рейтинговой системы контроля процесса обучения, составления студенческих академических документов, европейского приложения к диплому и т.д.
__________________________
© Тулупов Владимир Васильевич
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum