Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
Общество
Латвия против фашизма
(№7 [129] 01.04.2006)
Автор: Наталья Севидова
Наталья   Севидова
Удивительную картину увидели рижане утром 16 марта в центре столицы. Вся площадь по периметру вокруг памятника Свободы оказалась за металлической оградой и в кольце живой цепи полицейских. Вся Старая Рига была буквально нашпигована людьми в полицейской форме и «особистами» с рациями. Автобусы, рафики с крепкими ребятами и даже мобильная тюрьма на колесах с мини-камерами стояли на всех подходах к главному государственному символу страны, куда в этот день намеревались возложить цветы бывшие легионеры и молодая смена из ультра-националистических организаций.
Уже к 9 утра в скверике у Оперного театра недалеко от памятника Свободы собрались группы антифашистов. Среди них - ветераны Великой Отечественной, активисты русских обществ, левые политики, студенты и школьники, у многих из которых деды погибли на фронте или были свидетелями нацистских зверств в Белоруссии. Но противодействовать маршу эсесовцев им не пришлось: полиция сама блокировала любую возможность проведения каких-либо торжеств и соответственно стычек между непримиримыми идейными противниками. Стражи порядка вели себя подчеркнуто корректно. Впрочем, никто и не делал попыток прорваться через ограждение. Латышские активисты слонялись вокруг, собирались кучками в Старой Риге, но никаких действий не предпринимали. Старики-легионеры сначала отправились на поминальное богослужение в Домский собор, а оттуда двинули было к Памятнику свободы, требуя пропустить их с цветами к подножию Милды. Но полиция была неприступна. Старики от души обругали и «непатриотичных» полицейских, и правительство, и «проклятую Москву».

В 17.00 участники предполагаемого шествия собрались на Ратушной площади, чтобы оттуда начать организованное движение к центру Риги. Но их блокировали бойцы спецподразделения Omega в бронежилетах, тогда национал-патриоты собрались под сводами Музея оккупации и запели гимн Латвии. Противники шествия ответили песней «Вставай, страна огромная». Праворадикалы попытались пройти по боковой улице Грециниеку, но путь им преградили нацболы. Между противоборствующими вклинилась полиция, и националисты повернули назад. Нарушения общественного порядка не было.
Сотрудники полиции задержали без объяснения причин и препроводили в полицейский участок 15 активистов национал-большевисткой партии, лидера Союза национальных сил Викторса Бирзе и женщину, которая кричала, чтобы «фашисты убирались».
Можно сказать, что срыв эсесовского марша - первая весомая победа левых антифашистских сил в Латвии. Латвийские власти решили на этот раз не допустить позорных ТВ-кадров, которые обошли все мировые телевизионные каналы год назад, когда людей в полосатых робах, вставших на пути эсесовцев, стражи порядка разгоняли дубинками.
Очевидно, на изменение позиции латвийского государства подействовали и рекомендации Госдепа США президенту ЛР Вайре Вике-Фрейберге, которая почти две недели находилась с визитом в Америке. Как известно, Вайру Вике-Фрейбергу президент Буш продвигает на пост Генсека ООН. Понятно, что у руководителя страны, где открыто, под патронажем властей открыто маршируют легионеры Waffеn SS, шансов занять столь почетную должность немного.
Как бы там ни было, можно приветствовать тот факт, что г-жа Президент за день до этих событий публично отмежевалась от попыток национал-радикальных сил отдать почести легиону СС, который участвовал не только в боевых действиях на фронте, в блокаде Ленинграда, но и в карательных акциях против мирного населения в собственной стране, а также на территории России.

«Черное знамя времени – лицемерие»

- сказал писатель, публицист, исследователь истории холокоста Леонид Коваль на международной конференции "С кем и за что воевала Латвия во Второй мировой войне".
Дискуссия была организована ассоциацией "Д.В.И.Н.А." и политическим объединением "За права человека в единой Латвии" (ЗаПЧЕЛ) в преддверии 16 марта - даты создания в 1943 году на территории оккупированной фашистами Ленинградской области латышского добровольческого легиона Waffen SS. 14 марта в доме журналистов в Риге был представлен иной, нежели уже укоренившийся в официальной пропаганде, взгляд на роль этого военного формирования и Латвии в событиях Второй мировой войны.
В конференции приняли участие латвийские и зарубежные историки, послы и работники дипломатического корпуса в Латвии многих европейских стран.
Открыл дискуссию известный тележурналист, шеф-редактор РТР в Латвии, руководитель ассоциации "Д.В.И.Н.А." Андрей Яковлев. Он напомнил о приговоре Нюрнбергского трибунала, на котором был осуждены преступления нацизма. "Мы не хотим бросать камни в тех людей, которые были призваны насильно воевать на стороне Третьего Рейха, - сказал А. Яковлев. - Но нас беспокоит новая трактовка событий Второй мировой, попытки приравнять идеологию нацизма и коммунизма.

"Это голос сердца, но не истины!"

Действительно, трудно сказать, чего больше в этой подмене - лицемерия или искреннего заблуждения. Доктор истории Стокгольмского университета, иностранный член Комиссии историков при Президенте ЛР Карлис Кангерис говорил на конференции о том, что в этом вопросе зачастую верх берет "мифическая правда – голос сердца, но не истина». Кангерис призвал оценивать реальные факты. До 1943-го года латыши добровольно вступали в полицейские и другие немецкие военизированные структуры, а после 1943 -го - призывались принудительно. Причем из латышей сознательно формировали батальоны СС, насильно делая членами преступной организации. Мобилизация местного населения в "элитные" немецкие войска была не жестом доверия, считает историк, но актом принуждения. Никаких милостей от властей рейха латыши не ждали. Легион не воевал за свободу Латвии, даже о какой-либо автономии Латвии речь не шла. Если допустить, что Гитлер действительно хотел видеть Латвию независимой, то получается, что он п р и н у ж д а л латышский народ бороться за свободную Латвию. Это, конечно, абсурд. На самом деле, латыши были для фюрера только пушечным мясом.
Из слов профессора можно сделать вывод: вынужденное участие 146 тысяч латышей в войне на стороне гитлеровских захватчиков - трагедия народа, но никак не повод для освящения этой жертвы идеалами освободительной борьбы.
Но и демонизация легиона несправделива, считает Кангерис. "Если в легионе были военные преступники, то они не делают весь легион преступным. Латышские дивизии сделали частью регулярных эсесовских дивизий, но они не были такими же, как немецкие. Если там (в составе латышских дивизий Waffen SS – Н.С.) были преступники (профессор имел, очевидно, в виду эсесовцев, участвовавших в карательных акциях против мирного населения – ред.), то они не делают весь легион преступным», - сказал шведский ученый.

На фронт – в добровольно-принудительном порядке

Лаймонис Седолс, вице-президент Латвийской асссоциации борцов антигитлеровской ассоциации и очевидец тех событий, рассказал, как в его родной Айзпутской волости шел набор "добровольцев" в немецкую армию. Мужчин пригласили за собрание по спискам, ни один из пришедших не откликнулся на призыв немецкого офицера записываться в легион, тогда людей в зале стали поднимать поименно. Но даже те, кто был замаран в убийствах советских активистов и евреев, находили любую причину, чтобы отказаться от чести служить фюреру.
В Риге мобилизация в легион была обставлена хитро. Свидетель тех лет, рижанин Борис Инфантьев, доктор филологических и педагогических наук, председатель славянского исторического общества рассказал, что фашисты проводили призыв под видом мобилизации на общественные работы через биржу труда. Сначала прислали мобилизационные повестки кучерам, которых отправили возить боеприпасы в волховские болота, где автотранспорт не мог пройти. Потом уже дошло дело и до призывников других профессий.

Весьма милитаризованное государство

Жители Латвии не рвались на немецкий фронт вовсе не из-за трусости. То, что латыши - бесстрашные и хорошо подготовленные воины, признавали накануне Второй мировой военные атташе западных стран и советское разведуправление, которые внимательно отслеживали материально-техническое состояние и боевой дух латвийских вооруженных сил накануне войны.
Депутат Сейма (ЗаПЧЕЛ) Николай Кабанов проанализировал судьбу солдат и офицеров Латвийской армии с 1939-1945 годах. Накануне войны Латвия имела 7 дивизий, 160 тысяч резервистов и гражданские военизированные структуры национал-патриотического толка. Так что страна вовсе не была такой уж слабой и беспомощной перед лицом противника. По мнению, Кабанова именно 60 тысяч айзсаргов и корпоративный, милитаризированный дух в стране сыграли ключевую роль в создании легиона.
Что касается собственно армии, то от советских депортаций 1940-го года она потеряла лишь 5 % кадрового состава. Красная армия весьма непрофессионально подошла к использованию мощного мобилизационного ресурса латвийских ВС. Расстрелы и репрессии 580 профессиональных военных-латышей вызвали враждебный настрой к новой власти в военной среде и предопределили участие солдат и офицеров армии ЛР в войне с СССР на стороне Гитлера.

Красные латышские бойцы - были и такие

Тем не менее, ряд национальных подразделений после вторжения гитлеровцев оказали им сопротивление, а затем перешли на сторону Красной армии - курсанты Рижского пехотного училища, полк зенитчиков, авиаполк. Всего около 1000 военнослужащих, по данным доктора исторических наук Василия Савченко. И еще 70 000 жителей Латвии организовано эвакуировались в советский тыл. Они обратились к латвийскому правительству в эмиграции с просьбой создать национальное военное соединение. Сталин одобрил эту инициативу, и в Гороховецких лагерях началось формирование латышской гвардейской дивизии, которая доблестно воевала до самого дня победы. 15 тысяч латышей получили советские боевые награды, 12 генералов-латышей командовали крупными соединениями, а генерал-полковник Берзинь - даже фронтом. Кстати, в формированиях с немецкой стороны латышские военнослужащие такой чести не удостаивались.

Латвия воевала против фашизма!

Более 100 тысяч латышей воевали на стороне антигитлеровской коалиции. Они освобождали от немецких оккупантов свою родину – в составе регулярных частей и партизанских отрядов. Между прочим, латыши-эмигранты позитивно оценивали вклад соотечественников в разгром фашизма, о боевом пути латышских гвардейцев много писала газета "AmerikaNas latvietis".
Лаймонис Седолс напомнил, что Верховный совет Латвийской ССР избирался в 1940 году всенародно и добровольно. Значит, подчеркнул Николай Кабанов, на начало войны Латвийская ССР была единственной законной формой государственности Латвии, из чего следует вывод: Латвия воевала на стороне 56 стран, входивших к концу войны в антигитлеровскую коалицию.

С чего началась ревизия истории?

Когда же и почему началась переоценка роли Латвии в событиях Второй мировой войны? Доктор истории, доцент Балтийского Русского института Виктор Гущин указывает, что это произошло с подачи латышской эмиграции - более 30 000 человек вернулись с 1991 года на родину. Вернулись с обидами, желанием мстить за тяжелые годы в изгнании и смутным представлением о происходящем в советской Латвии.
Среди бежавших в конце войны на Запад, по разным оценкам, от 120 до 265-280 тысяч человек были не только те, кто в период фашистской оккупации Латвии служил в различных полицейских формированиях или Латышском добровольческом легионе СС и был причастен к убийствам мирных жителей, но и те, кто до 1940 года поддерживал авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса, а затем пострадал от Советской власти, т.е. те, кто в свое время был в Латвии богат или политически влиятелен. Все они бежали вместе со своими семьями, с детьми, которых воспитывали в соответствующем духе.

Духовные отцы Атмоды

Вклад западной латышской эмиграции в формирование идеологии сначала Атмоды ("Возрождения"), а затем и независимой Латвийской республики был определяющим, утверждает Виктор Гущин. Именно латышская эмиграция привнесла в политическую жизнь антисоветизм и русофобию. Именно эти люди сделали из легионеров героев-добровольцев, сражавшихся за независимость Латвии. Как отмечает профессор истории Андриевс Эзергайлис, "в историографическом отношении все было поставлено с ног на голову".
Западная латышская эмиграция после 1991 года определила идеологический возврат Латвийского государства к строительству националистической "Латышской Латвии", подготовила реабилитацию этнократического режима К.Ульманиса и Латышского добровольческого легиона СС, а также выступила с инициативой пересмотра итогов Второй Мировой войны.
Местное латышское население оказалось психологически податливым к этим потугам. Ведь у многих родственники были репрессированы в годы советской власти, потеряли имущество, недвижимость. Да и в легионе у многих служили отцы, братья и деды. Так что ничего удивительного в том, что 78 % латышей, по результатам социологических опросов, считают оправданным почести легионерам.

Фашизм пройдет?

Героизация легиона происходит при поддержке сложившегося в Латвии политического режима этнократии. И если этот курс не будет свернут, то Латвия придет к возрождению фашизма, - предупреждает Гущин. Что уже происходит.
Бывшие эсэсовцы, совершившие в годы войны преступления, которые не имеют срока давности, в сегодняшней Латвии могут рассчитывать на непривлечение к судебной ответственности.
Историк цитирует газету "The Guardian", одну из самых крупных и влиятельных в Великобритании, которая в марте 2000 года опубликовала статью, посвященную судебным процессам над военными преступниками. Газета называет Латвию страной, "где нацисты - герои".
Главным героем статьи стал осужденный за военные преступления красный партизан Василий Кононов, которого Рижский окружной суд 21 января 2000 года признал виновным в убийстве в 1944 году девяти мирных жителей деревни Малые Баты и приговорил к 6 годам тюрьмы закрытого типа. Этот случай уникален, ибо Латвия стала единственной страной в мире, где к ответственности стали привлекаться борцы с фашизмом и победители в войне.
В.Кононов не подпадал под определение военного преступника, данное Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны, - он не был представителем оккупирующей стороны, к тому же многие показания свидетелей основывались не на лично виденном, а на услышанном от других (в приговоре так и сказано: "Многие люди говорили..."). Уникальность приговора Кононову и в том, что Латвия в это же время отказывалась судить Конрада Калейса, который в период немецкой оккупации находился на службе у оккупирующей стороны, и его действия, вне всякого сомнения, подпадают под определение военного преступления, данное Гаагской конвенцией. Калейс был командиром взвода, расстреливавшего евреев в Латвии, а затем командиром роты карателей SD, выжигавшей целые деревни, охранял Саласпилсский концлагерь, где по его приказу были расстреляны 6 заключенных.
Калейс мог быть осужден за военные преступления, так как срока давности за эти преступления нет. Однако оставшиеся в живых свидетели "подвигов" Калейса допрошены Генпрокуратурой не были. Показания, собранные в конце 40-х годов советскими следственными органами, не были затребованы, а материалы, собранные следователями из США и Канады, проигнорированы.
Центр Симона Визенталя указывает на причины такого попустительства: среди власть имущих в сегодняшней Латвии, в том числе и в органах правосудия, а также в полиции, имеется немало тех, кто не желает справедливого расследования, поскольку их родственники в годы войны активно служили нацистам и участвовали в военных преступлениях.
Без подлинной демократизации политической системы Латвии, делает вывод Виктор Гущин, переломить пронацистские настроения в стране не удастся.

В заключение своего выступления Виктор Гущин привел цитату из статьи преподавателя Латвийского университета, политолога Абрама Клецкина: "Главной приметой постсоветского времени оказалась неудача с демократией... Представление: вот создадим демократическую структуру, и все пойдет само собой - не оправдалось. По большому счету, даже те элементы демократии, которые у нас есть, фактически никому не нужны. Ни политикам, которым реальные демократические механизмы только мешают, ни народу... Характерное для последнего времени прорастание в демократии тоталитарного мышления очень странно и опасно. Нельзя в рай загнать силой. Это приведет к противоположному результату... Дело в опасной тенденции роста общественного спроса на подобные выходки (…радикалов - Н.С). Тут можно напомнить, что в Германии 1933 года Адольф Гитлер не сам себя фюрером сделал...".

_____________________________
© Севидова Наталья Александровна


Когнитивные войны и операции
Три статьи на тему когнитивных войн: понятие явления, трансформация в современный период, технологии, социаль...
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum