Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
Общество
Возвращение Александра Невского
(№9 [131] 01.05.2006)
Автор: Наталья Севидова
Наталья   Севидова
Как в латышской провинции восстановили православный храм

Нажмите, чтобы увеличить.
Когда молодой фармацевт Ирина Сазонова с мужем Александром двадцать лет назад попала по распределению в латышскую глубинку — под Гулбене, в Стамериену, то было в поселке одно место, которое она обходила стороной с опаской. Заброшенная православная церковь на островке меж трех озер, густо заросшая молодыми елками, вызывала у нее мистический ужас. Поруганный храм с немым укором смотрел на мир черными глазницами окон с побитыми стеклами. Его зловещую тишину нарушало лишь воркование голубей под церковными сводами.

Вера ушла и совесть забыли

Богослужения здесь запретили еще в 60–м году по решению не московских — местных властей. Несколько лет охраняла храм от лихих людей "святая Аннушка" (как прозвали ее в народе) — старушка, которая поселилась в церковном приделе. Когда она отдала Богу душу, окрестный люд начал потихоньку для хозяйских нужд растаскивать все, что можно было выломать и унести. Ненужную утварь потопили в озере, детвора на досках иконостаса каталась с горок, а молодежь на потеху постреливала из охотничьих ружей по мозаичным стеклам с мальтийскими крестами, по хрустальной огранке крестов.

Но сами кресты уцелели. Только бригада подступиться пилить — то гроза, то ветер сильный, то рабочих кто–то напоит. Видно, ангел–хранитель берег.

Позже культовое здание совхозное начальство приспособило под удобрения и запчасти. Когда совхоз распустили, то и склад заколотили. В конце 80–х на деньги Латвийского культурного фонда сельсовет начал было реставрацию храма — разобрали центральный купол, да так и бросили: деньги кончились — начались перемены.

И наверное, вскорости и крыша завалилась бы, и кирпичная кладка выкрошилась... И осыпалось бы со временем чудное творение зодчих грудой камней. А ведь лифляндские православные латыши в начале века по грошику собирали деньги на эту церковь. И сам император, Николай II пожертвовал местной общине крупную сумму на богоугодное дело. Но ушла вера и сыновья–внуки тех прихожан - достояние предков разорили.

Спаси и сохрани!

Но вот после Аннушки нашлась в поселке еще одна чудачка, которая пожалела Стамериенский храм. И не верующая вовсе. Жили Сазоновы как и все — обыкновенно. Работали. Ирина — аптекарем в поселке, муж — совхозным инженером. Детей растили. На церковные службы сроду не ходили. Ну, а в 90–х навалились беды. Все позакрывалось, работы нет — Александр без места, аптека семью не прокормит — какой оборот в поселке, где населения 700 душ? А на руках сынок–крошка, дочь школьница, родители–инвалиды...

И вот тут–то и стала Ирина поглядывать в сторону оскверненного храма. Если выйти на крыльцо их домика, перейти через дорогу да сесть на невысокий бережок Стамериенского озера, то сквозь заполонивший все сорный осинник можно было разглядеть скорбные запустением церковные стены. Ставили–то церковь чудно — у самой кромки воды. Вокруг— сплошь родники. Где ни копнешь, — везде хлюпает. А под церковью такие глыбы фундамента, что стены ни разу не подмыло.

И вот глядела Ирина в душевной смуте на зыбкое отражение, церкви–призрака в озерной воде, и однажды пронзило ее: "Не видать нам в жизни радости, покуда не искупим свою вину перед Богом."

"Саша, а давай храм восстановим!"

- сказала она мужу. "Дура–баба! Да ты представляешь - такую махину поднять?"- ахнул Саша. –"У нас же в поселке с десяток набожных старух наберется..." Но Ирина убеждала его "до тошноты": все получится! И Саша не разумом - сердцем понял, что права жена, не причуда это, не прихоть. Надо сделать.

Начинали с субботников. Три трактора голубиного помета вывезли. Но уборка - ладно. Своих рук не жалко. А вот где было взять денег на ремонт, на убранство? И с чего начинать?
Нажмите, чтобы увеличить.


На Успенский пост поехали в Алуксненскую церковь - к тогдашнему благочинному отцу Владимиру (Басманову) - за советом. Почему он их принял всерьез? Ведь с порога было видно: люди не воцерковленные: вошли - не покрестились, женщина без косынки, в брюках, волосы распущены...

Но хоть и строг был батюшка, а не выпроводил их. Дал Ирине платочек. Внимательно выслушал. Тоже, наверное, сердцем слушал. "Ну что ж, - собирайте общину. И такого–то числа встречаемся у Владыки."

Религия - отрезвление народа

Сазоновы вернулись домой как на крыльях — оббегали, обзвонили всех русских, всех православных. В основном, гулбенских. Набралось немало. Зарегистрировали общину. Председатель волости с радостью отдал культовое здание на ее баланс.

Ирина и Александр повезли в Ригу, в епархию фотоальбом — в Синоде показать: каким был храм во времена лифляндского барона Вульфа, каким сейчас сиротой стоит.

Благословение на работы они получили. Но без причащения мощей Святого Благоверного Александра Невского приступать было никак нельзя. Отправились к мощам в Санкт–Петербург. Из Питера привезли для церкви Евангелие.

Первая служба в храме прошла 3 декабря 1995 года. В обшарпанных стенах, перед убогими иконами, взятыми «взаймы" у соседей в Виляке. Но паломников приехало на удивленье много. Служил сам отец Владимир. Он потом Иру и Сашу воспитывал "кнутом", по их выражению, но благодаря благочинному они стали понимать смысл церковных ритуалов, исповеди и причастия...

Ирина вспоминает, как они приходили убираться в церковь — и любовались... порухой: воображение уже рисовало храм во всем великолепии после ремонта. Вот уж вправду — если очень сильно чего–то желаешь, непременно исполнится. Да ведь не одни Сазоновы мечтали — вместе с прихожанами, которых в большие церковные праздники приезжает в Стамериену больше семисот человек. И крестным ходом с хоругвями Александра Невского православные обходили храм — помоги, святой!

Услышал небесный покровитель. Однажды в Стамериену нагрянула группа столичных журналистов. Прихожанка Ирина Лебедева больше часа рассказывала им о судьбе храма, историю ремесленного поселения Стамериене и баронского замка. И не зря старалась: появились две статьи в рижской прессе.

По черно–белой фотографии в газете трудно было оценить красоту храма в строительных лесах. Но вот нашлись люди, которые разглядели. Объявились благодетели — супруги Олег Андреевич и Эмма Михайловна Колосовы. Олег Андреевич - крупный бизнесмен в Риге, хозяин компании "Рижский транспортный флот", прочитал статью, обвел ее карандашом и отложил газету. А потом они с женой в отпуск за границу отбыли. Но когда вернулись, про газету вспомнили. И поехали в Стамериену.

Была осень. По храму гулял ветер, Ира и Саша топили маленькую печурку. Курам на смех — чего ею натопишь? Гости погуляли по окрестностям, пообедали у Сазоновых, а уезжая, Олег Андреевич оставил крупную ассигнацию — на большую печь. И велел составить смету на ремонт.
Ира и Саша поначалу не поверили — всерьез он или как? Но все–таки начали искать проектировщиков за разумную цену. Колосов выбор одобрил. Сначала покрыли жестью крышу. Потом привезли 350–килограммовый колокол с изукрасом — его отлили белорусские мастера из особого сплава. Звон от удара плывет над озером и поселком — минуту 56 секунд. Я засекала. Поднимали его на колокольню на Пасху в 2000–м году. Несмотря на пургу, народу собралось столько, что в храм на службу все не поместились. Волнующий миг остался на видео: вот первый раз мощно загудел колокол и люди застыли, открыв рот от изумления.

А в 2002 году, во время приезда в Стамериену на воскресный молебен митрополита Рижского Александра было доброе знамение — в храме замироточила икона.

Радуга — от слова "радость"

То ли оттого что, прихожане во всякой молитве поминают благодетелей, то ли не привык предприниматель Колосов дело на полпути бросать, но пять лет «шефствовал» он над реконструкцией. Благодаря меценату удалось и наружные работы закончить, и внутреннюю отделку. Без согласования с инспекцией по охране памятников здесь ни один гвоздь не вбит.

Надо ведь надо было вернуть храму все в подлинности — и пастельные тона стен, и керамику, и деревянную обшивку, и цвета испанской каменной плитки на полу — уникальность храма в сплетении православных и лютеранских мотивов.

И граненную кварцевую инкрустацию на крестах восстановили — теперь в урочный час вспыхивает на маковках церкви цветная радуга. Подкараулишь миг – на всю жизнь запомнишь. В прошлом году привезли в Стамериену роскошные паникадила, иконы, подсвечники...

Ангел вернулся!

И вот еще нечаянная радость: нашелся фрагмент старого иконостаса. Было на нем когда–то два ангела: строгий — карающий, и добрый — милосердный. Нашелся второй. Под его сострадательной сенью святое дело спорится легче.

Нажмите, чтобы увеличить.
Отец Николай Шенрок подарил церкви дорогой золоченный престол, привезенный из Софрино. Прихожане на каждой службе жертвуют денежку, кто сколько может. Частные фирмы, бывало, работы и в долг выполняли, под честное слово Ирины, казначея общины. И ведь все сделано на совесть! Верующие люди перед Богом халтурить не станут. Что примечательно – среди них и лютеране есть, например, директор рижской фирмы Velve AE Эгилс Элкснис. А его жена Регина — католичка. "А по денежной помощи и переживаниям за наш храм — они вторые после Колосовых благодетели!" — сказала Ирина, у которой на глазах нет–нет да и заблестят слезы.

Рижанин один приезжал в соседнюю Мадону по делам, так специально крюк сделал, чтобы отдать Ирине последние пять латов. "Да как же вы поедете?" – ахнула она. "Господь управит!" - Мой папа (у него нет ног) лежал в соседней комнате, все слышал, потом подозвал меня и сунул свою десятку из инвалидной пенсии, - вспоминает Ирина. - А ведь поначалу все бранил меня, что я не в свое дело полезла...
Много было людей, которые от себя кровные оторвали, чтобы вернуть благолепие церкви. - А наши местные старушки по 50 сантиков, по латику приносили. А ведь им лекарства не на что купить - я-то знаю! – рассказывает Ирина.

- Я хочу всем этим людям в ноги поклониться за их добро. Нас ведь обычно только горе сплачивает. Вот убили детей, так у нас тут плакали все - и католики, и лютеране, и православные, и сектанты. А здесь объединяет прекрасное. Потому что храм, он для всех открыт - и в горести, и в радости.

Храм вернул людям понимание: жить надо, созидая добро. Каждую неделю прихожане, у которых и домашних дел по горло, приходили сюда на толоку— убирать строительный мусор. Выпускница сельхозакадемии — местная девушка в качестве дипломной работы сделала проект озеленения церковной земли. А воплотил ее задумки отец — бригадир... Местный учитель Леонид Бросов нашел рядом с храмом водяную жилу и "упрятал" родничок в красивый теремок.

А в решающий момент, когда до финиша не хватало нескольких тысяч латов, помогли русские газеты Латвии – обратились к своим читателям и нужные деньги собрали.

Господь всякую жертву видит

Белоснежный храм в Стамериене, единственный православный в районе, сегодня стоит нарядный, как картинка. Он не мал и не велик. Но такой ладный да изящный. Есть в нем какая–то удивительная стать и гармония. Стены издали мерцают сахарной белизной, солнце вспыхивает в дутом стекле крестов, и ладная ограда поставлена, и травка изумрудная подстрижена как под линеечку.

Заходим с Ириной Созоновой внутрь. Со времени моего прошлого приезда здесь все преобразилось. Появился чудный иконостас! Заказывали его в Новгороде, точно по размерам утраченного, а расписывали в Рижской духовной семинарии. На деньги Госагентства по туризму. Деньги немалые, и навряд ли они достались бы Стамериене. На тот миллион, что был выделен по программе восстановления латвийских церквей, много было претендентов. Стамериенской общине с заявкой нечего было и соваться - в других-то приходах храмы не в пример плоше.

Но... слезы делу помогли. Уж больно Ирина чувствительная натура. Как начнет рассказывать про общинные дела, так голос начинает предательски дрожать, а слезы сами катятся.

"Меня к прессе допускать нельзя, - виновато улыбается она. - Как вспомню все переживания за эти десять лет, - горло перехватывает".

Но приехало в Стамериену как-то телевидение, передача "Провинция". Пришлось Ирине самой перед камерой выступать. Такой ее и зрители и увидели - с глазами на мокром месте. И поверили! На объявленный платный номер позвонили тысячи! А сама журналистка, которая делала сюжет, так прониклась, что лично пошла к спонсорам - убеждать, чтобы местной православной общине дали денег на иконостас. И убедила!

Никогда прежде в алтарном приделе не приходилось мне видеть образ раскаявшегося разбойника, распятого вместе с Христом. А здесь - как напоминание: все мы люди грешные, но у каждого есть шанс на спасение. Для маленького сельского храма символ очень уместный: ведь в округе все на виду друг у друга, никакой порок от соседей не утаишь.

Внутреннее церковное убранство еще аскетично. Из Москвы должны прибыть хоругви, семилампадник, иконы. Но чтобы заплатить за заказ, многим общинникам пришлось заложить личное имущество и взять кредит.

- Мы-то что... мы, можно сказать, уже пристроились, - а главное-то сделал Олег Андреевич Колосов. Страшно сказать, какие деньги тут прошли! - говорит Ирина и опять волнуется. - Вы так и напишите: если бы не Колосов, ничего бы тут не было! Когда столетие храма отмечали, он на богослужение приезжал с Эммой Андреевной - так ему наши бабушки руки целовали!

Много ли у нас новобогатых, которых народ добрым словом помянет? А вот за спасенную церковь благодетелю Колосову люди верующие в ножки поклонятся.

Ведь теперь здесь и младенца покрестят, и старушку перед смертью причастят. А без этого к вратам райским святой Петр не пропустит. Выходит, Колосовы свою самую главную миссию на земле выполнили.

А может, рижскому судовладельцу об этом сам русский князь-воин на ухо шепнул?

Теперь в Стамериену на большие церковные праздники народу съезжается не меньше чем в городских приходах. Даже президент страны посетила этот уголок и вместо десяти минут, расписанных по протоколу, задержалась у храма на полчаса. Да и не диво: с каким состраданием и любовью смотрит на мирян ангел, чудом уцелевшей в разгроме иконы. Простил, стало быть, ангел-то. Ирина почитает его не только как иконописный образ, а как хранителя и заступника - не только храма, но и семьи своей, и православной общины, да и всей Стамериены:

- Господь знает, как все устроить, а ангел заботится о нас!

А ведь и точно, вернулся ангел в храм, и жизнь окрест начала налаживаться. Туристы в поселок поехали. И какого бы вероисповедания ни был человек - мимо православной жемчужины не пройдет равнодушно. И каждый оставит храму свои сантимы.

И у Сазоновых как-то все устроилось. Ирина закончила курсы косметологов и открыла в Гулбене частный косметический кабинет. Дела идут неплохо. Александр тоже не сидит без строительных заказов.

На всю округу от возрожденного храма благодать идет. Не потому ли стали на озеро весной прилетать лебеди?
_________________________________
© Севидова Наталья Александровна (текст и фото)
Мир в фотографиях из социальных сетей и наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в марте-апреле 2020 года и фото наших авторов.
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum