Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Масштабы катастрофы на Таймыре пытаются замалчивать. Заявление СМИ, входящи...
Заявление СМИ, входящих в «Синдикат-100» о воспрепятствовании законной деятельно...
№07
(375)
01.07.2020
Общество
Власть и народ в России. Послесловие к военным повестям
(№15 [233] 05.09.2011)
Автор: Олег Афанасьев
Олег  Афанасьев

    Одна просвещённая дама сказала из ящика по поводу военного парада и многодневной шумихи вокруг победы в 45-м году: «Им до такой степени нечего вспомнить путного о всех этих семидесяти годах, что они до сих пор, в 11-м году нового столетия, упиваются  этой победой». 

    Я написал три повести и два рассказа о детях войны. Есть поговорка: «за одного битого двух небитых дают». Но во время войны и по её окончании битые ничего не стоили. У каждого была своя жуткая история о том, благодаря каким  обстоятельствам ему повезло остаться в живых. Чудо, бог спас! – так объяснялось многое. Мне «повезло» увидеть войну сполна. С девяти лет во мне сидела история нашей семьи вполне обкатанным клубком, который я и размотал в 65-м году. Подневольные редакторы и рецензенты меня хвалили, но в печать не допустили: нельзя. Разочарованный и обозлённый, парализованный мерзостью так называемой Советской власти, я ожил в восьмидесятые, когда подули свежие ветры, и написал ещё две повести и два рассказа о детях войны. Все живые люди, чьи рассказы я записывал, считали себя только невинными жертвами, никто из моих героев особенно не мучился вопросом: а что это всё-таки было? То есть поначалу такой вопрос был просто неуместен. Во всём виноваты немцы, они со своим фюрером мерзавцы, убийцы, поэтому всё и было, это же ясно как божий день. Я тоже в это верил. Но жизнь в СССР была до того бездарна; ложь, сопутствующая каждому новому провальному предприятию Советской власти становилась всё более настолько очевидна, что ненависть к немцам куда-то потихоньку испарялась, а вот к собственной неспособности быть ... да хотя бы и как те же немцы! – приводила в отчаяние. Нам не положено было знать о жизни на Западе, но шило в мешке не утаишь, товары оттуда были качественнее во много раз, пресса, ругая на все лады западные свободы и образ жизни, на самом деле очень пробалтывалась насчёт этого самого западного образа жизни, распаляла воображение нищего народа. Всем хотелось такой же жизни, ни внизу, ни в верхах не осталось ни одного человечка, верящего в светлое царство коммунизма. 

    Когда Карамазовы, отец и трое сыновей, пришли к старцу Зосиме с просьбой рассудить их, средний из братьев Иван, самый умный, в отчаянии от низости отца и глупости и буйного темперамента старшего брата, понимая, что спор между этими двумя кончится плохо, выносит свой приговор: ну и пусть одна гадина сожрёт другую гадину.  В Европе к концу тридцатых годов прошлого века полностью созрело две страшные гадины, пожиравшие своих соседей, наступая одна с Запада, другая с Востока, и неминуемо им было сожрать всё на своём пути и оказаться друг перед другом и начать жрать друг друга. Сталина подвели безграничные пространства СССР (они же потом спасут), он не успел сосредоточить войска на западных границах, чтобы напасть первым.  Гитлеру было проще – прекрасные дороги, не великие расстояния. Его от нападения отговаривали многие из приближённых, а уж народ, если б знал о замыслах своего фюрера и к чему это приведёт...  Да и когда и где диктаторы спрашивали у народа, начать войну или воздержаться.  Теперь прямо или косвенно из многих источников известно (воспоминаний Шпеера, например, министра вооружений, очень приближенного к Гитлеру человека), что Гитлер был прекрасно осведомлён о намерениях Сталина (так же, как и Сталину были известны намерения Гитлера). Ждать, когда двинутся на Европу сталинские орды, не имело смысла. Для Германии нападение на СССР было как неминуемый  приговор: сами докатились! а большевики не остановятся...

   После Сталинграда немецкий народ многое понял. После Нюрбенгского процесса понял всё. Ему помогли. Для немцев, оказавшихся под протекторатом американцев, англичан, французов, эта война в итоге стала освободительной. В Европе, по всему миру нацистов ловили и судили. Фашизм был проклят на веки вечные и запрещён законодательно, западные немцы стали свободными.

    А что произошло у нас после так называемой великой всенародной победы. То была победа, конечно. Но не народа, а большевиков, клики во главе со Сталиным. И стоит она в одном ряду с такими их «победами», как октябрь 17-го, разгон Учредительного собрания, уничтожение иных партий, закрытие всех свободных газет, голод (мерзейшее Ленинское изобретение: отрезать крестьянам подвоз продовольствия в большие города с целью обессилить наиболее просвещённых, протестующих городских людей, а своих-то кормили, и страдал от этих мер в первую очередь любимый клас-гегемон, потому что рабочий люд кормился от зарплаты к зарплате, а работы почти не стало, а у более достаточных, классово враждебных, оставались от лучших времён вещи, драгоценности, за которые на чёрном рынке можно было выменять еду), годы военного коммунизма, коллективизация, мерзейшие суды над своими же соратниками. Победы одерживались каждый день, знаменуясь казнями неугодных большевикам. «Кто не с нами, тот наш враг!!!». По-моему, это и был главный клич большевиков. Куда там Гитлеру с его более чем пристрастным отношением к германской нации, некоторым уважением к англосаксам, франкам... Сталин никого не любил, даже свой грузинский народ не жаловал. Идея всемирного коммунизма, под которую ему удалось овладеть неслыханной властью, - только эту идею он и ценил. Распространить влияние СССР на весь мир - такая была задача непрерывно побеждавших российских большевиков. Но как они, Сталин и Гитлер, всё-таки были похожи! Один боролся за чистоту германской расы, второй  - за идейную чистоту всех, кто под ним. 

    Если бы по справедливости, то народ русский должен был узнать, наконец, правду. То есть как надо жить, какими не должны быть вожди. То есть на Нюрбергском процессе рядом с главарями третьего рейха должны были сидеть Сталин, Молотов, Жуков и ещё многие и многие, пропитавшие собою всю советскую империю, вышедшие из народа на погибель этому народу – словом, победители. И первым делом победители позаботились о тех, кто им эту победу добыл. Поехали эшелоны с солдатиками в Воркуту, Урал, Сибирь, Колыму. Сталин знал, чем кончилась победа над Наполеоном. И генералы, и низшее сословие заразились в те времена мечтами о свободе, увидав, как живут свободные народы.  Кончилось декабристами. Сталин это знал. И... от заражённых в 45-м, особенно от побывавших в плену, читавших власовские газеты  и другую разоблачающую прессу, надо было избавиться. Но главное, что случилось после 45-го: большевизм пополз через границы СССР.  В оккупированных странах центральной Европы насаждались режимы, похожие на советский. И опять же с помощью подлогов, казней, опыт имелся достаточный. СССР оброс оккупированными  странами. Россия стала Великой. 200 лет она грабила, присоединяла соседей Запада, Юга, Востока и, наконец, стала всеми признанной Великой. Безумно устроенной, тем не менее Великой. А правда, понятие о правде жили только в головах страдающих.

     Я когда-то задумался над началом пушкинской сказки: «Жил был славный царь Дадон, смолоду был грозен он и соседям то и дело наносил обиды смело». Кого имел в виду Пушкин? Решил, что Фридриха Второго, прозванного Великим, на самом деле кусочника, отщипывавшего у соседей то там, то здесь земли. Но нет, Пушкину было достаточно и своей тогдашней истории. А если б он знал, что будет через сто лет! Какая сказка у него бы сочинилась?

    Гитлер всё правильно рассчитал. От начала Первой Мировой и до начала Второй народ российский претерпел слишком  много бед, был замордован, почти всегда голоден, разут, раздет. Есть кинохроники тех времён, особенно одна, часто демонстрировавшаяся: толпа слушает речь Молотова о начале войны. Худые, часто изможденные лица, нищенская, облепившая фигуры одежда. Это после двадцати четырёх лет Советской власти. А выражение лиц – они слушали смертный приговор! В стране постоянно искали и находили врагов народа, всевозможных вредителей,  и уничтожали, и пришло время погибать всему народу.

   Гитлер всё правильно рассчитал. Достаточно было ударов чуть ли не первого дня, чтобы многомиллионная армия рассыпалась, превратившись в спасающихся от непонятного и ужасного. Завалив поля, леса и реки трупами, большевикам удалось отстоять Москву. Это тогда было объявлено победой. Но летом 42-го немцы вновь стали грозной, непобедимой силой. Теперь они ударили на Юге. И на этот раз Сталин переиграл Гитлера. Был издан приказ: «Ни шагу назад!» Заработали на полную мощь заградотряды. Толпы бегущих встречались пулеметным огнём. Страх перед Гитлером поблек перед жестокостью собственных карателей.

     После сражений и победы на берегах Волги до народа дошло: окончится весь этот ужас войны может только в случае полной победы над немцами. Поэтому их надо бить, бить, бить, гнать, гнать, гнать... Несмотря ни на что, поднялась-таки «дубина народной войны».

    Итоги победы были печальны для народа-победителя. В лучшем случае он остался ни при чём. Сталин же получил возможность хозяйничать в оккупированных странах по-сталински. Но и этого ему было мало. В то время как страны, держатели колоний, почти везде уступали власть местным лидерам, сталинское НКВД раскинуло сети по всему миру. Это он определил на многие десятилетия подрывную политику СССР, за которую мы получили название «Империя Зла» и ненависть всех просвещённых людей мира.

    Откуда берутся сволочи? Да от всевозможных форм зависимости! От голода, холода, от начальства, слишком тяжёлой работы, физической немощи. Человек ищет место, где можно жить. И, чтобы уцелеть, человек думает и решается идти хоть на службу в НКВД, пытать людей, выносить им смертные приговоры, только бы остаться жить, лишь бы была сытость, определённость. НКВД, конечно, крайний момент, но стоит посмотреть вокруг и, насколько позволит зрение, повсюду увидишь неисчислимо изуверов, христопродавцев (одних коммунистов числилось восемнадцать миллионов, среди них было немало сволочи, и никуда в основном они не делись). Воры, мошенники, гадалки, коммунисты, единоросы - все дети одной причины: жить хочется, жить надо, и по возможности беспечально..

   Победителей не судят. Победители оказались недочеловеками.  Западная Германия уже в начале пятидесятых восстановилась, голод был забыт, даже в небольшом продовольственном магазинчике вам могли предложить тридцать сортов колбасы. В расширенном СССР в то же самое время у людей всё ещё случались голодные обмороки, в городе Ростове всё ещё хватало развалин войны... А какие вожди правили страной после смерти изверга? Чего стоили хрущёвское пустозвонство с его кукурузой и целиной, брежневский застой. Твёрдо эти вожди знали только то, что власть должна быть у них, всё остальное – что делать со страной - должны были предлагать советники. Никто теперь не поверит, но только в шестидесятых в головах официоза произошло некоторое просветление и заговорили вслух о «материальной заинтересованности» рабочего люда, о добрых нравах, не зазорно, мол, истинно советскому человеку быть и слегка корыстным, и при этом добрым, то есть не по-сталински твёрдым. Тупость власти была  настолько непрошибаема, что никто не видел ей конца. Вдруг посыпались на тот свет глубокий инвалид Брежнев, за ним два ходячих трупа Андропов и Черненко. Смерть последних была скорее смешной, чем трагической. Какого хрена было лезть во власть, будучи смертельно больными? На их счёт в народе не успели ещё анекдоты сложиться, как они преставились. И когда новый вождь объявил перестройку с ускорением и «новое мышление», никто в это не поверил: очередной пропагандистский трюк, не более того.

    И не зря не поверили. Прежде всего не случилось суда над преступной партией и её вождями, всё ограничилось словоговорением, которое продолжается и ныне. Да и не могло у нас случиться, как с Германией. Случилось как после отмены крепостного права, как после Семнадцатого года. Когда было отменено крепостное право, в народе, во всех слоях было много недовольства, мало кто понимал, как воспользоваться данными свыше законами. Началась борьба старого и нового, многие благие попытки ни к чему хорошему не привели. Кончилось Семнадцатых годом, полным крушением царизма, когда уже не просто недовольство, но ярость народная сделала возможной власть большевиков. И опять-таки и эта власть, и в самом начале (НЭП), и в конце (Горбачёв и прочее), пытавшаяся быть хорошей, рухнула. Советская система и сам СССР развалились на части - случилось, что ложь (многонациональные республики, на самом деле колонии), которая никогда не должна была стать правдой, всё-таки преобразилась как подброшенная монета, повернувшись обратной стороной.

     Появившимися во власти новыми людьми сделано было много хорошего. Прежде всего неплохая конституция, выборная система, свободная торговля, открытые границы и многое другое. Сделать собирались ещё больше, но на смену настоящему большому человеку Ельцину пришёл неброский хитрюга господин-товарищ Путин, прошедший школу КГБ, где специально учат обманывать, тихо-тихо занялся реставрацией старой системы: исковеркал конституцию, фактически лишив народ права выбирать себе руководителей, провернул административную реформу, в результате которой количество главного класса  - чиновников - увеличилось более чем в полтора раза,  создал  парламент, наполненный чисто чиновничьей «Единой Россией»» и двумя штрейкбрейкерскими партиями, Коммунистической Партией и ЛДПР. Умаление до ничтожного влияния на народ людей культуры и науки, лишив их голоса самым примитивным способом – экономическим. (Оставаясь монополистом во многих областях народной жизни, в том числе науки и культуры, государство лишило людей умственного труда заказа - как не помянуть здесь товарища Ленина!) Силы демократии оказались слишком малы. А народ долго ничего не понимал и молчал. 

     И снова, при таком чудесном раскладе нам стараются внушить, что чёрное – это белое. 70 лет народ воспитывали в духе коммунизма. Воспитание продолжается. Какое воспитывающее прошлое, кроме пресловутой Победы, предлагается народу как достойное?.. Православие,  давным давно себя изжившее.  (Коран не навязывается, но и вне критики: не тронь, мол, чего не надо, хлопот не оберёшься). Это вместо Просвещения... Маршал Жуков, по прозвищу "Мясник" у солдат и "Фельдфебель" у офицерства, хвалившийся тем, что у него наказания – без суда и следствия – ниже расстрела нет. Когда этот воин появлялся в войсках, солдаты по ночам втихомолку плакали (за «вслух» расстрел) – его появление означало предстоящую мясорубку, когда счёт идёт на многие тысячи)... Оскорбительный старый гимн, начинавшийся словами: «Союз нерушимый республик свободных...» Нас ещё очень много живых, испытавших на себе подлости,  связанные с этим мотивом... А день сегодняшний? Каков дух нынешнего времени? А - наживайтесь любыми способами, потому что после нас не будет нас! Только не попадайтесь. Вот и всё. «Срань господня», говорил в начале 90-х один гундосый переводчик американских фильмов. Вот именно. Наше кипение жизни с автомобильными пробками, дворцами и дачами жуликов и пр., и пр. – это как раз и подпадает под определение гундосого переводчика. 

  

    Я, собственно, о чём пекусь. Как и положено старым, о будущих жителях России. И даже как бы не о них, а о том, чтобы эта разная сволочь изжила себя. Но возможно ли это с нашим народом? Когда смотришь, читаешь о эволюции жизни на Земле, когда поначалу уродливые земные жители, постепенно совершенствуясь, превращаются в красавцев львов, собак, куниц – всё по делу, всё на месте и нельзя не воскликнуть: да здравствует эволюция!.. И человек. Не творец, но сколько разгадал загадок, как обустроил свою жизнь? И кажется достиг предела. Но далеко не везде. Многие народы и страны, в том числе Российская империя, целый почти двадцатый век жившая под лозунгом: «Догнать и перегнать Америку!», потеряли силы, не достигнув желаемого. И всё теперь идёт в обратную сторону. Только что страна отмечала двадцатилетие со дня путча ГКЧП. Тогда победила демократия, разум. Социологи по случаю выдающейся даты спросили народ: если бы сегодня путч повторился, на чью сторону вы бы теперь стали? 82 процента ответило: «За ГКЧП». Что это? Полная победа маргиналов? Вырождение?.. Это, несомненно, протест против ещё более глубокого, чем брежневский, застоя. Идёт разграбление страны, халтурщикам у власти, что называется, не до того. Так пусть хоть ГКЧП с ничтожными Янаевыми, Крючковыми, Павловыми, лишь бы кто-то навёл в стране порядок.

     Протест – это хорошо. Но не стоя на коленях с поднятыми вверх руками!

_____________________

© Афанасьев Олег Львович


Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum